приложение 10 - письма Гроува

ПИСЬМА ЛЕЙТЕНАНТА ГРОУВА
Эдмунд П. Снейд Гроув – в 1854 году 3-й лейтенант британского фрегата «Pique».
(перевод Павла Калмыкова)

Первое письмо лейтенанта Гроува
15 сентября.
48.50'N, 179.16'E

       Только что объявили отправку писем в Англию через Сан-Франциско – с французской эскадрой, которая пойдёт туда отдельно от нас; так что у меня есть лишь минутка написать несколько строк – сказать вам, что я бодр и здоров (слава Богу) после того как стал участником самого неудачного и плохо исполненного дела, какое только видывал прежде.
       Из Вальпараисо мы отбыли в Кальяо, затем на Маркизские острова, и едва мы вошли в бухту, как нас окликнули с шлюпки французского судна снабжения, сообщив, что нам приказано не становиться на якорь, а идти прямо в Гонолулу, главный порт Сэндвичевых островов. Мы прибыли туда 22 июля и нашли там союзную эскадру, из них британские корабли – «Президент» 50-пушечный (флагман), «Амфитрита» 26-пушечный, пароход «Вираго» 6-пушечный, и французские – «Форт» 60-пушечный (флагман), «Эвридика» 16- или 26-пушечный, «Артемида» 32-пушечный и «Облигадо» 14-пушечный.
       Все мы отплыли 25 июля. 30-го «Амфитрита» и «Артемида» ушли на Сан-Франциско, а остальные направились в Петропавловск, на Камчатку, а вернее, к Авачинской бухте, в которой и находится Петропавловская гавань, и пришли туда 28 августа.
       «Вираго» с адмиралами, командирами кораблей и пр. вошла для рекогносцировки в бухту, которая представляет собой большой овал; они не приближались настолько, чтобы исполнить разведку с какой-либо тщательностью, однако обнаружили несколько укреплений, а также фрегат и корвет на якорях во внутренней гавани Петропавловска. Вечером они вернулись, а на другой день мы все вошли в бухту при ясной видимости; около 4 часов были у города, и с укреплений открыли огонь. Хотя ядро упало со значительным недолётом, похоже, это так встревожило адмирала, который думал, что при виде кораблей они разбегутся, что он стал на якоря в двух милях от города вместо того чтобы атаковать неприятеля в тот же вечер, как оно предполагалось изначально.
       Тем не менее, на следующий день в полдень «Вираго» подошла лагом к «Пику», намереваясь буксировать нас вместе с «Фортом» и «Президентом». Ко всеобщему великому ужасу мы услышали, что адмирал Прайс только что застрелился из пистолета и умирает. Он признался, что сделал это сам, и, похоже, раскаивался в этом, но не дал никаких объяснений. Это, конечно, омрачило всё дело, и возникли сомнения, кому же  теперь принимать командование. Адмирал Прайс умер в 5 часов.
       Французский адмирал сказал, что не возьмёт на себя ответственность вести в бой английские корабли, и всё такое прочее. Наш капитан (сэр Фр. Николсон – прим. переписчика) неожиданно стал старшим офицером, но он не мог действовать без ведома французского адмирала. В общем, началась натуральная неразбериха, поскольку единого главнокомандования не было, а было лишь «не будете ли вы любезны сделать то-то» и «позвольте, я сделаю это».
       На другой день мы атаковали; я посылаю вам план местности с пометками и пр., по тогдашним записям. Главный недостаток заключался в том, что не было главнокомандующего. Ничего не делалось без консультаций – французский адмирал обижался на некоторые наши действия, и наоборот. Особенно на то, сказал он, что мы не поддержали его во второй половине дня, когда он атаковал батарею.
