Синие лебеди глава 3

                Ты разрываешь сердца
                И модные обложки,
                Ты по осколкам любви
                Крадёшься осторожно,
                Ты словно львица живёшь,
                Но ты осталась кошкой,
                Фотомодель...
                Из песни



   Когда поутру в двери спальни Эжен несмело постучали и послышался знакомый голос экономки Бруно Мадлен, стало понятно – Дэнис остался в прошлом. Дэнис  стучал сильнее, настойчивее, но это Эжен нравилось больше, чем неприятный писк будильника.  А ведь у Эжен были сомнения, что Бруно не захочет менять Дэниса именно сейчас, перед важным приемом.  Всегда, когда телохранители переступали границу «работа-личное», Бруно менял их. Либо охранник не стер запись с массажем, либо у Бруно были свои тайные камеры. Вариант «слуги сдали» тоже можно было рассматривать. Эжен давно догадывалась, что последняя версия - более правдоподобна. Прислуге строго запрещалось общаться с журналистами и рассказывать о том, что творится в доме Бруно Бувье, кому-либо, но самому Бруно говорить им никто не запрещал.

- Мадам, уже пора собираться на прием! – деликатно напомнила Мадлен.

 На часах десять, а в душе паршиво и гадко. Эжен проспала и утреннюю пробежку, и завтрак. Давно такого не бывало. В душе разброд, на тумбочке раскрытый личный дневник, в котором вчерашняя скупая, но емкая запись:

 И без тебя я не умею жить?
Мы отдали друг другу слишком много.
А я прошу как милости у Бога,
Чтоб научил Он сердце не любить!

Спрятав дневник в резную шкатулку под ключ, Эжен отправилась к двери. Мадлен ее видела разной, поэтому перед этой милой женщиной Эжен не боялась появиться в утреннем растрепе:

- Салют, Мади! Пардон, проспала. Совсем чуть-чуть -  и я буду готова. А где Дэнис? – поинтересовалась для приличия.

- Мсье Бруно сказал, что вы знаете, почему его не будет. Он вас ждет в кабинете после завтрака. Завтрак нести или вы спуститесь?

- Конечно, спущусь. Чего тараканов в комнате разводить? – решила пошутить Эжен.

- Не поняла, мадам? У вас в комнате тараканы? – обеспокоенно спросила женщина.

- Забудь, Мади. Никаких тараканов, все блестит, отлично, не вздумай проводить дезинсекцию! - Эжен никак не могла привыкнуть к отсутствию чувства юмора у экономки: всегда строгая, неулыбчивая, в хлопотах и разных домашних заботах. Как Бруно может с ней работать? Словно робот, ноль эмоций. Да, с ней надежно, но так скучно…

Эжен в кабинет Бруно вошла одетой в глухое черное, но …. прозрачное платье на нежно-розовой подкладке. Полное ощущение, что под кружевом ничего нет, кроме оголенного тела. Присутствующие в кабинете охранник и компаньоны Бруно сначала недоуменно вытаращились, затем стыдливо отвели взгляды…

- Прекрасный наряд, милая, - проведя глазами по безупречной фигуре Эжен с ног до головы, сказал немного шокированный Бруно. – С сегодняшнего дня у тебя новый охранник. Ты, я вижу, уже готова впечатлять сливки парижского общества?

- А где делся Дэнис? Не заболел? – Эжен знала, что уже никогда не увидит Дэниса. С ним она попрощалась еще вчера.

- Ты ведь меня знаешь: кто не справляется со своей работой, превращается в персону нон грата, - сухим деловым голосом ответил Бруно.

- Я сама просила его сделать массаж, - стала на защиту Дэниса.

- При чем здесь массаж? Он позволил этому дракону Полю тебя увезти в отделение. Если бы не мои люди… Все, тему закрыли! Не обсуждается!

- Я надеюсь, ты его не убил? – Эжен фамильярно погладила седые волосы Бруно и прижалась, как кошка, ожидая ласки. Спросила так, для годится, поскольку знала, что Бруно не стерпел бы только в том случае, если бы Дэнис применил насилие.

- Если бы я убивал всех, кого ты свела с ума, численность мужчин серьезно уменьшилась. Не волнуйся, он во Флоренции. Будет охранять мою сестру Мадину. Рай я ему обеспечил, ты довольна?

- Более, чем. Спасибо. Он был хорошим все-таки телохранителем. Теперь ты мне снова приставишь какого-то головореза? – Эжен предвкушала появление новой игрушки. -  Если это будет Поль, я уйду в монастырь!

