Отче наш. Молитва Господня

- Лёш, ты спишь?
- Нет, а что?
- Ты, знаешь, Лёш, молитву изменяют? Разве может ЧЕЛОВЕК изменить молитву Божью?
 -А как изменяют, Маш?
- Папа  римский, Франциск меняет слова в молитве "Отче наш": "не введи нас во искушение", на: "не дай нам поддаться искушению."
- Ну, они  католики, Маш, что хотят, то пусть и делают.
- Да. Только создаётся впечатление, если это дозволено, то и остальные слова даны не Богом.
- Бывает, Маш, что в переводе дело.
- Это с древнееврейского?
- Да.
- Ничего себе! Люди веками повторяли, твердили, заучили эту молитву, а оказывается, она призывала к неискушению, а искушение  якобы могло исходить от самого Бога!
- Ну, если подумать, искушение и неискушение, ведение и неведение, яже словом, яже делом – всё Божье, он же попускает, скажем так, негатив.
- Ну, Лёш, ты скажешь! А ты знаешь, почему я над всем этим задумалась?
- Да, интересно, что тебя сподвигло?
- Я прочитала книгу Антуанетты Мэй «Жена Пилата и тайна Прокуратора».
- Ну и что ты там вычитала, Маша?
- Вот вычитала, Лёш. Оказывается, когда Иисуса привели к Понтию Пилату, Пилат спросил: "Ты царь иудейский?". А Иисус ответил: "Ты говоришь".
- Ну и что? Всё правильно.
- Как же правильно, Лёш, ведь он должен был спросить: "Ты сын Божий?" И вообще по книге Иисус и утверждал в народе и перед правителями, что он царь иудейский, а  не сын Божий!
- Не всегда можно доверять книгам, Маша.
- А у меня есть факты доверять журналистке – писательнице Антуанетте Мэй. Сейчас, включу свет. Вот  книга.
Я сразу залезла в предисловие, к читателю и выяснила, что она, читай:  "обогащённая знаниями по  истории, искусству, философии, мифологии тех времён, вот дальше… посетила Италию, Турцию, Египет и Святую Землю и познакомилась с памятниками старины". Читай дальше:" Журналистика позволила  мне /ей/…мм…совать нос везде и повсюду, рыться в исторических документах, старых газетах, письмах, задавать вопросы, проверять, сопоставлять  факты".
Далее, четырнадцать лет назад она начала работать над этим романом, мало того, стала биографом, детективом, писателем, историком, исследователем, взялась за учёбу в Стенфордском университете. Читай: "Трудно переоценить сведения, полученные мной/ею/ за шесть лет на отделении древней истории.  Замечательные педагоги раскрыли передо мной/ею/ мир Рима и Иудеи, каким он был в 1 веке н. э./нашей эры/".
- Если так, Маш, то нет повода не доверять этому автору.
- Об этом я и говорю. Трудно делать выводы, но складывается такая картина, что нам рассказывают какие-то сказки, преследуя определённые цели.
- Дальше, Лёша, про -  Иоанна Крестителя.
- Ну, Маша, ты взялась! Давай спать!
- Давай, только получается, что они  были совсем простые люди, а не Боги или святые.
- Ладно, я прочитаю эту книгу, потом, поговорим, спокойной ночи!
- Спокойной ночи!


Рецензии