Экзистенция. Реинкарнация

               
                ПРОИСШЕСТВИЕ.
   Стоял морозный солнечный день, Антон вместе с Джоном ехали в винный магазин взять виски на вечер, отметить удачную сделку. В прошлом году они открыли компанию по перевозке и продаже тяжёлой строительной техники, почти год дела у них шли медленно в гору, и вот первая «сделка на миллион», как говорится. Такое дело надо обмыть. Они припарковались на обочине, у тротуара, и направились в магазин.
- Слушай, а сколько брать будем, литр или два? – Зайдя в магазин спросил Джон.
- Я думаю, пару точно, а может и три, – Ответил Антон. – А ты кого позвал? У меня Танька подругу приведёт и Димон сказал, что будет с девушкой.
- Чё за подруга? Красивая?
- Ну, да. Катюха, ты её знаешь. Итого нас уже пять человек. Ты кого позвал?
- Да, так же человека три. Олег с девушкой и брат мой.
- Здравствуйте. Дайте нам три бутылки Jack Daniels. – Обратился к продавщице Антон.
- И три литра колы. А есть что будем? – Поинтересовался Джон.
- Танюха салат делает с креветками, а Димон сказал, шашлыка по пути захватит.
- Может тогда суши возьмём? – Предложил Джон.
- Виски с суши? Ну, давай. – Скривился Антон
- Наличными или картой? – Спросила продавщица.
- Картой. Я расплачусь. – Сказал Антон и протянул кредитную карту.
- Один фиг деньги общие. – Усмехнулся Джон.
   Они вышли из магазина, положили бутылки в машину и пошли искать суши. Начался снег.
- Вот сдались они тебе, а? – Сетовал Антон.
- Да, ладно не парься, ща дойдём уже, на Невском они на каждом шагу. – Ответил раззадоренный предвкушением вечера Джон.
- Не парюсь, в том то и дело. – Усмехнулся Антон, ему передалось настроение Джона.
   Искать и правда пришлось не долго. В лавке работали мигранты из Средней Азии, в чёрной форме с высоким воротником и круглых шапочках они смахивали на японцев. Джон заказал пять разных сетов.
- Ваш заказ будет готов через пол часа. – Сказала, полная девушка кассир.
- Хорошо. Пойдём покурим. – Предложил Антон. Они вышли на улицу, Антон принялся крутить самокрутку из табака, а Джон уже прикурил сигарету.
- Дать тебе сигарету? Паришься с этими бумажками. – Усмехнувшись сказал Джон.
- Не надо, у меня кашель от сигарет. – Ответил Антон.
- Тогда бросай совсем курить. – Не унимался Джон.
- Не получается, нервный становлюсь. Мне надо время, чтобы переболеть. – Ответил Антон и прикурил самокрутку.
- Ну вот, дела в гору пошли, возьми отпуск на недельку, сгоняйте с Таней в Турцию, отдохните, а заодно бросишь курить. – Предложил Джон.
- Ага, бросишь там. Но слетать в Турцию идея хорошая. – Согласился Антон.
- Но только, чтобы бросил курить, а так не отпущу тебя. – Сказал Джон и засмеялся. – Блин, ты только начал курить, а я уже опять захотел. – Джон достал сигарету и прикурил.
- Когда сможешь меня отпустить? – спросил Антон.
- На следующей неделе, если ты про Турцию.
- Да, про неё. Тогда посмотрим путёвки с Таней, и я тебе напишу, когда возьмём. -  обрадовался Антон.
- Пойдём уже, наверное, прошло пол часа, пока ты свою махорку сворачивал. – Джон выбросил сигарету в урну и начал подниматься по ступенькам.
- Ваш заказ. – Увидев в дверях Джона произнесла со скучным видом кассир. – Наличные или картой?
- Картой. – ответил Джон и протянул свою карту.
- Спасибо за покупку. – Произнесла кассир и протянула карту с пакетом сетов.