       Он прицепился к нам (к «Пику») и командиру за то, что не пришли к нему на подмогу до того, как «Президент» снялся с якоря, чтобы поддержать его же. Тогда обозлился уже командир, потому что они сами не заняли ту позицию, которую собирались занять, поэтому мы не могли стать на шпринг, чтобы поддержать их, как намеревались. А после этого французский адмирал отказался атаковать фрегат вместе с нами и «Президентом». В общем, они всё рисовали друг другу схемы, а мы так и не завершили тот успех, которого уже достигли. Думаю, нет в английской эскадре офицера, который не считал бы, что если бы мы продолжили бой, то к 4 часам пополудни место было бы нашим. Но худшее было ещё впереди. Мы два или три дня простояли на прежнем месте в двух милях от города без каких-либо действий, хотя на берегу работали полным ходом и вскоре отремонтировали батарею и пр. Среди офицеров и матросов возник ропот – по кораблям ходило письменное обращение с просьбой снова атаковать город, а офицеры протестовали против ухода без новой попытки – учитывая незначительность нанесённого ущерба. Наконец было решено предпринять ещё одну атаку, теперь уже главным образом силами десанта.
       4 сентября отряд из 600 моряков и морских пехотинцев со всех кораблей перешёл на борт «Вираго». Командир и я с рядом наших людей перешли на «Президент», чтобы помогать там с пушками в бою, поскольку «Пик» оставался на якоре. В 4 часа утра «Вираго» взяла нас («Президент») на буксир с «Фортом»; мы стали на якорь в 600 ярдах от батареи (D на плане), а «Вираго» поставила «Форт» напротив батареи (Е на плане) и высадила отряд неподалёку от неё. Мы оба – «Президент» и «Форт» – подавили каждый свою батарею; впрочем, не раньше, чем они причинили нам немалый урон.
       А потом десантный отряд в густых кустарниках попал в окружение; на пути их встретила картечью батарея из пяти орудий, они падали один за другим и наконец были вынуждены отступить к шлюпкам под беспрестанным русским обстрелом. На нашем корабле 12 убитых (8 на берегу, 2 в шлюпках и 2 на «Президенте») и 26 раненых, из которых 3 за минувшее время скончались. На «Президенте» 11 убитых, 36 раненых, 2 пропавших без вести. В числе убитых капитан морской пехоты Паркер, всеобщий любимец. На «Вираго» 3 убитых, 15 раненых; на «Форте» 7 убитых, 12 раненых; на «Эвридике» 10 убитых, 25 раненых; на «Облигадо» из 66 высадившихся 33 было убито и ранено; всего 190 убитых и раненых. Я не могу описать это ужасное зрелище, когда убитых и раненых доставляли на корабли. Наш 1-й лейтенант (с «Пика») легко ранен, также ранены оба офицера Морской пехоты – один легко, другой серьёзно. Один мэйт тяжело ранен, хоть и не опасно. Убито несколько французских офицеров.
       Больше пока рассказать нечего; а 7 сентября мы ушли и захватили близ бухты небольшую русскую шхуну; это судно* отличное, на 650 тонн, 10-пушечное, в хорошем состоянии. Я командую им, у меня 20 человек и мичман; идём сперва на остров Ванкувер для оформления приза, потом, полагаю, пойдём в Сан-Франциско (Калифорния). Надеюсь, у вас дома всё хорошо и т.д., и т.п.
       * Т.е. «Ситху», которой в данный момент командовал пишущий – прим. переписчика письма.
       [в заключение письма]
       С тех пор, как я уехал от мамы, я получил только одно письмо, в Вальпараисо, но мы надеемся найти письма и новости в Сан-Франциско – вы, конечно, увидите все подробности в газетах, мне бы этого хотелось. И мне бы очень хотелось узнать их – газет – мнение. Моё же мнение таково, что это место могло и должно было быть нашим в первый же вечер, когда мы стали на якорь, если бы мы сразу же пошли в дело с кем-то толковым, кто бы вёл нас. Подвели не люди – они держались хладнокровно как на борту, так и на берегу, словно на учениях, и хотя их товарищи падали справа и слева, они продолжали идти, покуда горны не сыграли отступление. Я лишь надеюсь, что в Чёрном море и на Балтике у наших получилось лучше.
       Люблю всех вас. Напишу ещё при первом же случае. Excuse hasta*
       * Прощайте до… (исп.); что-то вроде «пока-пока» – прим. перев.
       P.S. У острова Ванкувер, 3 октября
       Не смог отправить это с французскими кораблями, как предполагал, поскольку шторм разлучил нас с эскадрой. Отправляю с бригом, идущим из Сан-Франциско.
       Погода туманная, ветер переменный – ждём возможности войти в гавань.

