Поезд Ленинград-Одесса

                Поезд  Ленинград-Одесса

      


        У её мужа был свежий синяк под глазом. По дороге она себя ещё сдерживала, но, когда она с супругом села в купейный вагон поезда Ленинград-Одесса, зазвенели сцепки и поезд плавно тронулся от перрона Московского вокзала, женщина не выдержала и сорвалась.
       -- Я тебе этого никогда не прощу! -- закричала она. – Ты ещё об этом пожалеешь и не раз.
Проводница сделала ей замечание. Мол, женщина, вы своим криком мешаете другим пассажирам, нарушаете их покой.
Но какое там. Дамочку было уже не остановить.
       Каких только проклятий не сыпалось на голову бедного мужа. Но он только молчал. Втянув голову в плечи, этот маленький лысоватый мужчина всем своим видом выказывал раскаяние и смирение.   
      
       Сегодня утром супруга, убирая постель, обнаружила в ней женские трусики бежевого цвета. Они вывалились из наволочки и были явно не из её гардероба.
Да и по размеру ей совершенно не подходили.
       Она стала расспрашивать мужа, но он ничего вразумительного не мог сказать. И лишь отводил в сторону глаза.
      
       Весело стучали колёса. За окном проносились придорожные столбы, перелески, мелькали крыши жилых строений. Утреннее солнце согревало озябшую после ночи сонную землю. Вырвавшись из лабиринта подъездных путей на оперативный простор, поезд уверенно, набрав крейсерскую скорость, взял курс на юг, к Чёрному морю.
 
       На вид скандальной даме было чуть больше тридцати. Мужские взгляды обычно надолго задерживаются на таких фифачках.
       К её безусловным достоинствам следует отнести моложавое личико, аппетитную фигурку и манящий взгляд избалованной барышни.
       Время от времени она прикладывалась к небольшой фляжке с коньяком.
На замечания мужа, что ей уже хватит, коротко отвечала: «Не учи меня жить».
       После нескольких неудачных попыток ударить его сумкой по голове дама впала в самую настоящую истерику.
       -- Ты сволочь!  Ты негодяй! Ты подонок! -- кричала она. А дальше прозвучала довольно-таки избитая фраза, которая почти всегда присутствует при семейных разборках.
       –- Я отдала тебе лучшие годы жизни!
       При этом супруга всё время норовила пнуть его побольней. Муж был в полной растерянности и лишь вяло от неё отмахивался.

      -- Ты только не думай, что это тебе сойдёт с рук, – разбушевалась она. -- На этот раз тебе не удастся остаться безнаказанным. Нормальные мужики, если и изменяют жёнам, то хотя бы на стороне. Не тащат баб к себе в дом, в семейную постель.
Я эту кровать теперь выкину к чёртовой матери. Я на ней спать больше не могу.
Ох! Ты ещё об этом пожалеешь. На коленях будешь ползать, прощение просить, жалкий потаскун!

       Если бы они ругались в своём купе или хотя бы в тамбуре, то ещё ладно.
А то они всё время выбегали в проход и носились по нему из одного конца вагона в другой. Пассажиры испуганно выглядывали из своих купе, надеясь на то, что это представление скоро закончится. Складывалось такое впечатление, что им нужен был зритель.
       Есть такие семьи. Живут себе дружно и тихо, пока к ним не приедут гости. Вот тут и начинают бурлить шекспировские страсти. Выволокут на свет всё своё грязное бельё. Припомнят друг другу все, даже самые мелкие обиды.   
       А с другой стороны -- какой же уважающий себя актёр будет играть при пустом зале. Если не будет энергетической подпитки от зрителя, откуда тогда взяться вдохновению.

