КВД

               
                (18+)               
                (70-ые)

               
                КВД
               

                Ч.1
               
      
          КВД местные питерские шутники и завсегдатаи расшифровывали как
«клуб весёлых и доверчивых». На самом деле ничего весёлого в этом суровом заведении не было.
         Стоило только молодым людям услышать эту аббревиатуру, как их лица вмиг обретали серьёзное выражение,
а на душе становилось тягостно и тревожно.
         В приличной компании старались не произносить и не упоминать это слово...               
    
         Здание КВД выглядело неброским. Пройдёшь мимо -- и не заметишь, лишь вывеска на фасаде
«Кожно-венерологический диспансер» заставляет вспомнить древнюю истину.
         «От сумы и от тюрьмы не зарекайся».
      
         Местная дворничиха баба Валя, подметая тротуар перед входом в это мрачное заведение, перекрестившись,
будто от нечистой силы, старалась побыстрее закончить свою работу и отойти подальше от этого злачного места.
         Она уже устала делать замечания развязным девицам и озабоченным юнцам, которые курили у самого входа,
бросая окурки прямо на тротуар.  Да и посетители, прежде чем войти внутрь, частенько нервно поглядывали по сторонам: нет ли поблизости кого-нибудь из знакомых…

        До 1770 года Сергиевская улица (с 1923 года улица Чайковского) не имела соединения с берегом Фонтанки, доходила только до Косого канала (современная улица Оружейника Фёдорова). Между Косым каналом и Фонтанкой были устроены пруды для развода рыбы к царскому столу. Здесь находился Запасной двор, где хранили припасы царского двора.
        В 1770 году канал и пруды были засыпаны, улицу продлили до Фонтанки. 
Вот на этом историческом месте и появилось в 1938 году наше достопочтенное здание, в котором разместились Сергиевские бани. Главный лозунг которых:
                «В здоровом теле - здоровый дух».
        И совсем не случайно именно в части этого здании открылось учреждение, также боровшееся за здоровый образ жизни наших сограждан, но несколько иным образом.
        Видимо, местные власти сочли, что, если кому-то бани будет недостаточно для оздоровления, они смогут зайти в соседние помещения и подлечиться. Возможно, считая процедуры, которые здесь проводятся, чем-то вроде удаления ногтей и мозолей.
        Если вы уже это всё знаете, дорогой читатель, то прошу прощения,
что отнял у вас драгоценную минуту вашей жизни.
      
         На первом этаже этого здания находились гардероб и регистратура.
На втором этаже кабинеты врачей-венерологов, которые вели приём. Причём, что интересно, между женским и мужским кабинетами был небольшой коридорный проход и при желании можно было легко разглядеть всех лиц противоположного пола, пришедших за врачебной помощью.
        Особенно стеснительные девушки, в ожидании приёма, старались повернуть голову так, чтобы не дай бог кто-нибудь из мужской половины их не узнал.
        А если там окажется их сослуживец?  Со стыда ведь можно сгореть. Поэтому некоторые попросту приходили в чёрных очках.
        Хотя нередко на этом проходе встречались хорошие знакомые и просто друзья по несчастью и, выходя на лестничную площадку, они весело обсуждали свои похождения. Были случаи, когда даже флиртовали и влюблялись без памяти.
               
                Ч.2
      
        В день, о котором пойдёт речь, приём вёл доктор Лапин. Это был немолодой, начинающий седеть мужчина с наметившейся лысиной на затылке.На работе он обычно носил роговые очки и личный, подогнанный по фигуре, белый халат.
        Его никто ни разу не видел улыбающимся. Казалось, он так и родился с серьёзным и строгим выражением лица.

        За большим письменным столом рядом с Лапиным сидела совсем ещё юная практикантка -- процедурная медсестра Нюра и молодой посетитель, студент «мухинки» Евгений Казанов. Впрочем, знакомые его звали просто Казанова.      

        Кстати, мухинское училище находилось от КВД буквально в трёх шагах.
Очень удобно. Стоило только перейти узенький Соляной переулок.
        Как говорится, окно в окно. Может быть поэтому многие студенты «мухи», особенно после бурно проведённого лета, частенько забегали сюда для проверки.
        Не жизнь, а малина! Студенты других вузов города просто завидовали им чёрной завистью.
   
        Казанова в Питере был личностью легендарной. Мастер спорта по фехтованию. Обладатель отличных антропометрических данных и привлекательной внешности. Лицом он чем-то напоминал знойного испанца.
        О его мужских достоинствах женщины стеснялись говорить вслух.
И могли только прошептать на ушко своей самой-самой близкой подружке.   

         Почти каждая девушка, которая попадалась ему на пути
 (в буквальном, а не переносном смысле), испытывала неодолимое желание почувствовать себя женщиной. 
         Вот таким уж он был мужчиной.