- Девушка, а приходите сегодня к нам, у нас вечеринка, а Вы скучная такая. – Неожиданно для всех предложил Джон. – Вот моя визитка, если что пишите на WhatsApp, я отправлю Вам адрес. – Джон протянул визитку, а кассир с таким же скучным видом, глубоко вздохнув, взяла визитку.
- А с подругой можно? – Спросила кассир.
 - Если красивая, то можно. – Прищурив глаза ответил Джон.
- Красивая, как я. – Ответила кассир.
- Тогда не надо. – Засмеялся Джон - Шучу, конечно приводи.
   Они вышли из лавки, уже стемнело, снежинки большими хлопьями летели на землю, подсвеченные жёлтыми фонарями. Люди толпились на остановке, кто-то курил возле урны, прошла шумная группа туристов, то ли из Китая, то ли из Кореи, кутаясь в шарфы и волоча за собой по ледяным ухабам чемоданчики на колёсиках, спрятав ладони в рукава. Антон разглядывал бурлящую жизнь на Невском с восторгом - «наконец-то жизнь наладилась, теперь можно вздохнуть с облегчением» - думал он, куря на ходу самокрутку.
   Вечером первая приехала кассир вместе с подругой, такой же, как и она, только выше и от этого она выглядела намного суровее, даже пугала. Потом приехал Олег с невестой, Таню же Антон с Джоном забрали по пути. Пока все собирались Антон с Джоном уже изрядно напились и курили одну за другой.
- Слушай у меня табак заканчивается, надо сбегать за ним. – Сказал возбуждённый хмелем Антон.
- Позвони Диме пусть возьмёт по пути. – Ответил Джон.
- Да, я проветриться хочу, здесь рядом табачная лавка. – Ответил Антон и принялся натягивать ботинки.
- Ты куда? – Спросила Таня.
- За табаком он. – Ответил Джон.
- Я с тобой. – Сказала Таня и начала одеваться.
- Я бы тоже прогулялся, редко бываю в центре. – Сказал Олег.
   Вышли шумной, весёлой компанией на улицу. Олег побежал через дорогу, следом Джон и Таня, за ними Антон…
   Яркий свет фар. Удар. Полёт. Снова удар. Боли нет.  - Что случилось? Это я лежу там внизу на дороге? Таня плачет. Сирена скорой.
- Так конечно нельзя говорить, но говорил я ему бросай курить, табак тебя убьёт. – Сказал Джон и его слова полетели как в пустоте, повторяя эхом последнее слово – убьёт, убьёт, убьёт…

                КАРТИНЫ.
- Антон! Анто-о-он! Ты меня слушаешь вообще? – Нахмурено позвала Катя.
- А, да, слышу. – Ответил Антон.
- Я говорю тебе: может свадьбу не будем закатывать пышную, а переедем куда-нибудь, где потеплее? – Спросила Катя.
- Точно, потеплее, сейчас тепло, а была зима. – Пробормотал Антон.
- Да, каждый год зима бывает. Ты совсем уже чокнулся со своими картинами! – Катя раздражалась всё сильнее.
- Картинами, точно, как я мог забыть, у меня же заказ большой. – Антон сидел в растерянности. – И давно мы здесь сидим?
- Давно, твой кофе остыл уже. Ты опять накурился, что ли? – Ответила Катя.
- Накурился, возможно. Не помню. У меня такое ощущение, что я умер и теперь всё по-другому. Как будто я жил совсем другую жизнь. Мне кажется, я помню свою прошлую жизнь. – Антон сидел совсем подавленный за столиком в кафе.
- Ты постоянно говоришь об этом, ты пьёшь лекарства? – Спросила, уже мягким тоном Катя.
- Лекарства, да, пью. Толку от них, чушь какая-то. Эти лекарства.
- Без них тебе будет хуже. – Катя протянула руку и сжала его ладонь в своей ладони. У Антона пошла кровь носом, он выдернул руку, соскочил и побежал в туалет.
