Английский начало. Читать детям придется

Предисловие.

Идея создания этого рассказа невероятно простая, написать историю, похожую на правду, которую будет интересно слушать детям. В то же время, задача поставлена, невероятно сложная. А именно, научить детей, разговорному английскому, за тот ничтожный промежуток времени, пока вы читаете им этот текст. Или, по крайней мере, преодолеть страх общения из-за малого словарного запаса.
Также я попытался объяснить, что главное, в разговоре, это желание двух людей  понимать друг друга. Кстати, в разговоре с человеком, который не хочет с вами говорить из-за вашего плохого знания языка, очень поможет примерно такая фраза «Вы сможете меня понять, если захотите это сделать» сказанная даже на ломанном английском и с самым ужасным произношением. Как правило, взрослым людям, становиться стыдно, после таких слов и они проявляют большее терпение и желание понять вашу речь.
Кроме того, здесь вы найдете примеры того,  как поступить в том случае, если вам нужно что-то сказать, но вы не знаете слов. Или, если вы слышите незнакомое слово, как по смыслу предложения догадаться о том, что означает это слово.

Конечно, чтец не должен спешить, повторять каждое новое незнакомое слово, тем самым заинтересовать и обратить внимание на это слово. А так же, акцентировать внимание слушателя, на том, как герои объясняют не знакомые слова и догадываются о смысле сказанных предложений. Пожалуй, читать следует не более одной части за день и, быть может, повторять чтение каждой части. 
Так же, как вы понимаете, нужно хорошее произношение английских слов.
Теоретически, задача поставлена вполне реальная, потому, что дети до четырнадцати лет, как правило, запоминают незнакомые слова в два-три раза лучше, чем взрослые. А дети от четырех, до шести лет, могут запоминать даже в пять, шесть раз лучше, чем взрослые.
 
Я надеюсь, вполне может случиться чудо, и Ваш ребенок начнет понимать и говорить на английском языке.


Если у вас появится желание сообщить мне о результатах или высказать замечания и предложения пишите
bdraguns@gmail.com

London UK
March 2015
B. Draguns


Сэм и Люси

Часть первая.
Неожиданная встреча.

Мальчик, по имени Сэм, приехал в Россию, со всей семьей, с мамой и папой. У папы, как он сказал, здесь была небольшая работенка. Сэм и его мама, никогда не были в России, поэтому, здесь, им должно быть интересно, так сказал папа. Быть может, для мамы, в этом городе и нашлось что-то интересное. Но Сэм, пока что, ничего интересного, для себя, не увидел. Город, как город,  ничем особенным, он не отличался от тех десяти, или двенадцати городов, где Сэм уже побывал.
 Однажды утром, Сэм пошел гулять, с мамой и, на большой торговой улице, среди множества незнакомых людей, он потерялся.
Сэм считал себя уже большим мальчиком, поэтому не испугался, и решил просто отойти в сторонку от толпы и посмотреть где же его мама. Он отступал, отступал к стенке какого-то большого дома и увидел открытую дверь. Он бывал, с папой, в таком большом доме и прекрасно помнил, в подъезде дома есть окна, выходящие на улицу.
- Это здорово, - решил Сэм.. -..Нужно подняться по лестнице наверх и из окна, сверху, я обязательно должен увидеть свою маму.
Он вошел в подъезд и побежал по лестнице наверх. Подоконник был высоким, и в окно ничего не было видно, кроме неба и листьев, на деревьях,  но он оказался достаточно широким, что бы на него можно было залезть. Сэм очень старался, но не сразу ему удалось забраться.
Окно было большое и грязное, но не это удивило Сэма, а то, что он увидел через это окно. Там, внизу, совсем не было толпы людей, там были деревья, кусты, трава и среди травы квадрат с песком.
- Это называется песочница, - вспомнил Сэм, - значит, окно выходит на другую сторону дома.
Сэм спустился вниз, но большая тяжелая дверь, в которую он вошел, оказалась закрыта. Сколько он ни старался тянуть за ручку, дверь, даже чуть-чуть не открывалась.
- Нужно искать другой выход, - решил Сэм.
Он прошел мимо лестницы и увидел вторую дверь, на улицу. Она была открыта. Здесь, во дворике дома, было тихо, не то, что на шумной торговой улице, даже было слышно, как чирикают какие-то птички. Сэм увидел скамейку, около песочницы, подошел к ней, сел и заплакал.
Нет, Сэму не то, что бы было очень страшно, ему просто было очень одиноко, и он не знал, что ему дальше делать.
Бооллрр ороппаво – сказал кто-то девчоночьим голосом, наверное, на русском языке. Но Сэм не говорил по-русски, поэтому ничего не понял. Он поднял голову и увидел худенькую девчонку, в белых туфельках, белых носочках и в голубеньком платьице.
- Девчонка, видела как я реву, возмутился, про себя Сэм, и ему стало стыдно. Он достал из кармана носовой платок, быстро вытер слезы, и встал со скамейки. Она была примерно того же возраста, что и Сэм, но на пол головы выше его.
Вспомнив, как это делают взрослые, Сэм протянул вперед правую руку и представился.
- I am Sam. 
- А я Люся, - она демонстративно скрестила руки на груди и, гордо поняв голову, добавила, - женщинам совсем не обязательно здороваться за руку.
Сэм ничего не понял. Но догадался, что здороваться за руку с ним не хотят, однако, решил переспросить ее имя .
 - Your name is Lucy?
 - Ваше имя Люси, - это я понимаю, - подумала Люся, а как же я с тобой общаться то буду, если по-английски я знаю только сто самых популярных английских слов, которые мы изучали с папой. Быть может, еще вспомню пару слов и фраз, ну, еще, считать, вроде как, я научилась... Для начала, нужно, ответить так: «Да. Мое имя Люся»,  и, перед именем нужно вставить это слово “is”  что бы было правильно, по-английски. Папа говорит, что оно не переводится, но означает, то же самое сто слово «есть, то есть быть». Поэтому, если нужно говорить по-английски, то придется сказать «Я есть Люся». А еще, наверное, следует добавить , «Как поживаете - How are you» - это самое простое, что говорят англичане, при знакомстве, и она сказала, вслух, по-английски.
- Yes. My name is Lucy. How are you.
- I'm fine, but...бу-бу-бу…
- Ну вот, затараторил, ничего не понимаю,  придется его остановить и разобраться по порядку, значит надо сказать стоп, это, наверное, на всех языках значит остановиться. А еще я знаю два слова «нет - not» и  «понимать – understand», может быть, еще добавить «пожалуйста - please». Нет, «пожалуйста» лучше сказать перед «стоп». А еще нужно добавить «Я» тогда получиться Я не понимаю. Вслух она сказала:
- Please. Stop. I not understand. 
Сэм был не глупым мальчиком, поэтому догадался, что, с этой девочкой, которая  его не понимает, нужно говорить медленно и не нужно говорить много слов. Так всегда делает мама, если ее не понимает продавщица, в магазине. Поэтому он сказа:
- I lost my mom.
- «I»  это «я», «my» это «мой», это понятно, «mom» это, конечно, мама, значит ты, чего-то «lost»... А, ну да, «я потерял мою маму», значит «lost» это потерять, догадалась Люся. И спросила вслух.
- Как ты зашел сюда? Ой... «как», это слово «how», «ты» это «you»,  «зашел - cam», и слово «сюда - here», все вместе получилось: 
- How you came here?
- In the door.
«In» - это слово «в», а что дальше не понятно. Люся вспомнила, что перед словами, в английском языке иногда ставят слово «the», а иногда «a».Они не переводятся.  Буква  «a» ставится, когда просто говоришь о каком-то предмете, а  «the» когда нужно сказать, что именно этот предмет, а ни какой другой. Осталось выяснить? что же такое слово «door»?
Нужно задать вопрос, слово «что - what» она знала, добавляем «is»… , а может этого будет мало?  Папа говорил, что если добавить «is it», то получиться слово «это» и тогда можно задать вопрос - Что это «доор». Вслух она спросила:
 - What is it door?
Сэм указал рукой на дверь. Которая была всего в двух метрах от них.
А, «door» это дверь, тогда понятно. Наверное, кто-то входил, или, скорее всего, выходил, а та дверь сама закрывается, но медленно, это точно.
Но, глупая, однако, я девчонка, сразу не смогла догадаться, что он пришел, через дверь, а не прилетел по воздуху.
- I want to get out.  - почти плачущим голосом сказал Сэм.
- Ну, это я понимаю, «I – я»,  «want - хочу» «get out - выйти».
Как же тебе объяснить, что из этого двора на улицу можно попасть только, через две двери и большие ворота, ворота всегда закрыты, а двери закрываются на замки, и у меня нет ключа, потому, что мама не разрешает мне выходить на улицу, Значит, ключ мне не нужен. А еще как объяснить, что сегодня все жильцы разъехались, по огородам и дачам, потому, что выходной, так что, днем, осталась я одна. Быть может, кто-то из взрослых, сейчас дома, но не будешь же барабанить во все двери подряд. Нужно ждать, когда они начнут приходить, но это случиться после обеда, часов, так через четыре, или пять. Все это Люся подумала, про себя, а вслух решила сказать только о том, что она не может открыть дверь. Значит вначале нужно сказать «Я – I» , потом «не могу – can not», «открыть - open» и «дверь - door»
- I can not open door.
- How? – спросил Сэм
 Почему, почему, потому, что у меня нет ключа. Она не знала как по-английски ключ. Поэтому сказала:
- I do not have … (I – Я,  do not – не,  have - имею) А вместо слова ключ стала крутить рукой, изображая движение будто закрывает замок.
Сэм повторил ее движение руки, и сказал, - Is the key. (это ключ) You do not have a key. (ты не имеешь ключ)
- Yes. I do not have key (Да, нет у меня ключа), подтвердила Люся.
- How can I get out? -Спросил Сэм.
«Как, могу я идти наружу», дословно перевела, про себя Люся, смешной такой английский язык, слова говорят, не по порядку.  Как тебе выйти, да никак. Пока не придут взрослые, как же это сказать, Люси задумалась, складывая знакомые ей слова, «get out - выйти», «you can - ты можешь», «when - когда»,  «come - придут»,  получалось так «Выйти вон, ты можешь, когда придут… » и произнесла вслух.
- Go out you can when come… men. - слова взрослые она не знала, поэтому сказала слово «men», которое означает, «мужчина», или просто «человек». А для того, что бы показать, что это должен быть большой Мэн, она подняла над головой руку.
- When do they come?
            - Когда они придут? Не знаю, через один час, или через пять часов.  «Я не знаю», это будет «I do know». Слово «через» это, наверное «for». А слово «или» это «or». Теперь нужно вспомнить цифры, и она начала загибать пальцы на правой руке «один – one», «два – two», «три –three», «четыре - four» и «пять - five». Мне нужно только «один» это «one» и цифра «пять» это будет «five». Она не знала слово час, поэтому решила сказать слово «время – time», вот что у нее получилось
- I do know. For one time, or for five time.
- Time this time, and one, two, three, this is the hour – поправил ее Сэм
Время это время, а один, два, три, это – что же это «hour»? А, догадалась Люся, это и есть, слово «час». Да ладно, какая разница, тайм или аве, ты же меня понял, но ладно пусть будет аве, и она повторила вслух:
- I do know, for one hour, or for five hours. (Не знаю, через один час, или через пять часов).
- What can I do?
Что тебе делать?  Ничего не делать, ждать, и вслух она сказала
- Not to do. Wait. (Не делать. Ждать)
- Wait here? – показав, на скамейку спросил Сэм.
Ждать здесь? это я поняла, интересный вопрос. А почему нужно ждать здесь, можно подождать и у меня дома, подумала Люся и сказала.
- Come to me.
Это должно было означать, «пошли со мной», но Сэму, почему-то это предложение не понравилось, он отрицательно покачал головой, и сев на скамейку, сказал.
- I will wait here. Mom said... бу-бу-бу (Я буду ждать здесь. Мама сказала…).
Хи-хи. Улыбнулась Люся, Хочешь ждать здесь, жди, что-то я не поняла, мама тебе что-то там не разрешает…. Вслух она сказала:
- Sit here. I go home. (Сиди, здесь, я иду домой).
Люся развернулась и, пробежав мимо песочницы, скрылась за дверью.  Это была не та дверь, через которую пришел сюда Сэм, это была дверь соседнего подъезда.
Люся прибежала домой и первым делом схватила телефон. Нужно позвонить и сообщить, что потерялся мальчик, по имени Сэм…
Но куда звонить? Папа в командировке, в другом городе, а мама работает водителем автобуса и никак не сможет приехать. Позвонить в полицию? Это можно, но что я скажу? Потерялся мальчик, по имени Сэм, который не говорит по-русски… Я же ничего о нем не знаю, как его фамилия, и где он живет. Да! Сначала нужно пойти и спросить.

