Где ты, родной и богатый?

Национальный капитал в эпоху глобализма не имеет никаких перспектив. Он вытесняется ТНК или теми же гейтсами да цукербергами, которые, в силу своего происхождения, имеют доступ к настоящему капиталисту - его величеству ростовщику. То же самое, только более лихо проделали товарищи при уничтожении СССР - заморозили вклады Сбербанка (обокрав русских простофиль), вуаля - выдернули из рукава какие-то "деньги" - и скупили всю собственность, да и то по дешевке, на скоморошьих "аукционах". Так что "национальный" капитал - химера, ну разве что мы говорим о гейтсо-цукенбергах и всяких там "местных" чубайсах-лазаренках.

Крупный национальный капитал в эпоху глобализма - очевидная чушь. Промышленные "империи" появляются на какие-то, с исторической точки зрения, мгновения, и сносятся волнами "рынка". В то время как истинные капиталисты, финансисты - это вполне благообразные династические полипы, пусть и скрытые в толще вод мирового океана.


Рецензии
Очень точное и удачное определение: "финансисты - это вполне благообразные династические полипы, пусть и скрытые в толще вод мирового океана". Глобализм при капитализме - это уничтожение национальных экономик несколькими самыми крупными и самыми сильными акулами мирового бизнеса. Кто говорит: вот перейдём к капитализму - и заживём богато и счастливо, либо просто наивный глупец, необоснованно надеющийся при этом лично разбогатеть, либо просто купленый этими самыми акулами за какие-то копейки агитатор в пользу этого перехода... У меня есть стих, который я написал, когда услышал сообщение в СМИ о том, как один немецкий миллиардер бросился под поезд из-за того, что все его активы сгорели в результате памятного всем мирового финансового кризиса, и поскольку расплачиваться с огромными долгами по кредитам ему было нечем, он предпочёл погибнуть под колёсами поезда. Этот стих о том, что, скорее всего, ждёт при капитализме многих и миллиардеров, и пенсионеров...

