Анжелика - до революции достоинства

         Незадолго до "революции достоинства" на Майдане мой немецкий сосед Пауль мечтал жениться только на украинке. Полетели за его счёт в нашу ридну самолётом. Гостеприимный народ не знал в какой святой угол нас посадить и каким лакомством угостить. Остановились у школьной подруги, на следующий день поехали на дачу; расположена она вблизи днепровских берегов. Идём пешком от железнодорожного полотна, наизусть читаю ему из школьной программы: "Чуден Днепр при тихой погоде", пою "Рэвэ та й стогнэ Днипр шырокый, сэрдытый витэр завыва". Он не понимает, но улыбается и с удовольствием слушает.
       А мне охота поговорить с любым встречным-поперечным в поле, леске, на дачных улицах. И удивительно - каждый приглашает нас в гости, уверяя, что у него самый лучший участок. Один показывает бахчу, сожалея, что ещё не сезон на арбузы и дыни, угощает вышнями, другой — чёрным тутовником, сочными оранжевыми абрикосами, третий — колючими зелёными огурцами, тёплыми от солнца, розовыми и жёлтыми помидорами. "Чистый" немец Пауль каждый раз в растерянности и недоумении спрашивает: «Сколько я им должен?»

       Живущая на даче через три улицы от нас  Анжелика — представительница новых украинцев, вероятно, от скуки созывает гостей. В том числе и нас, приезжих иностранцев. Её муж Анатолий угощает жареной рыбой, собственноручно выловленной ночью в Днепре. К сожалению, Пауль даже на нюх не переносит морские и речные дары; ему подают фаршированные кабачки с мясом. Наевшись досыта, немец достаёт из портмонэ десять евро. Покрасневший от смущения удивляется, почему не берут:
— Ты же говорила, что эта семья в настоящий момент банкрот в бизнесе.
— Не волнуйся, завтра его жена едет в город на очередную косметическую операцию.
— Как? Неужели она способна на такое?
Если бы он знал, на что способна эта королева красоты. Даже эмансипированная немка ей в подмётки не сгодится:
— Толя, Лапка, — повелевает она мужем, который пожарил рыбу, вымыл вчерашнюю посуду, накрыл стол и привёз кабачки из ресторана, — съездий опять в махазку, возьми ещё бутылочку, шоб мы растворились без осадку!

    Толя-банкрот едет в магазин, а тем временем Анжелика сиплым голосом после неудачной операции на связках торопится рассказать  по секрету всему свету:
— Мне здесь паскудно и дома тоже… В городе две квартиры по 100 метров. Подо мной «Мясной» и «Живое пиво».  Шум. Гам. Я им говорю: «Платите за вредность», а они не понимают, шо я нервная, сколько наркозов перенесла в клиниках красоты. Приходится разъезжать с подругами по Европе, поправлять здоровье. Не без того, бывает, шо втюришься… опять же ж - для здоровья. Подруги мои — простые женщины, как я, но богатые. Вчера была одна, посочувствовала, оставила мне на комоде три штуки зеленью, шоб врач сделал обещанный ангельский голос или вернул тот, шо был. Не могу же я так дальше жить…
Анжелика пытается сделать скорбное выражение лица, но отсутствие мимических морщин не позволяет. Продолжает нас шокировать:

— Мне один сказал: «Единственное, что осталось натурального в тебе — красивые бессовестные глаза». Ха-ха-ха! —  пытается смеяться долларовая красавица, между делом,  начиняя свой силиконовый рот красной икрой и чёрными оливками, комментируя при этом:
— Для здоровья.  От рака и от склероза помогает…  Дома бываю редко. Сын говорит: «Маман соизволила нас навестить». Ха-ха-ха! —  Анжелика опять забывает, что смеяться не умеет. Немного спустя продолжает:
 — Надумала в марте  в Москву к своей симпатии слетать, он не знал, шо я замужем. Залила все морщины ботоксом, губы — силиконом, обновила красный контур,  коричневую татушечку на брови и веки. Решила прифасониться в парикмахерской. Ресницы японским методом по одной нарастили, ногти — в типсах нестриженных, в яркой малине. Волосы хотела сделать естественными соломенными прядками в три цвета. Через час  голову открывают: Бо-о-ожечки! Оранжевый, зелёный и синий… А у меня самолёт на утро. Тут ещё и свет потух. Меня на такси — в другую парикмахерскую на перекраску. Слава богу, цвет получился неземной! Всем понравился.

    На другой день стою в аэропорту в очереди на регистрацию вся из себя: сумка и ботфорды-шпильки —  от «Балдинини», комплектом идут, брюки-галифе с разлетайкой — «Дольче Габана», шуба белая норковая  со «Сваровскими» стразами — нараспашку… А сзади меня —  шёпот: «В тако-о-ой шубе и с фингалами?» Я зеркальце открыла: пра-а-вда…  чуть с ума не сошла. Пришлось домой вертаться.
— Нэ судьба.., — говорит пышнотелая Галына.
— Да я потом в Турции точно такого ж встретила. Не отпускал домой, хотел жениться. Ой, Толик, Лапка, привёз? Давай. Спасибо! Пойди наверх застели постели, пыль протри и пропылесось ковры. Я ж завтра сюда с операции вернусь никакая.
Муж ушёл с пылесосом, Анжелика откупорила дорогую бутылку и обращается к нам, немцам:
— Помогите ему в Германии найти работу. Он всё может, золотые руки, а я на всё пойду, даже на его фиктивный брак. Развод с ним оформлю за полчаса… Он сильно сдал сейчас. Лена, Надя, Галка да и мужчины подтвердят — был такой краса-а-вец! Золотой человек, безумно любит, всё до граммочки переписал на меня:  квартиры, дачи, эту «Тоёту» новенькую, свой джип… Может найдёшь ему какую подругу? А? Гарантирую, что у него полное стояние!
— И кому оно нужно без состояния? — отмахиваюсь шуткой.
— А может сама с ним распишешься? Ему теперь только в шахту в Донецк или он повесится, как сосед, шо на углу жил. Ради бога, войдите в положение…
— Ах, ты ж сука в ботах,— выручает прямолинейная и смелая Галына, взяв нас под руки, — Пишлы. Мэни поросят пора кормыть, вы ж биз мэнэ тут заблудэтэ.


Рецензии
Галина!Я в восторге! Образ очередной стервы-Анжелики Вам очень удался!Диву
даюсь, откуда берутся такие женщины и мужчины тоже?
С уважением,

Алла Сторожева   14.08.2019 20:50     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.