Сэму вновь стало грустно, ему, как и раньше, захотелось плакать, но он никак не хотел, что бы эта девчонка увидела его слезы. Прошла, быть может, минута, а может быть и целый час. Слезы уже сами по себе появились на глазах Сэма, но тут он увидел, что Люся возвращается. Он опять достал платок и быстро вытер лицо.
- I not know about you -  (Я не знаю о тебе) - выпалила Люся, подбегая, надо спросить, «как твоя фамилия», но слово фамилия она не знала, поэтому сказала имя два.
 - How is your name two. (Как твое имя два)
Сэм не понял вопроса, поэтому молчал.
- My name is Lucy, bat name two is Morozova – (Меня зовут Люся, а имя два Морозова).
- Surname (фамилия), догадался Сэм. My surname is Smith.
Совсем не интересно, подумала Люся. Сэм, это такое же распространенное имя, как Вася, в России. А Смитов, как папа говорил, это как у нас Ивановых…
- Okay. Your name is Sam Smith. – сделала заключение Люся, теперь нужно спросить, «где - where» он живет, но как сказать, где ты проживаешь, она не знала, поэтому вставила слово «be», которое означает «жить, быть».
- Where be Sam Smith.
Сэм опять хлопал глазами, потому, что не понял вопроса. Я как-то не так сказала, ну да, слово «be», это какой-то там, не правильный глагол, «be - быть», «was - был», «been – буду», надо было сказать, был. Но если он не догадался, о том, что я хотела сказать, попробую задать вопрос по-другому, и сказала:
- Where Sam Smith … а вместо последнего слова, сложила ладошки вместе, приложила их к щеке и закрыла глаза, изображая, то, что она спит.
- Sleep? - Радостно догадался Сэм - Where can I sleep? (где я сплю).
- Ну да, - Where Sam Smith sleep.
- I don’t know (я не знаю). Грустно сказал Сэм.
Слово «don’t» это, конечно же, сокращенное от «do not», но произноситься быстрее, надо запомнить, подумала Люся и тут же возмутилась.
- Ты не знаешь, где ты живешь? Ну, хотя бы названия улицы, ты должен помнить.  «Как», это слово - «how», добавляем  «is». Она не знала, как сказать улица, но вспомнила слово «way» - дорога.
- How is way name?
- No. I don’t know – совсем грустным голосом произнес Сэм, и добавил - I live in the hotel. 
«Я живу в отеле», догадалась Люся, и спросила, как называется гостиница.
- How hotel name.
-  I don’t know.
Опять он не знает, ну ничегошеньки не знает этот глупый мальчишка. Но, это уже хорошо. Гостиниц, конечно, в городе много, однако не так много как улиц, домов и квартир, в этих домах.
- Now I came back (сейчас я вернусь), объявила Люся и побежала домой. Теперь, она с уверенностью взяла телефон и набрала номер полиции.
- Двадцать третье отделение милиции, ой блин, полиции, сержант Головня. – сонным голосом, зевая, ответили в телефонной трубке.
Меня зовут Люся Морозова, - начала Люся, папа учил ее разговаривать по телефону и она, уже не первый раз, звонила, правда только на работу, к папе. Вот, в полицию она звонила в первый раз. – потерялся мальчик, зовут его Сэм Смит, он не говорит по-русски и живет в какой-то гостинице.
- Не говорит.., говоришь..,  по-русски, удивился голос, - как же это он тогда рассказал тебе, что потерялся?
- А я с ним по-английски…
- Да ну! Шутница же ты девочка. Если нужно сделать заявление, позови кого-нибудь из взрослых.
- Взрослых здесь нет.
- А заявления от детей мы не принимаем, - голос зевнул, и добавил, - мне бы твои проблемы, девочка.
В трубке послышались гудки. Люся положила телефон и задумалась. Что же делать?  Что делать?
Размышляла она не очень долго, в ее голове родился новый план действий. Она побежала в свою комнату, достала из шкафа маленький, детский рюкзачок, которым пользовалась в том случае, когда нужно было куда-то ехать, например, в бабушке, в деревню. Затем побежала на кухню и заглянула в холодильник. В большой миске был салат, не нарезанная колбаса и сыр, а на тарелке лежали, приготовленные мамой, для нее, бутерброды, завернутые в блестящую металлическую фольгу.
Бутербродов нам хватит на двоих, решила Люся и засунула их в рюкзачок. Нужно запастись и водой. Она внимательно оценила возможные варианты. В холодильнике было молоко, открытый пакет, на литр. Один большой и три маленьких пакета с соком. Вода в двух, больших, двух литровых бутылках и в одной литровой - это все.
Молоко и больной пакет с соком были открыты, значит, их лучше не брать, можно разлить. Оставались только маленькие пакеты с соком, но этого мало. Как папа говорит, воды мало не бывает. Литровая бутылка с водой с трудом поместилась в рюкзачок, потому, что была высокой. Но место там еще оставалось, поэтому Люси всунула внутрь, еще и пару пакетиков с соком. Подумав, она взяла и третий пакетик с соком, но не стала прятать его в рюкзак. Нужно угостить Сэма, решила она.
На глаза попалась красная, ее любимая куртка. Может и не надо, но лучше одеть, решила она, потом она одела на плечи рюкзак, прихватила, связку ключей от квартиры, а, с полки, большой папин фонарик, и, захлопнув дверь, выбежала на улицу.   
 
- Я знаю, как выйти, - радостно сообщила Люся. Она запнулась и сказала по-английски. - I know how go out...
- Haw? (как)
Я знаю очень мало английских слов, подумала Люся, нужно узнать больше, иначе, я не могу рассказать, вслух она сказала.
- I don’t know English words. Help my. (Я не знаю английские слова, помоги мне). И вот, возьми. Она протянула Сэму пакетик с соком. - You want? (ты хочешь?)
- Yes I want drink (Да, я хочу пить), this is good juice, thank you, (это хороший сок, спасибо) - Сэм тут же открыл пакет, вставил трубочку, которая была приклеена сбоку и с удовольствием начал сосать сок.
Значит «drink» – это пить, а «juice» -  это сок, но эти слова, мне, сейчас, не помогут.

Где-то внизу, в подвале живет бомж. Как папа говорит, что он совсем безобидный. Я его видела, в городе, папа мне показал, он совсем старик. Как папа думает, старик попадает в подвал нашего дома не через наши закрытые двери, а через подвал соседнего дома. Значит там, должен быть выход, решила Люся. Как это перевести она не знала.

- What is it,  - (Что это), обводя большой полукруг руками и показывая на дом, спросила Люся.
- This is house – (Это дом)
- This is one house – (Это один дом), bat this is… (а это.. ), она указала на соседний дом.
- This is second house.  (Это второй дом) 
Интересно, «second», это соседний или второй? Ну, конечно, вспомнила она названия магазина подержанной одежды «сэконд хэнд», что означает вторые руки. Значит second, это второй.
- This is house. What is down house – (Это дом. Что ниже дома?) И Люся показала рукой вниз на землю, под домом.
- This is basement. (это подвал).

Отлично. Теперь я могу попробовать сказать по-английски.
- Down house, in the basement, live men.  (Внизу дома, в подвале, живет человек).
- How?
- Почему, почему.- Hi not have house (он не имеет дома).
А дальше мне придется сказать такое длинное предложение, какое я никогда в жизни еще не говорила. Но, если я его не смогу сказать, значит, ничего не смогу объяснить и она начала вспоминать слова «этот - this», «идти - go» «в - in», «не - not», но, наверное, нужно сказать «нет», а это будет «did not», еще слово «но- but» и слово «из- from». Все вместе у нее получилось так:
-  This man go in the basement, did not in this house, but from second house (Этот человек ходит в подвал не через этот дом, а через второй дом). You understand my? (ты понимаешь меня).
- Yes. I understand, bat where is it out? (Да я понимаю, но где находиться выход)
- Second house have second door. This is out. (Второй дом, имеет вторые двери. Это выход).
- I have to go to the basement?  (Я должен идти в подвал?) – с большим сомнением, в голосе, спросил Сэм.
- I have… (У меня есть) Люся не знала, как по-английски фонарь, поэтому, просто показала его.
 - Lamp – подсказал Сэм
Фонарь, это лампа, как это просто, удивилась Люся. И сказала:
- I have lamp and I go with you (У меня есть фонарь, и я пойду с тобой)

Сэм, если быть честным, никогда бы не решился идти через незнакомый подвал, даже будь у него десять фонарей. Но эта девчонка, кажется, ничего не боялась. Как признаться девчонке, что он не пойдет, потому, что испугался?  Нет, такого он сказать никак не мог, поэтому, встав, со скамейки, объявил:
  -  Let's go (Пошли)



Часть вторая.
Подземелье.

Они пошли к подъезду, где жила Люся. Дверь, в подвал, была большая, железная, и выкрашена яркой зеленой краской. А закрывалась эта дверь маленьким навесным замочком, который Люся открыла небольшим ключом.
Фонарик имел длинный корпус, поэтому Люси без труда достала им до высоко закрепленного выключателя и нажала на кнопку. Загорелся свет. Они спустились по лестнице вниз и оказались в длинном узком коридоре. По обе стороны были двери в небольшие закрытые помещения, в которых жильцы хранили свои вещи. Люся шла впереди. В конце коридора она свернула налево, потом направо, опять налево и остановилась перед проемом двери, за которым света не было.
- Then we go with lamp (дальше мы пойдем с фонарем) – сказала она шепотом и добавила – There live a man, so say low. (Там живет человек, поэтому говорить тихо).
Она включила фонарик и, взяв Сэма за руку, медленно пошла вперед.
Здесь был такой же узкий коридор и тоже, с обеих сторон были двери. Они повернули налево, потом направо. Никаких ступенек наверх не было видно. Потом, больше не стало дверей, они оказались в узком коридоре с красными кирпичными стенами. А впереди они увидели свет. Он шел от куда-то справа. Наверное, это был выход. Люся выключила фонарь и, очень медленно, двинулась вперед. Справа, там, где был свет, оказалась небольшая комнатка,  с маленьким окном. Окно было высоко, около самого потолка, но пролезть в него все равно было невозможно, потому, что закрыто оно толстыми прутьями решетки. А еще, в этой комнатке были толстые трубы, обмотанные изоляцией. Из труб торчали большие круглые ручки, похожие на руль, в автомобиле.
- Let's go -(пошли), шепотом сказала Люся. Они пошли дальше, повернули за угол и оказались в полной темноте.
- Ты кто такой, - сказал хриплый мужской голос и Сэм, которого схватил этот человек, оказался в воздухе.
Люся тут же включила фонарь, осветила им бородатое удивленное лицо старика и завизжала так громко и заливисто, как умеют визжать только девчонки.
Сэм, который все еще держал за руку Люсю, не успел ничего сообразить и испугаться, пока Люся не завизжала. Тут Сэм испугался. Но не он один, старик тут же выпустил Сэма из рук. А как только Сэм оказался на земле, он побежал, и очень быстро.  Люся, которую он, все еще, держал за руку, немного отставала, поэтому Сэму пришлось тащить ее за собой. Визжать она перестала. Поворот, налево, еще налево, потом направо, налево и… Они оказались в тупике.
Здесь большие толстые трубы уходили в стену. И там, в стене, была дырка. Небольшая такая, почти у самого пола. Для взрослого человека она была слишком мала. Но для Сэма она оказалась достаточно широкой. Он очень ловко нырнул в эту дырку. Люся увидела, как Сэм ей машет с той стороны. Но ей не хотелось туда лезть. Только, услышав сзади шаркающие шаги старика, она решилась. Однако, пролезть так ловко, как это сделал Сэм, ей не удалось, потому, что мешал рюкзачок, который она не догадалась снять. Она сильно ударилась коленкой, разодрав кожу до крови.
Теперь она оказалась, вместе с Сэмом, за стеной от старика. От страха, они друг дружку обняли, затаились, сидели тихо и слушали.
- Эй детки, куда вы пропали. – позвал старик.
Его шаркающие шаги прошли мимо, он еще раз позвал, потом еще раз, уже где-то издалека. Через какое-то время он вернулся, его шаркающие шаги приблизились, а потом удалились.
Люся включила фонарик и осветила то помещение, в котором они оказались. Это была даже не комнатка, а узкая шахта. Трубы уходили метров на пять вверх, в ту сторону, откуда они пришли и вниз. Вниз вел и люк, закрытый квадратной, металлической крышкой.
- The cover (Крышка) – показал не нее Сэм.
Крышка не была толстой, но одному, открыть ее, Сэму не удалось. Вдвоем, они с трудом, но подняли крышку. Люся посветила фонариком вниз. Там оказалось не глубоко, всего метра два и туда можно было спуститься по металлической лесенке, закрепленной на стене.
- Came on (Идем), - сказал Сэм.
- Not (Нет), возразила Люся, я не полезу в канализацию 
- Sit there, and what wait there? (Сидеть здесь и  что ждать здесь?)
- Okay (Хорошо), Она согласилась, и первой полезла в люк.

Здесь было прохладно, но вовсе не пахло, как в бабушкином туалете, в деревне. Пахло, конечно, запах, был какой-то кисловатый, но ни с каким знакомым запахом Люся сравнить его не смогла.
Они оказались в какой-то большом квадратном тоннеле, вдоль стен которого, шли разные трубы, большие, маленькие и совсем крохотные. Эти совсем маленькие, наверное, не трубы, а провода, сделала заключение Люся.
- Where? (Куда?) - Спросил Сэм.
Идти можно было или направо, или налево, Люся не знала, куда идти, поэтому пожала плечами.
Сэм стал на середину прохода, расставил руки в стороны, закрыл глаза и начал крутиться. Когда он остановился, то смотрел в сторону, которая была в левую сторону от Люси.
- Yes or not? (Да или нет?) - Спросил Сэм.
А почему бы и нет, подумала Люся и сказала  - Yes. (Да).
Они не стали спешить, шли вперед и осматривались по сторонам.