-  Это не Поль, хотя такая мысль у меня проскальзывала.  Есть один на примете. Крепкий парень. Тебе точно понравится! – улыбаясь в усы ответил Бруно, заметив, как напряглись присутствующие в кабинете.

- Неужели? Чем именно? – Бруно никогда не говорил этой фразы перед назначением других телохранителей. А здесь такая уверенность… Да и оперативность впечатляла. Или Бруно изначально не верил, что Дэнис надолго задержится и все это время искал ему замену?

- Умный, сильный, знает дело, волк, прошедший хорошую подготовку, бывший афганец… - сухая характеристика Бруно значила только то, что он в человеке уверен. Последняя фраза больно резанула по сердцу красотки, она изменилась в лице и ушла, холодно бросив:

- Понятно, груда мышц и ноль эмоций. Когда познакомишь?

- Скоро, - пообещал Бруно.

- В принципе, я готова ехать…

- Не спеши, дорогая. Мне нравится, когда мы немного опаздываем. Тогда это эффектнее. Особенно в таком наряде, как у тебя сегодня, - добавил Бруно и уже представил газеты с первыми страницами, на которых будет пестреть фото Эжен в откровенно скандальном платье. И где она берет такие наряды? Нужно срочно поговорить со стилистом Эмми.

Изучив нрав Бруно, Эжен понимала, что, если подчеркнул особенность ее одежды, да еще дважды, - это признак того, что он не хотел бы, чтобы она была одета именно в это платье. Да ради Бога! Эту бомбу можно придержать для другого случая. Красное в пол с гипюровым верхом -  тоже ничего. Броско и в цвет ее новой помаде, которую стилист Эмми настойчиво рекомендовала.

В обществе ждали от Эжен шальных поступков. Замужество с Бруно было расценено, как попытка удачно устроиться за авторитетом и связями крупного магната. Все ждали, что Эжен успокоится, превратиться в тень своего влиятельного мужа. Но ее имя стало звучать еще чаще, чем имя Бруно, ведь со скукой красотка боролась по-своему, развлекаясь чем Бог пошлет. Вот и на этот раз ей был интересен, скорее всего, не скучный прием, а то, что можно будет там отчебучить.

- Бруно, может, я бы осталась дома? – на всякий случай предложила Эжен. – Вам там с Фабиано и так будет хорошо.

- Старик не простит мне, если я приеду один. Ты же знаешь, он обожает твои песни. А еще, это по секрету, он просто горел желанием с тобой потанцевать. Не смейся, он хорошо танцует. Каким он был в молодости! Видела бы ты его в двадцать. Он чуть не увел у меня Зиле, - Бруно с легкой печалью взглянул на фото своей покойной жены. Он часто вспоминал ее. Зиле была такая же, как и Эжен: стройная, смуглая, с синими глазами и волнистыми иссиня- черными волосами. Бруно встретил ее в Греции в одном из ресторанчиков, где она пела. Как-то так глубоко вошла она в его сердце, убрав одним махом сразу всех любовниц даже с горизонта. Как они радовались рождению дочери. Зиле долго подбирала имя малышке, а когда назвала – то вышила на всех вещах «Jane». Джейн. Ребенок был таким хорошеньким, как куколка, – им нельзя было не любоваться. Бруно тоже восторгался маленькой копией жены, правда, счастье продолжалось недолго. Исчезновение дочери для Зиле стало тяжелым ударом. Сначала надеялись, что все обойдется выкупом, но время шло, а выкуп никто не требовал. Но и тела ребенка не находили. Это держало в напряжении, высасывая силы и желание жить. За три года Зиле превратилась в алкоголичку и наркоманку. Бруно безуспешно пытался ее вернуть к жизни. Как он выжил после ее самоубийства, не может никому объяснить, даже себе. Еще страшнее стало тогда, когда брат Бастиан поделился своим расследованием – Зиле убили, это не было самоубийством. Двадцать лет для Бруно превратились в попытку привыкнуть к проживанию в аду на земле. Он стал машиной, знающей, как делать деньги. Да, он нашел виновного, признавшегося и в убийстве жены, и в похищении дочери. Им оказался партнер по бизнесу Лоренс Леруа. Движимый черной завистью, Лоренс теперь боялся, что Бруно поступит так же с ним – уничтожит его жену и сына.  Бруно не смог этого сделать, потому что давно знал Адель, а ее сыну Теодору был крестным. В глазах Адель Бруно читал понимание того, что она знает, кто уничтожил ее мужа, но женщина никогда прямо этого не сказала. Для всех Лоренс погиб в автомобильной аварии.