        Существовала даже легенда, рассказанная мне одной из его поклонниц,
 что при виде Казановы у некоторых девиц от избытка чувств и резкого выброса гормонов лопалась резинка,
на которых держалась их юбка, и та предательски (какой конфуз!) обрушивалась на землю.
        Я даже не знал тогда верить мне этому или нет. Впрочем, учитывая качество изделий нашей лёгкой промышленности,
стоит ли удивляться.
               
         Из-за своей любвеобильности его в юные годы чуть было не отчислили из детского садика.  Бедной матери стоило немалых усилий уговорить заведующую оставить ребёнка в этом учреждении.
               
                Ч.3

        Но, как говорится, и на старуху бывает проруха. Вот уж действительно, «пока человек жив, не говори, что он счастлив». Анализ мазков, которые Казанова сдал накануне, неопровержимо указывал на то, что у него гонорея.

        Это сегодня этим недугом никого не напугать: один укол в задницу, -- и ты здоров, как огурчик. 
Но в то время всё было гораздо сложнее.
        Какая там к чёрту конфиденциальность. Врач в советское время не имел право приступать к лечению, не выявив все контакты больного за последний период. 
        С больного также бралась подписка, запрещающая ему половые сношения на определённый срок.          
                (обычно на 2 месяца)
       
         Иначе действовала статья Уголовного кодекса 115-я,
где прямо указывалось, что «заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, -- наказывается лишением свободы на срок до трёх лет…».
       
         Так что, если девушке встретится молодой человек, который не позволяет себе ничего лишнего, ведёт себя удивительно сдержанно и благородно, можно сказать, по-джентельменски, избегает близости в постели, особенно в первое время, ссылаясь на то, что «мы ещё недостаточно хорошо знаем друг друга» –- не надо впадать в эйфорию и не стоит обольщаться.         
        В таких случаях необходимо просто сходить к его лечащему врачу в КВД по месту жительства и обстоятельно с ним переговорить. И тогда, мои несчастные создания, в вашей юной головке романтические грёзы развеются и жизненные реалии предстанут перед вами во всей своей суровости и простоте.

        Так уж получилось, что Казанова чаще других клиентов попадал на приём к доктору Лапину.  Можно сказать, стал здесь своим человеком, проще говоря, постоянным клиентом.
        Доктор Лапин, как член партии, в диспансере имел ещё и общественную нагрузку. Он был ответственным за выпуск местной стенгазеты «За здоровый быт», которая выходила 5 раз в году аккурат к праздничным датам.
        Ему удалось «убедить» Казанову, как постоянного клиента, принять самое активное участие в издании газетёнки:
Казанова отвечал за оформления местной сплетницы, делал «шапку», а также рисовал карикатуры на тех нерадивых членов нашего общества, кто вёл беспорядочную половую жизнь и был злостным распространителем различных инфекций.               
               
                Ч.4

       …Конечно, кто же по доброй воле захочет рассказывать о всех своих связях, говорить о всех своих похождениях.
Этак, чего доброго, из невинной жертвы какой-нибудь гулящей девицы, которая тебя наградила чёрт знает чем,
сам можешь превратишься в ханурика, лазающего по помойкам.
   
        Но, зная, что от Лапина всё равно не отвертеться, на этот раз Казанова притащил в кабинет доктора свой огромный, увесистый гроссбух.
        В этом своём талмуде у него были записаны данные обо всех его девицах за последние пару лет.
        Имена пронумеровывались, чтобы не было путаницы. Например, Вера-2, Наташа-4, Ольга-5 и т. д.  В отдельный столбик записывался адрес и возраст.

        Также в столбик Казанова записывал личностные характеристики каждой
своей жертвы. Скажем, внешние данные. Здесь он пользовался классификацией женщин лауреата Нобелевской премии по физике Ландау.

1 – красавица
2 – симпатичная
3 – миленькая
4 – та, в которой есть хоть что-нибудь от первых трёх
5 – патологическая

         По поведению в постели Казанова также делил женщин на пять подвидов.
          
               (стеснительным девушкам советую пропустить этот абзац)


1 - безумная самка (огонь и пламя, согласна на всё, ахает в постели)
2 – раба любви (горящие угли, растягивает удовольствие, охает)
3 – стыдливая овечка (нежный полубутончик, постоянно краснеет, стонет)
4 – каракатица, отдаётся, но не до конца, будто делая одолжение
(установка на женитьбу, повизгивает)
5 – брёвнышко, позволяет себя покатать по кроватке, но не более того.
(молчит как рыба в воде, хотя одна из них действительно оказалась глухонемой)

        Имена девушек, для которых он стал первым, были прописаны на отдельной страничке. Он был не лишён романтизма.
Эта страница была украшена вензелем и голубками.

