Исповедь грамотея

Сколько я себя помню, я всегда был грамотным. Мне кажется, единственное открытие, связанное с грамматикой, я сделал четырех лет отроду: я сказал «театор», а мама поправила меня, пояснив, что надо говорить не «театор», а «театр». И все. Все остальное, мне кажется,  я знал с момента рождения.

В школе моя грамотность и умение  выражать свои, а особенно чужие мысли повергали в изумление преподавателей, причем – не только русского языка и литературы.

Я не учил математики и получал за это законные двойки, но на показательном уроке учительница, с трудом уговорив меня накануне подготовиться, приводила в восторг проверяющих, точнее – приводил их в восторг я – своими ответами: простенькую теорему я преподносил как детектив, и инспектор районо слушал меня затаив дыхание.

Я мог весьма  посредственно учиться в течение года, но вот дело доходило до экзаменов, и тогда пятерки сыпались на меня подобно благодатному дождю, и годовые оценки выглядели вполне прилично.

В институт я поступил, привычно заговорив экзаменаторов и набрав  25 баллов из 25. Началась счастливая пора.

От сессии до сессии дни летели легко и беззаботно, а на сессии я опять был во всеоружии своей грамотности. Бывали, конечно, и неприятности: грамотность мало помогала при решении интегралов или задач по сопромату, но всегда, когда надо было порассуждать или что-то обосновать, - фортуна вновь оборачивалась ко мне лицом.

При защите дипломного проекта я столько удивительного  наговорил по поводу моего примитивнейшего  погрузчика,  - кстати говоря, серийно выпускаемого брянским заводом, -  что членам комиссии, по-моему, показалось, что это я самолично его изобрел. Я не утверждал этого, но и не разуверял их в этом предположении.

После окончания института ко мне почему-то моментально приклеился эпитет «перспективный». Его добавляли всякий раз к слову «молодой».

Мою  грамотность и заурядный московский кругозор сплошь и рядом возводили в незаслуженно высокую степень.

Когда мне приходилось выступать на совещаниях,  планерках, просто в кругу сотрудников, то почему-то получалось, что я говорю что-то чрезвычайно умное и прогрессивное. Мне иногда самому начинало казаться, что у меня кроме грамотности действительно есть что-то этакое,  но потом, рассуждая трезво, я понимал, что именно она – мой главный козырь.

Мне очень трудно объяснить, как простая грамотность принимается людьми  за оригинальность суждений, но это случается сплошь и рядом.

Ну вот, допустим, идет совещание. Я слушаю все, что говорят, и когда доходит очередь до меня, я встаю и с серьезным видом произношу:

«Мы слышали две точки зрения. Одни, - их большинство, - считают, что..  (далее я объясняю, что они считают). Другие, напротив, полагают, что.. (говорю, что они полагают). Но, как часто бывает, говорю я, - истина где-то посередине. Мне представляется, что вряд ли стоит держаться столь крайних позиций, как N. Однако это вовсе не означает, что его предложение неприемлемо. Еще Наполеон говорил, что если корабль не может идти строго по курсу, то из этого никак не следует, что надо разбить компас".

В этот момент многие уже начинают цокать языком, и, хотя я еще ничего путного не сказал, они, - я это чувствую, - уже на моей стороне.

Далее я выдаю какое-то, часто -  довольно посредственное  предложение, и все голосуют за него.  Почему-то так бывает всегда или почти всегда.

Часто я чувствую, что мне мучительно завидуют люди, которые, что называется, не могут связать и двух слов. Они смотрят мне в рот как зачарованные (особенно, если я говорю что-то новое на ответственном совещании), а секретарь после совещания просит, чтобы я дал хоть тезисы, потому что он ничего не успел записать.

А поскольку никаких тезисов у меня нет, умоляет хоть что-то написать про то, «о чем я так интересно рассказывал». И каждый раз я чувствую, что он начисто забыл все, что я говорил, и сохранил лишь приятное ощущение, что это было что-то очень, очень умное.

Чаще всего я обещаю что-то написать, и если возможно – не пишу.

Справедливости ради надо признать, что быть грамотеем довольно хлопотно. Постепенно вырабатывается какая-то удивительная способность видеть ошибки и опечатки в деловых письмах, приказах и инструкциях, подготовленных сотрудниками.

Достаточно буквально две секунды посмотреть на текст, еще даже не читая его, и уже пара ошибок лезет в глаза. Ошибки доставляют грамотею почти физические страдания.

Если бумаги несут разные люди, и если этих бумаг много, грамотей буквально тонет в этом море безграмотности, и начинает понимать, что можно как-то подучить грамоте одного человека, можно научить правильно написать какое-то одно слово почти всех, но сделать грамотными всех сотрудников  – ему не под силу.

Безграмотные подчиненные при систематическом посещении грамотея-начальника приводят его в предынфарктное состояние. Постепенно он начинает переписывать их письма, и чем дальше идет дело, тем более безграмотные бумаги несут ему на подпись, справедливо полагая, что грамотей все равно напишет все по-своему.

Меня совершенно истерзали безграмотные сотрудники. Я начал по-нехорошему завидовать их безграмотности, но поделать ничего не мог.

Иногда мне хочется написать начальству  заявление «Прашу мине уволить па сопствинному жиланию», но я боюсь получить на заявлении резолюцию «Атказать».


Рецензии
Владимир, ну вот зацепили, так зацепили:))
Я выросла с мамой, сильнейшим преподавателем языка и литературы. Она считала меня языково необучаемой, хотя никогда толком со мной не занималась. Мне всегда нравилось учиться, я вообще убежденный сторонник пожизненной учебы, особенно сейчас, в свете интернета, но с точки зрения мамы, я не могла называться образованным человеком, т.к. не могла грамотно писать, и никакая отличная учеба не переубеждала ее в мысли ”не повезло, так не повезло” (это в отношении меня). Но говорить она меня научила:)), как же иначе, если самое простое событие в жизни всегда описывалось мамой самым заковыристым образом, что обычно вызывало восторг слушателей, а мне было настолько привычно, что я не обращала на этот поток фраз внимания и не придавала ему особого значения. Но зато такая среда обитания и технический склад ума научили слышать суть сказанного, практически лишая возможности говорящего меня обмануть или, скажем мягче, ввести в заблуждение:))
Когда-то в детстве мама отправила меня в Артек с напутствием вести дневник, чтобы поделиться с ней впечатлениями. Боже мой, как ребёнок старался!!! И как же было увидеть по приезде, что весь мой труд испещрён исправлениями Красной ручкой, буквально порван на куски, и за всей этой краснотой потерялись и память, и тепло.(Теперь только понимаю, как ей было трудно принять факт моей не абсолютной грамотности.)
Вот и на Прозе Я с трепетом жду прихода такого грамотея, который разберёт меня на слова, предложения, причастные и деепричастные обороты, и не останется от меня, бедной, ничего-ничегошеньки...
Прочитайте на досуге мои ”Степени жизненного роста”. Так сказать:” От нашего стола - Вашему”.
С огромной благодарность.

Юлия Яннова   10.11.2019 16:03     Заявить о нарушении
Юлия, я спокойно отношусь к степени грамотности. Возможно, Вам будет интересно прочитать вот это: http://www.proza.ru/2019/05/16/1108
Там я рассказываю о графомании и работе. Всего Вам доброго!

Владимир Микин   10.11.2019 21:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.