Старик, или Опять про секс

«-Здравствуйте, гражданин.
-Ну здравствуй, коли не шутишь.
-Будьте добры вести себя корректно и вежливо, называйте меня товарищ лейтенант или Сергей Иванович. Ваша фамилия?
-А зачем тебе?
-Называйте меня на «вы». Ваша фамилия? Для протокола, таков порядок.
-Сидоркин Беньямин Витольдович, граф Подкользин-Таврический.
-Чё правда?
-Да нет, я это... прикалываюсь. Сидоркины мы – это правда. Зовут меня Вениамин Витальевич, пенсионер, ветеран труда, инвалид 2-й группы. Имею значок за выслугу лет и две грамоты от руководства родного предприятия, как ударник социалистического труда. Да, и еще открытку от мэра недавно получил, в честь его предвыборной кампании. Правда там ошибочка вышла. Меня обозвали Вениамин Викторовна. Но все равно спасибо, я не обидчивый.
-Какого вы года рождения?
-1939 – го. Нынче 80 стукнет, а что?
-Вы доставлены в отделение за противоправные действия на перекрестке улицы Новососедовская и переулка Староколымский.
-А че я такого сделал?
-Вы стояли с плакатом нецензурного содержания, тем самым отвлекая водителей автомобилей и мешая проходу граждан.
-Ну уж, плакат! Не смешите мои тапочки, у внука тетрадный листок попросил и от руки написал. Ачетакова, как мой внук говорит. Внуку в среду 18 лет исполнилось.
-Текст вашего плаката: «Требую законного права на секс!» Правильно?
-Да, всё как в аптеке. Только не плакат это. Законом разрешается в одиночку стоять на тротуаре.
-Если так каждый будет рассуждать, тогда и скорая помощь не сможет проехать и люди будут спотыкаться, беспорядок.
-Если бы каждый… Тогда много проблем как рукой снимет.
-Извините, конечно, но это же не солидно, так себя вести. Какой пример вы детям и внукам подаете?
-Слава Б-гу, они не пользуются моим примером, иначе бы у них детей, а у меня внуков не было.
-То есть?
-Вот то и есть, что при социализме секса не было, «но рыба в Каме, была!»
-Это что же получается, у вас не было секса, как говорится: "Спали врозь, а дети были?"
-Почему были, есть. Двое сынов. Они и сейчас живы-здоровы. Только не твое это дело, был секс или нет. У нас с женой двое детей получилось, а у детей наших – один и двое. Дай им Б-г здоровья.
-Так я не понял, сейчас-то вы зачем с плакатом вышли? Кто вам заплатил за то, чтобы возбуждать общественность?
-Кто? Сами знаете, кто.
-Так, так, так. Это уже интересно. Можете назвать имена, пароли, счета, размеры гонорара?
-«Может тебе еще и ключ от квартиры, где деньги лежат?» - как говорил турецко-подданный Остап Бендер.
-«Минуточку, я записываю». Повторите фамилию, пожалуйста.
-Слушай, друг, если книжки не читаешь, так хотя бы ретро кино смотрел бы, а?
-Что вы имеете в виду?
-Что уж имею… то и ладно. Остап Бендер, это же персонаж, не слыхал?
-Может вы имели в виду – фигурант?
-Ты че, совсем уже? Артист это, его Миронов играл. Да кто его только не играл.
-«Мы здесь не в бирюльки играем». Как фамилия второго фигуранта?
-Ты чё, как дятел? Никакого, бля, фигуранта не было и нет.
-Предупреждаю, что оскорбление нецензурными выражениями карается по закону.
-Это понятно – «предупрежден, значит вооружен».
-Кто вооружен? Вас что, не обыскивали? Дежурный!
-Успокойтесь, гражданин лейтенант. «Ша, уже никто никуда не идет».
-Дежурный, отставить! Хорошо, Вениамин Витальевич, объясните мне, что за странные фантазии в ваши годы. На девятом, извините, десятке.
-Во-первых, полных восьмидесяти мне еще нет, будем точны. И прошу это занести в прОтокол. Во-вторых, никаких фантазий и иллюзий у меня нет. А в-третьих, не вам судить, какие фантазии странные, а какие вполне законные, если речь идет о ветеране труда, с сорокавосьмилетним стажем, имеющем инвалидность и личную открытку от мэра, не говоря уже о грамотах.
-И все же, Вениамин Витальевич, поделитесь добровольно, то есть доброжелательно, что вас подвигло на такой «подвиг», извините за каламбур?
-Никакого подвига я не совершал, не надо. Это естественная потребность любого гражданина, но вам, похоже, этого не понять.
-Но почему же, я человек молодой, пойму уж как-нибудь. Как говорится, всё спереди.
-Вы не имеете права говорить пошлости, да еще в обществе пожилого человека, да еще при исполнении.
-Так вы при исполнении? Что же вы сразу не сказали?
-Мальчик, у тебя голова не квадратная, не переживай. Это я про тебя говорил – «при исполнении».
-Тогда это вы зря, гражданин. Может и обратка прилететь.