        -- А что это у вас в одной строчке тигр нарисован? – спросила медсестра Нюра.
        -- Это студентка из Африки, -- пояснил Казанова. – Бешенная какая-то оказалась, всё время кусалась и рычала в постели. Пришлось надевать футболку с длинными рукавами.
      
        Был, правда, у Казановы один недостаток -- плохой почерк, и не просто плохой, а отвратительный.  Может быть поэтому он не любил писать письма, а ограничивался телефонными звонками. Больше часа он вместе с Лапиным разбирался в своих каракулях (только за последний месяц).
        -- Каллиграфию бы вам не мешало подтянуть, молодой человек, -- пожурил его доктор. – Пишете, как курица лапой, ничего нельзя разобрать. Коли у вас столько женщин, так потрудитесь хотя бы аккуратно вести свои записи.
Вспомните русскую классику: какую огромную роль в жизни князя Мышкина сыграл красивый изящный почерк.

        В общем, как бы то ни было, все контакты Казановы в конце концов были полностью выявлены. И только после этого можно было приступать непосредственно к лечению, предварительно для полной диагностики подвергнув больного «провокации».
         …От режущей боли в уретре, когда тысячи игл впиваются в его мочевой канал, мужчина орёт как резаный и кидается на стенку в туалете, проклиная всех женщин на свете, и готов дать не только обет безбрачия, но и голову на отсечение, что больше не подойдёт к этим тварям ближе, чем на пушечный выстрел.
        Но проходит неделя-другая и всё возвращается на круги своя.
      
        После этой неприятной экзекуции, Казанова был обязан регулярно посещать процедурный кабинет. Ему были запрещены любые половые контакты.
        -- В конце концов в платонических отношениях тоже есть своя прелесть, молодой человек, -- утешал его Лапин.
        –- Сводите вашу девушку на фортепианный концерт в филармонию, наведайтесь в читальный зал библиотеки, перечтите поэтов серебряного века.
Поверьте мне, вы даже не представляете, как обогатится ваш внутренний мир. Какие тонкие струны зазвенят в вашей душе.
        Надо ли говорить, что Казанова не гнался за духовным богатством. Физических удовольствий ему хватало за глаза. 
А вот запрет на половые контакты стал для него самой ужасной пыткой, которую только можно было себе представить.

                Ч. 5
       
         Часто Казанове было мало одной женщины. Одной женщине редко когда удавалось его полностью удовлетворить. Поэтому обычно он был с двумя, а то и с тремя дамами, которые и образовывали его ближней круг.
      
         Честно признаюсь, я этого не понимал.  Мне лично всегда хватало одной женщины. Другое дело, что не всем женщинам хватало лично меня. Помню одна толкательница ядра по утру начала меня прессовать, настойчиво пытаясь выведать: нет ли у меня кого-нибудь приятеля на примете.
         Обуреваемый любопытством, я напрямик спросил Казанову об этой самой групповухе. Ох, лучше бы я не спрашивал.  Глаза у Женьки сверкнули, лицо приняло сердитое выражение. Он обозвал меня сексуально-озабоченным типом.
Сказал, что я ни черта не смыслю в женщинах.  Я стоял в совершенной растерянности, как побитая собачонка, и не смел открыть рот.
      
         Наконец, он сменил гнев на милость и доходчиво мне объяснил.
         -- Секс – это вовсе не главное, -- сказал он. -- Во всяком случае женщина лезет в постель не только за этим. Ей, бедняжке, необходимо излить свою душу, выговориться.               
         "Даже если мужчина будет слушать с сочувственным видом, кивать головой, он никогда не сможет понять её так, как другая женщина.            
         А вот когда их несколько, они могут свободно обсудить с подружками свои семейные проблемы, детей, мужей. Обменяться последними новостями. Поделиться своими радостями и печальками.
         К тому же им нельзя долго хранить в себе сексуальное напряжение, это приводит к неврозам. Им необходима разрядка, тактильный контакт. Ведь многие из них, особенно замужние, страдают от отсутствия мужского тепла и ласки".
        Простите за небольшое отступление. Итак, продолжим.

        Ядром этого ближнего круга была Алла и её сестра Стелла. Последняя хоть и вышла замуж, но продолжала поддерживать самые тесные отношения со своим Женькой. Причём, я бы не назвал это «свальным грехом». Ибо те женщины, которые с ним жили, старались других к нему не подпускать. Это, если хотите, была одна из форм полового отбора, только среди женщин, как в стаде бабуинов, где высокоранговые самцы делят между собой всех самок репродуктивного возраста.
        При этом друг к другу они особой ревности не испытывают. Остальные же, так называемые низкоранговые самцы, остаются на голодном пайке. 
    
                Ч.6
       
         Когда у Женьки возникало желание поохотиться, он направлялся или в Летний сад, или на пляж Петропавловской крепости. Но не брезговал он и театрами, и вернисажами. Хотя сам он редко знакомился с девушками. Его ближний круг делал это вместо него.
        Высматривали где-нибудь хорошенькую самочку на танцах, на пляже или даже в бане. А потом сводили их вместе.
Умные женщины понимают: чтобы секс сильно не приедался ему необходима иногда свежая кровь.
       