Бруно давно жил, не ожидая от жизни ничего хорошего. Он жил прошлым. И вдруг, проезжая Парижем, на бил-борде он увидел Зиле в свадебном. Не совсем Зиле, потому что черты этой девушки были мягче. Думал, что видение. Нет, оказалось, у видения есть имя – Евгения Романова. Работала в модельном агентстве, а рекламировала наряды свадебного салона «Парадиз». Полгода Бруно просто следил за девушкой, иногда ненадолго улетающей в другую страну.  Бастиан нашел надежного детектива, нарывшего достаточно информации о девушке. Еще до того, как отыскали цыган, Бруно почувствовал – душа Зиле вернулась. Анализ ДНК подтвердил – Евгения – его дочь. Сложно передать те чувства, которые охватили старого Бруно, ведь он уже потерял надежду на счастье. Теперь оно к нему пришло в виде взрослой дочери. Боязнь за ее безопасность толкнула Бруно на авантюры. Для начала он решил скрыть ото всех, а особенно от Евгении, что она его дочь. Наследник или наследница не должны были всплыть в его семье, иначе он не смог бы гарантировать их сохранность. В мире больших денег и власти сложно найти компромисс, но Бруно попытался его найти.

Евгения не знала, что за ее стремительной карьерой стоит Бруно. Она списывала все на удачу и свое трудолюбие.  Опека была дистанционной и хорошо замаскированной, но, когда Женька узнала о смерти Васьки, Бруно вынужден был физически появиться в ее судьбе. Когда красотка спрашивала, почему должна жить в доме такого богатого месье и в качестве кого, Бруно находил отговорки. Самая правдоподобная – схожесть Евгении с его женой. Некоторое время это работало, но всегда напрягало.

- Я должна буду стать вашей любовницей? – хотела прояснить планы Бруно относительно себя тогда уже Эжен.

- Упаси Боже, девочка! Просто живи в моем доме! Как дочь, - уверил Бруно, но Эжен не успокоилась. Она остановилась на версии: Бруно хочет, чтобы ему не приписывали гомосексуализм или импотенцию, поэтому стремиться хвастаться перед знакомыми красивой девушкой, живущей с ним под одной крышей. Пока Эжен чувствовала себя маленькой принцессой и Бруно смотрел на ее выходки сквозь пальцы, гордясь красотой, характером и успехами дочери, общество обрастало фантастическими легендами. Забота о безопасности самого дорогого беспокоила магната больше всего. Бруно тщательно подбирал Эжен телохранителей, заставил девушку заняться карате. Заявление от мафиозного клана о том, что посторонняя девчонка может сливать информацию, было как снег на голову. Бруно поставили ультиматум – отдалить девушку. Но Бруно привык к Эжен, да и не хотел отдалять. Слишком долго он жил во тьме, а девочка внесла в дом мощный поток света и тепла. Он уже знал целостную картинку ее нелегкой судьбы без него. Хорошего там было мало. Девочка прожила в цыганском таборе почти шесть лет. Потом интернат в Советском Союзе. Каким- то удивительным способом ей удалось выпутаться из той истории с насильниками. А потом жила с опекунами. Это они слепили ее как модель. Когда Евгения достигла совершеннолетия, переехала в Париж. Было ощущение, что убегала. Мало было сладкого в ее жизни, но она научилась выживать в мире внешнего блеска и закулисных интриг. Это все было до того, как Бруно ее встретил.  Настойчивые попытки свести Евгению с перспективным мужчиной, устроить ее личную жизнь не увенчались успехом. Дерзкая красотка отталкивала любые намеки на отношения. Тогда Бруно узнал, что сердце девушки заполнено солдатом Василием Кувшиновым.  Он не мог помешать ей отправиться в Афганистан, но он мог послать с нею своих людей. Как много плохого могла сделать Женька в отчаянии, узнав, что Васьки нет в живых, если бы приставленные к ней тайно охранники не вмешались. Это Бруно помог Эжен перенести останки афганца на парижское кладбище, куда бы Эжен могла ходить для успокоения души. Только ее душа не успокаивалась. Мужское внимание Эжен все так же отталкивала, а с самыми настойчивыми ухажерами порой обходилась жестоко. Визит к психологу открыл старую травму – Эжен подсознательно боялась близости, напуганная попыткой изнасилования в столь раннем возрасте.
- Вы преодолеете эту грань, когда придет время настоящего глубокого чувства. С мужчиной, которого вы будете любить, барьер исчезнет, - пообещала психолог. Но время шло, а такого мужчины, которого бы полюбила Эжен, не было. В нее влюблялись, она – нет. В руки Бруно случайно попала тетрадь –дневник Эжен. И он понял масштабы потери девушки.  Тогда он решился на самую большую авантюру в своей жизни – фиктивно женился на дочери. Так к Эжен вернулась его фамилия, она оставалась рядом с ним, и он мог заботиться о ней. Общество перемыло косточки ему и Эжен, после чего проглотило фарс как должное.