- Who is your parents? -  спросил Сэм.
«Who – кто» «is – есть» «your – твои», это понятно
- What is it word parents (Что такое это слово перенс?)
- Mom is it mother. Pa is it father. Mother and father is it parents.  (Мам, это мать, папа, это отец. Мама и отец, это родители).
- Parents, - повторила Люся. Очень похоже на перцы. В одном фильме, по телевизору, она слышала, что родителей называли перцами, и не понимала, почему, теперь, кажется понятно.
- For parents I am son but you is daughter – продолжал Сэм
- For you parents you is son bat I am daughter? – удивилась Люся.
- No. For my parents I am son. For you parents you is daughter.
Так бы сразу и сказал. Тогда слово «son» означает «сын», а слово «daughter» это «дочь». С этим мы разобрались, теперь мне нужно рассказать кто мои родители. Моя мама водитель автобуса, она знала, что автобус это «bus», а как сказать водитель, не знала, поэтому сказала:
- My mother is bus… (Моя мама есть автобус…) и издала звук, как шумит машина Ж-Ж-Ж, а руками сделала движение, будто держится за руль машины и его поворачивает.
- Bus driver (водитель автобуса), - догадался Сэм.
- Yes. My mother is bus driver. (Да. Моя мама водитель автобуса)
- I think bus driver this is hard job for women.
Я думаю водитель автобуса это… Люси не поняла всех сказанных слов, поэтому попросила:
- Ой, Сэм, I not understand words (я не понимаю слова). What is it word hard (Что означает слово хард?)
- Hard? – Сэм задумался. - When we open cover. (Когда мы открывали крышку). For me to open cover is hard, and you help my. (Для меня открывать крышку было тяжело и ты помогла мне).
Так значит, это слово «hard» означает тяжело. Тогда у нас получается «я думаю водитель автобуса тяжело…»
- What is it word job (Что такое слово джоб)
 - Bus driver this is job. My mother is a doctor, and doctor this is job. (Водитель автобуса - это работа. Моя мама доктор и доктор это работа).
Ну, конечно, же - работа, догадалась Люся, тогда мне не понятно только последнее слово.
- What is it word women. (Что такое слово вумен).
- I am a man – Сэм постучал рукой по своей груди, потом показал рукой на Люси, и сказал - you is a women.
Угу, ты мальчик, а я девочка, причем тут мая мама? - Подумала Люся, но вдруг догадалась, что Сэм хотел сказать, я мужчина, а ты женщина. Значит слово «women» - это женщина. Тогда все его предложение можно перевести: «Я думаю, водитель автобуса, это тяжелая работа для женщины».
- Yes. My mother very… устает. (Да. Моя мама очень…)
- What is it word устает, - тут же спросил Сэм.
Люся не знала, как это сказать, поэтому остановилась, согнула спину, опустила руки вниз и, для большей убедительности, высунула, изо рта, кончик языка.
- О-о! You is good artist!  (Ты хороший артист) – засмеялся Сэм. – I understand this is word - tired.  (Я понял, это слово устать).
- Okay. – сказала Люся - My mother very tired.
- It’s not good job. (Это не хорошая работа). Сказал Сэм. – But who is your father?  (А кто твой папа?)
«It’s» это опять сокращение, от слов «It is» которые переводятся как «это», подумала Люся, а вслух ответила.
- My father.. инженер… who made house (Мой папа инженер, который делает дома) нужно было сказать «инженер строитель» она не знала слова.
- Building engineer. – подсказал Сэм.
Пусть будет «building».
- My father is building engender. But who is your parents? - спросила Люся
- My father is jeweller. (Мой папа ювелир). And jeweler expert. (И ювелир эксперт). But mother I said she is a doctor.
Почти все поняла, ювелир, это человек, который делает всякие там кольца, серьги и  цепочки, а что такое эксперт ювелир? Наверное, это какая-то особая специальность у ювелира? Люся такой специальности не знала, но решила не спрашивать. Вот еще, непонятное слово «сайд»? Ну, конечно же, вспомнила она, - опять эти не правильные глаголы «say» означает «говорить», а если нужно сказать «говорил» или «буду говорить» то будет слово «said». Значит все вместе получится «А мама, я говорил, она доктор».
- And I want be doctor (и я хочу быть доктором) – сказала Люся.
- Bat I don’t know (а я, не знаю).

Трубы не везде шли ровно. Иногда они разветвлялись и шли вверх. В одном месте им пришлось нагнуться, что бы пройти под большой трубой. Но нигде им не попалась лестница, или какой-нибудь другой путь наверх. Наконец, они, к своей радости, увидели лесенку наверх. Она шла в узкой трубе, поднимавшийся метра на три или четыре. Сэм первый полез вверх. Кряхтел, кряхтел, что-то быстро-быстро говорил и, в конце концов, позвал:
- Lucy , help me! 
Люся залезла вверх и увидела, что путь наверх закрыт толстой железной крышкой, которую даже взрослому человеку поднять будет не просто. А им, даже вдвоем, поднять эту крышку, никак не получиться.
Было слышно, как там наверху, шуршали, по асфальту колеса автомобилей, наверное, люк находился прямо на проезжей части улицы.
Совершенно бесполезное занятие, сделала заключение Люся и сказала, вслух
- We, do not get up this cover. She is very hard. (Мы не сможем поднять эту крышку. Она очень тяжелая).
- What can I do (Что же делать), - жалобно простонал Сэм.
- See another way  (смотреть другую дорогу).
Люся спустилась вниз. Сэм, прежде чем спуститься, что-то пробормотал, себе под нос, может быть, он так ругался.
Если такая крышка будет открыта, хотя бы наполовину, мы выберемся наружу.- подумала Люся.
Когда Сэм спустился, Люся случайно осветила его фонарем с головы до ног, и только сейчас заметила, что он перепачкал свою одежду.
- You is very (Ты очень), - она показала на его брюки, -  … do nоt good (не хорошо).
Сэм посмотрел вниз, увидел, что брюки испачканы чем-то белым, наклонившись, начал отряхивать их рукой и сказал:
- No problem, this is chalk.
Нет проблем.. а слово «chalk», это, скорее всего слово «мел», но Люся, все таки решила об этом спросить:
- What is it word chalk?
 - Сhalk? – переспросил Сэм, - Give me (дай мне) он протянул руку к фонарю.
Люся отдала ему фонарь и Сэм, направив луч на пол, медленно пошел в том направлении, откуда они пришли. На полу было довольно чисто, но иногда, попадались мелкие предметы, кусочки проволоки, куски отвалившейся изоляция, от труб и мелкие камешки.
- Yes! – услышала она возглас Сэма, он тут же вернулся, показал белый камешек, похожий на мел и тут же черкнул им по стене, на которой осталась белая полоса.
- This is chalk, - Сэм протянул мел. Люси взяла его и, подумав, положила в карман куртки, а вдруг пригодиться.
- My pants dirty by chalk.
Он догадался, что Люся не понимает его слов, поэтому решил объяснить.
- This is pants, он показал на свои брюки.
- Parts – это брюки, решила повторять Люся, что бы лучше запомнить.
- This is jacket.
- Jacket, - это куртка 
- This is shirt.
- Shirt – рубашка
- Pants, jacket and shirt, this is clothes. 
- Pants, jacket and shirt, this is clothes – брюки, куртка и рубашка, это одежда, догадалась, Люся.
- My clothes are dirty.
- My clothes are dirty (Моя одежда…), - она вспомнила, что слово «are», которое означает что-то типа «быть», не переводится, а  что это за слово «dirty»? Ну конечно же, он сразу сказал, что его брюки грязные, а теперь говорит, что вся одежда грязная. Значит слово «dirty», это «грязный».
Тогда, все первое предложение, которое он сказал «My pants dirty by chalk», переводится как «Мои брюки грязные от мела».
-  But this is sneakers – (А это кроссовки), продолжал Сэм, показав на свою обувь.
-  Sneakers, - повторила Люся и тут же спросила, показывая на свои туфли. – And this is sneakers?
-  No. This is shoes (Нет. Это туфли).
- Shoes, - повторила Люся и, схватив двумя пальцами, за платье спросила -What is this? (Что это такое?)
- This is dress (Это платье),
- Dress, - повторила Люся, узнала я, конечно, много новых слов, но мы же здесь, не для того, что бы слова изучать. Нам нужно выбраться наружу, поэтому она сказала:
- We need a way out. Let’s go. (Нам нужна дорога наружу. Пошли.)

Они пошли дальше. Еще две лесенки вели вверх. Люся светила вверх фонариком и отрицательно качала головой. Но Сэм все равно забирался наверх, кряхтел, кряхтел, а потом спускался вниз.
Вдруг, луч фонаря, впереди, уперся в стену. Прямо, прохода не было. Сэм тут же побежал вперед и радостно сообщил:
- Light. Аfter the corner.
Люся не поняла ни одного слова. Когда она подошла, Сэм показал рукой и произнес.
- Light.
«Light» – это, «свет», поняла Люся, и спросила.
- What is it corner?
- This is a corner -  (Это угол), радостно постучал по углу Сэм.
Значит «after», это слово «после» и все предложение можно перевести как. «Свет, после угла».
В этом месте, проход, по которому они шли, встречался с другим. Идти можно было направо, или налево. Свет был с левой стороны и туда, на свет, уже пошел Сэм.
Люся стояла и думала, что нужно было бы как-то отметить это место, этот поворот, если, им придется идти обратно. Тут она вспомнила, что у нее в кармане мел. Она уже собиралась нарисовать, посредине стены, большую стрелку, но потом, передумала и нарисовала маленькую, красивую стрелочку, внизу, у самого пола. Зачем, решила она, всем, кто здесь окажется, нужно видеть мою стрелку, пусть только я знаю, что она есть и где, я ее нарисовала.
 
Свет шел сверху. Там метрах в пяти, над ними было окно, а не люк, и не сверху, а сбоку, но никакой лестницы здесь не было. Наверное, это сделано для вентиляции, решила Люся. Она выключила фонарик. Оказалось, что света не так много, но когда глаза привыкли, то стало видно не только стены, но и часть помещения, в котором они находились. В этом месте сходилось несколько тоннелей. Точнее четыре, которые уходили в разных направлениях.
Люся опять включила фонарик и по очереди посветила в каждый из проходов.
- Where? (Куда?) - Спросил Сэм.
- I think can stop. (Я думаю, надо остановиться), - сказала Люся.
Она увидела, прямо под люком, несколько больших листов гофрированного картона, наверное, упаковка от чего-то большого, от мебели или холодильника. Можно, конечно сесть и здесь, но ей захотелось устроиться поудобнее, что бы можно было прислониться спиной к стене. Поэтому она подняла, за край, верхний лист и оттащила его, метра на три,  в угол. Здесь было немножко темнее, но это не страшно.
- Sit down (Садись), - Люся указала на картон, сняла рюкзак и уселась, поставив рюкзак перед собой.  Я думаю, что мы уже устали и пора подкрепиться.
- You want drink?  (Ты хочешь пить) - спросила Люся, расстегнула рюкзак и достала содержимое.
Сэм, который все еще стоял, тут же уселся рядом.
Как же нам поесть, подумала Люся, если мы здесь хватаемся руками за не понятно что, они у нас грязные и помыть их негде? И тут же вспомнила, как один раз мама завернула бумажку, на бутерброд, с той стороны, где нужно держать руками. А когда добрался до бумажки, просто отгибаешь ее и ешь дальше. Так она и сделала, оторвала, два кусочка фольги. Потом развернула бутерброды  и с помощью этих двух бумажек, разложила бутерброды, на фольге. Бутербродов было четыре, два с колбасой, и два с сыром. Люся никогда не съедала так много. Ей, иногда, хватало даже одного, но мама всегда делала больше, чем могла съесть Люся. Сейчас, это оказалось очень даже не плохо.
У нас есть два бутерброда с сыром и два с колбасой. Как это сказать? Нужно опять узнавать слова.
- I don’t know words. Help me.  (Я не знаю слов, помоги мне). - What is it (Что это), - показывая на бутерброд с сыром, спросила Люся.
- This is sandwich with cheese.
- Cheese – повторила Люся. Ну, конечно же, это сыр, она вспомнила, что в одном фильме, по телевизору, фотограф говорил: «я теперь скажите сыр». Это было не понятно, потому, что от слова сыр, как и от любых других слов, которые она знала, улыбаться не станешь, а вот если сказать cheese, совсем другое дело. Она еще раз повторила – «Cheese» и ощутила, что ее губы вытянулись, как при улыбке. Значит, все вместе получилось «Это бутерброд с сыром».
- What is it  - она показала на бутерброд с колбасой
- This is sandwich with sausage (это бутерброд с колбасой).
Совсем просто «sandwich» это бутерброд, сыр, это «cheese», а колбаса это сосиска, то есть «sausage».
- What your want cheese or sausage (Что ты хочешь колбасу или сыр?)
- Cheese and sausage (Сыр и колбасу).
- And juice  (И сок), - Люся показала на пакеты с соком.
- Yes -  Сэм тут же открыл один пакет и начал жадно пить.
Люся подготовила первый бутерброд, для Сэма.

- Hands is dirty (Руки грязные) – сказала Люси, и перед тем, как протянуть бутерброд Сэму, она продемонстрировала, как загибать фольгу. Это развеселило Сэма, потому, что Люси говорила только Ням-ням-ням, загибала фольгу и опять говорила Ням-ням-ням.   
- I understand, hands are dirty (Я понял, понял, руки грязные).
В этот раз Люся с удовольствием съела два бутерброда и запила их соком. Сэм ел дольше, потому, что очень старался не схватить руками за хлеб, но отворачивать фольгу, так ловко, как это делала Люся, у него не получалось.
Перекусив, Люся села удобнее, выпрямила ноги и прислонилась спиной к стене. Стена была прохладная, но не очень холодная. Идти никуда не хотелось…


Часть третья.
Бандиты или пираты.