        Так, в частности, появилась у него юная скрипачка Катенька, с небесными глазками. После очередной вечеринки он пошёл её провожать.
        К нему домой было нельзя — родственники из Сибири приехали, спят даже на кухне.               
        К ней тоже – она жила в одной комнате в коммуналке с матерью, отчимом и сестрой.
В её подъезде не горела ни одна лампочка. Он проводил её до самых дверей...

       Но как же хорошо, что в старых питерских квартирах имелись просторные ванные комнаты. Надо только не забыть погромче включить воду…
Напомню, что сие действо не являлось финансово обременительным для соседей,
ибо в то время в коммуналках не было приборов учёта.
      
       Особую слабость Казанова испытывал к балеринам, может быть потому, что его мать работала хореографом.
      
       В один из вечеров, когда Женя находился в гостях у Аллы, к ней «на огонёк» забежала одна из её подруг, не входившая в ближней круг, симпатичная девушка с длинными тёмными волосами.
По Женькиной классификации вариант №2-2 (горящие угли).  У неё были глаза,особенно нравившиеся мужчинам, глаза с поволокой.
       Звали девушку Яна, она училась в балетной школе. Яна принесла кассету
с песнями с фестиваля в Сан-Ремо. Алла обещала переписать кассету и быстро вернуть.
        -- Может по чашечке кофе? – предложила она своим гостям.
         Те с удовольствием согласились. Хозяйка вышла на кухню и, смолов зёрна арабика, стала варить кофе по-восточному на раскалённом песке.

        -- Вы что так любите кофе? – кокетливо спросила Яна.
        -- Да нет, -- ответил Казанова. – У меня от него живот пучит.
        -- Вы знаете, у меня тоже, -- улыбнулась она и положила свою ладонь на его руку.
       Казанова всегда прекрасно понимал молчаливый язык жестов. Он взял её за руку, и они выбежали из квартиры.
      
       Когда через несколько минут Алла вернулась в свою комнату, неся на подносе чашечки с ароматным напитком, её встретила зловещая тишина. Лишь на пустом диване сиротливо лежала принесённая кассета.
       Впрочем, к Женьке у неё никогда не было претензий, а вот с Яной она решила разобраться.
«Ей это так не пройдёт, -- решила Алла. -- Она ещё об этом пожалеет». Единственным её моральным утешением было то, что Яне некуда было его привести.
         В однокомнатной квартире её ждала строгая мать и больная бабушка.
       
         Женя с Яной погуляли по Таврическому саду, посидели в кафе, а потом   
он проводил её до дома. Казанова рассказывал её смешные истории и анекдоты,
Яна захлёбывалась от смеха, еле успевая перевести дух.

        На следующий день знакомая кассирша выдала Жене две контрамарки.
Они  с Яной пошли смотреть балет «Спартак» в Мариинке.  Яна была просто очарована красотой и изяществом постановки.   
       -- Это чудесная волшебная сказка, куда попадаешь с серых дождливых питерских улиц, -- восхищённо говорила она. -- Море света и огня.
А Колпакова – просто какое-то чудо. Она не танцует, она порхает над сценой. 
Я в таком восторге, что у меня даже нет слов.
      -- Не случайно её называют «хрустальной балериной», -- добавил Казанова.
      После спектакля они бродили по набережным Невы, любовались полнолунием, гуляли по дорожкам Летнего сада.
   (благо в то время легко можно было перелезть через кованую решётку с торца)
      
     Казанова читал ей свои стихи и спел свою песенку.
      
                Я заблудился в женских сердцах
                Я заблудился в их голосах
                Я заблудился в бездонных глазах
                Я заблудился в их волосах…

                И только луна подружка моя
                Она понимает меня не тая
                И только луна подружка моя
                Она понимает, прощает меня

                И только луна подружка моя
                Она понимает меня не тая
                Она не дала мосты развести
                Она согласилась меня подвезти


        Проводив её до дома, и уже поднимаясь по лестнице, Женя тяжело вздохнул. Яна всё прекрасно поняла.
        -- Женечка, поверь мне, -- жалобно сказала она, -- если бы не больная бабушка, я бы пригласила тебя к себе.
       Она была в полном смятении, еле сдерживая своё волнение.
Сладостное тепло разлилось по её телу.  Пальцы её дрожали.  Она прижалась к нему и, обхватив его шею, коснулась его губ.
        Женя, как хороший двигатель, заводился с пол-оборота. Женские желания он чувствовал ещё до того, как они зарождались в их телах.

