Перевод. Тим Миллер. Техас. Ад на земле. Гл. 19

Баки стоял в кухне закусочной над фритюрницей, держа одного из сотрудников за шею. Молодой человек сопротивлялся и пинался, но Баки был слишком силен для долговязого парня лет двадцати.
- Нет, мистер! Пожалуйста! – кричал парень. Баки надел толстые перчатки, доходившие до локтя. Он держал в руках пригоршню длинных волос ребенка, держа его лицо над фритюрницей.
- Зачем ты это делаешь? – кричал парень.
- Потому что это весело! - ответил Баки. - Кроме того, что, черт возьми, еще можно делать в этой дыре? Ты же не можешь меня остановить.
Баки окунул лицо парня в горячее масло. Тот закричал как раз перед тем, как его лицо сгорело. Горячее масло пузырилось на перчатках. Баки чувствовал жар, было очень горячо. Он подержал его несколько секунд и вытащив обратно, бросил парня на пол. Лицо парня было сильно испорчено.
Все в масле, на пол падали сгустки расплавленной плоти. Его левое глазное яблоко сморщилось и потекло по красной открытой ткани на лице, а правый глаз полностью исчез. Баки подумал, не плавает ли он где-нибудь в масле, но, скорее всего, он растворился. Парень все еще плакал и вопил, но то, что осталось от его губ, свободно свисало с подбородка, а язык свисал изо рта.
Баки оставил его лежать, и вернулся в столовую. Останки других сотрудников и хозяина лежали тут же, в закусочной, которая была покрыта кровью от стены до стены. Баки начал с них в этом городке. Снимая кожу с некоторых из них заживо, выбивая зуюб другим. Там была пожилая женщина, чье сердце отказало после того, как он содрал плоть с ее руки.
Один молодой человек пытался играть в героя. Он освободился от клейкой ленты и набросился на Баки, и если бы Баки был на полсекунды медленнее, более крупный мужчина вырубил бы его. Вместо этого Баки увидел его и увернулся в последнюю минуту. Большой удар с разворота пролетел мимо головы Баки, и парень потерял равновесие. Баки удалось направить его в стол, оглушив, прежде чем прыгнуть на него и избить его до полусмерти.
Он убедился, что парень все еще в сознании, когда связывал его обратно. Тогда он взял жену парня, раздел ее догола и изнасиловал ее во все щели, пока ее беспомощный муж наблюдал. Мужчина кричал, попытался вырваться и начал беситься, хотя и бессмысленно, Баки поразился своей выносливости, о которой он даже не подозревал. Очевидно, прошло слишком много времени с тех пор, как ему было так весело. Закончив с женщиной, он перерезал ей горло и бросил ее на колени мужа.
Потом он просто пошел вдоль очереди жертв, убивая каждого по-новому. Уже темнело, и ему надоело и стало скучно. Он вернулся на кухню, съел немного остывшей еды. Баки обшарил карманы всех жертв, нашел ключи от БМВ, припаркованной снаружи. Он улыбнулся, вышел на парковку и нажимал кнопку на ключах, пока не услышал пиканье.
Это была не самая спортивная модель, но очень модная. Баки был далеко не любитель автомобилей, но он знал, что это хорошая машина. После нескольких дней езды автостопом и прогулок по богом забытой сельской местности он завел машину, включил кондиционер и нажал на газ, выезжая на шоссе в темноте. Свет был таким ярким, что это было похоже на вождение при дневном свете.
Баки мчался по дороге чуть больше часа. Он притормозил, когда приехал в маленький городок. Повсюду на улицах вспыхивали полицейские огни. Сначала баки беспокоился, что это блокпост над телами, которые он оставил в кафе. Но как только он подошел ближе, он увидел, что полицейские собрались там не поэтому.
Недалеко от центра города находился полицейский участок, огороженный лентой и прожекторами. Стояли грузовики новостей и даже пожарные машины, припаркованные вокруг, туда-сюда сновали люди. Посреди дороги стоял полицейский, держа жезл и направляя движение. Баки объехал, как было велено, чтобы не привлекать внимания к тому факту, что он ехал в машине мертвеца. Но полиция занималась своим делом.
Он мельком увидел полицейского, который, выйдя из здания, выглядел белым, как простыня. Баки было любопытно, что могло так сильно потрясти его. Его любопытство было сильнее, чем здравый смысл, он свернул за угол и припарковался чуть дальше по улице. Баки вылез и небрежно подошел к периметру ленты, где собралось несколько зевак.
- Что случилось? - Баки спросил одного из людей рядом.
- Кто-то убил помощников шерифа, - сказал мужчина. - Думаю, их сильно порезали. Они думают, что это был серийный убийца. Псих. Плюс смелый. Каким-то образом парень раздел их и сковал наручниками, прежде чем пытать.
- Серьезно? Это безумие. У них есть идеи, кто это сделал?
- Я слышал, как полицейский сказал, что они ищут большого черного парня.
Баки оглядел город и заметил, что буквально все вокруг были белыми.
- В этом городе есть темнокожий?
- Люди говорят, что видели одного, болтался тут какое-то время назад. Они думают, что он может быть причастен.
Баки старался не рассмеяться. Конечно, это Ливия. Как еще они думают, их раздели? Коул не стал бы раздевать двух мужчин и пытать их. Не так, как этот человек только что рассказал. Они сняли с себя одежду, потому что она вела себя так, будто собиралась их трахнуть. И как пара придурков, они мешали друг другу. Баки также был впечатлен их уровнем расизма. Конечно, у него было много своих расистских тенденций, но обвинять в двойном убийстве полицейских несуществующего темнокожего, которого кто-то то ли видел, то ли нет, несколько лет назад здесь, это новый уровень ненависти.
Он видел, как они выкатывали тела, но их положили в мешки для трупов. Так что смотреть было не на что. Он повернулся и направился к своей машине, пока еще была плотная толпа. Он не хотел выделяться или привлекать к себе внимание. Вернувшись к машине, он забрался в нее и тихо выехал из города на шоссе. Несомненно, Ливия была там. Ему было интересно, трахнула ли она их сначала.
Иногда она это делала, просто для удовольствия, но большую часть времени ей нравилось дразнить, как часть пытки. Вот, ты думаешь, что собираешься заняться сексом с горячей маленькой блондинкой. А потом ты сидишь на стуле, и тебе отрезают член. Баки покачал головой при этой мысли. Он задумался, куда она едет, и не наткнулась ли она на его работу в кафе. Может, она пошла в другом направлении. Это было бы забавно, но он ехал в другую сторону. Он думал, может, поехать в Аризону? Баки сомневался, что кто-то из адовцев зашел так далеко, и задавался вопросом, как там будет, кроме жары. Так много возможностей. В своей новой, модной машине он мог делать все, что угодно. Он мог спалить весь мир.


Рецензии