Цветы для Машки

               
                Документальная проза               
                (80-ые)

                ЦВЕТЫ ДЛЯ МАШКИ

               
                Ч.1

      
         Сеня был не высокий, но обаятельный. Весёлый, простодушный, отзывчивый. В автобазе, где он работал водителем на польском «Жуке», у него ни с кем не было конфликтов. У клиентов, которых он обслуживал, к нему тоже не было претензий, а вот личная жизнь у Сени не складывалась.
         Сначала его чёрт дёрнул жениться на баскетболистке. А после развода увлёкся юной бухгалтершей Люсей.
Расписались в Загсе. Но и здесь незадача. Выяснилось, что она вышла за него без любви, назло своему парню, который женился на её лучшей подруге.
         Сене было уже под 30, а он всё ещё был не женат.
 Где же найти ту единственную, которая сделает меня счастливым? – постоянно задавал он себе один и тот же вопрос.
               
       
         Бывший доходный дом сельскохозяйственного товарищества "Помещик" в стиле модерн стоит на углу 7-й Красноармейской и Измайловского проспекта в Санкт-Петербурге, недалеко от Обводного канала. Построен ещё в 1912 году.               
         Об этом здании ходили легенды. По одной из них, в нём до революции располагался дом терпимости, о чем свидетельствует скульптура Венеры, установленная в нише на башне. Не могу это подтвердить достоверно.
Я родился уже после 17-го года.
      
         Первый раз, когда Сеня увидел это строение в готическом стиле с тёмно-серым орнаментом, он был просто поражён. Так всё в нём было красиво и изысканно.
         Первый этаж здания занимал гастроном "Стрела».  А в подвальном помещении находился стол заказов для молодожёнов. В основном, здесь собирали продовольственные наборы для новобрачных из того, что не встретишь на полках   магазинов (чёрная икра, рябина на коньяке, армянский коньяк). Некоторые молодые люди даже специально подавали заявление в ЗАГС лишь только для того, чтобы приобрести долгожданный дефицит.
         Сеню прикрепили к столу заказов, он развозил продуктовые наборы, упакованные в картонные коробки, по точкам.
В подвале работало несколько женщин, которые рассортировывали продукты. На всех были белые служебные халаты.
         Среди этого коллектива особенно выделялась одна женщина -- Мария, но все почему-то звали её Машка.
Она была самой красивой. Её тигриные глазки не на шутку волновали мужские сердца, лишая её поклонников покоя и сна.
Она не пользовалась духами, но запах весенней свежести всегда исходил от неё.
         Впрочем, этот тип женщин давно уже описан Лермонтовым. Из уважения к великому русскому поэту я предоставлю ему четыре строчки в моем произведении.


          «Ах этот носик, эти губки!
           Два свежих розовых листка!
           А перламутровые зубки,
           А голос сладкий, как мечта!


        Она была разведёнкой, одна воспитывала дочь. В своё время у неё был хороший работящий муж, видный мужчина,
с которым она прожила десять лет.
        Но один раз она не справилась со своими страстями и, увы, их брак распался.

                Ч.2               
      
        Машка дружила с Галиной. «Глазастик» — как её называли в подвале за большие выразительные чёрные глаза.
Это была тихая, молчаливая девушка, которую посетители, а это были в основном мужчины-водители, просто не замечали.
Ибо всё внимание на себя забирала Машка.
        Что уж там говорить про Сеню. Он втюрился в Машку с первого взгляда.  Водитель Рома -- местный ловелас, широкоплечий детина с чёрными усами, так же, как и Сеня, прикреплённый к магазину «Стрела», пытался его предостеречь.
 «Не по Сеньке шапка», -- подзуживал он. Но было уже поздно. Сеня влюбился.

          Одно время и сам Рома пытался приударить за Машкой. Пару раз он зажимал её в подсобке. Но у него ничего не вышло, как он не старался. Разве что на его ладони остался след от её острых зубов. 
К тому же он был женат. А это для Машки было табу. Впрочем, Рома не сильно огорчался, он «расположил» к себе весёлую толстушку, кассиршу Зинку, и быстро утешился.

