Пегас-скотина. ру

               
               
                "ПЕГАС-СКОТИНА.РУ"


          Меня забанили на поэтическом сайте «Пегас-скотина.ру». С последней скотиной так не поступают.
Можно сказать, выперли с волчьим билетом.

А дело было так. Просматривая стихи в подвале поэтической портянки по датам за весь год, я обнаружил море прекрасных стихотворений с тремя-пятью лайками.

          Да, не у всех были крепкие рифмы, но что касается искренности, сердечности, выплеска чувств – там их было в избытке.
И наоборот, многие стихи с количеством лайков больше ста, ничем особым меня не тронули. Как говорится, не зацепили.
Я не удержался и написал стишок (палата №6).

         Мы братья по несчастью
         Поделимся же властью
         Берите, что хотите
         Весь мир вам подарю
         Жену мою и тёщу
         Берёзовую рощу
         Поставите мне лайки
         Я всё вам отдаю

         Ах, лайки, лайки, лайки!
         Как маленькие зайки
         Они на балалайке
         Играют в три струны
         Да, дни мои не сладки.
         Вокруг все травят байки
         Куда ж вы упорхнули
         Ночные мотыльки

         Ах, лайки, лайки, лайки!
         Сбираетесь вы в стайки
         Закрутите вы гайки
         В душе моей больной
         Иль снова на лужайке
         Теперь уж без утайки
         Объявите вы грозно
         Жестокий приговор

         Перед глазами зайки
         А может это лайки
         Передо мною скачут
         Покоя не дают
         И пляшут, и хохочут
         И ничего не просят
         Они меня щекочут
         Смеются и поют

         Ну что стоите, братцы
         Не дайте затеряться
         В просторах интернета
         Не дайте утонуть
         Семья, друзья, работа
         Уж, не моя забота
         Поставив много лайков,
         Спасёте вы меня

         По скайпу за этот стишок от редактора сайта Беллы Наумовны я не только получил на орехи, но и был предупреждён,
чтоб «не сувал нос куда не надо».
И тут же буквально перед моим носом на мониторе промелькнул её огромный кулак.

         А в это время, как назло, кто-то из феминисток предложил устроить конкурс на лучшее четверостишье о мужском одиночестве, о несчастном мужском сердце.

         «А то все почему-то пишут только о женском, --- сказала она. --
Это несправедливо. Одиноких мужчин в нашей стране никак не меньше,
чем одиноких женщин».

         Сказано – сделано. Редактор поддержала инициативу. По условиям конкурса каждое стихотворение выставлялось без фамилии автора. Так сказать, чтобы выбор читателя был непредвзятым.
         И чёрт же меня дёрнул участвовать в этом мероприятии. Так по пьяни нацарапал четыре строчки и послал.
Чтоб только обозначить своё участие. В общем, прогнал какую-то пургу.

         Но тут неожиданно грянул гром! Я занял первое место, набрав больше всех лайков. Может всё бы и обошлось, но на конкурсе
(и кому это только в голову взбрело!) было представлено ещё и малоизвестное стихотворение Пушкина, которое не набрало ни одного лайка. Мне стало так стыдно от того, что я унизил «солнце русской поэзии». Я готов был провалиться сквозь землю,
с нетерпением ожидая, как тучи читательского негодования навсегда задрапируют мой гнусный профиль. Да и стишок-то у меня, честно говоря, был плёвый. Даже не хочется его приводить.
Ну разве, чтоб не раздражать ваше любопытство... Вот он.

           В лабиринтах женских гениталий
           Не найти мне выхода, друзья
           Как в гробницах древних фараонов
           Жизнь бесславно кончится моя

        Представляете, какой был шухер! Белла Наумовна кипела от злости.  Феминистка рвала волосы на груди.
           (А вот и не угадали, у меня волос на груди давно нет)

        Ну, и как результат, как я уже говорил, меня забанили. Меня лишили самого главного -- возможности общаться со своими друзьями- единомышленниками, со своими читателями, своими подписчиками. А ведь с одной подписчицей, пышногрудой блондинкой, у меня намечался довольно-таки тесный творческий союз.

        Поэт может жить без хлеба и воды, может даже без воздуха, дыша через кислородную подушку. Но без своих поклонников, без их восторженных глаз жизнь для него теряет всяческий смысл.
        Я был убит и раздавлен.