-Да конечно, здесь всё зря. Я уже понял за свою долгую жизнь.
-Вениамин Витальевич, не вам мне заливать, то есть заяснять про пошлость, извините конечно.
-Извинения принимаю, на первый раз. Хотя, я бы «вас» поучил, будь моя воля.
-Учить тут буду я. И все же, мне для опыта полезно знать. Как-то у меня не вяжется весь ваш солидный облик с такими легкомысленными поступками, как ваш.
-А может стоит подумать, для опыта?
-Ну помогите мне, как старший товарищ.
-Гражданин лейтенант, вы ошибаетесь.
-В чем это я могу ошибаться?
-Да во всем, «мальчик резвый, кудрявый». Не товарищ я тебе.
-Причем здесь Ленин? … э, как там, с кудрявой головой? Ну рассказывайте, время-то идет.
-Сейчас вспомню... Слушай: «Вы уверены, что выжмете из меня голос моей правды. Вы воображаете, будто все мои ноты снизу доверху вам открыты…»
-Что это вы такое говорите?
-Тихо, а то забуду. «Объявите меня каким угодно инструментом, вы можете расстроить меня, но играть на мне нельзя».
-Что за чушь?
-Это не чушь, голубчик. Это Шекспир. Записывайте, Уильям Шекспир, 1564 года рождения, эсквайр.
-Как вы сказали? Похоже вы заговариваетесь. Надо будет экспертизу заказать. Вы наблюдаетесь у психиатра?
-Себе закажи, урод безмозглый.
-Так, последнее предупреждение.
-Китайское?
-Причем здесь Китай? Ладно, ответьте мне на вопросы коротко.
Зачем вы вышли в пикет с плакатом? Зачем вам в таком возрасте секс? Какое, на хрен, право на секс? Кто вам проплатил?
-Хорошо. Отвечаю. Первое – из принципа. Зачем - тебе не понять. Право на секс, это частный случай права на жизнь, а это записано в… сам знаешь где. Всё что по совести, делаю бесплатно.
-Хорошо, Вениамин Витальевич. А скажите, как ветеран труда, как уважаемый человек, как гражданин, в конце концов, неужели правда, что при социализме секса не было? Странно как-то.
-Ну почему, не было. Всё у нас было, но всё было не так, как сейчас. Тогда любовь была, а без любви какой секс? Секс без любви – это извращенство какое-то.
-И что, часто у вас эта любовь была?
-Что за вопросы? Тебе сколько лет, пацан?
-Вот опять вы забываетесь, Вениамин Витальевич. Я же с вами по-дружески. У меня вот, например, «всё сложно». Не знаю, как семейную жизнь наладить. Вроде всё есть, а ей всё мало, жене. Работа не сахар, забот полон рот, на зарплату грех жаловаться. Но не ценит она меня, что я могу поделать? Приду домой усталый. Вроде всё путём, портупею с кобурой на стол. Брутально так… как в кино. А она первым делом про зелень. И смотрит так капризно. Что ей надо? Может хоть вы мне посоветуете?
-Да что я тут могу посоветовать?..
-Ну хотя бы расскажите, про свой первый раз… то есть, извините, про первую любовь. Это у меня профессиональное, как по протоколу привычка. Я со всем уважением. Нечасто приходится с мудрым человеком пообщаться. Взаимное уважение, это необходимо каждому человеку.
-Ну если так, то ладно. Первая любовь у меня была в 57-ом на Фестивале молодежи и студентов. Как сейчас вижу ее глаза, такие… Аж зажмуриться хочется. Я даже слезы не смог сдержать, когда она уезжала к себе на родину. Давно это было… как живая перед глазами, танцует плавно под дождем и смеется задорно и весело… А я стою, как дурень и молчу. Хорошо, что дождик идет, теплый…
-Как вы собирались растлевать своих детей, внуков, соседей, прохожих в парке имени А.Колонтай?
-Что ж ты за человек такой? Хитрый и подлый, э-эх…
-Работа такая, старик.
-И причем здесь парк, ты что с дуба рухнул? А где этот парк?
-То есть намерение растлевать признаете?
-Ничего я не признаю. Даже право имею на себя не наговаривать. Там статья такая имеется. Сейчас из памяти выскочила.
-Ну, статью мы вам подберем. Не переживайте, я лично прослежу, чтобы вам мало не показалось. Отвечайте!
-Что отвечать, паря?
-На меня смотреть! На кого ты работаешь?! Отвечать! В молчанку будешь играть?!
-Помогите! Здесь помешанный. У него с головой что-то. Дежурный. А то я за себя не отвечаю!»
-Стоп! Стоп! Стоп! Снято. Текст надо полностью переработать. Пока еще рано вам короткометражки снимать. Но молодой задор у вас есть. Скучновато и длинновато. «В цирюльню, господа! В цирюльню! Вместе с вашей бородой». Дерзайте дальше. Через годик приходите.
Exit там.
Так, следующий. Проходите, что там у вас? Короткометражка?


Рецензии