        И, что интересно, куда бы она не пошла, он всюду следовал за ней как тень. Что-то всё бормотал, извинялся, мол,
бес попутал, ничего не помню; пытался её успокоить, буквально елозил перед ней на коленях, но всё тщетно, -- её было уже
не остановить.
       -- Раньше надо было думать, -- кричала она. –- Я этого так не оставлю. Погоди, ты ещё узнаешь, на что способна оскорблённая женщина.
       Тебе это будет уроком на всю жизнь.
И после этих слов она в очередной раз прикладывалась к фляжке.

       Надо сказать, что пьянка в поездах вещь у нас довольно обычная.
И сколько не боролись с этим злом во все времена, всё никак не можем её искоренить. Пассажир твёрдо убеждён: как только он сел в поезд, все его заботы остались на перроне, и здесь он может дать себе волю и немного расслабиться.

       Некоторые так набираются, что разбудить их нет никакой возможности.
Хорошо ещё, что наш смышлёный народ находит всевозможные способы,
как выкарабкаться из этой ситуации; и максимально облегчить нелёгкий труд проводников.

        Самое же страшное пропить деньги на обратный путь. И что прикажите делать? Для немца это была бы всемирная катастрофа. Но для нашего человека безвыходных ситуаций не бывает. И рано или поздно все добираются до своей
родной альма-матер.
       На какое-то время обиженная супруга затихла.
В вагоне пассажиры облегчённо вздохнули, наступила долгожданная тишина, которую нарушал лишь монотонный перестук колёс.

       Впрочем, тишина эта длилась недолго. После небольшой передышки дама снова ринулась в бой. В её груди вновь клокотали шекспировские страсти. Из глаз летели искры. Она просто дымилась от ненависти.
       Так как в собственном купе ей просто негде было развернуться, женщина, отодвинув дверь, попыталась выбраться наружу.
       Муж всеми силами старалась её удержать, не желая выпускать пар из котла (то бишь из купе). Но куда там.
Его жалкие потуги ни к чему не привели.
       -- Руки убрал! Я кому сказала! -- скомандовала она. И, оттолкнув супруга, выскочила в коридор.

       -- Ты думаешь, если женщине уже за тридцать, -- кричала дама, -- то можно ею манкировать!
       -- Я так не думаю, -- оправдывался муж.
       -- Или ты считаешь, что я никому не нужна кроме тебя?
       -- Я так не считаю.
       -- По твоим поганым зенкам вижу, ты полагаешь, что я не пользуюсь спросом у мужчин. Ну ничего, сейчас мы это проверим, -- пригрозила она ему.
      
        Дама повертела головой и, увидев стоящего в проходе белокурого юношу
в сером цветастом джемпере, подошла к нему.
       — Молодой человек, -- обратилась она к юноше. – Вы не хотели бы провести этот вечер в компании прекрасной незнакомки?

       Молодой человек стоял как вкопанный, он даже не повернул головы.
       -- Милочка, ты что говоришь, -- пытался образумить её супруг.
       -- А тебе никто слова не давал, -- оборвала его жена. – Закрой свою варежку.
               (обращаясь к молодому человеку)
       -- Ну ладно, ну не парься. «Почему ты такой робкий? Ну будь же смелее. Обними меня».
       -- Милочка, посмотри, он же несовершеннолетний, -- предостерёг её муж. -- Будут проблемы с законом.
Сто семнадцатая статья УК до трёх лет.
       -- Да хоть в тюрьме от тебя отдохну, -- закричала она, -- сволочь ты этакая.
               (замахнулась на него рукой)
Отойди от меня, я кому сказала. Из-за тебя я уже потеряла все свои женские навыки. Ну полная дисквалификация.
А ведь раньше я одним только словом могла вскружить голову любому юнцу.
             (снова к юноше)
Неужели я вам совершенно не нравлюсь, прижавшись к молодому человеку, заворковала она и в упор уставилась ему в глаза.
        Но ни один мускул не дрогнул на его лице.
       -- Железная выдержка, -- восхищённо сказала скандалистка, поглаживая его по груди. -- О таком мужчине я мечтала всю свою жизнь.