Тайно от дочери Бруно начал свое расследование – должен был убедиться, что парень, глубоко засевший в ее сердце, действительно погиб, поскольку знал, что война полна недоразумений.  Не особенно удивился, когда специалисты провели эксгумацию останков тела и на основе черепа компьютер выдал не портрет Кувшинова, а фото другого человека. Это было начало длительного расследования, для которого у Бруно был прекрасный детектив Люк Обер. Он практически из-под земли доставал информацию, опрашивал людей там, в Афганистане: выжившие солдаты, моджахеды, главари группировок… И вот после трех лет кропотливой работы у Бруно на столе лежала папка с документами, исходя из которых можно было сделать вывод – Кувшинов не погиб, а стал моджахедом, за годы караванной жизни в Афганистане сколотил огромное состояние и теперь обладает приличным счетом в Швейцарском банке, а также является хозяином острова в Тихом океане. На одной фотографии был покалеченный юноша с исполосованным шрамами лицом, на другом – накаченный русый красавчик на яхте. На первый взгляд – двое разных мужчин, но полистав бумаги, можно убедиться – тот же: Василий Кувшинов в прошлой жизни и Эдвард Браун в этой, новой.

- Чем он занимается? – спросил Бруно у детектива.

- Играет на бирже. Причем, достаточно успешно. Скупает недвижимость в Провансе. В приоритете виноградники. А еще он следит.

- За кем?

- За вашим домом. Год назад он спас Эжен в супермаркете – обезоружил Клаудио и сдал полиции. Три недели назад вытянул коллекцию «Парадиз» из фургона, который потом на глазах толпы воспламенился. Тогда мог сорваться показ.

- Понятно. Он решил стать ее ангелом-хранителем, - Бруно улыбнулся. – Он не пришел открыто, не сказал, кто он. Почему?

- Поставьте себя на его место и поймете, - порекомендовал Люк.

- Он не уверен, что нужен ей. Не уверен, что достоин быть рядом. То, что она его любит, он должен знать, но он боится разрушить ее мир, - пытался разобраться Бруно. Но ведь и он не сказал дочери, что приходится ей отцом. Почему? Боялся за ее жизнь. Ему проще пожертвовать условностью, чем превратить дорогого человека в мишень. Проанализировав свои действия, Бруно понял мотивы парня. Будь он на месте Кувшинова, поступил так же – дал возможность решить ей самой.

- Если я правильно все рассчитал, он никогда к ней не приблизится сам, - озвучил свою догадку Бруно. В отличие от Василия-Эдварда, Бруно знал, что думает по этому поводу Эжен.  Ему регулярно приносили снимки из дневника Эжен, в котором она оставляла капельки своей души. Он понял, почему Эжен делает вид, словно сердце у нее острое, словно алмаз… Ее глаза постоянно врали, мастерски, как способна хорошая актриса. Правду говорила лишь «эта серая тетрадка ни для кого», как обозвала Эжен свой дневник. Как отцу, Бруно было больно читать такие признания дочери: «Я не настолько идеальна, как меня привыкли считать. Они замечают только внешнюю красоту и не видят душевной пустоты.  А ведь ее нужно чем-то заполнять… Я верю в любовь как великую силу, как удивительное чувство, данное испытать не всему живому.  Верю, но знаю, что чуда не будет… Просто я хочу того, чего не бывает. Нельзя стать счастливой без жизненно необходимого».

 И теперь Бруно решил подарить Эжен эту жизненную необходимость. Для Эжен это был Эдвард Браун. Бруно подарит его Эжен как личного телохранителя. И пусть жизнь сама расставит все по своим местам, пусть эти двое, оказавшись рядом, сами разберутся, что им нужно, кто им нужен. Браун не знает, какие мотивы движут мафиози Бруно, поскольку в разговоре Бруно ссылался на желание защитить дорогую его сердцу женщину, а он, Эдвард, зарекомендовал себя отличным солдатом, мол, наводил справки. Бруно понимал, что не вечен, имеет так много врагов, что даже удивлен, насколько долго уже живет на земле. Когда его, Бруно, не станет, рядом с Эжен останется Эдвард Браун.