        Казанова взял её на руки, поднёс к окну между этажами и усадил на подоконник. Она как кусочек пластилина подчинялась каждому его движению… Даже сквозь одежду он чувствовал, как пылает её тело.
        И когда возбуждение накрыло её с головой, звуки сами стали вырываться
 из её груди.
         
        Больше всего она боялась, что это услышат соседи из ближайших квартир и выйдут на лестницу. Вот уж будет позор и стыдобище! 
        А тут так некстати эти белые ночи, когда ночью видно так же, как днём.
С другой стороны, этот страх только ещё сильнее возбуждал её. Но она уже не могла.
        У неё уже просто не было сил что бы то ни было изменить или остановить…
Лавина покатилась, сметая всё на своём пути.    

        Никогда ещё ни в одной постели Яна не испытывала того, что испытала на этом жёстком деревянном подоконнике. Накопившееся и долго сдерживаемое сексуальное напряжение начало своё извержение. Судорога гениталий передалась её ногам. Промежности разрывались от наслаждения. Она билась в конвульсиях, не успевая перевести дыхание. За одной разрядкой сразу же следовала другая…
        Тело ныло от сладостного изнеможения.

        В конце концов её организм не выдержал чудовищного нечеловеческого напряжения: перила, стены, потолок -- всё поплыло у неё перед глазами, она погрузилась в туман. 
        В полном прострации, совершенно обессилившая, она потеряла сознание. Лишь крепкие руки Казановы спасли её от падения на холодный каменный пол…
      
                Ч.7

         Но, если кого-то из моих милых читательниц сильно захватила предыдущая бесцеремонная сцена, -- не отчаивайтесь. Поберегите свою нервную систему.
         Я не позволю этой ветренной фифочке вызвать чувство зависти и досады только из-за того, что в этот вечер на её месте не оказалась более достойная девушка...
         Автор ещё устроит этой лахудре головомойку. Потерпите пару страниц. Поверьте мне: ваше терпение будет вознаграждено с лихвой.
       
        Впрочем, счастье у Яночки было недолгим, каких-то двое суток.
Как в песне:
         
         «Недолго музыка играла.
          Недолго фраер танцевал»
       
       А всему виной женское тщеславие. Подфартило тебе -- так живи и не парься, не старайся выделиться на общем фоне.
Но женщине разве можно это объяснить.
       Яне обязательно надо было похвастаться перед своими подругами. Чтобы они умерли от зависти. Видимо это то, что необходимо женщине для абсолютно-полного счастья.

        Чёрт её дёрнул пойти с Женькой на вечер-встречу одноклассников. 
И пока она помогала хозяйке готовить салаты, её лепшая подруга Анжела увела Казанову.

        Ну о чём тут можно говорить. С Яной случилась форменная истерика.
Как бывает у ребёнка, когда отнимают его любимую игрушку. Она жаждала разорвать эту сучку на куски, закатать в асфальт, утопить в Фонтанке.
                  
      
               
        ...Анжела была совсем ещё юной матерью одиночкой. Постоянного мужчины у неё не было.
И как она жаловалась Яне: «так истомилась без мужика -- хоть на стенку лезь».

        У Анжелы, как только она увидела Женю, сильно забилось сердце, началось лёгкое головокружение. 
Она опустила глаза в пол, боясь их поднять.            
        А когда всё же набралась смелости и подняла, встретив его взгляд, в ней будто всё оборвалось. Анжела поняла, что с этой минуты она больше не принадлежит себе. И чтобы он не попросил, она ни в чём не сможет ему отказать. Она почувствовала, как предательски наливается её грудь и твердеют соски, как повлажнели её трусики. Щёки просто пылали в огне. Ей стало не хватать воздуха, она начала дышать ртом. Анжела не помнила, как они вышли из квартиры, куда шли, о чём говорили. 


      ...Как большой ценитель балета, он расспрашивал её о предстоящем танцевальном конкурсе в Москве, в котором ей предстояло участвовать. Она должна была танцевать «Чардаш».
        -- Жалко я не увижу ваше выступление, -- разочарованно сказал Казанова.
        -- Но почему же, я его вам могу показать.
        -- Но ведь надо переодеться, -- сказал Казанова. – А музыкальное сопровождение?
        -- Всё очень просто, -- ответила Анжела. – Моя тётка работает сторожем
в балетной школе. Это в двух кварталах отсюда. Если хотите, она нам откроет,
и я станцую для вас в балетном классе. А музыка есть на магнитофоне.
        -- Я с удовольствием бы посмотрел, -- ответил Казанова.

        Но, когда они оказались в балетном классе, до танца дело так и не дошло – они слишком сильно хотели друг друга.  Она то ещё успела переодеться, у него же на это просто не хватило сил...       

