Сабантуй конца 60-х и начала 70-х двадцатого века

«– Сабантуй* бывает разный,
А не знаешь – не толкуй,
Вот под первою бомбёжкой
Полежишь с охоты в лёжку,
Жив остался – не горюй:
Это малый сабантуй.»
               
                Александр Твардовский.

               

   
   - О-о-о! Сколько подарков! Гуляй не хочу! – воскликнул наш дядя Халил, родной брат моего отца, военный человек. Он, как и в прежние годы, приехал к нам на Сабантуй. Это его любимый праздник. Наверно  от того, что сам с юности любил всякие соревнования: конные скачки, коряш*, поднятие гирь. А ещё, выросший в тяжёлые военные годы в деревне без отца, он играл и на различных гармонях. Любил народную музыку.
 
  - Так, дети, вам всем задание: каждый чтоб с майдана* домой пришёл с каким-то подарком! Иначе не пущу к столу! – наказывал Халил абый*, хитро посмеиваясь под усы, прищурив глаза.
 
  Действительно, на шестках возле стола авторитетной комиссии висели различные подарки для участников соревнований, игр и исполнителей различных художественных номеров. Их заранее собрали по разным  деревням в округе глашатаи праздника. Члены комиссии Сабантуя в те годы за день перед праздником запрягали нарядный тарантас и, установив несколько шестков для привязывания преподнесённых подарков, с гармошкой, исполняя песни и прибаутки, объезжали улицы. За ними гурьбой бежали многочисленная детвора.
 
  Для Сабантуя   делали разные подношения. Особый интерес женщин был к  подаркам молодых  невесток. Невестушки, конечно, старались.  Одна выносила красочно вышитое собственными руками полотенце, которое вывешивали на самый верх длинного шеста.  Другая молодая приготовила  вязаные с красивыми узорами  варежки.  Некоторые  дарили дорогие отрезы для платьев.
 
  Так этот праздничный поющий эскорт двигался по улицам и переулкам села. Шесты обвязывались цветастыми полотенцами, материалами из ситца и шёлка, мужскими рубашками и всякой другой галантереей.   Корзины в тарантасе наполнялись куриными яйцами.  Одна хозяйка отдала старый глиняный горшок с трещиной – пригодится для разбивания на майдане. Вот стоит бабай*  в калапуше*, держит под мышкой красно-чёрно-оранжевого петуха. Драчун ужасный, всё к соседским зазнобушкам  бежит, своих курей не топчет – пусть посидит завтра на длинном столбе. Авось, какой малай*  или джигит* освободит тебя из клетки,  ходок ты этакий!
 
  Ближе к закату дня  шесты с собранными подарками отвозились на майдан  под огромную берёзу и цветастым веером весело развевались на ветру, напоминая людям о завтрашнем празднике.
 
  Майдан джыена* расположился среди белоствольных берёз. Ради ясности немного отвлекусь: тогда этот праздник по-старинке называли и так. Джыен – переводится с татарского как собрание народа. Сабантуй и джыен можно применить в одинаковом по смыслу  значений.  Ах, чуть не забыл! Тогда же ещё одно название было у Сабантуя! «Татарстан байраме»*  ещё называли!  И проводили Сабантуй в 20-х  - 25-х  числах июня, то есть  ближе ко  дню подписания  Лениным  документа о создании Татарской автономной советской социалистической республики в далёком 1920 году. Вот такая вот краткая история.
 
  А теперь вернёмся на поляну среди берёз.
 
  Народ расположился одним большим кругом по краям поляны.  Густая трава на майдане малахитовым ковром ждёт своих батыров* на борьбу. Посередине стоит высоченный столб, с клеткой под развевающимися вышитыми полотенцами и флагом Татарстана на самой верхушке.  Ближе к столбу щиплет траву жирный баран с шершавыми, согнутыми в спираль рогами. Усердия мальчишек приблизиться и подразнить этого приза для борца-победителя пресекает член комиссии Шакир-бабай, старик с аккуратно подстриженными густыми седыми усами, шутливо размахивая длинной палкой. Как только Шакир-бабай, участник двух войн, хромая со скрипом на деревянной правой ноге, пошёл дальше по кругу, охраняя границу круга  вокруг майдана от вылазок за определённую линию,  мальчишки опять побежали в центр майдана. 
 