Люся проснулась от того, что услышала какой-то странный скрип. Она открыла глаза и увидела, что Сэм спит, положив голову на ее ноги, а ее голова оказалась на спине Сэма, точнее между спиной и стенкой. Она села и прислушалась. После сна было не очень-то и тепло. Хорошо, что она догадалась одеть курточку. Скрип повторялся через одинаковые промежутки времени, будто одна железка трется о другую. Свет, наверху, стал совсем бледным. Наверное, они проспали до вечера, подумала Люся
Она разбудила Сэма, и прошептала:
- Тс-с-с-с. Low. Hear. (Тихо. Слышишь).
Скрип продолжался, потом, где-то далеко, в одном из проходов появился и тусклый свет. Затем они стали различать голоса. Голосов было два.
- This man can help we go out (Эти люди помогут нам выйти), - сказал Сэм.
- Тс-с.  But when his is not good men? Can see (А если это не хорошие люди. Нужно посмотреть.
- Okay.  Let’s hide and see. – сказал Сэм.
- Что такое «Let’s hide» не поняла Люся, - Ой, What is it let’s hide.
Сэм вскочил на ноги, протянул Люси руку и сказал:
- Get up. – То, что это означало, вставай, Люся поняла сразу. Она поднялась на ноги.
Сэм приподнял край картона, у стены и залез под него. Ах, вот что такое «Let’s hide» - это значит спрятаться, поняла Люся и тоже залезла под картон. Они легли, вдоль стены на бок, голова к голове, положив головы на рюкзак и поджав ноги. Лист картона, которым они накрылись, оказался достаточно большим, чтобы скрыть их обоих. Теперь они ничего не видели, поэтому им оставалось только слушать.

Голоса принадлежали двум мужчинам, которые о чем-то спорили.
- Да ладно, - сказал один, голосом молодого мужчины, это первое, что услышала Люся, - еще не совсем сломалась и потихонечку доедим. Кто же мог знать, что твои баллоны такие тяжеленные.
- Устал, давай передохнем, - второй голос был хриплым и принадлежал пожилому человеку.
- Давай отдохнем, - согласился первый мужчина. - Все равно нужно ждать Сан-Саныча.
- А если он уже пришел?
- Да нет, не пришел, мы же договаривались на семь, а теперь еще нет семи.  Это же я придумал, прийти, нам с тобой, на час раньше, потому, что баллоны тяжелые и что бы дотащить их нужно время.
- Ну да, и тачку поломанную нашел…
- Да не поломанная она была, - возмутился первый мужчина, это твои баллоны ее сломали!

Трое мужчин, договариваются встретиться в  семь часов вечера, в субботу, да еще и в канализации, для того, что бы начать какую-то работу. Очень странно, подумала Люся. Эти дяди задумали что-то нехорошее.
- I want to go to the toilet (Я хочу в туалет), - прошептал Сэм.
- Сan not, wait (Нельзя, жди).
- But I really need to go (Но мне очень нужно).
- Wait. This is not good mans (Подожди. Это не хорошие люди).

- Ну, и что вы тут,  расселись? – спросил третий голос, мужчина, наверное, сильно простыл, решила Люси, потому, что голос был тихий и свистящий.
- Да вот, тачка сломалась, почти, что на себе кислородный баллон тащу – ответил голос второго мужчины, Петька какую-то левую тачку нашел.
- Это была нормальная тачка, Сан-Саныч, баллоны уж очень тяжелые.
- А соображалки у вас не хватило, сходить два раза, а не ставить два баллона на одну тачку?
Но. Сан-Саныч… - начал было Петька.
Короче, кончай разговоры, разговаривать, - перебил Сан-Саныч. Снимате один баллон и вперед. Потом я вернусь, с Пашей, за вторым. Нам еще куб земли нужно выбрать, у тебя, Петька, много работы.
Звонко ударилось что-то металлическое о пол и скрип тачки стал удаляться. Люся, а вместе с ней и Сэм, высунули головы из-под картона. Никого не было видно, около стенки стоял высокий баллон голубого цвета.
Сэм тут же вскочил и скрылся в одном из проходов. Послышался звук льющийся воды. Чуть не описался мальчишка, подумала Люся. 
Хорошие люди, по вечерам, не начинают работу под землей. Я думаю это плохие дяди и работа у них не хорошая. Нужно узнать, что они задумали.
Когда Сэм вернулся, она сказала:
- I think this is not good man and they do not good job (Я думаю, это не хорошие люди и они делают не хорошую работу).
- They bandits or pirates? -  с интересом спросил Сэм.
Бандиты или пираты, задумалась Люся, не знаю, может быть и бандиты, но уж точно не пираты. Потому, что пираты, это бандиты, которые плавают по морю. А здесь, в подвале, какое может быть море?
- They bandits. Need to know what they do. (Они бандиты. Нужно узнать, куда они пошли).
- Let’s go, (Пошли) - Тут же сказал Сэм.
- No. Not now. Now they go back. (Нет. Не сейчас. Сейчас они вернуться назад).
- Why? (Почему).
- For this (За этим) и Люся показала на баллон, голубого цвета, который стоял у стены.
-  Okay. Will wait (Хорошо. Будем ждать) - согласился Сэм.

Тачка совсем не скрипела, когда мужчины возвращались, хорошо, что Люся вовремя увидела свет фонаря. Она легонько толкнула Сэма в бок и показала рукой направление.
- Light. (Свет).
- Let’s hide. (Прячемся), ответил Сэм и они дружно залезли под картон.
 
Сан-Саныч, и Паша вернулись за баллоном, они покряхтели, загружая баллон, но ни сказали ни слова. Когда скрип тачки начал удаляться Сэм и Люси решили вылезти из под картона. Свет, от фонаря удаляющихся мужчин был уже далеко. Сэм взял за руку Люси и они осторожно двинулись вперед, не включая фонаря. Через десять метров уже ничего не стало видно, только тусклый свет фонаря, что был впереди. Они, не сговариваясь прибавили шагу, хорошо, что на земле было чисто и ничего не мешалось под ногами. Вдруг фонарь, впереди погас.
- What happened (Что случилось) – спросил Сэм.
- I don’t know (Я не знаю), ответила Люся.
Они остановились.
- Need to go (Нужно идти)
- I do not see. Turn on the lights. (Я не вижу). Что это «Turn on», задумалась Люся, а дальше идет слово «lights - свет»… Ну конечно же, какая я глупая,  «Turn on свет». Это же «включи свет».
- No, they can see. (Нет, они могут увидеть).
Нужно идти гуськом. Придумала Люся. В детском саду, куда она ходила, в прошлом году, дети играли в такую игру. Называлась она паровозик. Все дети становились, друг за другом, гуськом и начинали двигаться вперед, подражая звуку который мог бы издавать паровоз. Чух-чух-чух… Ходить гуськом было не просто, нужно было научиться. У Люси это хорошо получалось.
Она не знала, как это сказать, поэтому решила показать. Но как сказать это слово «показать»? Вдруг, она вспомнила, что по телевизору, довольно часто она слышала слово «Шоу», а потом что-нибудь показывали. Наверное, это и есть то самое слово. Вслух она сказала: 
- I show you how to go. (Я покажу, как нужно идти).
 Она притянула Сэма за руку с себе и к стене, а сама стала сзади, прижалась к его спине и толкнув его левую ногу своей левой ногой сказала:
- Go (Иди).
Сэм сделал шаг левой ногой, она повторила шаг, и толкнула правую ногу Сэма. Сэм опять сделал шаг. Левой, правой, левой, правой – тихо повторяла Люся. Так они прошли метров пять.
- I understand, but I don’t want to go first. (Я понял, но не хочу идти.. first) - сказал Сэм.
Опять не знакомое слово, но, наверное, он не хочет идти первым, значит слово «first – первый».
- Okay.
Они поменялись местами. Двинулись вперед, Но Сэм все время наступал на ноги Люси, хорошо, что у него мягкие кросовки, а не жесткие ботинки, подумала Люся.
- Wait (Подожди) – Люся остановилась, поймала левую руку Сэма и притянула его к своей спине. У нее на спине был рюкзак, только с одной бутылкой воды, он не очень мешал.
- Now low (Теперь тихо). - И она, раскачиваясь из стороны в сторону, всем телом, медленно шагнула вперед.
- Not low but slow (Не тихо, а медленно), поправил Сэм.
- Если хочешь, пускай будет «slow».
 Сэм еще несколько раз наступил ей на ноги, а потом у него начало получаться и он сказал:
 - Go faster.
 - What is it faster. – Спросила Люся.
 - Fast this is quick.
 Но, потому, что Люся ничего не ответила, Сэм понял, что и другое новое слово она не знает, поэтому решил объяснить.
- Fast this is go-go-go. But slow this is go-o-o-o, go-o-o-o, go-o-o-o.
- I understand (Я поняла),  «fast» это «быстро», а «slow» – это «медленно» и она начала идти быстрее.   
Так, держась, друг за дружку, левыми руками, а правыми нащупывая стену, они дошли до поворота.
Свет фонаря впереди опять появился. Он был далеко и в проходе с правой стороны. И здесь была развилка. Четыре трубы расходились в разные стороны.
Люся нагнулась, и нацарапала на стене, у самого пола стрелочку. Во всяком случае, она постаралась это сделать, потому, что не возможно было увидеть это в полной темноте. У них не плохо получалось передвигаться гуськом, держась за стену, поэтому они так и продолжили двигаться. Когда следующий раз фонарь впереди погас, они уже не удивились, и не остановились. Свет фонаря, в этот раз они увидели в левой стороне. Люся опять нарисовала стрелочку. Потом фонарь впереди, не погас, а вдруг просто стал не таким ярким. Значит они не далеко от прохода, но сбоку. Решила Люся. Когда они добрались  до этого места, Люся осторожно заглянула за угол.
 Здесь, было довольно светло, один фонарь висел на стене, второй около дырки в стене. Там подземный ход, догадалась Люся. И в этом подземном ходе тоже горел фонарь. Никого из мужчин не было видно. Здесь был и еще один проход – труба, в левую сторону. Она почти полностью была завалена землей, которую вынули из подземного хода.
- And I want to see (И я хочу увидеть), шепотом сказал Сэм.
- Please see (Пожалуйста, смотри).
- They do underground passage. (Они делают…)
Он, наверняка, увидел тоже самое что и я. А я увидела подземный ход, значит «underground passage» это «подземный ход».
Что же делать дальше, Люся не знала.
- Have to think what to do, go back. (Нужно думать, что делать, пошли назад).
- Why back? (Почему назад?).
- Here is this man. We need to think after the corner. (Здесь эти мужчины. Мы должны думать, после угла).
Может, я и не очень грамотно сказала, по-английски, подумала Люси, но Сэм понял и согласился.

Они вернулись обратно, до поворота и Люси, на секунду включила фонарик, что бы посмотреть на оставленную ей метку, стрелочку. Ее отметину было видно, но стрелка была похожа, не на стрелку, а, скорее всего, на крючок, но что-то поправлять Люси не стала.
- What can we do? (Что будем делать?) – спросила Люси, - I think we need to go back. (Я думаю, нужно идти назад).
- Why? (Почему?)
- And what to do here? (А что здесь делать?)
- Wait and see what they make. (Ждать и смотреть, что они делают).
- What they make, we do not see. (Что они делают, мы не можем видеть).
- What they are looking (Что они…)
Этот мальчишка начал говорить такими сложными словами, что я его не понимаю… нет, все так понимаю, «are» это то же самое, что и слово «be», которое означает «быть» и обычно не переводится,  «look – смотреть, глядеть» тогда «are looking» «быть и высматривать», он, наверняка, хотел спросить «что они ищут».
- I don’t know (Не знаю). But they do not look out (Но они не ищут выход).
- Your right. (Ты …) Ну конечно, догадалась Люся, «right» это правая сторона, а также это слово означает «правильно». Значит, он сказал «Ты права».
- I think, this men go out, where they come here (Я думаю, эти мужчины будут выходить там, где они вошли сюда).
- Yes this is right. (Да, это правильно). Went back (Пошли назад).
- Let's go.. (Пошли).