        Как-то, пару лет спустя, я оказался в гостях у Анжелы, которая одна растила дочь. Желая заслужить её расположение и выглядеть в её глазах этаким оплотом нравственности, я стал порицать Казанову за его аморальный образ жизни.
        Каково же было моё удивление, когда она, вытирая платочком слёзы, заявила мне, что «одинокие женщины тоже имеют право на свой маленький кусочек счастья».
А также добавила, что она ни о чём не жалеет.

                Ч.8


          «Доктор, вы знаете, -- говорит смущённый
           молодой человек, -- у одного моего
           знакомого подозрение на венерическое
           заболевание.
           -- Ну, что ж, -- отвечает доктор, --
           снимайте штаны и показывайте своего знакомого».
                Популярный в то время анекдот.
      
         В тот же день Лапин обзвонили всех девушек, на которых указал Казанова. И на следующее утро в назначенный час в помещении для ожидания перед кабинетом доктора стали собираться представительницы прекрасного пола.
        Лапин, выйдя из кабинета, предупредил, что у него последний посетитель мужчина, после чего обещал всех принять.

                Ну что ж, давайте знакомиться ещё раз.
 
   
       Алла – яркая блондинка, «постоянная» девушка Казановы.  Девушка крепкая, спортивная и решительная.
      Стелла – её двоюродная сестра, замужем, живёт в пригороде, на даче, с родителями.
      Яна -- балерина. Она отпросилась с репетиции.
      Анжела – подруга Яны. Тоже дрыгоножка.
      Люба – соседка Стеллы по даче.    
      Катя – студентка музыкального училища.

        Катя пришла в КВД с кофром для скрипки. Было заметно, что девушка сильно нервничает. 
Спросив, «кто последний к доктору Лапину?», она не удержалась и добавила:
        -- Я здесь случайно.
        -- Мы все здесь случайно, -- холодно обрезала её Алла.
   
         У Кати в тот день был зачёт по английскому. Она села на стул, стоящий
у стены, достала конспект и начала зубрить текст:
         «My name is Katya. I was born in Leningrad…»

               
        А предыстория событий такова. Возвратившись в родной город с военных сборов в Архангельской области, Казанова был чист как младенец.  Да и то сказать, в ненецкой тундре кроме песцов и куропаток на сотни километров ни одной живой души, не говоря уже о женщинах.
        Но после дня рождения Аллы, который отмечали на даче у Стеллы, все «знакомые» девушки Казановы где-то дней через пять почувствовали какой-то странный зуд и дискомфорт внизу живота. Некоторые даже собирались сами обратиться к врачу, но звонок Лапина их опередил.
       
        Каждую вновь входящую, спрашивающую «кто последний к доктору Лапину?», уже присутствующие девушки встречали снисходительной улыбкой и лёгким вздохом облегчения «мол, не одна я такая …».
        Ничего не поделаешь, иногда человеку приятно не оттого, что ему хорошо,
 а от того, что другому, скажем так, не лучше.
       
        Когда вошла Яна, Алла всё своё внимание сразу переключила на неё.
        -- Здравствуй, дорогуша, -- обратилась она к ней. –
Ты уж извини, что я не угостила тебя кофейком.
        -- Он сам предложил уйти, -- оправдывалась Яна. – Я сама не ожидала.
        -- А совесть у тебя есть?  Мужика на минуту оставить нельзя, --
выдохнула Алла. – Подмётки рвут на ходу.
        -- Прости Аллочка. Мне просто крышу снесло.
        -- Ну и где же ты умудрилась с ним трахаться?  У тебя же дома парализованная бабушка.
        -- Мы с ним гуляли в Таврическом саду.
        -- Да там всё просматривается, как на ладони.
        -- Мы нашли густые кусты сирени.  Туда и зашли.
        -- Что на грязной и мокрой земле? – сощурила глаза Алла.               
        -- Ну зачем же, -- невозмутимо ответила Яна. – Я просто встала в позу цапли.
       Она закинула ногу за голову, показав, как это было на самом деле.

        -- Я всегда мечтала стать балериной, -- сквозь зубы процедила Алла и, подойдя к Яне, залепила ей звонкую затрещину.
        Яна тоже не осталась в долгу и дала сдачи. Девушки вцепились друг другу в волосы и устроили потасовку.
Ну и, конечно, оскорбления посыпались, как из рога изобилия.
        Не буду я их здесь приводить, чтобы не компрометировать женский пол.
К тому же многие из них мне были в диковинку, я так до конца и не понял их смысл. Был бы я филологом, то после того,
что услышал, я бы запросто защитил кандидатскую по ненормативной лексике.
         Бедная Катенька, она вынуждена была заткнуть пальцами уши -- в таком шуме просто невозможно было зубрить иностранный текст.
      
         Услышав шум и крики у своих дверей, из кабинета выскочил доктор Лапин.  Он разнял дерущихся девушек.
        -- Вы что тут мне устраиваете балаган! -- закричал на них он. – Это государственное учреждение. Хотите подраться -- идите на улицу, там и выясняйте свои отношения.
На какое-то время в помещении воцарилась тишина.
        -- Между прочим, я с Женей была только два дня, -- оправдывалась Яна.-–  У меня Анжела его увела с вечеринки.
    
