Люди на бетонке. Одним смехом не отделаешься

   Этой бытовой байке-были в гарнизоне дали название «Дилинь — бом-бом» и она много лет переходила из уст в уста и многие гарнизоны после этого её интерпретировали на свой гарнизонный лад.

   В один из субботних дней два соседа Юра Пенкин и Вадим Стенкин, оба правые лётчики из первой эскадрильи, по всем гарнизонным традициям решили устроить помывку с небольшим домашним пикником. Летали они в разных экипажах и не всегда получалось, что оба в субботу оказывались дома. То командировка у одного, то наряд у другого, то оба сидят в других гарнизонах.

   Юра и Вадим были, как большинство лётчиков, крепкими коренастыми крепышами и даже чем-то неуловимым похожими друг на друга. Прибыли они в гарнизон одновременно и их распределили в одну эскадрилью правыми лётчиками и даже поселили по соседству. Иногда их в шутку даже называли Енкиными, по одинаковому окончанию их фамилий.

   Семьи, у кого был один маленький ребёнок или пока не было детей, жили в одной квартире «распашонке», с общей ванной комнатой и общей кухней. Одна комната направо, побольше с балконом, другая — налево, без балкона. В ванной комнате была колонка-котёл типа «Титан», который мы топили сами прессованными угольными брикетами. Брикеты эти нам привозили организованно и складировали в одном месте, с которого мы их приносили сами. Одного ведра хватало на помывку двух семей, да и много брикетов мы не приносили, чтобы в квартире не было лишнего мусора.

   Приняв решение об общей помывке ребята сказали, что Юра пойдёт за брикетами, а Вадим, у него был велосипед, съездит пока за бутылочкой горячительного с тремя колосками и пивом, да и женщинам каких-нибудь сладостей прихватит. Пока договаривались, то Юра имеющимися брикетами растопил «Титан», сказав:

    — Пока принесу новый уголь, вода уже нагреется и я тебе подогрею воду.

   Разговор был в присутствии женщин после чего каждый пошёл в своём направлении. Но когда вышли из подъезда и Вадим сел уже на велосипед, из-за угла показался его командир и крикнул:

    — Вадим, ты из гарнизона не выезжай, наш экипаж сегодня дежурный, так что особо не расслабляйся.

   Ругнувшись про себя, Вадим сказал Юре:

    — Придётся тебе ехать за пивом, а то начштаба увидит, что из дежурного экипажа выезжаю из гарнизона, разговоров не оберёшься.

   Так и порешили, Юра сел на велосипед, а Вадим взял ведро и побрёл за углём. Пока набирал уголь, пока поговорил с ребятами с другого звена, когда Вадим пришёл и поставил в ванную ведро с брикетами, понял, что вода нагрелась и решил сразу мыться. Женщины были в своих комнатах и он их не видел.

   Вадим набрал в ванную воды, разбавил пенообразователь и с удовольствием залез в неё, окунувшись в душистую пену. Немного понежившись в ванне, Вадим решил, что пора и стукнуть в дверь, чтобы жена потёрла спинку. А у нас был заведен такой порядок, что сигналом, что пора потереть спину, отходишь от ванной на два шага назад, так как весь в пене, и сильно два раза стучишь ногой в дверь. Вадим так и сделал. Дверь отворилась, Вадим это почувствовал по прохладному воздуху, который проник в ванную комнату через открытую дверь, но поскольку он был весь в пене, то ему не было холодно.

   И вдруг Вадим почувствовал лёгкий удар по мошонке и услышал:

    — Дилинь-бом-бом! — это был голос Наташи, жены Юры.

   И пока он соображал, как поступить, Наташа ещё раз, уже более требовательно, ударила по мошонке и снова произнесла:

    —  Дилинь-бом-бом!

    — Наташа! — воскликнул, не выдержав, Вадим.

   Наташа издала какой-то странный звук, типа:

    — Ы-ы-ы! А-а-а! — и повернувшись, хотела выбежать из ванной комнаты, но подскользнувшись, упала на пороге.

   Вадим голый и весь в пене, протирая наскоро глаза тоже повернулся, но споткнулся о Наташины ноги и упал на неё.

   Услышав шум за дверью, жена Вадима, Галя, вышла из своей комнаты, которая была рядом с ванной комнатой, но споткнувшись о лежащих поперёк коридора голого Вадима и Наташу, тоже упала на них, образовав «малу кучу».

   Но этого было мало. В этот момент открывается входная дверь и в квартиру входит Юра со словами:

А я вам пивка принёс! — но, увидев что-то непонятное, с удивлением присел последи коридора, со словами:

    — И што вы тут все делаете?

   Первой опомнилась Наташа, поняв, что всё это значит, набросившись, на совершенно ничего не понимающего Юру:

    — А ты, что тут хохочешь, это всё из-за тебя, дурака! Кто так делает? Не мог меня предупредить, что ты уезжаешь за пивом? И этот дурак, тоже, весь в мыле, как вас не перепутать!

   Казалось, всё уже закончилось, всё прояснится и останется в этой квартире. Но не тут-то было. Поскольку Юра от удивления оставил входную дверь приоткрытой, то на шум заглянул и сосед, замкомэск, поднимавшийся в это время по лестнице. Увидев ещё голого Вадима в окружении Наташи и Галины, расхохотался и принял участие в разборке того, что произошло, выдав:

    — Да, тут и с меня, как со свидетеля, бутылка полагается, одним смехом тут не отделаешься —  а в этом случае утаить это уже не представлялось возможным. Так и стало это событие достоянием гарнизона.

   Подобную байку я не раз слышал в разных вариантах, но то были импровизации. Возможно где-то ещё в самом деле подобное происходило, не знаю. Но мне пришлось на этот раз изменить фамилии и имена героев этого рассказа, очень он необычен и эти люди могли быть узнаваемы, а тогда художественная часть повествования будет теряться.

         Фото из Интернета. Юра и Вадим летали на таком самолёте (Ли-2).
              События происходили в 1965 г. в одном из гарнизонов ГСВГ. 

      


Рецензии