Люся включила фонарь и они довольно быстро вернулись к тому месту, где на земле лежал картон. Когда они уже почти пришли, Сэм нагнулся и поднял с земли. небольшой кусок толстой металлической проволоки. Люся не стала спрашивать, зачем это ему нужно.
Свет, вверху стал совсем слабым. Без света фонаря, даже когда глаза привыкли к темноте, наверху виден был только светлый квадрат. Значит уже вечер. Мама будет ругать меня очень сильно, подумала Люся.
Сэм, первым делом, подбежал к куску картона, под которым они прятались, и проделал в нем дырку, той самой проволокой, которую он нашел по дороге. Потом, он просунул в дырку палец и сделал дырку больше, по размеру. Затем, Сэм начал делать вторую дырку. Когда он закончил свою работу, то радостно сообщил.
- Now, we can see (Теперь, мы сможем видеть).
- Very good (Очень хорошо), You want drink? (Ты хочешь пить?) – спросила Люся, усевшись на картон.
- Yes.
Люся достала бутылку с водой, попробовала открыть, но это у нее не получилось.
- Give me (Дай мне), попросил Сэм. Но ловко подцепил, своей железкой пластмассу, оборвал крепление пластика, и легко открыл пробку. Хотел было, пить, но передумал и протянул бутылку Люси.
- Thank you (Спасибо), - она отпила несколько глотков и вернула бутылку Сэму.
- Will wait (Будем ждать), - сказала Люся, когда Сэм напился, закрыл бутылку и засунул ее в рюкзак. Свет нужно выключить, но как это сказать не могла вспомнить. Вспомнилось только слово «off», но к нему что-то не хватало.
- I off the light -  и она выключила фонарь.
- I switch off the light (Я выключаю свет), поправил ее Сэм.
Пускай будет твое «выключаю - switch off» согласилась Люся

Сидеть, вез света, в темноте, было не очень приятно, даже страшновато. Поэтому, что бы выло веселее, нужно о чем-то поговорить,
- Where you live (Где ты живешь) – спросила Люся.
- In the hotel (В гостинице).
- No. Where you home. (Нет. Где твой дом).
- I live in a small house. (Я живу в небольшом доме).
У вас красивый дом? Хотела спросить Люся, но не знала слова красивый. Вспомнилось слово «interesting», она быстро запомнила его, потому, что оно очень похоже на русское «интересный»?
- You have interesting house?
- No, normal, how all the houses. (Нет, обычный, как все дома). But in my room it is very interesting (Но в мой… очень интересно).
- What is the room?(Что такое руум).
- Room? - Сэм, он не знал, как объяснить, потом придумал. - In your house are many rooms. But you sleep in the one room - Ага, догадалась Люся, «room» это «комната», теперь я поняла, что ты сказал (В твоем доме много комнат. Но спишь ты в одной комнате).
- That in your room interesting, (что в твоей комнате интересного?)
- I have many interesting toys. (У меня много интересный тойс).
- What is it toys?
- Toys this is, - Надо же, подумал Сэм, какой она трудный мне вопрос задала. Как же мне объяснить? Эх, надо было мне изучать русский язык, тогда ей пришлось бы отвечать на такой вопрос. Но, эта девчонка, совсем не глупая и она бы что-то придумала. Нужно придумать и мне. У меня дома много игрушечных машинок, это игрушки. Но, знает ли Люся, что такое машинки?
- You know the word car (Ты знаешь слово машина), - решил спросить Сэм.
- Not (Нет).
- But you know what is it bus. The bus is a big car, for many people. And there is small cars for two, three, or four people. (Но ты знаешь, что такое автобус. Автобус это большая машина, для многих людей. А есть маленькие машины, для двух, трех, или четырех человек.
- Yes, I understand that it is a car. My parents did not have a car (Да, это я понимаю, что такое машина. Мои родители не имеют машины).
Что-то у меня не получилось, подумал Сэм. Я уже сказал, что есть маленькие машины, а как же теперь сказать, что игрушки это совсем маленькие машины. Она меня не понимает, потому, что она девчонка, и не играет с машинками. А во что играют девчонки? Ну, конечно, они играют с куклами, но если я скажу слово кукла, то, как же я смогу объяснить, что означает это слово? Нет, смогу, обрадовался Сэм. Самая известная кукла называется Барби. И он спросил:
- You know what is it Barbie doll? Ты знаешь, что такое кукла Барби?
- Of course I know. But I do not have it.  (Конечно, я знаю. Но у меня ее нет).
- Barbie this is doll. The doll is a toy. (Барби это кукла. Кукла это игрушка).
- Of course. I understand what is toy. (Конечно, я понимаю, что такое игрушка).
- I do not have dolls. I have many toy cars. (У меня нет кукол. У меня много игрушечных машин).
- I have two toy cars and three dolls. But I have a big and they do not play. (У меня тоже есть две игрушечные машинки и три куклы. Но я уже большая и с ними не играю). - Заявила Люся.
Если я играю со своими машинками, обиделся Сэм, что же это значит, что я маленький? Ладно, не буду говорить про свои игрушки, расскажу про велосипед.
- My father gave me a bike for my birthday.
Мой папа даст мне, нет, наверное, он хотел сказать «подарит» мне байк, на мой бездей. Конечно, вспомнила она «birthday» это же «день рождения». Мне не понятно только слово «байк»
- What is the word bike?
Сэм, который лежал, на спине, тут же начал что-то делать ногами. Но было так темно, что Люся видела только какое-то движение темных ног, на фоне более светлой стены. Здинь-дзинь, произнес Сэм и Люся сразу догадалось, что ей пытались показать. – Это велосипед.
Да, велосипед, это вещь, подумала Люся. Она тоже хотела велосипед, но в центре города, где они жили, не было такого места, где она могла бы кататься. Поэтому велосипед был только в деревне, у бабушки, был он немножко большой, для Люси и очень старый, как сама бабушка, и сильно скрипучий, поэтом ездить на нем было очень плохо. А еще, к бабушке они ездили не часто и только на выходные.
   
Light (Свет), - сказала Люся, - первая его увидевшая.
Они оба вскочили и, как и в первый раз положив рюкзак посередине и поджав ноги накрылись картоном. Дырочки, в картоне, Сэм проделал в правильном месте. Через них можно было смотреть, но они были очень маленькими,  поэтому нужно было поворачивать голову, если хотелось увидеть больше.
Трое мужчин подошли совсем близко и один из них, остановившись, сказал:
- Давай передохнем, тяжелый у меня инструмент.
Он поставил, на землю большой чемодан и сел не него.. Голос, у этого человека, был хриплый и принадлежал, конечно же,  Паше, сделала вывод Люся. Он был не высокого роста и довольно толстым.
- Инструмент у тебя, конечно уникальный, сказал второй голос, который принадлежал Сан-Санычу, потому, что был тихий и свистяший, - подвинься, я тоже присяду. Он сел рядом и обнял Пашу, правой рукой. Сан-Саныч был примерно такого же роста и не таким толстым, но выглядел совсем старым человеком и волосы, но голове у него были очень редкие и совсем белые.
И перекурим? – спросил третий человек, который был, конечно же, Васей. Этот человек,  был низкого роста и очень худым
Да потерпи ты, в конце концов, еще пару минут. – возмутился Сан-Саныч, - выберемся, сможешь курить, сколько душе угодно.
- Ну,  Паша, у тебя просто золотые руки, он похлопал рукой по плечу Паши.
- Да что я сам, без инструмента,
– Да, и инструмент у тебя классный, слов нет…
В это время Вася, который не стоял на месте, а все время двигался, будто танцуя оказался за спинами разговаривающих. Легким движением расстегнул молнию, на рюкзаке, который был на спине Сан-Саныча, что-то вытащил от туда, также ловко застегнул молнию, быстро нагнулся, спрятал то, что вытащил, под одним из листов картона и тут же в его руках появилась пачка сигарет и зажигалка. А стоял он уже перед разговаривающими и жалобно так простонал.
- Ребята, сил больше нет, как курить охота, может, пойдем?
- Конечно, идем.
Как только Мужчины отошли достаточно далеко. Сэм выскочил и начал шарить руками по полу, в надежде найти, то, что спрятал Вася. Но было темно и он не смог даже отыскать место, где лежит картон.
- Do not look (Не надо искать), - шепотом сказала Люся.
- How? (Почему?).
- Maybe they come back. We need to go after them, we need a way out (Может быть, они вернуться. Нам нужно выйти за ними, нам нужен выход).
- Okay, - согласился Сэм.
Свет, от фонаря впереди был уже далеко, поэтому нужно было спешить. Люся надела рюкзак и, нащупав Сэма взяла его за руку.
Come on. (Идем).
Как прежде, гуськом, друг за дружкой и держась правой рукой за стену они пошли.
Свет, впереди скоро погас, дойдя до поворота, Люся опять сделала пометку на стене. Еще поворот, еще отметка. Опять поворот. И вдруг, они чуть не столкнулись с мужчинами.
- Какой же это урод поставил машину и загородил выход. – Услышала Люся, голос Васи, и тут же, совсем рядом появился свет их фонаря. Если они пойдут назад, мы пропали. Она прижалась к стене и присела. Сэм сделал то же самое.
- Здесь, недалеко есть люк, - продолжал Вася, правда с вашим чемоданом, там не пройти.
Тень мужчины промелькнула в ярком свете, он не пошел назад, а пошел в другой проход.
- Как это не пройдет? – возмутился Паша, я тогда никуда не пойду!
- Ну да, и будешь здесь ночевать и ждать полицию. – ответил Вася.
- Пошли, пошли, - сказал Сан-Саныч, - что-нибудь придумаем.
Две фигуры промелькнули в светлом пятне и прошли мимо.
Они не ушли далеко, а остановились метрах в десяти. Люся тихонько подошла к повороту с заглянула за угол. Трое мужчин стояли у лесенки, которая вела наверх.
Сэм тоже хотел посмотреть, и показал это знаками, постучав рукой по своей груди и указав пальцем на свои глаза.
- Okay. Only fast. Хорошо. Только быстро, прошептала ему на ухо Люся.
Он быстро гляну за поворот. Люся тоже решила больше не выглядывать, а только слушать, и шепотом сказала об этом Сэму.
Will not look. (Не будем смотреть).

- Я не могу бросить мой инструмент – заявил Паша.
- Да купим мы тебе десять таких же инструментов, - сказал Вася. Видишь дырку, туда даже пустой твой чемодан не пролезет. А со всем твоим инструментом, никогда в жизни не просунем.
 - Так. – начал Сан-Саныч. - Бросать инструмент нельзя, потому, что на нем обязательно есть Пашины пальчики. Паш, как думаешь, можно немного согнуть корпус твоего чемодана, если вытащить инструмент.
- Можно разобрать чемодан на две части. Я думаю даже если они сломаются, то я его завяжу веревкой. Веревка у меня имеется.
- Так и сделаем. Что там наверху?
- Там гараж, в это время народа быть не ложно, но есть охрана, поэтому свет зажигать не стоит.
- Хорошо, будем работать без света. Я внизу, буду подавать Паше, он будет на лестнице. А ты, Василий принимай наверху. И перчатки, ни в коем случае, не снимать!
- Чо, мы меленькие, что ли,  не понимаем.- ответил Вася
- Но, вначале нужно посмотреть выйдем мы здесь или опять будет проблема. Полезай Василий на разведку.
- Я, вжисть не подниму этот люк.
- А ты Паш, сможешь?
- Приходилось, - он видимо полез вверх, и начал поднимать крышку, потому что были слышно, как он кряхтел, пыхтел, а потом послышался слабый, но отчетливый звук, будто металл трется о металл, это он сдвинул крышку в сторону.  Свет, они тут же потушили.
- Все нормально, в пол голоса спросил Сан-Саныч.
- Все окей, - еле слышно ответил Вася.

Дальше ни работали молча. Иногда были слышны какие-то звуки, то метал стукался о метал, то что-то шуршало. В конце, концов Люся услышала отчетливый возглас Сан-Саныча:
- Наконец-то пролез.
Потом, послышался глухой звук, будто уронили, что-то тяжелое.
Это крышку поставили на место.- поняла Люся, - Нечего даже смотреть, нам там не выйти. И сказала Сэму.
- I heard they closed the cover (Я слышала, они закрыли крышку).
- I too heard (Я тоже слышал).
- Here we do not go out (Здесь мы не выйдем).
- What do we do. (Что будем делать?).
- We can go to where they not get out. They said that way closed car.
Можно пойти туда, где они не могли выйти. Они сказали, что выход закрыла автомашина.
- Let's go.(Давай пойдем).


Часть четвертая
Находка.

Люся включила фонарь, нарисовала красивую стрелку, внизу стены и посветила в ту сторону, куда мужчины ушли в первый раз, там совсем недалеко опять была развилка. Люся опять сделала отметку внизу стены и они начали изучать соседние коридоры. Это место должно было быть недалеко, но, по какой-то причине они не нашли ни лестниц, ни дверей. Они прошли по одному из проходов метров двадцать, или даже тридцать, потом, по второму и третьему.
Странно, где же здесь был выход, подумала Люся, а вслух сказала.
- No way out, what do we do - Выхода нет, что будем делать?
В это время она опустила руку и свет фонаря осветил пол одного из проходов. Сэм как раз смотрел в эту сторону и тут же подпрыгнул, от радости и громко сказал:
Yes! (Да), - Lucy look (Люся смотри).
В этом проходе, прямо у самой земли была небольшая ниша. Они проходили мимо нее два раза и не заметили, потому, что искали большие двери или лестницу наверх, а вниз даже не смотрели. Здесь была не дверь, а такая же крышка, как и та, через которую они зашли в этот лабиринт. Быть может эта была немного побольше и была не в полу, а в стене и у нее был замок. Замок был на самой двери и его можно было открыть с обеих сторон. Но он оказался закрыт и ключа, рядом, не было. Сэм тут же сел на колени и посмотрел через замочную скважину.
- There's no light, nothing can be seen. (Там нет света, ничего не видно).
- What do we do. (Что нам делать), - теперь уже Люся, спросила расстроенным голосом.
- And, let's go see where they dug an underground passage. (А, давай пойдем посмотрим куда они рыли подземный ход).