- Мне известно, у вас нет семьи. Вам придется переехать в наш дом, чтобы находиться всегда рядом с охраняемой, - поставил условие Бруно.

- Само собой, - согласился Эдвард.

-  Хочу сразу предупредить, Эжен капризна и своенравна. С ней нельзя очень строго, но и немую покорность она не переносит, - решил очертить рамки Бруно, наблюдая за реакцией Эдварда. Тот даже виду не подал.

- Я попытаюсь найти с вашей супругой общий язык, - уверенно сказал мужчина, понимая, что с Женькой уж точно договорится. В Афгане умудрялся договариваться с заядлыми вояками, не знающими ни жалости, ни прощения, а здесь всего-то разбалованная роскошью повзрослевшая любовь его жизни.

- Вот и отлично. Надеюсь, вы понимаете, что с ней нужно держать дистанцию? Вы – охранник, она – охраняемая, - специально обозначил требование Бруно, зная, что правила более всего хочется нарушить. В душе Бруно умолял всех святых, чтобы Эдвард нарушил это правило и добился расположения Эжен.

-  Когда они все узнают, могут не понять твоих благих побуждений, - упрекнула Мишель во время последней их с Бруно встречи. Уже несколько месяцев они тайно встречались, хотя знали друг друга с университетской скамьи. Мишель всегда была надежным другом, помощником в делах. Все эти годы любовь тлела в ее душе, но она и виду не подала, что питает чувства к Бруно. Не смела конкурировать с Зиле, а с копией его жены так и подавно. Видела, что все чаянья Бруно только о его ненаглядной Эжен. Но на юбилее перебрала с выпивкой и призналась, что с девятнадцати лет влюблена до чертиков, до умопомрачения. Бруно упаковал ее на свою яхту и увез на собственный курорт, где признался, что его брак – фикция, а об отношениях с ней он давно думал, но боялся потерять друга.

- Поверь, это менее всего меня беспокоит. Даже если она возненавидит меня – начхать! Мне важно, чтобы дочь была счастлива. Увы, без этого парня -никак. Я уже пробовал.

- Не проще было бы сказать ей, что любимый жив, иди и радуйся. Зачем столько телодвижений? Такие сложности! Тебе приятно выступать в роли бога? – статус друга, в один прекрасный момент трансформировавшийся в статус друга, которого можно любить, позволял Мишель говорить правду и при этом быть услышанной без санкций. 

-  Мне приятно выступать в роли отца, - признался Бруно. – Вот были бы мы помоложе, сделали бы пару красивых малышей, а?

- Мы свои отношения скрываем под семью замками, ты женат на своей дочери, а умудряешься о детях мечтать. Внуков скоро нянчить будешь.

- Ты думаешь, они сойдутся? Он ведь сильный, самодостаточный и себе на уме, но согласен стать для нее пажем, лишь бы быть рядом каждый день, - делился наблюдениями Бруно. – Я ему такие условия поставил, сам испугался. А он молча согласился и бровью не повел. Кремень!

- Более, чем уверена, что они сойдутся. Этому парню такую внешность сделали, что вряд ли какая устоит, - поддела Мишель.

- Я должен начинать ревновать? – то ли в шутку, то ли всерьез спросил Бруно, нежно обняв любимую женщину.

- Бесполезная трата чувств. Мы с тобой знаем, кого он любит. Мне ничего не светит, потому что соревноваться с Эжен – упасть на старте. Была бы мужчиной – честное слово, тоже влюбилась. Уверена, что она скоро его раскусит.  Но сначала парню традиционно достанется. Помнишь, как боевое крещение Дэнис проходил?  Аж похудел, бедняжка. А ведь он и не догадывается, что ты ему замену уже подготовил. Повод уволить уже нашел?

- Скоро представится. Или я плохо знаю свою красавицу, - с гордостью полушутя ответил Бруно.

Продолжение следует...


Рецензии
- Я должен начинать ревновать? – то ли в шутку, то ли всерьез спросил Бруно, нежно обняв любимую женщину.

- Бесполезная трата чувств. Мы с тобой знаем, кого он любит. Мне ничего не светит, потому что соревноваться с Эжен – упасть на старте.
***
;)))

Вот так повороты!
Здравствуйте, Ксенечка! :)

Ольга Смирнова 8   05.12.2019 11:26     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Оля!
Как же без поворотов)
С признательностью,

Ксения Демиденко   05.12.2019 21:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.