   Умывшись и затолкав куски бумажных салфеток в обе ноздри, он разглядывал себя в зеркале. «Может состричь эти пакли и бороду сбрить» - думал он – «сам на себя не похож, и эта футболка растянутая и в краске, ну, да, я же художник» - утешил сам себя Антон. – «Надо возвращаться в мастерскую, у меня ещё много работы, зачем я взял этот заказ? У меня ведь выставка в Париже. Ну, да, на свадьбу деньги нужны. Как там Таня интересно?» - Антон вытащил салфетки из носа, улыбнулся себе, его глаза хитро сощурились. – «Ну, что же, надо работать»
- Как ты себя чувствуешь? – беспокойным тоном спросила Катя. Она уже расплатилась и ждала его у двери в туалет.
- Отлично. Наверное, тепловой удар, бывает. – С таким же хитрым прищуром ответил Антон. – Пойдём в мастерскую, мне надо работать.
- Я вызову такси. – Взволнованная его преображениями сказала Катя.
- Всё в порядке, давай прогуляемся. – Громко и с улыбкой произнёс Антон. – Спасибо за кофе, он как всегда, очень вкусный. – Обращаясь к бариста сказал Антон и отвесил низкий поклон. – И холодный, как я люблю.
- Не дурачься. – Строго сказала Катя и улыбнулась бариста.
   Они прошли по Невскому проспекту, свернули на Казанскую улицу, затем во двор-колодец, поднялись на третий этаж, где находилась мастерская. Антон отворил дверь, в мастерской пахло маслеными красками и табачным дымом. На мольбертах стояли не законченные работы: два портрета - заказ и лунный пейзаж – для выставки. Антон раскрыл окна и в мастерскую ворвался свежий, летний воздух. Машинально он достал из тумбочки портсигар со скрученными самокрутками, достал одну и закурил.
- Ты же обещал, что бросишь курить. – Строго сказала Катя.
- Это, наверное, в прошлой жизни. Я без этого не творец. – Усмехнулся Антон и протянул ей самокрутку с гашишем.
- Ну, если ты куришь, то и я буду. – Катя взяла косяк и глубоко затянулась дымом.
   Антон так же машинально достал кисти, палитру, краски, подошёл к мольберту с портретом и замер.
- Ты чего завис? – Засмеялась Катя.
- Знаешь, у меня такое ощущения, что никогда не рисовал, - тихим, низким голосом произнёс Антон, не отрывая взгляд от портрета. – Как будто это не моя жизнь, и ты не моя невеста. В один миг я проснусь и окажется всё совсем по-другому.
- Тебя накрыло! – Крикнула Катя и засмеялась. – А говоришь тебя не накрывает. – Она продолжала смеяться.
- Ты права. – Улыбнувшись сказал Антон. – Меня накрыло. Он решительно шагнул к мольберту.
   Антон трудился весь день, вскоре Таня уснула, он скрутил ещё одну самокрутку, скурил, потом она проснулась и уехала на такси домой. Вечером пришёл Димон, принёс травы, скрутил самокрутку, они раскурили.
- Знаешь? – Начал Антон. – Иногда мне кажется удивительным, что мы с тобой дружим, да, и сам себе я удивляюсь часто. Я ведь на самом деле не такой, глубоко внутри я совсем другой человек, но почему-то живу именно эту жизнь и играю именно эту роль.
- Да пофиг, чувак. Ты просто накурился. – Быстро отчеканил Димон.
- Накурился. – Произнёс Антон. – Ну, да, просто накурился. – Тогда докуривай сам, мне надо работать.
- Не, чувак, мне одному много, давай со мной. – Заканючил Димон. Они докурили. Антон включил группу «Doors» и принялся дописывать лунный пейзаж.
- Слушай, а ты не боишься, что с тобой что-нибудь сделают? – Спросил Димон. – Ты ведь знаменитый.
- Поэтому и не сделают. – Усмехнулся Антон.