       В это время дверь в соседнем купе отворилась и оттуда вышла женщина со строгим лицом.
       -- Дама, не трогайте руками манекен, -- железным голосом сказала она. – Это дорогие импортные куклы, мы заказывали их в Дрездене специально для выставки детской одежды. Следом за ней из купе вышла её напарница со вторым манекеном в руках, точно таким же, что стоял в проходе, только совершенно голым.
       Вскоре поезд остановился, и они, забрав манекены, вышли на платформу, где их уже встречали носильщики.

       -- Чего-то я немного перепила, -- вытирая пот со лба, сказала супруга. -– Ёперный театр, а как здорово сделано.
       Будто живые.
«Ну славу богу, подумал муж. Может быть теперь она немного угомонится».
       Но не тут-то было. Похоже эта неудача только ещё сильнее раззадорила энергичную женщину. Она снова стала оглядываться по сторонам.
      
       В это время в проходе появился не очень молодой человек и стал любоваться видами, проплывающими за окном.
Берёзки, сосенки, широкая лента реки, протянувшаяся до самого горизонта.  Красота необыкновенная. На это великолепие хочется смотреть вечно.
       Супруга решительно направилась к новому объекту.
        -- Молодой человек, -- обратилась она к нему. – Не хотите ли вы провести время с очаровательной барышней? 
       -- Ась? – повернул к ней голову мужчина, надо прямо признать, далеко не первой свежести.
Он был в коричневой вязаной кофте, с палочкой в руках. 
       -- Я собиралась спросить: не хотели ли бы вы уединиться с прекрасной дамой?
              (в сторону)
Ну из-за этого, надеюсь, не посадят.
       -- Я плохо слышу, -- сказал он и наклонил к ней свою голову. -- Говорите громче.
       -- Я вам нравлюсь, как женщина? – почти в самое ухо прокричала она.
       У него задёргалась всё тело, словно он схватил руками оголённые электрические провода.
Несколько секунд он стоял, как оглушённый, не понимая, что с ним такое произошло.
       -- Немного полноватенькая, -- спустя какое-то время, внимательно оглядев её, ответил он, -- а так ничего.
       -- Что значит ничего, старый хрыч!  То же мне папик нарисовался. Да ты на себя посмотри, облезлая обезьяна! У меня, хочешь знать, 90, 60, 90...
Ещё в прошлом году было. Не веришь – можешь у мужа спросить. Протри свои очки, дядя.
В последний раз спрашиваю: у вас есть желание провести время с такой роскошной женщиной, как я?
         -- Желание - то есть, -- промямлил старикан, почесав рукой свою голову. -- А вот возможности… Ничего не могу гарантировать.
         -- Да, видно и здесь облом, -- махнула она рукой. – Придётся идти в другой вагон.
      
         Дама, пошатываясь, направилась в конец вагона и вышла в тамбур. Там стояло двое высоких мужчин приятной наружности и курили. На одном была военная форма с лейтенантскими погонами на плечах. Другой был в костюме тройка
с чёрным галстуком-бабочка.
         -- Молодые люди, не угостите даму папироской? – обратилась она к ним.
         Военный достал портсигар, вынул папиросу и дал ей. Тут же в его руках,
как у фокусника, появилась зажигалка. Он поднёс ей огонёк, женщина закурила.
         -- Разрешите разбавить вашу мужскую компанию, -- игриво улыбнулась она.
         В это время открылась дверь в тамбур и из-за неё показалась голова мужа.
         -- А кто тебя сюда звал! – закричала на него жена. На её лице появилась злая гримаса. -- Хватит за мной шпионить. Она ткнула дверь так, что чуть не прищемила голову своему благоверному. После чего муж счёл за лучшее не испытывать судьбу и больше за ней не ходил.