Второе письмо лейтенанта Гроува

       Отчёт о деле 31 августа, по заметкам того дня на корабле Королевского флота «Пик».
       Четверг, 31 августа 1854 г.
       С утра штиль.
       07.20. Подтянувшись на якорном канате, «Вираго» ошвартовалась лагом к нашему правому борту. Флагманская батарея C* выстрелила, ядро упало на половине расстояния. «Форт» подтянулся лагом к правому борту «Вираго».
       * На Сигнальном мысу; на плане на ней нарисован флажок – прим. перев.
       08.20. «Президент» занял место за кормой «Вираго». Снялись с якорей и пошли к Петропавловску. Попали в отливное течение, и хотя рули были положены на правый борт, корабли еле двигались.
       09.06. Сделан выстрел с низкой батареи B*, ядро упало на половине расстояния.
       * Батарея на Кошке – прим. перев.
       09.10. Батареи открыли огонь.
       09.15. Мы открыли огонь.
       09.17. «Президент» отдал буксир и стал на якорь.
       09.20. «Форт» также отдал концы и стал на якорь. «Пик» отдал якоря с носа и кормы, и все открыли огонь. Будучи снесены отливным течением, «Президент» и «Форт» оказались на плохой позиции, с нашей правой раковины. Наши выстрелы еле достигали берега, но очень мало, так что задача могла быть выполнена только силами «Президента» и «Форта». Наш огонь был в основном направлен на батарею Мыса; мы же подставлялись всему огню батарей C, B и A, именно в это время мы получили те небольшие повреждения, которые нам достались.
       09.38. Прекратили огонь. Батарея Мыса спустила флаг и перестала подавать признаки жизни.
       09.50. Наблюдали, как морские пехотинцы «Президента» направляются на берег с «Вираго» под прикрытием её огня, на который отвечал русский фрегат в гавани.
       10.10. Морские пехотинцы высадились в четверти мили ниже* батареи A; было видно, как люди её покидают. Время от времени стреляли из 8-дюймовок по низкой батарее. Снаряды едва долетали.
       * Южнее – прим. перев.
       10.27. На борт прибыл офицер с «Форта» и сказал, что «Форт» находится на плохой позиции (пушки еле достают до берега, ветра нет, и они так больше не могут), явно желая, чтобы пароход отбуксировал их. Но командир ответил, что, по его мнению, корабли стоят нормально, наши ядра достигают неприятеля, а вот их ядра – едва-едва, и т.д., и т.п. С тем офицер и убыл.
       10.43. Открыли огонь по батарее B. Отправили на берег морских пехотинцев в подмогу бойцам с «Президента».
       11.30. Командир убыл на «Форт». Прекратили огонь.
       12.25. Морские пехотинцы вернулись; дойдя до батареи A, они нашли её оставленной, а орудия заклёпанными. Тем не менее, морские пехотинцы поломали станки. Прикрывая возвращение гребных судов, «Вираго» получила большое 10-дюймовое ядро в кормовую четверть левого борта по ватерлинии. По сигналу отправили катер им на помощь.
       12.30. По сигналу просвистали обед.
       13.30. Командир вернулся.
       14.00. «Форт» снялся с якоря под кливером и бизанью и подтянулся ближе к гавани, но, имея так мало парусов, сдрейфовал к подветру и не смог занять желаемую позицию.
       14.15. «Форт» отдал якорь и открыл огонь по низкой батарее B; мы дали несколько выстрелов по ней же из 8-дюймовых орудий, но слишком большая дистанция не позволила сделать это с большой точностью.
       14.40. «Президент» снялся с якоря под марселем, в 14.52 стал на якорь впереди «Форта» и открыл огонь по низкой батарее. Французский адмирал немедля послал на «Президент» офицера с предложением прекратить огонь, так как батарея уже подавлена; однако это было не совсем так, хотя её огонь значительно ослаб. «Вираго» прошла вперёд нас и стреляла по батарее из длинной пушки.
       В 15.25 батарея совсем прекратила огонь.
       15.45. Капитан убыл на «Форт».
       17.00. «Вираго» обстреляла батарею Перешейка D, прежде выпустившей 1 или 2 ядра по французскому 26-пушечному фрегату «Эвридика», который вместе с французским 14-пушечным бригом «Облигадо» с 11 часов (как только пошёл морской бриз) поставил паруса, но держались они далеко вне выстрелов и за весь день не сделали ни выстрела.
       17.25. «Вираго» прекратила огонь по батарее Перешейка, которая не ответила ни одним выстрелом и, похоже, была безлюдной, после чего взяла хлопающий парусами «Форт» на буксир.
       В 17.50 при виде «Вираго», буксирующей «Форт» в направлении мыса, приветствовали их тройным «ура» в уверенности, что «Форт» намерен довершить победу, вступив в бой с фрегатом* теперь, когда батареи подавлены; но, к своему удивлению и разочарованию, увидели, что пароход возвращается и в итоге уводит «Форт» за дистанцию стрельбы, где он и стал на якорь в 18.45; вскоре после этого «Президент» и «Пик» отверповались туда же.
       * «Авророй» – прим. перев.
       «Форт» получил несколько ядер в корпус, частично сбит такелаж; 1 человек убит и 5 ранено. «Президент» не пострадал. У «Пика» 8 ядер попало в корпус, пробило только одно, перебито несколько тросов, никто не пострадал. «Вираго» – ядро в кормовую четверть, уже упоминавшееся, никого не задело.

*    *    *


Рецензии