Всё только начинается

От этой известной фразы исходит тонкий аромат ещё несбывшегося, она полна потенциальной энергии, и от этого дарит нам счастье. Но есть тонкая грань между "ещё" и "уже", когда потенциальная энергия несбывшегося переходит в кинетическую энергию уже сбывшегося, и от этого становится грустно.

Особенно четко эта грань ощущается для нас в конце августа, когда лето заканчивается, и мы подводим итоги. Вот и лето прошло, будто и не бывало... Легкость несбывшегося бытия переходит в тяжесть сбывшегося. (Примерно такую же фигню чувствуешь в молодости, когда даешь согласие стать чьей-то женой. Не то чтобы жених не нравился, но меня всегда охватывал ужас от того,  что сейчас этот потенциальный жених перейдет в кинетического мужа, и у него, быть может,  вырастут рога. Всё  сбудется,  и начать сначала будет уже нельзя. От этого опускались руки, и свадьба отменилась, о чем, кстати, совершенно не жалею).

Выбор всегда переводит нас из разряда "ещё" в разряд "уже", и этот выбор всегда сопряжен с большим риском. Только один Бог свободен от перехода из потенциального состояния в кинетическое, потому что он за пределами жизни и смерти. Он вечно жив, но не жизнью тела, а жизнью духа, и его бытие совершенно и неизменно. Его жизнь - вечное сегодня, вечная весна, и для него всегда всё только начинается, в отличие от нас, смертных. Да,  он тоже делает выбор,  руководя жизнью во Вселенной, но этот выбор не заставляет его вовлекаться в карму бытия, поскольку он остается за пределами мира. Бог - это свободный художник, у него нет начальников и подчиненных. Наш выбор, правильный или неправильный, создает карму,  которая и переводит нас из "ещё" в "уже", а его выбор оставляет его прежним, легким, светлым и всегда свежим.

Это, кстати, большое искусство, чувствовать себя всегда свежим и новым, полным весенней,  потенциальной энергии. Глубокие старики овладевает этим искусством автоматически, впадая в детство и этим снимая с себя груз тяжелой кинетической эгергии. Карму снять нельзя, а вот облегчить душу можно.

Будда хотел уподобится Богу,  получив освобождение от "ещё" и "уже", выйдя за пределы жизни и смерти. Но вечное освобождение присуще лишь Богу, тому, кто способен действовать, оставаясь освобожденным. Для человеческой же души с вечным освобождением всё  закончится,  а это ужасно, это гораздо хуже,  чем если "всё  только начинается". Именно поэтому нирвана, или вечная, смерть,  не может быть для нас идеалом: ведь всё уже позади... Западный рай с вечным бессмертием тела тоже быстро стал бы для нас адом, накопив давно необновляемую, тяжелую энергию сбывшегося. Люди быстро устали бы, перестав обновляться смертью тела и стиранием памяти. Поэтому смерть нужна даже в раю. Просто в раю смерть тела не воспринимается как исчезновение, а лишь как смена костюма и декораций в этом вечном спектакле жизни.

Смысл смерти тела - душа время от времени должна менять кинетическую энергию на потенциальную. Долгая жизнь - это хорошо, но только если она не заставляет нас внутренне страдать. И каждый кризис в жизни - это маленькая смерть,  когда мы способны расстаться с прошлым и впустить в жизнь будущее.


Рецензии