         -- Мальчики, не желаете немного расслабиться? – прямолинейно, в лоб, без прелюдий, спросила она. -- Вы самые привлекательные мужчины в нашем вагоне. На остальных просто жалко смотреть.
         Молодые люди были слегка смущены от такого предложения. Они застыли в нерешительности, чувствуя себя неловко. Переминались с ноги на ногу.
         -- Я-то вообще без денег, -- сказал тот, что был в бабочке. Шубу жене купили, норковую. Ещё год будем долги отдавать.
         -- А тоже на мели, -- признался лейтенант. Всё в карты спустил одному шулеру пару дней назад.
         -- Мальчики, вы меня неправильно поняли. Я вам не привокзальная путана.
Я – порядочная женщина. Просто я не успокоюсь пока не отомщу мужу за его подлую, коварную измену.
         Мужчины переглянулись и стали рассматривать её уже с особым интересом.

         -- За своё здоровье можете не беспокоиться. Я работаю с продуктами,
нас регулярно проверяют. Да вот, если не верите, могу показать.
         Дама достала из сумки белые корочки.
         -- Моя санитарная книжка, -- с гордостью выпалила она. Тот, что
с бабочкой, взял книжечку в руки, раскрыл и пробежал её глазами.
         -- Выдана год назад, -- заявил он. – Завтра заканчивается срок
 её действия. Говорю вам, как врач санэпидстанции.
         -- Спасибо, что напомнили. «А то я как-то упустила из виду», -- сказала она и убрала свои корочки в сумку.

         –- Ну ладно, мальчики, что же мы решили. Кто из вас самый смелый?
Мужчины снова замялись, смущенно закрутили головой, стали опускать глаза.
         -- Да знаете, как-то неудобно всё это, -- сказал тот, что был в бабочке. -–
К тому же я – человек семейный.
         -- Вы нас простите, -- добавил военный. – Слишком всё это неожиданно.
Да и условий здесь, сами понимаете, никаких.

         Вдруг в тамбур вбежала проводница и сразу обратилась к обиженной супруге.
         -- Я могу вас понять и войти в ваше положение. Проявить, так сказать, женскую солидарность.  Если хотите, я вас могу познакомить с нашим начальником поезда. Он хоть и не молод, но бл**ун, каких свет не видел. Никому из проводниц проходу не даёт.
         -- Да ладно уж, -- махнула рукой наша скандалистка, – видно сегодня не мой день.
         Она, внимательно посмотрев на военного, открыла дверь тамбура и пошла в своё купе.

          Наконец-то в вагоне воцарились тишина и спокойствие.
          «Славу богу, эта мадам угомонилась», обрадовались пассажиры.
Жизнь потекла в обычном ключе. Проводница разнесла чай, раздала пассажирам свежие газеты и журналы. Заработала радиотрансляция. Зазвучали популярные советские песни.
         Но ближе к ночи мадам оклемалась и вновь появилась в вагонном проходе.
У неё ужасно болела голова, и ей было ужасно стыдно за всё, что она учудила сегодня утром.

         Первым делом дама сходила к пожилому мужчине в купе и попросила у него прощения.
         -- Не знаю, что на меня нашло. Просто слетела с катушек. Мне пить вообще нельзя, особенно коньяк. Вот и результат.
Старичок был тронут до глубины души и просто расплылся в благодарной улыбке.
К сожалению, манекена в поезде уже не было. А то бы она попросила прощение ещё и у него.

       Идя по проходу, сквозь приоткрытую дверь, дама увидела лейтенанта.
Он сидел у окна и читал какой-то журнал. Она постучала.
       -- Можно войти?
       -- Да, да, пожалуйста, -- он встал и раздвинул перед ней дверь.
       Женщина вошла. Лейтенант в купе был один.
       -- А где ваши сосед с бабочкой? – спросила она.
       -- Врач с сыном и женой вышли на предыдущей остановке, -- ответил лейтенант.

       -- Я чего пришла. Я хотела извиниться за своё поведение утром.
Я немного перепила. И вела себя несколько вызывающе.
      
