Ох, уж эти двери!

   
      
   Еще вчера, в последний день октября,   в  Москве  безраздельно хозяйничало солнце, радуя   обывателей.   Сегодня  вечером  здесь   горожанам  показывают первые репетиции зимы: солнце томится в оковах огромных свинцово-сизых туч; местами  подвывает прохладный ветер, вспоминая свои прошлогодние арии; робея, пробует барабанить редкий косой дождь,  удивляя  асфальт крупным размером капель; степенно десантируются короткоживущие   лохматые снежинки,  добавляющие немного белил в городской пейзаж.   
   В этот вечер  из одной  многоэтажки  в  Гольяново  выкатывается шарообразный,  заключенный в  шинель и портупею, майор   Костев Александр Леонидович.  Он     широко  зевает,  потягивается   и   торопливо направляется к ближайшим  гаражам.
    - Так говорите: у природы нет плохой погоды,  товарищ Эльдар?  - иронизирует офицер,   разглядывая  падающие  на  железные гаражные  ворота   завьюженные сцепки из дождевых капель  и  крупных пушистых снежинок.  - Ага! Так мы Вам и
поверили! - добавляет он.
   Подъехав  к  Бакунинской,   водитель «Запорожца»  понимает, что попал в большую пробку.    Темперамент  Костева  не позволяет  ему спокойно сидеть  в автомобильном заторе.   Холерики в пробках всегда ругаются!  Не дай Бог Вам оказаться в такие минуты рядом с Леонидычем! Вы такое услышите!  Каждый  же водитель, пытающийся его обогнать или подрезать,  неминуемо рискует  испытать на себе все прелести   великого и могучего русского языка,  и  впридачу  есть прекрасный шанс  заполучить в ухо.
     Белая "Волга" прижимает  нашего героя  к  самой обочине Бакунинской улицы недалеко от  Театра Кукол.  Леонидыч  не  выдерживает  и,    высунувшись  из  машины,   кричит   что-то  в адрес  обидчика.  Но, кричи - не кричи,  а никто тебя не слышит!  Вокруг все сигналят, шумят,  в-общем,  полный  раздрай! Офицер нервничает. Но он - опытный,  по Москве давно ездит. Он задумывает прошмыгнуть по трамвайным путям и дворами-переулками добраться до места дежурства.  Ему везет:  все  удается - и вот  через считанные минуты его желтенькая машинка  приближается  к  задней проходной  академии.
   Меньше   везет пассажирам трамвая, перед носом которого крутанулся и проскочил нарушитель ПДД.  Трамвай,  дабы  не  наехать на  "Запорожца",    резко  тормозит.   Большинство пассажиров из-за подлой  инерции   дружно валится  с  ног  на пол.  По той же причине какая-то  старушка  с  мешком картошки   бежит  по салону  и давит последних  устоявших  на  ногах  пассажиров.   Но  что за дело Костеву  до падения народа в общественном транспорте!? "Запорожец" уже далеко. Цель близка,  и  вот  майор   ставит  машину  у   решетчатого  ограждения  академии со  стороны  Второй  Бауманской  улицы   и  с  облегчением вздыхает -  успел!    В   боевом  настроении  направляется  на  плац,  по пути замечает приветствия   отдающих ему честь курсантов и младших офицеров,  но  в ответ  не реагирует.  Леонидыч сегодня важная птица - дежурный по академии!
   В самом центре плаца академии стоит личный состав караула и внутреннего наряда в ожидании начала развода. Перед личным составом стоит  дежурный Костев.   
   Плац выложен брусчаткой, обильно инкрустированной  кружевами красно-желтых кленовых листьев.  Воздух заполняется  играми  зарвавшегося  шалунишки-ветра.  Он  каруселью  взметает и кружит охапки листвы,  беспардонно  заглядывает под полы серых шинелей, неожиданно срывает фуражки со стриженных солдатских  голов;  пугает   пернатых,  сбивая их полеты  с нужного курса.   Кураж ветра возбуждает солдат и сержантов заступающего  наряда, они толкают друг друга,  громко ржут  и  гикают, перекидываются грубыми шутками.
   - Отставить разговоры и шевеления в строю! - Костев зычно прерывает возникшее  веселье.
  - Начальник справа! - кричит дежурному солдат из наряда, первым заметивший появившуюся на плацу машину.
  Майор  в беспокойстве крутит  головой   и замечает  въезжающую на плац черную "Волгу" начальника академии.
  - Академия,  смирно! - орет дежурный офицер, подпуская   изряднейшего  «петуха».  Затем он  поправляет на себе съехавшую набок портупею,  и, расправив плечи  и  втянув живот,   браво  нарезает строевым шагом навстречу начальнику для отдания положенного в таких случаях рапорта.
  Подойдя к вышедшему из машины генералу, высокому седому человеку  с поблескивающей  Золотой медалью Героя на светло-сером кителе, майор останавливается, прикладывает руку к козырьку фуражки, открывает рот ... и молчит.  Он делает еще несколько попыток отрапортовать, но кроме  простых    слогов и неразборчивых звуков, извлечь из себя ничего путного не удается.
   Костев окончательно конфузится,    ест  глазами  лицо  начальника и  гадает  про себя:  выговорешник вкатят ему или же  будет строгач.  Минута  проходит во взаимном разглядывании друг друга.
   «Строгач все-таки будет», - делает пессимистический вывод дежурный.
   Те офицеры, которых команда "смирно" застигла на ходу в разных местах плаца,  покорно стоят  и  держат  руку кочергою у виска,  с  любопытством ожидая исхода.
   Начальник академии,  известный  спокойным   нравом,  не собирается форсировать события  и  так же,  как все присутствующие на плацу, ожидает развязки.
   Наконец, после двухминутной паузы, оправившись от волнения,  Леонидыч доверительно шепчет начальнику:
  - За-за-заикаюсь, ты-ты-тыварищ генерал-майор!
  - Понимаю Вас, товарищ Костев.  Понимаю. Вольно! - лицо начальника принимает участливое человеческое выражение,  а  сам он  идет  в  штаб.
  Леонидыч обретает  дар  речи  и  громко командует:
  - Академия, вольно!
   Офицеры, стоящие на плацу, принимают положение «вольно».  И после небольшого оживленного обсуждения случившегося казуса  расходятся по своим служебным делам.
  "Фу! Кажется, пронесло!" - радуется Костев,  прикладывая горячие ладони к расшумевшимся вискам.