- Ну, не знаю. Ты публично заявляешь о нетерпимости власти, на митингах выступаешь. Плохо кончится это. – Нагнетал Димон.
- Ну, и пофиг. Чувак ты накурился, тебя прёт. Кому есть дело до художника. – Сказал Антон.
- До известного художника. Зачем ты лезешь в это? Тебя ведь это не касается.
- Касается, я живу в этой стране.
- Да ты просто раскручиваешься на этом. – Съязвил Димон.
- А знаешь, ты прав, я делаю имя на этом, а кто этого не делает? – Отойдя от мольберта и глядя в глаза Диме произнёс Антон. – Это приносит мне деньги, и я могу заниматься тем, что люблю.
- Ты бы остановился. Плохо кончится это. Печёнкой чувствую. – Настороженно сказал Димон.
- Да, пофиг. Забивай ещё, какой-то дурацкий приход.
   Вечером, когда Дима ушёл и Антон остался один в мастерской, он долго глядел на свои картины, на те, что подготовил к выставке, на те, что никому не показывал. – «Странно, почему у меня это в голове, неужели это трава?» - Думал он. – «Нет однозначно, я жил до этого и я помню свою прошлую жизнь. У меня всё было не так и я был другим, я помню яркий свет, удар… Интересно, если так вспоминать, может, возможно вспомнить все прошлые жизни?» - На этот вопрос он всю жизнь ищет ответ, но не может найти. – «Вот если бы умереть и знать наверняка, что ты умер, а теперь другая жизнь».
   Антон стоял в дверях выставочного зала всё в той же растянутой, грязной футболке и рваных джинсах. Он не любил наряжаться, не любил красных ковровых дорожек, алых ленточек. Возле него стояла Катя в вечернем платье, позади него стоял Димон с Таней под руку.
- А где Джон? – Спросил Антон у Кати.
- Антон! Опять? Какой Джон, нет у тебя друга Джона. – Одёрнула его Катя. – Пожалуйста, только здесь не опозорься.
- Как, так? Мы ведь с ним фирму открыли. Почему я здесь? Что происходит? – Антон начал оглядываться по сторонам.
   Глухой хлопок. Удар в затылок. Ноги прошибло током, и они подкосили. Кругом крики, Катя напугано отошла в сторону. – «Это же я там лежу на полу, что случилось?». – Убили! Раздалось, как гром понеслось раскатами: убили, убили, убили…

                МУЗЫКА.
   Антон нёсся по Лиговскому проспекту на мотоцикле, рассекая осенний дождь передним колесом. Его переполняло чувство радости вперемешку с волнением после концерта. Если бы не кровь из носа посреди выступления, но даже это не проблема. Ему нравились толпы поклонниц, раздавать автографы. Он вспоминал, как ещё маленьким мальчиком мечтал стать великим музыкантом и вот мечта сбылась. Теперь он – Антон, любимый всеми, нёсся по ночному Петербургу, лавируя среди машин, на вечеринку у барабанщика Олега дома. – «А он славный всё-таки парень и чего я к нему всегда относился с неприязнью, хотя и дружим с ним с детства» - думал Антон. – «Интересно, Катя придёт?».
   Антону открыла Таня, она поцеловала его в засос.
- Ты сильно напилась. – Ответил ей на поцелуй Антон.
- Могу себе позволить, мой парень рок стар. – Заплетаясь языком промямлила Таня.
- И где твой рок стар? – Усмехнулся Антон.
- За баром делает коктейли. – Таня поплелась, шатаясь к барной стойке в другом конце большого зала в стиле лофт. Антон закрыл входную дверь и последовал за ней.
- Джонни, налей-ка мне самбуки. – Облокотившись на барную стойку попросил Антон.
- С удовольствием дружище. – Ответил Джон. – Поджечь или так?
- Так! – Крикнул Антон и выпил залпом стакан. – А где Катя?
- Опять ты про неё? – Где-то тут была.
- В смысле опять? – Удивился Антон. – Мы с ней помолвлены.
- С кем? – Удивился Джон.