          Но тут, как снег на голову, у Сени появился ещё один конкурент.
Некто поэт Бенедиктов.  Мужчина лет сорока пяти, невысокий, с благородной сединой на висках, в очках. На нём всегда был безукоризненный английский костюм в полоску и яркий красный галстук.
          Он как-то делал заказ для юбилейного вечера в Союзе писателей.
Ну и, естественно, потерял голову от любви.
          Поэт несколько раз забегал в подвальчик, называл Машку своей музой,
дал ей визитку, пригласил на поэтический вечер. Сеня уже готов был поговорить
с этим мастером изящной словесности по-мужски. Но делать этого ему не пришлось.               
          В один из дней, когда поэт, взяв Машку за руку, читал ей свои последние вирши, в подвальчик ворвалась его супруга -- настоящая фурия. Женщина крупная и решительная.
          Она схватила своего мужа за шкирятник и выволокла на улицу.
Его робкие возражения о неприкосновенности частной жизни показались женщине не убедительными.
          -- У поэта есть только одна муза, – кричала она, -- это его законная жена.               

          «А вас дамочка, -- пригрозила она Машке. -- Я предупреждаю. Будете отбивать чужих мужей -- заработаете на орехи!»
После этого случая Рома стал называть Машку «разлучницей» и постоянно предлагал ей орешки.
      
          Сеня каждый день делал Машке комплименты. Но она на это особого внимания не обращала. Она слишком хорошо знала себе цену. Тогда он стал пожирать её глазами, бросать на неё страстные взгляды, как Грушницкий на княжну Мери.

          Впрочем, ему, как и Грушницкому, это тоже не помогло. Время от времени после работы она, кокетливо улыбаясь, просила его подбросить её до метро "Технологический институт". И, хотя другие водители вряд ли бы ей отказали, она просила именно Сеню.
          Он охотно исполнял все её просьбы.

          Однажды он решил воспользоваться опытом Ромы и прижал её в подсобке, предусмотрительно надев на руки брезентовые рукавицы.
          Но она даже не стала сопротивляться, она захлебнулась от смеха.
          -- Вот уж кого-кого, а пожарников у меня ещё не было, -- выпалила она. -- Я на твоём месте давно бы сменила профессию. Из тебя выйдет отличный массажист. Надо лишь рукавицы заменить на махровые.

          Как-то в курилке, где кроме Сени находилась Галка, Рома заявил:
«Зря ты только время теряешь с Машкой. Лучше бы занялся Галкой. Заметь, как она на тебя смотрит, явно по тебе сохнет».
          -- Рома, не говори глупости, -- оборвала его Галка. – Если бы я была
на месте Машки, я бы отхватила тебе руку целиком. С этими словами она выбежала
из курилки.
          Несколько раз Сеня звонил Машке домой и молчал. И, хотя она вскоре начинала ругаться, – это его не останавливало.
Ему необходимо было слышать её голос.
    
          В коридоре рядом с туалетом в бывшей кладовке была оборудована душевая. Машка любила мыться и почти каждый день после работы принимала душ.  Раздевалка перед душевой кабинкой закрывалась на щеколду. Но как-то раз Машка забыла закрыть входную дверь.
          Сеня, заметив такую оказию, посмотрел по сторонам: не видит ли кто его. Затем быстро вошёл в раздевалку, схватил первую попавшую под руку её вещь, сунул себе в карман и вышел незаметно в коридор. 

          Уже приехав домой, он посмотрел на то, что же он взял. Оказалось, что это были женские фланелевые трусики в цветочек.
          Он приложил их к лицу. Они ещё хранили запах её тела, её пота, её тепла. Он почувствовал лёгкое головокружение. Сладостное томление разлилось в его груди.
          У него было такое чувство, будто он прикоснулся к её плоти.

          В тот вечер, не обнаружив важную часть своего туалета, Машка стала спрашивать у сослуживцев, не видел ли кто её трусики?
          -- Ты вспомни, где ты была в последний раз, -- сказала ей заведующая. -- Может быть у любовника оставила.
Весь женский коллектив дружно захохотал.
          Только Галка не смеялась – ей отчего-то стало грустно.
               