И , теперь нужно посмотреть, что этот Вася спрятал, под листом картона. Подумала Люся.
Они вернулись назад и Сэм тут же сдвинул картон и вытащил черный мешочек, завязанный белым шнурком. У него никак не получилось развязать узелок. Тогда мешочек взяла Люся, подцепила веревочку ногтем и распутала узелок.
Там, внутри, лежала, голубоватого цвета, большая стекляшка, вставленная, в желтого цвета оправу, с очень замысловатым рисунком. Так определила этот предмет Люся.
- This is Y-bi-kum  (Это же Ю-би-кум), - удивился Сэм.
- Why is it  Y-bi-kum  (Почему это Ю-би-кум).
- I saw him (Я видел его).
- Where you see him (Где же ты его видел).
- In the museum, we come with Mom and Dad. (В музеи, мы ходили с мамой и папой).
- In the museum? (В музеи?)
- So, these people got into the museum (Значит, эти люди залезли в музей).
- We need to get back Y-bi-kum (Нам нужно вернуть обратно Ю-би-кум).
- Of course. (Конечно.) Where do we put it (Куда же нам положить его). Сэм попробовал запихнуть мешочек в карман штанов, но мешочек был слишком большим.
Люся сняла рюкзак и протянула его Сэму. Он положил мешочек внутрь, застегнул молнию и вернул рюкзак Люсе.
- If we get to the museum, then go out from here. (Если мы попадем в музей, то выйдем от сюда).
- Come on, faster. (Пошли быстрее).
- Let's go (Пошли).
 
Они пошли быстро и почти добрались до того места, где начинался подземный ход, как вдруг, сзади услышали звук, похожий на восклицание, удивление, или, быть может ругательство. Человек находился далеко, поэтому не возможно было разобрать то, что он сказал. Сэм и Люся обернулись и увидели быстро приближающийся свет фонаря.
- Бежим, сказала Люся по-русски.
- Quickly run (Быстро бежим).
Бежать куда-то в, любом другом направлении, кроме как в подземный ход, не имело ни малейшего смысла. Они не знали, этого лабиринта и здесь негде было спрятаться. Если бежать просто, куда глаза глядят, то их обязательно поймали бы. А подземный ход, наверняка вел в музей. А музей, даже ночью, должны охранять люди, значит, только сюда им и стоило бежать.
Сэм первый полез в подземный ход, поэтому Люся отдала ему фонарь и полезла за ним. Проход бы довольно узким, для взрослого человека, но Сэм, вначале даже попытался идти, согнувшись пополам, но потом больно ударился головой о камень, на потолке, встал на четвереньки и быстро пополз вперед. Люся не отставала.
Ход шел все время прямо, и немного наверх, видимо люди, копавшие его, хорошо знали направление. Метров через десять, может больше, земля, на потолке закончилась и стало видно шершавый бетон с крупной щебенкой.
Проход наверх, был не высоко, всего около метра высотой, по бокам торчали, короткие обрезанные сваркой металлические прутья, за которые не возможно было ухватиться. Куски бетона, которые раньше были полом можно было бы сложить один на другой, но их не было не так много, что бы получилась большая ступенька. На земле лежал уже знакомый большой голубой баллон. Сэм встал одной ногой, на него, но, все равно, вылезти наверх, никак не получалось.
- I help you (Я помогу тебе) – сказала Люся и встав на коленки, под выходом, подставила свою спину. Сэм наступил на спину Люси, как на ступеньку и тут же выбрался на пол музея.
Да, это был тот самый музей, где он был, два дня назад.
Первым делом, Сэм попытался вытащить Люсю наверх, но у него не хватило сил. Там, внизу, он увидел свет фонаря, того человека, который за ними гнался. Он наверняка был уже совсем рядом. Что делать? Сэм огляделся по сторонам. Комната была довольно большая, не освещенная. Но свет уличных фонарей сюда попадал, через окна, поэтому почти все было видно. Этот музей, как и все другие музеи, в которых был Сэм, наверное, так устроены, что в них хранятся только тяжелые предметы, которые сдвинуть трудно, даже взрослому человеку.  Но, тут, в углу, он увидел самый обыкновенный стул. Это стул, наверняка, для человека, который работает в музее и присматривает за посетителями. Не задумываясь, Сэм подбежал, повалил стул на бок и поволок его к дырке в полу. Люся, голова которой торчала из пола, догадалась, что следует отойти в сторону, когда Сэм будет бросать стул в низ. Она успела поставить стул прямо, схватить Сэма за руку и выбраться на пол. Буквально, через секунду в дырке появилось злобное лицо Васи, который тяжело дышал. Ему ничего не стоило выбраться на пол, но, наверное, для начала, Вася решил отдышаться.
Сэм и Люся отошли подальше, к стене.
- There is a security alarm, why does it not work?
Здесь должно быть, «секюрити аларм», почему оно не работает, - перевела Люся и тут же догадалась что «security alarm» это сигнализация.
Сэм начал трогать все предметы, что были рядом, но ничего не звенело, сигнализация не включалась.
Вася резким движением выпрыгнул из ямы и встал во весь рост
- Can be so? (Может надо так?) - спросила Люся и, повиснув на ручке двери, изо всех сил толкнула тяжелую дверь. Дверь открылась.
Тут же, где-то, зазвенело. Еще, через несколько секунд, в комнате зажегся свет.

- Yes!  - заорал Сэм - Come here. (Иди сюда), он помахал рукой Васе.
Лицо Васи очень изменилось. Из рассерженного оно вдруг стало очень испуганным, потому, что он тоже услышал звон сигнализации. Соображал он не долго, еще секунда, он уже прыгнул обратно в яму и его не стало видно.
- Now do not talk about Y-bi-kum.
 Сейчас никому не «толк» об Ю-би-кум. Наверное слово «talk» это «говорить».
- Why? (Почему?).
- Y-bi-kum need to return officially. My father knows how to do it.
Ю-би-кум нужно «ту ретурн» и, кажется, слово официально. Значит, он говорит, что нужно вернуть официально. Это, наверное, правильно и еще он сказал: «Мой папа знает, как это сделать».
- Okay (Хорошо), - согласилась Люся..
Где то, через минуту, в комнату вбежали два охранника.
- Что здесь происходит? - Спросил первый.
- Девочка, а ты что здесь делаешь, - спросил второй.
- You are here sleep, at work, when you have lost things? – спросил Сэм
Вы здесь спите, at work, когда вы имеете потерял things?). - перевела знакомые слова Люся. Ну, конечно же, где эти дяди находятся, они на работе, значит «at work» это на работе. А еще потерял, это еще и пропал, а что у нас пропало, наверняка вещи, значит  «things» это вещи. Все предложение будет таким «Вы здесь спите на работе, когда у вас пропадают вещи». 
Люся все еще стояла около двери, которую открыла, а Сэм уже сидел, в большом резном деревянном кресле, рядом с надписью не садиться, которую он отодвинул от середины стула, в сторону.
- Мальчик, здесь нельзя сидеть, увидев Сэма, сказал первый охранник.
- А он сказал, - решила перевести Люся, - что вы спите на работе, когда музей грабят!
- Что, где грабят?
- Вот, посмотрите, и она указала на дырку в полу, которую охранники не могли видеть с того места, где стояли, потому, что посередине комнаты находился большой стенд, с экспонатами.
- О…б… и оба охранника нецензурно выругались
- Не хорошо ругаться, при детях, сделала им замечание Люся.
- Извини, - промолвил один из них.
- Urgent call to you director Mr. Smirnov,… а дальше была еще длинная фраза. Люся не поняла всех слов, но по смыслу выходило примерно так: «Срочно звоните, вашему директору мистеру Смирнову и скажите ему, что Сэм Смит, сын Джерри Смита, хочет его видеть здесь в музеи и срочно!» – наверное, Сэм подумал, что именно так сказал бы его отец.
Люся решила перевести немного по-другому, потому, что такой приказной тон, для маленького мальчика ей показался слишком неправильным.
- Это Сэм Смит, он сын Джерри Смита. А Джерри Смит, это ювелир. Сэм говорит, что знает вашего директора, господина Смирнова и просит, что бы вы ему позвонили. Сами видите, дело не шуточное, придется господину Смирнову сюда ехать.
- Да, да конечно. - Сказал один из охранников и вытащил из кармана мобильный телефон.


Часть пятая.
Знакомство.

Директор музея Смирнов приехал не один, а с отцом и матерью Сэма.
- I'm all right -, увидев родителей, заявил Сэм - and at first, I want to introduce my friend, this is Miss Lucy Morozova.
Со мной все в порядке, - перевела про себя Люся, - и сначала я хочу «introduce» мой друг, это  мисс Люси Морозова. Что же это за слово такое «introduce»?  Я хочу … мой друг. Ну конечно же,  «introduce», это познакомить или представить моего друга. Тогда получиться «Сначала я хочу познакомить с моим другом».
- This is my dad, mister Jerry Smith and my mom missis Loire Smith
Это понятно, подумала Люся «Это мой папа мистер Джерри Смит и моя мама миссис Луара Смит».
- Hello Lucy - сказал мистер Смит и склонил голову.
 Здравствуй Люся, - перевела, про себя Люся, и тут же ответила:
- Hello mister Smith.
- How are you, poor girl. - присев на колени и взяв Люсю, двумя своими руками, за ее руки, спросила миссис Смит.
«How are you» - «Как дела», это понятно, а что какое «poor girl»? Хотя «girl» это девочка. Осталось выяснить, слово «poor».
What is poor girl? - спросила Люся, повернув голову к Сэму.
- Poor, because dirty, look at yourself - весело ответил Сэм.
«Poor», потому, что грязная, посмотри на себя, - перевела Люся и посмотрела вниз. Свои белые туфельки она не очень поцарапала, а вот белые носочки были сильно испачканы чем-то красным, это, наверное, от кирпича, еще чем-то черным, непонятно от куда взявшимся. На правой ноге был большой синяк и царапина, на коленке. Платье вроде бы, не очень испачкалось, а вот рукава ее красной куртки, были в чем-то белом. Значит «Poor», это Бедная и несчастная. А ты на себя смотрел? - тут же спросила Люся, вслух:
- You looked at yourself?
Его, кода-то белые кроссовки, приобрели вообще не передаваемый словами цвет. А коричневые брюки и куртка были перепачканы белым, серым и черным.
   
 А еще приехало пять полицейских, один из которых сразу стал задавать Люси  вопросы, сначала он спросил ее имя и где она живет, а  потом, пошли глупые вопросы, на которые она не могла ответить, например, как сделана это дырка в полу…
Отец Сэма,  быстро сообразил, в чем дело и сказал полицейскому, примерно так, Люся, это ребенок, она не может давать показания, без взрослого человека. Поэтому, если у вас есть к ней вопросы, то обращайтесь через меня.
По выражению лица полицейского, Люся поняла, что он не говорит по-английски, поэтому почти ничего не понял. Однако такие простые слова как нет и спрашивай меня, наверное, были ему понятны. А это значило, что вопросы через отца Сэма полицейский задавать не будет.
Тут же директор музея задал какой-то вопрос этому полицейскому и увел его от Люси.
Сэм, его родители и Люси вышли из комнаты и оказались большей комнате, с высоким потолком. Она, наверное, называется холл музея. То есть это была первая комната, в которую попадаешь, войдя в музей. Здесь была лестница, на второй этаж и большая дверь, которая вела на улицу. Там на улице,  толпились люди, которых почему-то не пускал войти полицейский, в форме.  Здесь были и скамейки, Люси уселась на одну, а семья Сэма на вторую.
Повезло же Сэму, он сегодня утром потерялся, нашелся только вечером, а его даже не ругали. Это было видно по тому, как вели себя его родители. Мать, сразу обняла, и расцеловала в щеки, хотя Сэм и сопротивлялся, а отец сразу, очень серьезно начал расспрашивать об их с Люси сегодняшнем приключении. Что скажет моя мама? Хорошо еще, что отца нет в городе, он все время грозится выпороть меня ремнем, по заднице… Сегодня, я уж точно, заслужила такое наказание… Но она чувствовала себя такой уставшей, что было все равно, накажут ремнем или не накажут.
- Lucy , - позвал ее Сэм. - go in here (Люся или сюда)
Она подошла
- I can see (Я могу посмотреть), спросил отец Сэма.
- Of course. (Конечно). Ей лень было снимать рюкзак, поэтому она просто повернулась спиной. Мистер Смит расстегнул рюкзак и вытащил мешочек, загляну внутрь, и положил мешочек, на место.

Он о чем-то начал говорить с мамой Сэма, о чем они говорили Люся, не очень понимала, потому перестала слушать.
Потом, отец Сэма встал, вошел в комнату, где была дырка в полу и где работали полицейские. Он громко сказал..
- Attention, I want to make a statement. Mr. Smirnov, you can help me with the translation? (Внимание, я хочу сделать заявление. Мистер Смирнов, вы мне поможете, с переводом?)
- Yes of course. (Да конечно), - директор подошел к мистеру Смиту.

Люся устала и ей совсем не хотелось напрягаться и переводить то, о чем говорит отец Сэма. Но, нужно было слушать, поэтому, она слушала только то, что переводил директора музея.
- Сегодня, в этом музее совершено ограбление, похищен камень, под названием Ю-би-кум.. Вы констатируете этот факт.
- Да, мы занесли в протокол факт кражи. – ответил один из полицейских.
- Я вижу, что там за дверью, уже собрались журналисты, и я думаю, что их надо впустить и тогда вы услышите мое заявление.
- Послушайте, мистер, как вас там.. Смит, - сказал, наверное, самый главный полицейский. – Теперь дело о краже, это дело полиции и мы сами будем решать, когда и кому давать интервью…
- Вы хотите найти камень.
- Это наша работа.
- Мистер Смит говорит, что он с удовольствием поможет вам, в вашей работе…
Вдруг, он запнулся, и спросил:
- Вы шутите?
- I am absolutely serious (Я абсолютно серьезен). – сказал мистер Смит.
- Мистер Смит говорит, что если вы пригласите журналистов, то через пять минут он найдет украденный камень… В этом случае и  я тоже считаю, что нужно пригласить журналистов, сказал директор.
- Очевидно, дети рассказали вам то, что я не знаю, не хотите поделиться? – спросил полицейский.
- Мистер Смит готов рассказать все, что знает, но только в присутствии журналистов.
- Хорошо, пускай входят, - он взял рацию и сказал, - пропустите журналистов.