        В это время в помещение вошла сама Анжела.
        -- Кто будет последней к доктору Лапину? – спросила она.
        -- Я крайняя, -- угрожающе ответила Яна. – Будешь за мной.
        У Анжелы стали нервно подёргиваться плечи.
        -- Яночка, миленькая моя, -- дрожащим голосом пролепетала она. -–
Я не специально. Так получилось.
        -- Лепшая подруга называется, -- огрызнулась Яна. –- Ты же меня убеждала, что он не в твоём вкусе.
        -- Я и сейчас так считаю, Янчик, дорогой мой. Просто всё случилось так неожиданно. Я была застигнута врасплох.
        Честно сказать, я просто не устояла перед его напором. Не хватило сил и самообладания.

        -- Впаривай кому-нибудь другому, -- взорвалась Яна.
 И со словами «бесстыжая тварь!»  бросилась на Анжелу. Несколько звонких затрещин -- и бывшие подруги бульдожьей хваткой вцепились друг в друга.

        Визги, крики, проклятия – а как же без этого. И вообще, когда дерутся балерины – это вам не болеро, главное здесь не пропустить удар ногой. Ибо сила удара у этих хрупких созданий такова, что полученная травма может оказаться несовместимой с жизнью.
        А ведь совсем недавно девушки были лучшими подругами и не представляли свою жизнь друг без друга.

       Снова Лапину пришлось выйти и успокаивать разбушевавшихся посетительниц. 
               (Всё же Яна успела «засветить» свою обидчицу)
       Заодно доктор сделал перекличку. Выяснилось, что все в сборе кроме одной – Любы, соседки Стеллы по даче.
       -- Но она звонила, -- сказал Лапин, уходя в свой кабинет, -- обещала подъехать с минуты на минуту.
               
                Ч.9
      
         После небольшой паузы слово взяла Алла.
         -- Любопытный у нас получается расклад, дорогие мои подруги.  До моего дня рождения Женя был в полном порядке, залетел он лишь после дачи.
Значит, кто-то его наградил. Тот, кто был с ним в близких отношениях, то есть, кто-то из нас. И я надеюсь, что вскоре всё выяснится.
        Наступило гробовое молчание.

        -- Лично у меня никого кроме Женьки не было, -- продолжала Алла. -- Он меня полностью устраивал. Не было смысла менять шило на мыло.
К тому же у меня сейчас два хвоста за предыдущий семестр, пашу как папа Карло. Голову некогда поднять.
    
        -- Я единственная из вас, кто замужем, -- сказала Стелла. -- Мужу я не изменяю. Женька – не в счёт. Это моя старая любовь.
        Муж приезжает из командировки через три дня. И что мне прикажите теперь делать.

        -- У меня есть постоянный парень, саксофонист, -- заговорила Яна. -– Через неделю он возвращается с гастролей.
Так что у меня теперь тоже проблемы.
А с Женькой было какое-то затмение, просто замкнуло.
        Но других мужчин у меня не было.

        -- А у меня есть алиби, -- тихо сказала Катя и низко опустила голову. – Женя у меня первый. 
        -- Рассказывай сказки, -- усмехнулась Алла.
        -- Не верите, можете у него спросить.

         -- Тогда остаётся Анжела, -- подытожила Алла.
         -- Да вы что такое несёте! У меня алиби похлеще, чем у Кати, -- возмутилась Анжела. – Я- мать одиночка, я почти целыми днями сижу с ребёнком, какие ещё там мужики.

        -- Тогда методом исключения остаётся Любка, -- сказала Алла.
        -- Скорее всего так, -- подтвердила Анжела. – Помните, когда мы мылись у неё в бане. Она ведь тоже сначала хотела с нами пойти, но в последний момент передумала.
        -- Кажется, припоминаю, -- подтвердила Алла.
        -- Она ещё о чём-то с Женькой шушукалась.
        -- Вот сучка, как же я раньше не догадалась, -- всплеснула руками Алла.
        -- Она мне как-то обмолвилась по пьянке, -- продолжала Анжела, -- что подцепила какую-то заразу от заезжего морячка.
Не знаю по какой причине, может потому, что сама медсестра, решила к врачу не обращаться. И занялась самолечением.
Но вылечится до конца не смогла. Она ещё жаловалась, что антибиотики на неё не действуют.
        -- Выходит она знала, что до конца не вылечилась, а всё равно легла под Женьку, -– бросила обвинение Алла. -- Сучка!
        -- Получается, что умышленно заразила, -- вставила Стелла. – Гадина!