                Ч.3
    
          Однажды после работы, пошёл сильный дождь. Видимости никакой, даже щётки мало помогали. Сеня решил переждать непогоду и немного задержался с отъездом. И вдруг неожиданно открылась пассажирская дверь и к нему в кабину села сама Машка.
          Он её никогда такой не видел. У неё были заплаканные глаза, тушь текла по щекам. Она уткнулась Сене в грудь и разрыдалась.
          В этот день она рассталась со своим мужчиной, у которого, как она выяснила, была жена и двое детей.
Сеня дал ей выплакаться, посочувствовал, как только мог, целый час утешал, а потом предложил ей сходить на балет «Спартак» с Колпаковой в Мариинский театр. Сеня знал, что она мечтает посмотреть этот балет. Но попасть на представление было не просто. Билетов в свободную продажу практически не поступало -- всё уходило иностранцам. Три часа он простоял у кассы, заняв очередь с шести утра.
         Машка, конечно же, согласилась.
      
         Они сидели в партере в десятом ряду. Видимость была отличная.
Зрелищность фантастическая. Костюмы, актёры, музыка. Любовь.
Свобода и смерть -- и всё на одной сцене.
         Ну и, конечно, блистательная Колпакова. Недаром же в Ленинграде её называли «хрустальной балериной». 
«Самые красивые ножки России» -- написал о ней один зарубежный критик. Этот сгусток женственности и чувственности был способен растопить любое мужское сердце.
        Когда он проводил Машку до парадной, она чмокнула его в щёчку, разлохматила его шевелюру и сказала: «Сегодня был просто чудесный вечер».
               
               
                Ч.4
    

        Корпоратив был посвящён будущему Первомаю. После бурного застолья начались танцы. Машка была нарасхват,
поэтому Сене удалось станцевать с ней всего два танца. Она держала с ним дистанцию, была холодна и недоступна.
А когда пошёл «Бони М» к ней вообще было не подступиться.
       Сеня вернулся к столу, за которым сидела одна Галка, подсел к ней и стал изливать свою душу.
       -- У меня какая-то чёрная полоса, -- пожаловался он ей. – Все мои планы и надежды рушатся. Вот ты её ближайшая подруга, подскажи, ты же знаешь, как мне добиться её расположения? Как подобрать к ней ключик?  Может нужно сделать какой-нибудь подарок.
       -- Нашёл к кому обращаться, – ответила Галка и закатила глаза в потолок. Широкая улыбка заиграла на её лице. –  Вот если бы ты попытался покорить моё сердце, вот тогда бы я тебе помогла.
Мы бы с тобой, развернув карту боевых действий, составили бы план военной компании, предусмотрели бы все тактические ходы: обходы, обхваты, ложное отступление, предусмотрели бы различные ловушки и минные поля. И я думаю, шансы на победу у нас были бы неплохие.
       «Да пойми ты, сказала она уже серьёзным тоном. Если женщина не любит, то тут уж ничего не поделаешь, хоть тресни».
       -- Неправда, -- возразил Сеня. – Это в тебе говорит женская ревность.
       -- Ревность?  -- усмехнулась она. – Нет, если хочешь серьёзно, могу дать дельный совет. Стань директором магазина типа нашей «Стрелы». Я тебя уверяю, она сразу обратит на тебя внимание.
       Он грустно опустил голову.
       -- То есть шансов никаких нет?
       -- Почему же. Вот в газете недавно писали. Мужик похитил девушку. Десять лет держал её в подвале, прикованную к стене. Она родила ему двух детей.  А когда всё вскрылось и его судили, она попросила суд его оправдать. Так как он сильно её любил. А из-за резкого ухудшения зрения она уже не могла работать. Таким образом, он оставался единственным кормильцем в «семье».
Конечно, это противозаконно, но зато ты будешь обладать любимой женщиной.
       «Галка совсем съехала с катушек, подумал Сеня. Совсем сбрендила".
А в это время колонки надрывались от децибелов.
    
                "Так вот какая ты
                А я дарил цветы
                А я с ума сходил
                от этой красоты

                Так вот какая ты
                Надежды и мечты
                Ты подарила
                И разбила ты!"
               
               
                Ч.5

      
         Конец апреля в Питере – это уже весна.  Даже такая запоздалая, как в этом году. Всё тает. Плавится снег на крышах. 
С домов стекает вода. Дворники скалывают последний лёд вдоль поребриков.
         В Таврическом саду углубились затайки у комлей деревьев. На открытых от снега проплешинах радует глаз свежая зелень. Что-то не поделили драчливые воробьи около огромной лужи. Пробует свой голос чёрный скворец. У лиственниц появились первые нежные зелёные иголочки. Набухли почки.
         Всю ночь эти неугомонные соловьи бередят душу бедным влюблённым.
Весна -- время перемен в природе и в жизни. И никуда от этого, видимо, не деться.
      