           Я бесцельно бродил по Летнему саду
           Как же боль мне свою унять
           Статуи плакали со мною рядом
           Но не могу я судьбу поменять

         Все мои попытки вернуться на сайт так ни к чему и не привели. Моя учётная запись была намертво заблокирована. Пришлось на прощание хлопнуть дверью.
На главной странице поэтического сайта я оставил «крик своей души».

            Погиб поэт невольник чести
            Так и непонятый толпой
            Забанен он, погиб на месте
            Но с гордо поднятой главой
 
            Пегас-скотина хладнокровно
            Нанёс удар... спасенья нет:
            Пустое сердце бьётся ровно.
            Копытом щёлкнув пистолет
       
         Совершенно опустошённый, бродил я по виртуальному пространству, не зная, где бросить свои кости.
Одни сайты выглядели откровенно дилетантскими, на другие было много жалоб от пользователей.
         А некоторые ставили такие фильтры, что их невозможно было преодолеть.

         И тогда решил я примкнуть к неприхотливому сайтику «Писателишка.ру».
         -- Ты только смотри там зрение себе не испорть, -- предостерёг меня приятель Паша, сутуловатый бородатый крепыш в добролюбовских очках. -- У них только альбомный формат. Глаза быстро устают. Текст с широкими строками, так называемый «кирпич» читать неудобно, трудно взглядом запомнить, где-ты читаешь, а также трудно понять на какую строчку необходимо перескочить после прочтения текущей.
         -- Но узкий текст тоже неудобен, -- возразил я,-- там глаз просто не успевает «зацепиться за мысль».
         В общем, в каждой избушке свои игрушки.
Что делать, приходиться приспосабливаться.

         Но, к сожалению, на этом мои злоключения не закончились.
Ох, если б я только знал, что «день грядущий мне готовит».
         Дело в том, что у меня был написан водевиль с песнями и танцами; всё действие происходило на живописном берегу Волги. И совсем недавно на студенческом капустнике, где я его поставил, вся публика буквально держалась за животы, ржали без остановки. Один мужчина даже не удержался и упал со стула на пол.

        «Ты обязательно опубликуй, -- настаивали мои друзья. – Это просто умопомрачительно. Мы никогда так не смеялись».

        В последней версии Word я вставил в текст водевиля проигрыватель, через который читатель в электронной книжке мог послушать мои песни, станцевать вместе с цыганами у костра, полюбоваться красотами звёздного неба и видами величественной природы с крутого берега реки.

        «Стоит мне только это опубликовать, думал я, как все читатели просто сбрендят, слиняют с других страниц. Слетятся ко мне, как мухи на мёд.
Мой счётчик посещений закрутится с бешенной скоростью и сломается. Придётся администрации сайта вызывать ремонтную бригаду. Одно лишь плохо, что расходы на ремонт скорее всего повесят на меня».

        Но тут, о ужас, выяснилось, что никаких картинок, ауди-видео контента на сайте нет. Поэтому, если я хочу, что-то опубликовать, то это будет только голый текст. Другими словами, мне предлагали оскопить свой водевиль.

        Это был удар ниже пояса. Я понимаю, что искусство требует жертв. Но лучше уж бы оскопили меня. Мне бы это было не так больно.

         Я чуть было не заплакал и впал в полную прострацию. Все мои мечты рухнули в один миг. Ведь текст самих песен, какими бы «гениальными» не были мои стихи, не заменит живое звучание музыки. И это в 21 веке!
        «Боже мой! Какая архаика!», -- убивался я.

        -- Ходят слухи, -- пытался успокоить меня на форуме Паша, один из старожилов этого сайта, -- что в скором времени кто-то из руководства выйдет на пенсию и тогда редакционная политика сайта может измениться.
        -- А сколько лет надо ждать? – спросил я.
Но ничего конкретного он не смог мне сказать.
        -- А можно сделать гиперссылку на облачное хранилище, где я смогу разместить свои песни? – спросил я.
        -- Нет, -- ответил мне старожил, -- в тексте делать это запрещено.
Меня убили второй раз. Зарезали, можно сказать, без ножа.
        -- А может на лапу кому дать за гиперссылку? – боязливо поинтересовался я.
        -- Надо знать кому, а то ведь можно и загреметь в места не столь отдалённые, -- парировал Паша.               

        «А, кстати, сколько у тебя премиальных баллов?», -- спросил он.
        -- Всего один за рецензию, -- сказал я.
        -- Да, не густо, -- сочувственно произнёс он.