       Но он не стал её слушать. Он закрыл дверь на защёлку, да ещё для страховки откинул «дверную пятку».
       -- Зачем? – испуганно спросила дама.
       Но он её уже не слушал. Он схватил её и крепко прижал к себе.
У неё похолодела спина. Она почувствовала, что из этих стальных рук ей уже не вырваться. Он впился своими губами в её губы.
Она чуть не задохнулась. В его глазах сверкнул безумный огонь. Он расстегнул верхние пуговицы на её блузке и стал целовать её шею и грудь.

       -- Я вас прошу, умоляю, -- шептала она. – Не надо. Муж может увидеть.
       Но его уже ничто не могло остановить. А когда она почувствовала его руку ниже ватерлинии, -- у неё просто закружилась голова. 
Грудь волнами стала перекатываться под блузкой. Начали вздрагивать крылышки носа. Дыхание сделалось судорожным и прерывистым. Она стала жадно хватать ртом воздух.
       Лёгкий румянец проступил на её лице. Она чувствовала, как задрожали её колени. Глаза её затуманились, а потом и закрылись.
       -- Не надо, не надо, -- всё тише и тише шептали её губы.
Он расстегнул боковую молнию на её юбке; юбка беззвучно скользнула вниз...
       Он взял её на руки и положил на нижнюю полку. Его страсть, вырвавшаяся из него горячей волной, накрыла её с головой.
Она больше не в силах была бороться со своими инстинктами…
               
           *                *                *
    
       Когда любовный туман рассеялся, женщина немного успокоилась, в голове у неё прояснилось. Она нацепила юбку и, застёгивая блузку, стала высказывать военному свои претензии.
      
        -- У вас совсем нету совести. Вы воспользовались моим беспомощным состоянием.
       -- Простите, но вы же утром сами хотели расслабиться.
       -- Вы меня просто неправильно поняли. Я не собиралась изменять мужу.
Я просто хотела немного его проучить, сделать ему больно, чтобы навсегда отбить
у него охоту ходить налево. Ну и немного переборщила. Заигралась, так сказать.
К тому ещё и коньяк.
А теперь, что получается, выходит я такая же неверная супруга, как и он.
       -- Но вы же сами просили отомстить мужу.
       -- Я просто неправильно выразилась. Ещё раз повторяю. Я всего лишь хотела его припугнуть.
      -- Виноват. Не догадался.
      Из-за сбившегося дыхания ей было трудно говорить, она с трудом подбирала слова.

       -- А у вас что, глаз своих нет?  Взрослый мужчина, тоже мне. 
Вы что не можете отличить порядочную женщину от какой-нибудь там распутной потаскухи…
        После того, как дама застегнула последнюю пуговицу на блузке,
она обратилась к лейтенанту с просьбой.    

       -- Я вас умоляю, только не говорите моему мужу.
       — Могли бы и не просить. Слово офицера.
           (он отдал честь двумя пальцами, по-гусарски)
Дама посмотрела на часы. Было без пяти минут двенадцать.
       -- Срок действия санитарной книжки ещё не истёк, -- с облегчением вздохнула она. – Ну хоть это радует.

        Женщина открыла дверь, вышла в проход, но затем вернулась и,
закрыв глаза, поцеловала его в губы.
        -- Спасибо, что вы были со мной в эти такие непростые минуты моей жизни, -- прошептала она.

        Уже в Одессе, куда супруга приехала вместе с мужем, родная мать попросила её об одной маленькой услуге.
       -- Я, когда у тебя гостила, -- сказала она, -- положила в шкаф, в наволочки, рядом с твоим постельным бельём одну свою вещицу, да так и забыла забрать. Ты не могла бы переслать её по почте.
       -- А что за вещица? – переспросила дочь.
       -- Мои бежевые трусики, -- ответила мать.
               
                А. Загульный 
               
 5. 2018г. СПб.


Рецензии