         Приближался день рождения Марины. Сеня долго думал, что бы такое купить. Она часто жаловалась, что ей постоянно рвут колготки в троллейбусе.
«Нет. Это не совсем удобно», подумал он.
         «А может загладить свою вину и купить ей трусики? Нет, это тоже не пойдёт». Ведь тогда он выдаст себя с головой.
«Духи?  Но она ими не пользуется». Решил остановиться на цветах. Но таких, которые бы рассказали ей о его горячей любви. Чтоб наконец-то оттаяло её холодное сердце.
         Сеня долго бродил по магазинам, долго выбирал. Было много красивых, со вкусом подобранных букетов, но того, что он хотел, он так и не нашёл.
         И когда он совсем уже было отчаялся, вдруг рядом со «Стрелой» в маленьком павильончике Сеня нашёл то, что искал. Несколько алых красных роз, перевязанных красной лентой.
         Это были как бы полураспустившиеся цветы. Полубутоны. Уже не бутоны, но ещё и не раскрывшиеся цветы. Цветы – загадка.
         Ему почему-то вспомнились слова.

    "Девушка прекрасна как цветок. А каждый цветок должен быть немного распущен".

         Он не раз перевозил цветы и знал, что их нельзя класть на сидение, особенно нежные орхидеи и розы. Они могут помяться, потерять товарный вид. Сеня заплатил за букет, но попросил оставить его до вечера в вазе с водой, сказав, что возьмёт его позже.
         После работы он забрал букет, завёрнутый в гофрированную бумагу. Рядом с магазином был маленький сквер. Сеня нашёл там пустующую скамейку и присел.
         
         День был безветренный, тихий. Волокнистые стайки облаков, толпившиеся на небе, не торопились никуда убегать. Почки лопнули, проклюнулись листки, будто кто-то опрыскал зелёной краской кусты и деревья. Острый, смолистый запах новорожденной зелени приятно щекотал ноздри.
         Здесь в этом зелёном оазисе совсем не чувствовалось городской суеты, словно и не было никаких людских забот. 
Всё замерло в какой-то волшебной тишине, будто само время остановилось. В такие минуты не хочется никуда идти и не хочется ничего делать, вот так бы сидеть и сидеть на этой скамейке всю жизнь.

         «Если бы Машка была одна, думал он, я бы сейчас пошёл и вручил ей букет. Но там же сейчас весь коллектив, да ещё Ромка приехал закрывать наряды.  Представляю, как они будут злорадствовать, увидев меня с розами.  Со стыда можно сгореть».
         Сеня был в некотором замешательстве и не знал, что предпринять.
               
                Ч.6
      
         В это время к скамейке спортивным пружинистым шагом подошёл элегантный молодой человек.
Высокий, стройный, подтянутый.
         У него было приятное открытое лицо, с лёгкой небритостью. Большие серые глаза смотрели весело и непринуждённо. Сквозь белый идеально сшитый костюм угадывалось крепкое тренированное тело. На шее был небрежно повязан фиолетовый шарфик в горошек.
         Он элегантно расстегнул две пуговицы на своём пиджаке, сел на скамейку рядом с Сеней, небрежно положив ногу на ногу, достал из сумки журнал и начал читать. Проходившие мимо девушки невольно задерживали на нём свои взгляды.
   
         Для Сени это был подарок судьбы.   
       -- Извините, можно вас на минутку? – обратился он к молодому человеку. Тот, отложив журнал, повернул к нему голову. –
У меня к вам маленькая просьба. Если, конечно, это вас не затруднит.
         И Сеня рассказал ему, что попал в затруднительное положение. Мол, у неё день рождения, это моя первая любовь,
я проездом. Я мог бы и сам, но меня там все знают, а у неё муж.
        Удивительно, но незнакомец сразу согласился.
        -- Но как я её найду? -- спросил он.
        -- Да как зайдёте в подвал, сразу справа её стол. Спросите Марию. Правда, все её почему-то называют Машкой.
        -- А от кого, что сказать?
        -- Не надо ничего говорить, она сама должна догадаться. Сеня, сняв гофрированную бумагу, передал букет молодому человеку.
        Тот же в свою очередь отдал ему на время журнал, на котором большими крупными буквами было написано «Современная драматургия».