- С Катей. – Не уверенно ответил Антон.
- Ты перепил. – Засмеялся Джон. – Да, с ней в таком случае все помолвлены. – Его отвлекла Света, протягивая пустой пивной стакан.
   Антон пошёл искать Катю, по пути наткнулся на Кирилла, тот протянул ему самокрутку, Антон сделал глубокую затяжку и закашлялся.
- Ты что за дрянь дал мне?
- Это бошки - высший сорт. – Удивился Кирилл. – Ты же не куришь, вот и закашлялся.
- Я? Не курю? – Рассмеялся Антон. – С каких пор?
- После аварии. – ответил Кирилл. Антону стало не хорошо, он побежал в туалет, его стошнило, он закрыл крышку унитаза и сел на неё схватившись обеими руками за голову. В голове проносились мысли, его сбила машина, он любил Таню. Он пишет картину, обнажённую Катю. Его детство, было ли вообще у него детство. Его снова стошнило. Он вышел, умылся.
- Тебе надо проветриться. – Раздался голос Кирилла, который стоял возле двери в туалет.
- Да, ты прав. – Промямлил Антон. И они вышли на балкон.
- Ты сам не свой, бро. Что стряслось? – Спросил Кирилл.
- Всё в порядке, перебрал. – Улыбнулся натянуто Антон.
- Не, дружище, ты уже несколько дней подавленный. Со Светой повздорили?
- Со Светой? При чём здесь Света? – Удивился Антон.
- Она жена твоя. Ты чего? Ты меня пугаешь.
- Ах, ну да. Говорю же перебрал. В голове совсем кавардак. – Антон натянуто рассмеялся. – Ладно пойдём во внутрь.
- Вот ты где Антон. Что происходит? – В дверях встретила его Света.
- Я перебрал. – Улыбнулся Антон.
- Ты весь вечер меня игноришь. Что с тобой? Опять Катя? - Света толкнула его, заплакала и убежала.
- Что это значит?! – Крикнул ей вслед Антон и побрёл через толпу к бару.
- Налей-ка мне вискаря, Джон, как мы любим. – Прищурив глаза попросил Антон.
- Я не люблю виски, что с тобой? Ты обдолбался чем-то? Светку до слёз довёл. – Сердито ответил ему Джон.
- Да вы что, сговорились все, что ли?! С ума меня пытаетесь свести?! – Закричал Антон.
- Чувак не кипятись. - Взял за локоть его Дима.
- Не тронь меня! – Крикнул Антон и вырвал руку. – Ты, предатель! Мы с тобой друзьями были, а ты и Катя.
- Мы с тобой не были друзьями. Ты чего, бро? А я и Катя были помолвлены! – крикнул Дима. Антон ударил его. Залез на барную стойку и начал распинывать стаканы и бутылки.
- Вот, полюбуйтесь, и вот так я с ним живу. Он же псих! – Крикнула Света и засмеялась.
- Бро! – Крикнул Кирилл. – Бро! Это я, Киря, друг твой! Слезай! – Кирилл протянул Антону руки. – Это я виноват, не надо было давать тебе травы. Антон спрыгнул с барной стойки. – Пойдём на балкон. Тебе надо проветриться. Они вышли на балкон.
- Киря, дружище, что происходит, почему из меня все делают психа? – Начал тихо говорить Антон. – Я ведь в своём уме. Просто, знаешь, такое ощущение, что умер или заснул и мне всё это снится, и как во сне всё постоянно меняется, реальность преломляется, перетекает, вчера было одно, а сегодня другое уже. Ты понимаешь меня?
- Нет не понимаю, бро. Это всё в твоей голове. Ничего не меняется. – Сказал Кирилл. Антон повернулся лицом в Петербург и заплакал.
- Бедный мой. – Раздался голос Кати за спиной. Антон повернулся, и она его обняла. – Я понимаю тебя, это всё было, было в других жизнях и там мы любили друг друга, но здесь, нет.