        В это время Лапин закончил принимать последнего посетителя и пригласил всех девушек в свой кабинет. Он провёл с ними ознакомительную беседу, а медсестра Нюра взяла у всех мазки и отнесла их в баклабораторию.  Через полчаса стали известны результаты анализов. У всех обнаружили гонококк, только Катя оказалась чистой.
        Для страховки у неё взяли ещё один контрольный мазок.


       Всем инфицированным девушкам был назначен курс лечения в процедурном кабинете.Также с них была взята подписка о недопустимости половой жизни до полного выздоровления. Девушки, конечно, были в шоке. Рушились все их жизненные планы.
       В ожидании Катиного анализа вся честная компания вышла из здания на свежий воздух и уселась на скамейке в маленьком скверике во внутреннем дворике диспансера.   
       
        -- Как же ты теперь будешь работать? – спросила Аллу сестра. -- Ты ведь у нас сомелье, а при лечении алкоголя нельзя ни грамма.
        -- Ой, и не говори, -- мотнула головой Алла, – легче уволиться.

        -- А у меня отпуск накрылся медным тазом, -- пожаловалась Стелла. – Путёвки уже купили на Чёрное море.
А теперь что делать? Путёвки что ли сдавать.

        -- У меня ещё хуже, -- пожаловалась Яна. Она зашмыгала носом, у неё увлажнились глаза. – У меня свадьба на носу,
а затем свадебное путешествие. Что я скажу жениху?  Если он узнает, он меня просто бросит. И будет прав.

        -- А я по студенческому обмену должна ехать в Финляндию, -- сообщила Катя. -- Не дай бог будет плохой анализ.
Придётся остаться в городе.

        -- Отец моего ребёнка недавно развёлся, -- поведала Анжела. -- Он обещал этим летом приехать в наш город.
Я даже не знаю, как я буду теперь смотреть ему в глаза.

         Через некоторое время окно на втором этаже приоткрылось, и медсестра Нюра помахала Кате рукой.
Катя вскочила со скамейки и побежала к доктору.
       
        -- У вас всё чисто, -- поздравил её Лапин, как только она вошла в кабинет. – Можно сказать, в рубашке родились.
        Когда Катя снова появилась в скверике, она буквально искрилась от счастья.
        -- Я танцевать хочу, я танцевать хочу до самого утра, -- запела она и закружилась по дворику. – Ля-ля-ля-ля; Ля-ля;
Ля-ля-ля-ля; Ля-ля. Пришла моя пара…
        «Господи, я сейчас пойду и поставлю свечку в Преображенском соборе. Я так загадала».
        Она посмотрела на часы.
        -- Мать честная, да я ещё успею сегодня сдать зачёт по английскому.
        -- Good bye, девочки, -- помахала она всем рукой и, повернувшись, пошла через арку на улицу.
Но вдруг она развернулась и подбежала к скамейке.
        -- Совсем забыла вам сказать. Вы знаете, кого я только что встретила в вестибюле?
        -- Кого? – спросила Алла.
        -- Любку, -- ответила Катя. – Она как раз заходила в туалет.
        Катя ещё раз помахала всем ручкой и испарилась.

        -- Ну что, бабоньки, может навестим мою соседку по даче? – угрюмо спросила Стелла и направилась в диспансер.
Все, не сговариваясь, пошли следом за ней.
      
        Застав в туалете Любку, они прижали её к стене.
        -- Ты нам ничего не хочешь сказать? – спросила её Стелла.
Увидев угрожающие лица, Любка перепугалась и молчала.
        -- Ты зачем легла под Женьку, зная, что ты больна? – толкнула её в плечо Алла.
        -- Девочки, простите меня, просто резинки под рукой не оказалось, -- испуганно залепетала Любка. -- Я так его хотела. Просто не удержалась. Не утерпела.
        -- Значит, ты умышленно его заразила, тварь! -- со злостью выкрикнула Яна.
        Любка виновато пожала плечами.
        -- Выходит, что так.

        Видимо, эти слова были последней каплей, переполнившей чашу терпения.  Женские нервы не стальные канаты.
У них есть свой предел прочности. Выдержка и самообладание покинули несчастных дам.
        Они с яростью накинулись на свою обидчицу. Замелькали ладони и кулаки. Крики и вопли разорвали тишину гальюна.
Когда Любка уже лежала на полу, прикрыв голову руками, избиение продолжалось с ещё большим остервенением, только к рукам теперь добавились ещё и ноги. А что такое ноги у балерин я уже говорил.
        В общем, как сказала потом Алла: «Мы ей дали п****».

                «Синенькая юбочка, ленточка в косе.
                Кто не знает Любочку?
                Любу знают все.
                Либе, либе. Аморе, аморе.
                Либа, либа. Любовь»               

               
                А. Загульный      
10. 2018г. СПб.
      
     На моей авторской страничке можно посмотреть иллюстрации к рассказу.
    

               


Рецензии