Как поспорили в мире ином пенсионер и миллиардер…

Случилось мне внезапно умереть.
Замечено, всегда внезапна смерть.
В загробный я попал распределитель,
Решают где, кто – в рай, кто – в ад, простите…
Не верил никогда я в эту чушь,
За то и загудел в такую глушь…
Сижу я, значит, тихо на скамейке,
Вокруг – ни болтуна, ни ротозейки.
И вдруг, гляжу, откуда ни возьмись,
Со мною рядом двое появись.
И тут же перебраниваться стали,
Как будто только этого и ждали.
На брань мне было ихнюю начхать,
Пока её не начал понимать.
Теперь о ней мне хочется рассказом
Извергнуться, в брехню не впав ни разу.
Вы скажете, с живыми мертвецу
Общаться как-то даже не к лицу.
Оно-то так… Однако вышел казус
Со мною тут… Смешно вам будет даже…
Когда огонь баталии угас
Двух спорщиков, так в этот самый час
Мужик внезапно в белом появился,
И нимб над ним тихонечко светился…
И он, как на обходе строгий врач,
Хотя и не такой как он трепач,
Разглядывал в упор клиентов неба,
Кому какой, решая выпал жребий.
Куда он скандалистов прописал,
Пока бы я об этом умолчал.
О том я сообщу в конце рассказа
Без лишнего экстрима и экстаза.
В меня же полетел недобрый взгляд:
«А как здесь оказался симулянт?..
А ну, вали, живой пока, до дому!..
Врачи у вас слепые? Это ж кома!»…
Не помню, как свалился я с небес,
Как дома оказался, как воскрес.
Да это и неважно, расскажу-ка
О споре том. Пусть будет всем наука.
Прямая речь здесь только, без купюр. –
К тому не придирайтесь чересчур…
«Ну что? Я говорил тебе, Тимоха,
Чем кончиться делишки твои могут?
И вот тебе, пожалуйста, – конец!
Тебя, сквалыгу, ада ждёт венец!..»
«От зависти ты злобствуешь, Василий.
Ты беден… Я богат, и тем всесилен.
Беспомощен ты был со школьных лет,
И там уже в нужду купил билет…»
«Ага, когда ты опыт спекулянта
Как раз на одноклассниках, гарантах
Твоей непогрешимости, набрал!
И хвастал, ростовщик что, хоть и мал…»
«А что же ты хотел, чтоб я задаром
Ссужал вас всех, как нищих на базаре?..
Ну нет уж, извини! За всё платить
Положено! А как иначе жить?..»
«Но мы же за одной сидели партой!
Мы ж были пацанами! И азарту
Хватало нам тогда на всё почти,
Но дружбу выше денег каждый чтил!»
«И где же утонула ваша дружба?
Сдаётся мне, в сермяжных быта нуждах…
И рад в беде бы другу ты помочь,
Но помощь получить и сам не прочь…
Пока ты в бескорыстье дружбы верил,
Корысти раб, я стал миллиардером…
До пенсии с трудом ты дотянул,
Работая за пищу аки мул,
Но тысячам людей я дал работу,
Пока меня вы кляли живоглотом!
А сколько я построил новых школ?
Детишкам сколько садиков возвёл?
А вы, друзья, всё школу вспоминали,
Процентщика-сквалыгу проклинали…»
«А что, ты не сквалыгой разве был?
Свой скаредный на ком лелеял пыл?
Друзей своих в заёмщики зачислил,
Не ведая, что дружба бескорыстна!..
За всё, считает, надобно платить!
А с дружбою при этом, как же быть!..»
«Смешны твои о дружбе, Васька, вопли:
Она не безответственности сопли!
Не надо их слащаво распускать,
И множить лицемеров этим рать.
Ты с отрочеством долго миловался,
И к зрелости неверным вышел галсом. –
Но в собственной при этом нищете
Меня винишь в наивной простоте!»
«Тебя, конечно, а кого ж ещё-то!
Кредитов вот нахапал для чего-то!
Зачем? Ведь ты давно миллиардер!
Для новых, что ли, прибыльных афер?..»
«Опять ты, Вась, мою унизил личность.
Не жаден я. И в школе символично
Проценты вам на ссуды назначал:
Чем пахнет, узнавал я, капитал…
А этот вот кредит… Поверь, для дела…
О будущем душа моя болела…
Вложить его в развитие хотел…
Задумал я благих немало дел…
Едва же дело только закрутилось,
Дефолт всем показал свою немилость…
Без пламени весь бизнес и сгорел…
И вмиг я оказался не у дел…»
«Подумаешь, без дела! Эко диво!»
«Так я же, Вась, остался без активов!
Ну а без них кредиты нечем крыть…
И я тогда решил себя убить…»
«Да ты ж больной на голову, Тимоха! –
Себя с такими бабками угрохать?!..»
«Попал я в долговую, Вася, клеть,
Где выход был один… И это смерть…»
«Конец тебе пришёл, Тимоха, то есть?»
«Ну да… И потому я лёг под поезд…»
«Чем кончишь ты, выходит, был я прав!
Иных тебе, что ж, не было забав,
Как с бизнесом сомнительным возиться?..
Вот я, к примеру, волен был как птица!
Своё на службе скромно оттрубил…»
«И скромно три копейки получил…
Не так ли, скромненький дружок, Василий?..»
«Ну-у… В общем-то с баблом не густо было…
Ты прав, конечно, в этом, Тимофей…»
«А с пенсией что, Вася? Всё о кей?..»
«Ага… Донашивал до дырок шмотки…
Не пенсия, пособие на водку…»
«Ну вот ты, Вась, и замыкаешь круг!
Зелёный змий – единственный твой друг…
Всю жизнь тебе, он, видно, покалечил…»
«Признаться, да… Совсем угробил печень…
Из-за неё сюда и загудел…
Чего ж я в жизни, Тим, не разглядел?..»
«Да в отрочестве, Вася, вся загвоздка!
Нигде, как там, к себе быть надо жёстким!