   Растворилась дверь на балкон.
- Вот они, голубки, полюбуйтесь! – Крикнула Света.
- Свет прекрати. – Взял её за руку Кирилл.
- Я прекрати? Мой муж с этой потаскухой, нормально, а я прекрати! – Крикнула Света.
   Катя сжала Антона изо всех сил, прошептала: - Я спасу тебя - и перевесилась через балкон. Небо. Ощущение, что Антон падал в небо, крепкие объятия Кати, он, чувствовал, как она его сжимает, удар, тело отнялось, только мысли, много мыслей: - «Кто я? Что происходит? Почему происходит? И, что дальше?» - Мысли неслись, цепляясь одна за другую, смешиваясь, перетекая. – «Это был сон» - подумал Антон и отзвуком в голове понеслось: - «сон, сон, сон».

                ПОИСК.
- Проснулся. – Раздался голос откуда-то сверху.
   Антон пытался, попросить воды, но во рту, что-то было и не давало ему говорить. Он смотрел по сторонам, но ничего не мог разглядеть глаза не фокусировались, он слышал стоны. Рот освободился.
- Где я? – Прошептал Антон – Это ад?
- Реанимация. – Всё тот же голос произнёс.
- Воды. – Прошептал Антон. Медсестра из крышечки смочила губы. – Ещё.
- Нельзя. – Ответил мужской голос. – Кубик морфия сделайте ему.
- Не надо. – Шепнул Антон и попытался схватить «голос», но рука лишь дёрнулась и вывалилась из-под одеяла.
- Ты стонешь и мешаешь другим. – Ответил мужской голос.
- Я так чувствую, что живу. – Шепнул и улыбнулся Антон.
   На следующий день его перевели в палату, а ещё через неделю выписали. Он ехал в машине, его вёз дядя, звучала песня «Yesterday» группы «Beatles», за окном всё было неизменным, город жил своей жизнью и из окна ему казалось это всё игра актёров на телеэкране. Кто он, художник или музыкант, что произошло? Кажется ему это или все по-настоящему?
- Куда мы едем? – Спросил Антон.
- К нам домой. – Ответил Дядя.
- Я хочу к себе.
- Пока побудешь у нас, тебе присмотр нужен.
- Что с моей квартирой? – Не унимался Антон, он знал, когда от него пытаются что-то скрыть.
- Её продали. – Раздался голос тёти с заднего сиденья. – Надо было тебя вытаскивать, да и контора ваша с Женей загнулась.
- А где Таня?
- Антон, хватит вопросов. Тебе нельзя волноваться. – Сказал дядя.
- Меня ничего не волнует, не переживай. – Улыбнулся Антон.
- Она с Кириллом в Турции, они теперь вместе.
- А Катя?
- Какая Катя? – Спросил дядя.
- Не важно. – Улыбнулся Антон.
   Прошли месяцы Антон окреп. О Тане он больше ничего не слышал. С Джоном они перестали дружить, а может и вовсе не были друзьями, Джон был женат на кассире из лавки суши, а о Кате никто, никогда не слышал, как будто она никогда и не существовала. После того, как его сбила машина у него была частичная амнезия от этого, как говорил врач, ему кажется, что он попал в другой мир.
   Антон уходил в горы, ему нравилось весь день идти и думать о том, что он пережил или прожил несколько жизней. Он помнил, как был художником и музыкантом. Ему нравилось стоять на вершине и чувствовать, как бьётся сердце над виском, там ему казалось, что он приближается к ответу, кто же он и в каком мире он оказался. Возвращаясь с гор, Антон писал картины, как в прошлой жизни. Он купил бас-гитару и играл в группе, но всё время искал ответ, кто же он и настоящий ли этот мир? Вопросы не давали ему спать ночами. Он начал писать…
 
Иллюстрация: Денис Шлебин


Рецензии
Интересная тема, Денис, но
пока не изученная. Одни до-
мыслы.

Фаина Нестерова   26.09.2019 18:24     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.