В холл вошло человек десять, некоторые были с фотоаппаратами.  Вместе с ними, вошла и мама Люси.
Люся, которая опять сидела на скамейке, вся сжалась, ожидая того, что ей очень не хотелось… И мама ее не заметила, потому, что вошедшие люди как-то сразу ее загородили.
Но, от судьбы не уйдешь,  - вспомнила она, так говорит ее папа, и ей сразу стало легче, - я же не спрячусь здесь навсегда, поэтому она позвала - Мам!
Однако, люди вокруг шумели. Полиция сделала заявление, журналисты что-то спрашивали, перебивая друг-друга, поэтому мама ее не услышала. Люся встала, но маму не увидела.  Тогда она встала на скамейку, увидела голову мамы и громче позвала - Мам, я здесь!.
На это раз мама услышала, протиснулась через людей, крепко обняла Люси и заплакала.
- Мам, ты что? Не плачь, давай сядем.
Они сели на скамейку, мама опять обняла ее и Люся почувствовала на щеке слезы матери. Эти слезы, были такими горячими, что были хуже, чем любая ругань, даже ремнем, по заднице, показался Люсе пустяковым наказанием.
- Мам, перестань, - она погладила маму по спине.
- Знаешь, как я испугалась, - всхлипывая, сказала мама, - когда позвонили из полиции.
- А, откуда они узнали… а, ну да, я же сама сказала полицейскому. Ну и что же они такое сказали?
- А вот сказали, так официально, - Вас беспокоят из полиции, сержант, какой-то там.. я не запомнила фамилию, у вас есть дочь, по имени Люся Морозова, а потом еще что-то спрашивал, а у меня уже сердце остановилось. - Она опять всхлипнула, - и только потом, сказал, что с тобой ничего не случилось, что ты жива, здорова и находишься в музее.
- Ну, мам, успокойся, - Люся опять погладила маму, но спине, - все хорошо. 
 
- Attention (Внимание), - громко сказал Мистер Смит, голос у него был очень сильный, а в этом зале, была хорошая акустика, так что можно было подумать, что он говорит, в микрофон.
- Now I want to make a statement. My name is Jerry Smith, Теперь я хочу сделать заявление. Меня зовут Джерри Смит,
- Внимание, - перевел директор музея, - это мистер Джерри Смит, он является ювелиром и экспертом, мы пригласили его в наш музей, для оценки кое-каких вещей. – голос у директора был обычный, не громкий, но и комната была не такая уж и большая, да и людей было не много, поэтому его все могли услышать. Быть может, и мистер Смит это понял, потому, что снизил голос и сказал длинную фразу по-английски, из которой Люся почти ничего не поняла. Директор музея перевел:
- Сегодня, в этом музее, как вы уже знаете, была совершена кража. Похищен бесценный экспонат нашего музея - Ю-би-кум. А дальше, мистер Смит говорит, - с сомнением в голосе сказал директор,- что благодаря его сыну Сэму Смиту и вот этом прекрасной девочки Люси Морозовой, он хочет вернуть похищенное.
 - Люся, - позвал директор, - мистер Смит просит, что бы ты подошла.
- Меня зовут, мам, отпусти, - она встала, прошла метра три, до мистера Смита и повернулась к нему спиной.
Мистер Смит достал из рюкзака мешочек, и вынул камень.
- Не может быть, - воскликнул господин Смирнов, и бережно взял, двумя руками, протянутый Джерри Смитом камень.

Журналисты, это какой-то не правильный народ, подумала Люся, их было не так уж и много, но орали ни, как.. как.. не знаю как. А, наверное, как на футбольном матче. Она никогда не была на стадионе и не смотрела футбол. Но по телевизору видела, в каком-то фильме.
Один бородатый дядька что-то спросил у Люси и, попытался поднести к ней, свой микрофон. Но, толи он сам споткнулся, толи провод запутался, но микрофон точно ударил бы Люси в нос. Но она, в самый последний момент, успела отвернуть голову и микрофон стукнулся ее в щеку.
- No! No! No! – своим громовым голосом сказал мистер Смит –
Рука отца Сэма уперлась Люси в грудь и настойчиво толкнула ее назад. Люся сделала два шага назад и оказалась за спиной мистера Смита. Здесь же оказался и Сэм, который секунду назад стоял с левой стороны от его отца.
- All questions only to me or through me
Все вопросы только ко мне или через меня.
- I want to drink (я пить хочу), - сказал Сэм.
- And the toilet do you need? (А в туалет ты не хочешь?)
- I want, and I know where the toilet is. (Хочу, и я знаю, где здесь находиться туалет.)
За спиной мистера Смита стояла его жена, четыре полицейских и два охранника из музея. Сюда, в эту сторону, то есть в сам музей журналисты пройти никак не могли.
Люся выглянула из-за спины мистера Смита и увидела, что один журналист уже начал задавать вопросы ее маме. Мама, все еще сидела на той же скамейке, где недавно сидела и Люся. Она схватили за руку мистера Смита и, показав рукой направление, сказала:
- This is my mother (Это моя мама).
- What is the name your mother? (Как зовут твою маму?)- наклонившись к Люси, спросил мистер Смит.
- Галина Морозова.
- Missis Galina Morozova, please, come to us. (Мисис Галина Морозова, пожалуйста, подойдите к нам.)
- Мам! Мам!– Позвала Люся, - иди к нам, пожалуйста.
Когда мама подошла и оказалась за спиной мистера Смита, Люся шепотом сказала:
- Я хочу в туалет, сейчас вернусь.
- Now, we can go (Теперь, мы можем идти), - на ухо Сэму, сказала Люся. 
Сэм что-то тихо сказал своей маме, и, повернувшись а Люси произнес - Walk (Пошли).
Слева, под лестницей, был проход в большой длинный зал, а туалет оказался в самом дальнем углу.
Люся с удовольствием помыла свои руки и лицо, а когда вернулась в большой зал, то Сэма, там, еще не было. Поэтому она медленно пошла назад, к лестнице.
Сэм догнал ее на середине зала и сразу повел в правую сторону, туда, где было большое, на пол стены, окно.
В это окно, можно было видеть все, что происходит в холе музея. Хотя там ничего особенного и не происходило. На вопросы журналистов, отвечал, то полицейский, то отец Сэма и его переводил директор музея. Что бы удобнее было смотреть Сэм сел не на скамейку, а повыше, на спинку скамейки. Люся сделала то же самое. Они допили всю воду, что еще оставалась в бутылке.
В окно Люся увидела, что ее мама все время смотрит по сторонам, наверное, ищет ее. Поэтому, как только мама повернула голову в ее сторону, Люся замахала сразу двумя руками и мама ее заметила. Она отступила назад и, наверняка, увидела проход в зал.
My mom goes here (Моя мама идет сюда) – сказала Люся.
And my mother, too, (И моя тоже.)
В это время, мама Сэма, что-то шепнула на ухо мистеру Смиту и, действительно, пошла за мамой Люси.
- Куда же ты пропала? - первым делом спросила мама Люси.
- Я же тебе сказала, ходила в туалет, если и тебе нужно, то он там, в дальнем углу, она показала рукой направление.
- Нет, мне не нужно.
- Good evening, - сказала мама Сэма - and you, Lucy Mather, very nice to meet you.
Добрый.. evening, это, наверняка вечер, - перевела, про себя, Люся.- а вы, мама Люси, очень… nice to meet .. вас. А что она хотела сказать? Наверняка что-то типа «приятно познакомиться».
Мама Сэма протянула руку маме Люси и мама Люси поздоровалась с мамой Сэма за руку. Люся, в первый раз видела, что мама здоровается с кем-то за руку. Это она, все время говорила, что женщинам вовсе не обязательно этого делать. Вот это да! Удивилась Люся.
Сэм тут же соскочил со скамейки и оказался рядом с мамой.
- This is my mother (Это моя мама), - но он, сегодня, точно опоздал представлять свою маму, обошлись без него.
 - My husband… бу-бу-бу in restaurant.
Мама Сэма сказала какую-то длиннющую фразу, из которой Люся почти ничего не поняла. Кроме Мой … «husband», это, наверное,  «мой муж», потому, что сказав она указала рукой в сторону толпы людей, за окном. Что-то ее муж считает, и она тоже думает или считает, и, в конце концов, слово ресторан.
Ага, подумала Люся, это вы с мистером Смитом, сегодня не работали, а моя мама, после работы. А после работы она очень устает и ей не по ресторанам нужно ходить, а, как следует отоспаться. А еще я тоже устала и Сэм, мне кажется, уже с ног падает. Какой тут ресторан! Спать нужно ложиться. Но вслух, она спросила маму:
- Она предлагает нам сходить в ресторан. Пойдем?
- Ну, конечно я поняла слово ресторан. Но не знаю. Устала я.
- Вот и я думаю, что сегодня мы никуда не пойдем, и по-английски ответила:
- No, Mrs. Smith, mom after work and tired. I am also tired, and your son, I think, too, wants to sleep (Нет, миссис Смит, мама после работы и устала. Я тоже устала, и ваш сын, я думаю, тоже спать хочет).
- Then let's meet tomorrow
Тогда .., начала переводить про себя Люся, дальше, наверное, «давайте встретимся», а потом какое-то «tomorrow» .
- Sam, what a word tomorrow (Сэм, что такое слово tomorrow?)
- Now, it is this day, and the next day is tomorrow, - произнес Сэм
Now – Это, конечно,  «сейчас», «this day» - «этот день», а «next day» это, «следующий день» и слово «tomorrow», тогда получается, что слово «tomorrow» это «завтра».
- Thank you, Sam. Mrs. Smith. I'll ask my mom. (Спасибо Сэм. Mиссис Смит. Я спрошу у мамы.
- Мам, ты завтра работаешь.
- Нет у меня выходной.
- Миссис Смит предлагает встретиться завтра. Ты не против?
- Завтра можно.
- Okay, Mrs. Smith. Tomorrow my mom does not work and we can go to the restaurant. (Хорошо, миссис Смит. Завтра моя мама не работает и мы может пойти в ресторан.)
- Now, this meeting is over, we take the car and drive you home.
 Сейчас, этот митинг «is over» это, наверное, переводиться как «закончится», «we take the car» - мы возьмем машину и «drive you home» отвезем вас домой.
- No thanks (Нет, спасибо), - даже не спросив маму, сказала Люся, потому, что  знала, что мама ответит, - us to the house, only ten minutes walk (нам, до дома, всего десять минут пешком).

Журналисты, действительно, через несколько минут, вышли из музея. Но, человек пять, остались стоять, на улице, около дверей. Чтобы с ними не встретиться и не отвечать на их вопросы, директор музея вывел Люси с мамой, через другие двери. Мистер Смит и его семья, остались в музее. Наверное, еще что-то, кому-то было не понятно, скорее всего полицейским.   

- Люсь! А, Люсь! Ты где это так лопотать по-ангицки выучилась? – С большим удивлением в голосе спросила мама, как только они оказались на улице.
- Ну что ты мам, меня же папа учит.
- Угу, учитель из него. Читать, писать вроде как научился, а говорить не может.
- А я вот ни читаю и не пишу, зато лопачу по ихнему, - и она, довольная собой, скорчила смешную рожицу и высунула изо рта кончик языка.
- Ну, Люсь, сколько раз тебе говорить, что не хорошо, язык показывать…

Ни на следующий день, и ни потом, ни в какой ресторан Люся с мамой не смогли пойти. Потому, что, как мама сказала: «Все, у нее на работе, заболели, уже умирают или вымерли, поэтому без нее обойтись никак невозможно». Ее начальник позвонил и сказал о том, что маме нужно на работу, уже вечером, а рано утром даже прислал за ней машину.

 
Часть шестая.

Подарок.

Через пять дней, в мери города, должно было состоятся какое-то официальное мероприятие, по поводу возвращения Ю-би-кум в музей.
Пустая формальность, - сказал вернувшийся из командировки отец, - но раз нас туда пригласили, лучше все-таки сходить. Тем более, что маме, в этот день, даже дали выходной, по просьбе самого мэра города.
Вчера, после обеда, для Люси принесли посылку, от Сэма. К посылке прилагалось письмо, напечатанное по-русски. В письме говорилось, что это платье не просто подарок, а обязательная форма одежды, для мероприятия в мэрии.
– Интересно, кто это письмо переводил, - спросила мама, - я уверена, что по-английски было сказано намного красивее.
- Зато очень четко, как в армии, - возразил отец, - обязательная форма одежды и без нее не приходи!
- Если такие строгости, что же нам с тобой одеть?
- Ну, я одену, темный костюм и галстук, больше у меня ничего  нет. А тебе, наверное, стоит надеть твой серый брючный костюм, ты очень хорошо в нем смотрелась.
- Да я его, сто лет, как не одевала, уже, пожалуй, и не влезу…

 В огромной коробке, в которой Люси сама могла бы поместиться, было розовое платье. Сверху, на груди, было множество забавных таких складочек, рюшечек и украшались они кружевами, а снизу были десять тонких белых юбок. Такие платья она видела только по телевизору и не могла себе представить, что они вообще могут продаваться в магазинах. Во всяком случае, в тех магазинах, куда она ходила с мамой таких платьев она не видела. Большая коробка сделана для того, что бы платье не мялось, сказала мама. Но, вчера она его примеряла и, по словам мамы, материал был хороший, что бы помять его нужно очень даже постараться. А папа пошутил, что она стала совсем взрослой, даже груди отрастила.  Это, конечно, из-за украшений, на груди, которые Люси очень понравились. А еще, в коробке, были туфли как раз ее размера и еще дамская сумочка. То, откуда Сэм мог узнать размер ее одежды и обуви, она никак не могла понять. Только потом, мама призналась, что, по просьбе отца Сэма ей звонил директор музея… 
Мама предложила сделать у Люси на голове большой розовый или белый бантик, а папа сказал, что это уже не детское платье и бантик все испортит. Люся покрутилась у зеркала, примерила бантик и решила, что с бантиком она, совсем похожа, на куклу. Это ей не понравилось, поэтому она просто расчесала свои волосы и даже отказалась от маминой любимой заколки, для волос.
 