Ракета же какой возьмёт разгон,
Так весь полёт и будет совершён…
Спохватишься поднять её орбиту,
А топливные баки все пусты-то…
Горючее потрачено на взлёт…
И чья вина, что низок был полёт?..
Предвидят на разгоне ведь не часто
Пассивный траектории участок…»
«Возможно, Тима, в чём-то я не прав…
Зато вкусил немало я забав!
А что же ты? С младых ногтей трудился,
Но в саван белый тоже облачился!..
Выходит, хоть ленись, а хоть трудись,
Закончится вот здесь любая жизнь!..
Один конец у всех!.. Пенсионерам
Тут легче, правда, чем миллиардерам:
Твой быт, конечно, раньше был иным,
Не то что мой пожизненный экстрим…»
«Один конец?.. Ох, Вась, опять всё хаем:
Мы за собой же что-то оставляем!
Одни, как ты, бутылки и долги…
Другие же, как их не оболги,
Работы людям дали просто море!..»
«Да это ж не работа! Это ж горе!
Я горькую не зря, Тимоха, пил:
Зарплату осознать не чуял сил!..
Вот как, скажи, за краткие за сроки
Ты стал миллиардером? Разве соки
Для этого трудяг не выжимал?
Не деньги им давал – кошачий кал!..
И что же за собою ты оставил?
Сквалыжника безжалостного славу!..
И нас же укоряешь в нищете…»
«Ты точен, Вась, в нещадной прямоте.
Но в бизнесе ведь всё, как в рыбной ловле:
Для крупной рыбы сети я готовлю!
Неужто, Вась, ты б щуку упустил,
За килькою гоняясь что есть сил,
Когда к тебе плывёт большая щука,
Сама к тебе напрашиваясь в руки?..»
«Ну скажешь тоже, так уж и сама!
У щуки, что же, нет совсем ума?..»
«Да я же не о щуке! О доходах!
У них же специфичная природа:
Они не ограничены ничем!»
«Не понял, Тим… Что ж, так-таки совсем?..»
«Ну-у… Есть, конечно, спрос и предложенье…
Но это для наивных объясненье…
Закон мне позволяет заплатить
Работнику, чтоб только жизни нить
Его могла бы гладом не прерваться…
Закон – отец сквалыжников, признаться…
Но бочку на меня ты покатил! –
Невинного, выходит, обвинил…»
«Не так уж ты, Тимоха, и невинен!
Ну взял бы да к зарплатам что накинул,
Не рвали чтобы люди жизни нить,
И лучше хоть немного стали жить…»
«Так съели бы меня за то коллеги!
Я ж в массовом за прибылью забеге
Со всеми должен быть ноздря в ноздрю!
Чуть высунусь – солома как сгорю!»
«Неужто так? Так это ж, Тима, джунгли!
Там от меня одни б остались угли!..»
«Так я о чём тебе и говорю!
Не можешь ты бежать ноздря в ноздрю:
Ты правду ищешь! – В том твоя проруха…
А надо быть с хорошим к делу нюхом…»
«Я понял, бизнес плох вине по чьей! –
В стране, видать, нехватка нюхачей!..
А ты-то вот нюхач большой, Тимоха!
Но бизнес прогорел!.. Знать, нюхал плохо?..»
«Принюхиваться к рынку сложно, Вась:
Одни хотят присвоить и украсть,
Другие продают успешно воздух…»
«Что-что? Я не врубился, Тимка, – гнёзда?..»
«Смешной ты, Васька… Воздух продают,
Когда не за товар оплачен труд,
А за его сменившие бумажки,
Полезны кои меньше чем какашки!
Но их ещё и перепродают,
Наживы лёгкой обнажая зуд!..
И тем, Васёк, кто делает товары,
Придумать невозможно круче кары,
Чем состязаться с мыльным пузырём,
Бумажным раздуваемым ворьём…»
«Выходит, Тим, они непобедимы?..»
«Законы, Вась, когда как пантомиму
По разному возможно понимать,
Мошенник только может процветать…»
«Так что ж, Тимоха, это за законы!..»
«Я думаю, Василий, если трону
Какой-нибудь не выгоден закон,
В мгновенье он исчезнуть обречён…
Воров, меж тем, незыблема живучесть…
И бизнеса при том понятна участь…
А я с ворами, Вася, не борец,
Поэтому пришёл мне, Вась… конец…
Как все давал рабочим я зарплату,
Трёхкратно покрывал наценкой траты, –
Ну как закон мне добрый предписал, –
Но жертвою мой бизнес всё же пал
Бумаг пустых всемирного обвала…
Вот так мне, Вася, жизнь мила не стала…»
Едва излился речью Тимофей,
Не дав начать Василию речей,
У спорщиков тот… с нимбом… появился…
Ну я, конечно, тут же изловчился
Подслушать всё, что он им указал, –
Пинка он после них мне только дал! –
«По некоторым признакам вы оба,
Предав свои тела простому гробу,
Прописку заслужили душам в рай…
С натяжкой, правда… просто через край…
Но вижу я при том довольно чётко,
И в ад что можно вам… на сковородку…
Судьбы своей не сами вы творцы,
Хоть к бою приспособлены самцы…
Вот это я учёл… Чужих решений
Барьер вам стал от жизни отчужденьем…
Поэтому нельзя вас ни судить,
Ни в рай, пускай по блату хоть, пустить…
Где души ваши будут, там и кости,
Решаю я. – Дорога вам к погосту…»
Опять с небес был тайным переход…
Узрел я лишь погост, и там народ
Земле как предал их с большим почтеньем,
Чтоб в ней их состоялось примиренье…

Алексей Морозов 3   04.01.2020 08:40     Заявить о нарушении
Спасибо, Алексей. Стихотворение Ваше длинно, но также и поучительно.
Я, пожалуй, перенесу тяжесть своих размышлений на поле встречной рецки.
С улыбкою,

Дон Борзини   05.01.2020 05:34   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.