   Ночью  сильный дождь  долго стучит по  жестяным крышам старых зданий  академии.   
   К  утру  Леонидыч  забывает  о  неприятностях вчерашнего развода и  весело насвистывает  мелодию  из фильма «Генералы песчаных карьеров».  Он  важно расхаживает  по плацу   и    гневно  покрикивает  на  солдат,    собирающих окурки и  разгоняющих  метлами    лужи.
  - Боец! Ну как ты держишь метлу?! У тебя откуда руки растут? А? Да после  тебя лужа как была, так и остается на месте! Вот так бери метелку! - и  Костев берет   в руки инструмент и показывает,  как нужно им пользоваться.
  - А ты что ворон ловишь?! - вопит  он  на  другого солдатика. - И это ты называешь уборкой? Посмотри - окурки, как валялись, так и валяются. Вот - окурок, и здесь - окурок! И тут тоже! Так служить Родинке не годится! - тыкает он солдату. - Не сачкуй! Внимательнее смотри! Внимательнее! Понял?
  Солдаты  приостанавливают    уборку плаца  и  с  удовольствием внимают воспитательным  речам  дежурного,  пользуясь  возникшей паузой  для  отдыха.
  Костев  настолько  увлекается  педагогикой,  что  повторно  наступает  на вчерашние «грабли»: вновь  не замечает  ни подъехавшей к штабу машины, ни вышедшего из нее начальника академии. Дежурный на этот раз совершает еще больший грех: вообще не докладывает  приехавшему начальнику.
  - Товарищ Костев! А вот сейчас Вы  почему-то не заикаетесь! -  генерал  небрежно бросает реплику и направляется  к зданию, не дожидаясь рапорта растерянного дежурного.
  Майор паникует: "Ну что за  день такой!?"   И  бросается бегом в дежурную комнату,  дабы   как-то загладить  свои промахи -  выдать  начальнику  ключ  от  рабочего  кабинета.  Сорвав  со  стены  нужный  ключ,  слышит  он  голос генерала:
  - Ну  а  открыть мой кабинет Вы хотя бы  в состоянии?
  Костев,  опередив  поднимающегося по лестнице  генерала,   бежит   на  второй  этаж,  где находится приемная начальника.  С ходу вставляет  ключ  в  замочную скважину  двери и лихорадочно  крутит  его.    Дверь не поддается. Дежурный  старается,  кряхтит, крутит-вертит ключом,  но опять неудача!    Генерал  стоит  рядом и   в  его лице появляются первые признаки грозы.
  - Экий Вы неловкий сегодня, товарищ Костев! Вы плохо готовились к наряду, - в голосе генерала слышится сарказм. - Давайте, я сам открою, - и начальник придвигается вплотную к борющемуся  с дверью дежурному.
  Но в этот момент   дверь сдается  и  отворяется  с особой быстротой,  нанося удар  по руководству.   Сумевший каким-то чудом  устоять на ногах начальник,   хватается  за   лоб,   с   изумлением  смотрит  на дежурного и, пошатываясь,  проходит  в кабинет.
  Через пять минут он объявляет выговор дежурному по академии  и снимает  его с дежурства.
 
   Садясь в "Запорожец", чтобы отправиться домой, Костев замечает исчезновение из салона спортивного костюма, купленного супруге ко дню рождения. Расстроенный, он уже не замечает исчезновение автомагнитолы, вместо которой на панели управления зияет дыра с проводами.
   - Неужели забыл дверь машины закрыть? Черт! "Обогрели" на дежурстве, обобрали после него! - кричит майор кому-то в пространство и яростно машет кулаком. - Чертовы двери! Какой день невезучий! А главное: за что мне все это? -
вопрошает он.


   


Рецензии
Яркое, бодрое, остроумное повествование, Виталий. Рад встрече! Я сейчас в Инте, на севере. Пригласили на юбилей города (я ровесник и написал гимн). Выпал снег. С уважением! Удачи!

Алексей Санин 2   10.10.2019 09:46     Заявить о нарушении
Инта.. Это же на краю ойкумены! Эк куда забрались. А в столице дождик и никакого снега! Спасибо за отклик, Алексей! Желаю славно провести юбилей!!

Виталий Мур   10.10.2019 13:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.