        Когда незнакомец появился в подвале, все женские головки словно по команде повернулись в его сторону и застыли,
как в немой сцене Гоголя. В помещении наступила мёртвая тишина...
       -- А кто здесь Мария? – спросил молодой человек. Ему тут же указали на Машку. Та неожиданно засмущалась и слегка покраснела, чего раньше с ней никогда не случалось.
       Молодой человек поздравил её с днём рождения и вручил цветы.
       -- Какие прелесть! Божественная красота! – не смогла скрыть своё восхищение Мария.
       -- Но вы ещё прекраснее, -- галантно ответил он.
        Мария ещё больше засмущалась и не знала куда деть глаза.
Её бросило в жар, щёки полыхнули огнём.

     -- А это от кого? – наконец, выдавила она из себя.
     -- Это маленькая тайна, которую вам предстоит разгадать, -- ответил он.
     -- Жалко, что не от вас, -- кокетливо улыбнулась Мария.
     -- Теперь мне тоже жалко, -- ответил он.

     -- Что-то лицо мне ваше знакомо, -- вступила в разговор заведующая,
 заядлая театралка. – Где-то я вас уже видала.
     -- На вокзале, на стенде «Их разыскивает милиция», -- попыталась сострить кассирша Зинка.
     -- Не угадали, -- ответил молодой человек. -- Я артист драматического театра на Литейном.
     -- Вспомнила, где я вас видела, -- вскрикнула заведующая. – Спектакль «Смотрите, кто пришёл!».
     -- Совершенно верно. Правда у меня там совсем маленькая роль, банщика.
     -- Ну не прибедняйтесь, -- погрозила ему пальчиком заведующая. -- Сыграно очень правдоподобно и достоверно.
Я хоть сейчас готова сходить с вами в сауну.
                (раздался общий хохот).
     -- Жалко билетов на этот спектакль не достать, -- с грустью сказала Галка.
     -- А у меня с собой как раз есть две контрамарки, -- утешил её молодой человек и достал из кармана два квиточка. --
Так что могу поделиться.
     Одна контрамарка досталась Галке, другую взяла Мария.
    
     Когда он ушёл, женщины сгрудились вокруг Машки и начали допрос с пристрастием.
«Машка, колись», -- «Говори по-хорошему: откуда ты его знаешь?».
Машка только пожимала плечами. «Девочки, честное слово, вижу его в первый раз».

                Ч.7

        Сеня прождал ещё две недели. Но в его отношениях с Машкой ничего не изменилось. Она даже не прореагировала на его подарок. Не наградила его хотя бы лёгкой улыбкой.
       «Всё. Хватит. Так больше продолжаться не может. Пора окончательно объясниться», решил он.

        В тот день с утра моросил мелкий дождик. Было сыро и сумрачно.
В конце смены Сеня сидел в своём «Жуке» у магазина «Стрела» и ждал, когда Машка выйдет с работы. Наконец из арки выплыли две фигуры. Это были Машка и Галка.
       Они попрощались. Потом Машка кому-то помахала рукой. Перебежала на другую сторону улицы и бросилась на шею молодому человеку. Они стали целоваться. Потом он её приобнял, она положила голову на его плечо. Они вышли на Измайловский проспект и вскоре исчезли в потоке людей.
       В её избраннике Сеня узнал молодого человека, которого он просил подарить цветы.
       
       Перед глазами мелькнули молнии. Сене стало не по себе. Всё рухнуло в один миг. Он обхватил голову руками и застонал.    
       Тем временем дверь в машине открылась, кто-то спросил «можно?» и сел на пассажирское сидение.
Сеня повернул голову. Это была Галка.
       Они сидели и молчали. В общем-то слова здесь были совсем ни к чему.
       -- Знаешь, что, -- первой заговорила она. – Поехали-ка лучше ко мне.
Тебе сегодня нельзя оставаться одному.
               
                А. Загульный      
 2018г. СПб. 


Рецензии