От их дома, до мэрии города можно было дойти минут за двадцать, но это если идти быстро. Они, всей семьей, решили быстро не идти, и еще зайти, по дороге, в кафе мороженное.
- Мороженное нужно для того, что бы ты не справилась, выпачкалась и перестала задирать нос, - пошутил отец.
- Я не буду есть мороженное.
- Ты не хочешь мороженного?
- Хочу, но не хочу испачкать платье.
- И я не хочу испачкать костюм, но могу это сделать,
- Да не спорьте вы, - вмешалась мама, никто не пачкается мороженным, если не будет баловаться за столом.
  С мороженным все обошлось, никто не испачкался. Зато на улице, Люси было даже как-то не ловко, потому что все люди, ну может не все, но, большая половина, уж точно, смотрели на нее, и даже оглядывались, пройдя мимо.

 Когда они вошли в вестибюль мэрии города, Люся увидела Сэма, и поняла, зачем ей нужно такое платье. Рядом с ним, в ее голубеньком платьице, она выглядела бы собачкой дворняжкой, рядом с породистым псом. На Сэме был черный, безукоризненный костюм, как у взрослого. Черные блестящие туфли. Красивая белая рубашка с жабо и черный галстук-бабочка.
 Сэм тоже увидел Люсю, ту же подбежал, и сказал:
- It is necessary to introduce our parents went (Нужно познакомить наших родителей, пошли.)
- But first, I'll introduce you to my dad (Но сначала, я познакомлю тебя с моим папой). - Шепнула она на ухо Сэму
- Yes, of course, I'm sorry – (Да, конечно, извини).
- Good afternoon, Mrs. Morozovа (Добрый день миссис Морозова), сказал Сэм и склонил голову, в поклоне.
- Здравствуй Сэм, - ответила мама Люси.
- Это мой папа Павел Морозов, - сказала Люся по-русски. - А это Сэм Смит.
- Sam Smith – сказал Сэм и протянул свою правую руку. Папа Люси не стал возражать и пожал руку Сэма.
- Now go (теперь идем), – Люся взяла папу за руку и пошла за Сэмом, мама шла сзади.
Мистер Смит о чем-то оживленно беседовал, с незнакомым, для Люси, человеком. Но когда Сэм подошел и потряс его за руку, мистер Смит тут же прервал разговор, извинился и посмотрел на сына.
- This is my dad, Mr. Smith (Это мой папа, мистер Смит).
Забавно, подумала Люся, надо и мне сделать то же самое и сказала:
- This is my dad, Mr. Morozov (Это мой папа, мистер Морозов).
- Good afternoon, Mr. Morozov, very pleased to meet you (Добрый день мистер Морозов, очень рад с вами познакомиться).
Они пожали друг другу руки.
- Good afternoon, Mrs. Morozovа (Добрый день миссис Морозова), You look very beautiful today.
Вы… look… очень… beautiful… сегодня. Попыталась перевести Люся, но не знала слов. Хотя «look» это же смотреть, значит, он сказал «вы смотритесь очень beautiful сегодня. Тогда все очень просто - «beautiful» это должно быть слово «красивый» или может быть «прекрасный». И все вместе, можно перевести как «вы прекрасно сегодня выглядите». Люся уже хотела перевести слова мистера Смита, на русский, но в это время мама, правой рукой, поправила прическу и чуть-чуть опустила руку вперед. А мистер Смит тут же сделал шаг в ее сторону, поймал руку, своей правой рукой и сильно наклонившись вниз, потому, что был на целых две головы выше, чем мама Люси, поцеловал ее руку.
Вау, надо же, - подумала Люся, - интересно, мама это специально сделала, или у ее  это вышло так, случайно?
-Very glad to see you again, - сказал мистер Смит и улыбнулся.
Очень… glad… видеть вас опять, - перевела, про себя, Люся. Что же такое это слово «glad»? Хотя, опять все очень просто, это наверняка слово «рад». Тогда вся фраза может быть «Очень рад вас снова видеть».
- I.., and I want to… (я, и я хочу…) Английский у папы был только на теоретическом уровне, говорит он ну никак, подумала Люся и сказала вслух:
- Пап, да не мучайся, ты, говори по-русски, я переведу.
Папа, удивленно, посмотрел на Люсю, потом на маму.  Мама, улыбнулась, но ничего не сказала. Но папа, все таки, сказал, по-русски, то, что хотел сказать:
- И я очень рад. Я очень благодарен вам, мистер Смит, за платье, которое вы подарили моей дочери.
- And I am very happy. I am very thank you, Mr. Smith, for a dress that you gave my daughter.– перевела Люся.
От удивления папа Люси открыл рот, потом закрыл, опять открыл, но не издал ни звука. В это время, папа Сэма сказал:
- Oh no. It was not me, and my son Sam.
- О нет, это не я, это мой сын Сэм.- перевела Люся.
- Как Сэм, у него есть свои деньги? - Удивился папа Люси.- И, ты это.. как, когда английскому то научилась?
- Ты же сам меня все время учил, ну еще Сэм немного помог. Мне перевести твой вопрос?
- Ну да, конечно.
- Sam, he's got his money? – спросила Люся. 
- No, he had no money. I wanted to buy him a bike, for his birthday. But he said, do not need a bicycle, if you buy a dress for Lucy.
- Нет, денег у него нет. Я хотел купить ему велосипед, на день рождения. А он сказал, не нужно велосипеда, если купишь платье для Люси.
- Я думаю платье стоит дороже велосипеда.
- I think the dress is more money than bike.- Перевела Люся и подумала, что ее перевод получился не совсем правильный, хорошо бы узнать такое слово как «дороже».
- Oh no, thе electric bicycle - он задумался - three times more expensive.
Вот оно, это слово «дороже - expensive» , обрадовалась Люся и перевела:
 - О нет, электрический велосипед стоит в три раза дороже.
- Не может такого быть.
 - Very interesting (Очень интересно) перевела Люся.
- This, as I find the act of a real man. And I am proud of my son.
Вот это я, так просто, не переведу. «Это есть. Я…», а дальше еще хуже – «акт реального мужчины?» Акт, но это может быть и поступок. Тогда получиться - поступок, реального мужчины, нет, по-русски, лучше будет - настоящего мужчины. В этом случае, все очень просто – «Это есть как я… find… поступок настоящего мужчины». А слово «find» это, наверное «считать». Тогда дальше, совсем просто «Я… am proud… своим сыном». Конечно, он может гордиться. Значит «proud - гордиться». По-русски она перевела:   
- Это, как я считаю, поступок настоящего мужчины. И я горжусь своим сыном.
 - Да, согласился отец Люси, это поступок…
- My father said. Yes, it is act of a real man.
 
Тут объявили о том, что всех приглашают в зал и разговор, пришлось закончить.
Сэм сел около Люси и пока там, на сцене кто-то о чем-то говорил, они шепотом могли поболтать.
- You have such a beautiful jacket and trousers, like big men.  (У тебя такой красивый пиджак и брюки, как у больших людей).
- Nothing special (Да ничего особенного).
- You buy it now? (Tебе купили его сейчас?)
- No. Buy it last year. (Нет. Купили в... last year …. «last» это что-то что было раньше, а вот слово «year» она не знала, но не захотела спросить. Итак, понятно, купили, будем считать, давно.
  - I did not see such a dress, a little boy, only on TV. (Я не видела такой одежды, на маленьких мальчиках, только по телевизору.)
- I'm not a little boy (Я уже не маленький мальчик), - обиделся Сэм.
Что-то я не правильно сказала, подумала Люся, как же мне исправиться. Нужно, для начала, извиниться и сказать, что у меня плохой английский. А потом… Что же сказать потом. Я же не соврала, потому, что не выдела такой одежды, на маленьких детях. Но раз он обижается, нужно сказать по-другому. Может быть, нужно сказать, что я не видела такой одежды на мужчинах маленького роста? Только я не знаю, как по-английски слово «рост». А может, просто извиниться и сказать, что у меня плохой английский и начать говорить о чем-нибудь другом? Вслух она произнесла:
- I'm sorry Sam, I have bad English. (Извини Сэм, у меня плохой английский) и добавила - Sam, why do not you want to take a bike (Сэм, почему ты не захотел взять велосипед).
- Nonsense, - Сэм махнул рукой, -  I do without him.
Что это такое он сказал?  «Nonsense … Я могу… without … его». Я могу, ну конечно «without» это будет слово «без». Тогда получиться «Я могу без него». Вот только слово  «Nonsense», еще бы перевести. Что это может быть? Но Сэм же махнул рукой, после того, как слово сказал, значит это должно обозначать что-то типа «Ерунда, пустяк». Вслух Люся спросила:
- But you wanted the bike (Но ты же хотел велосипед.)
- But you never had such dress.
Что же это такое, ничегошеньки я сегодня не понимаю «А ты… never… было… such платье». Хотя.., он же про платье спрашивает и сказал слово «было», значит все вместе будет примерно так «А у тебя когда-нибудь было такое платье?» Конечно, не было. Так и отвечу:
- No (Нет)
- It you do not like? (Оно тебе не нравиться?)
- Very like. (Очень нравиться).
- Here's your answer to the question why I do not need a bike.
Опять непонятное слово «Here's», а дальше, все просто «твой ответ, на вопрос, почему мне не нужен велосипед.
- Oh sorry. I did not say thank you. Thank you very much. (Ой извини. Я не сказала тебе спасибо. Спасибо тебе большое.)
- Nonsense, the most interesting will happen next.
Опять это слово «Nonsense» а дальше «interesting» - интересный «will» - быть, то есть будет и «next» - дальше.  Все вместе может быть «Ерунда, самое интересное будет дальше»
- What will next? (Что будет дальше?)
- You'll see (Увидишь.)
- Well, what's that? (Ну, что, что?)
- I will not say (Не скажу).
- Not good, You started and not finished (Не хорошо ты, начал и не закончил).
- Well, you still know (Ну ладно, все равно узнаешь…) - и замолчал.
- Come on, say it (Давай уже, говори.)
- Do you know when you return stolen property, you may receive a reward?
В начале, вроде как все понятно «Ты знаешь, что когда ты возвратить, это слово   «return». А дальше «stolen property», -это что-то украдено, а ну, наверное, украденные веши. Значит, получается так: «Ты знаешь, что когда ты возвратишь украденные веши, ты… may receive a reward». Совсем перевести не могу. Наверное, для начала, нужно спросить, что означает слово «reward».
- Sorry Sam, what is it reward?
Сэм задумался. Потом достал из внутреннего кармана пиджака авторучку, бросил ее на пол, к ногам Люси и сказал:
- Help me, please give me a pen (Помоги мне, пожалуйста, дай мне ручку).
Люся нагнулась, подняла ручку и отдала ее Сэму.
- Thank you, - Сэм спрятал ручку обратно в карман, а потом достал из бокового кармана конфету, в блестящей обертке и, протянув ее Люси, сказал, -  You helped me. This is the reward.
 Ах, вот что такое слово «reward», обрадовалась Люся это «награда». Ну, конечно же, мы здесь собрались по поводу возвращения музею украденного. И, наверняка, будут говорить о награде.
- I do not know about the reward (Я ничего не знаю про награду.)
- For return of the Yu-bi-kum, a rather large amount of money.
За возвращения Ю-би-кум, a rather.. большие.. amount… деньги. Люсе даже не захотела выяснять более точный перевод, она сразу же удивилась:
- Really. (Неужели).
- Yes, very good money. (Да, очень даже хорошие деньги.)
- And we will get them? (И мы их получим?)
- You get it. (Ты получишь.)
- Why me? And how are you? (Почему я? А как же ты?)
- I gave up its stake in your favor.
Как же это перевести «Я дал … up its stake.. тебе … favor». Ну, допустим, как папа объяснил бы, фавор это фаворит, приоритет. Тогда Сэм что-то сделал, что бы у меня был приоритет.
- Why? (Зачем?)
- Because you mother works for you hard work. Now she would not have to work, it can be at home and not leave you alone (Потому, что мама у тебя работает на тяжелой работе. Теперь ей не придется работать, она сможет быть дома и не оставлять тебя одну.)

Потом их пригласили на сцену. Взрослые люди что-то говорили, хвалили их. А Люси думала только о мальчике, по имени Сэм, которого она не знала еще неделю назад, и который был обычным ребенком. Но его поступок Настоящего мужчины, был, наверняка, достоин только кого-то из самых великих людей.
- Но я, ни какая-то тебе нищенка!!! – Твердо решила Люся, - положено вознаграждение, получим. Но делить будем поровну!
 


Рецензии