        -- А может возьмут борзыми щенками? – не унимался я.
        -- Что ты имеешь ввиду?
        -- Ну, скажем, я буду возить администрацию сайта каждый день на своей машине на работу и домой.
        -- А какая у тебя машина? – спросил он.
        -- Старенькая копейка, -- ответил я.
        -- При наших пробках твоя услуга будет, конечно, востребована, но, думаю,
на твоей тачке они вряд ли поедут. Над ними потом будет смеяться вся Москва.



        «Странное дело, подумал я. Нас всегда учили, что для создания полноценного художественного произведения необходимо единство формы и содержания.
Ведь, если излагать мысли Пушкина в прозе, они просто потеряют всю свою прелесть».
         
         Как-то в школьные годы я пришёл в Дом книги на Невском, чтобы купить поэму "Евгений Онегин".
Как сейчас помню: на прилавке лежали две книги. Одна в твёрдой обложке тёмно-бордового цвета с золотистым тиснением, с мелованной белоснежной бумагой. Одним словом, книжка премиум-класса. Если её поставить в стенку --
это будет лучшее украшение вашего интерьера.
          
         Другая карманного формата, неприметная книжонка в мягкой обложке на обычной бумаге, из серии Народная библиотека. Но в ней было пять графических иллюстраций. Портреты главных героев, бал, дуэль, Онегин на коленях перед Татьяной.
         Это позволило мне увидеть, во что были одеты персонажи, увидеть выражения
их лиц, почувствовать дух той эпохи. Эта книжка сразу стала для меня родной
 и близкой. И, конечно, я тут же её и купил. К тому же ещё и на мороженое осталось.
      
         Почему-то мне вспомнилась песня «Твои следы». Прекрасная музыка Бабаджаняна, гениальные стихи Евтушенко, глубокий, волнующий душу баритон М. Магомаева. Длительное время, и не без оснований, я считал это исполнение самым лучшим. Да и других исполнений в то время (1975 год) я что-то не припомню. Во всяком случае на телевидении.
       
          И вот, надо же такому случиться, недавно, совершенно случайно, прослушал эту же песню на ютубе в исполнении Софии Ротару. Песня звучала на берегу реки, причём, приблизительно, в то же самое время, когда её пел М. Магомаев.
Тогда Ротару была худенькой, стройной молодой женщиной с бледным болезненным лицом. Какое-то потрясение случилось в её жизни. То ли болезнь, то ли личная драма.
          Я не стал копаться в её биографии. Впрочем, это и не важно. Важно другое. Те страдания, которые ей пришлось испытать, она излила в этой песни, наполнив песню своей болью .
       
         И вот тогда эта пронзительная боль, которая есть в стихах Евтушенко, вырвалась наружу. И вот тогда затрепетали струны моего сердца и увлажнились глаза. И душа моя, очистившись от всякой скверны и мелочности бытия, вознеслась в небеса.
И долго она ещё там витала и всё никак не хотела спускаться на нашу грешную землю.
      
        «Вот оно идеальное слияние музыки, стихов и исполнения, вот оно единство формы и содержания», -- подумалось мне тогда.

        Когда я выкинул из водевиля музыку, танцы, берёзки, а главное, сияющие любовью глаза своих влюблённых героев на фотографии, словно живой дух вылетел из моего водевиля. Моё творение просто превратилось в пустую оболочку,
в мёртвую бумагу, по которой маршировали легионы чёрных бездушных строчек.
 
        Вскоре водевиль был опубликован на сайте «Писателишка.ру». И я получил авторское свидетельство.

        После чего мне пришла парочка менторских отзывов и несколько призовых баллов. Какая-то экзальтированная дама даже почему-то выслала мне свою эротическую фотосессию с надписью
        «Лучшей Музы, чем я, вы всё равно нигде не найдёте».

            И вскоре моё детище поглотила длинная лента публикаций, которым не видно было конца. Такое впечатление, -- подумал я, -- что полстраны ничего не делает, а только пишет, пишет и пишет.

        Плод моих трудов канул в Лету, как будто его и не было. Один раз им правда заинтересовался компьютер, у меня тогда даже радостно встрепенулась душа, но, как оказалось, это ему было нужно только для статистики…

         С разбитым сердцем шёл я по улице. А в это время с репродуктора на столбе доносились стихи:

              «И скучно и грустно, и некому руку подать
               В минуту душевной невзгоды...
               Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?..
               А годы проходят - все лучшие годы!»
   


 15. 08. 2019 года.                А. Загульный. СПб.


Рецензии
Мне понравилось . Спасибо.

Иван Самгин   24.10.2019 06:22     Заявить о нарушении