  Члены комиссии с красными повязками на рукавах стали призывать народ к играм. Вот висят подарки на нитках, привязанных  на всю длину  тонкой верёвки, ждут желающих поработать с ножницами. Вот возле того глиняного горшка, щедро отданного  вчера бабусей ради праздника, собрались любители попытать счастье с завязанными платком глазами. Вот и мальчишки начали борьбу в центре майдана – стараясь силой и хитростью осилить соперника. Вот тут тётушки различных возрастов примеряют коромысла рядом с вёдрами полными водой. А чуть в сторонке красавица в нарядном платье чуть выше колен поставила тазик с катыком* на дубовый пень, бросила туда несколько пятидесятикопеечных монет и, поправив красную повязку на правой руке, стала объяснять собравшимся  желающим об условиях этого соревнования.
 
  Стол для комиссии накрыт алым кумачом.  За столом сидят празднично одетые дяденьки и тётеньки. Они следят за порядком на майдане и организовывают различные игры. Они же достают с шестов подарки победителям. У многих членов комиссии на пиджаках боевые ордена и медали. В те годы многие  участники Великой Отечественной войны были ещё молодые люди: кому за сорок, кому пятьдесят  лет.
 
  Недалеко от этого стола расположился баянист. Он чинно сидит на табурете, тюбетейка* набекрень. Лицо весёлое, под воздействием содержимого стопки*,  принятого перед началом праздника с друзьями. Ноги у баяниста в коричневых  штиблетах тоже «пляшут» в такт музыки. То он наяривает озорную плясовую. То тянет меха осторожно, выводя  мелодию тоскливых  старинных татарских песен. То, подмигивая по-ухарски, аккомпанирует девушкам и молодкам в цветастых платьях, поющим весёлые, жизнерадостные  песни тех лет. 
 
  Отойдём немного от круга майдана.
 
  Тут, среди деревьев, в тени, приезжие из соседних сёл и деревень распрягли лошадей, поставили мотоциклы и машины. Возле многих телег собралась родня, кумовья, сваты и просто знакомые. Сидят на траве или на специально привезённых покрывалах. Угощаются и ведут беседы. Бывает, что под градусом начинаются и потасовки между представителями разных населённых пунктов или между представителями разных кланов. А мы, мальчишки, с интересом наблюдали за этими драками. Потом несколько дней  обсуждали: кто хорошо дерётся, кто нет. И с восхищением рассказывали об умелом применении  некоторыми участниками приёмов нападения или самообороны. Смеялись, вспоминая как тётеньки, со знанием дела, разминали дядек, а иногда и сами принимали участие в «боевых действиях» на стороне какой-то одной группы противостоящих. Да, всякое бывало.
 
  Не далеко от майдана расположились автолавки. Там торгуют с машин сельповские продавщицы, важные тётеньки с золотыми серьгами и с золотыми кольцами на пальцах. При разговоре у них блестят золотые коронки на месте выпавших или выдернутых  зубов. У них можно было купить печенья, соки в стеклянной таре, минеральные воды и лимонад в бутылках, консервы рыбные, сыры всякие,  вина и водку.  Иногда бывало и пиво в бутылках.
 
  Под несколькими берёзами расположились тогдашние «бизнесмены». Они продают семечки, сушёные прошлогодние плоды черёмухи и сушёную рыбу под пиво.
 
  Вокруг майдана с транзисторных радиоприёмников и катушечных магнитофонов хлыщет музыка - гуляет молодёжь. Веселились и  под гармошку. Модные парни тогда носили лавсановые рубашки с широкими воротниками, распахнутыми аж на две пуговицы сверху. Их расклёшенные брюки так и подметали землю манжетами, украшенными согнутыми двухкопеечными монетами. Ноги обуты в остроносые чёрные туфли или в кеды. А парни, прибывшие на сабантуй из соседнего  портового речного посёлка на Каме, ходили гурьбой, с гордо поднятыми косматыми головами, курили «Родопи» с фильтром и щеголяли тельняшками под распахнутыми до пупа цветастыми рубашками. Полы их рубашки  внизу обязательно связаны в узел.  На бляхах широких кожаных ремней блестит начищенный якорь. Принесённые гитары обычно разбивались при драке, учинённой ими против деревенских.  Дядя-участковый с дружинниками-комсомольцами,  геройски восстанавливали порядок.  Особо буйных драчунов куда-то увозил, погрузив на боковую люльку милицейского «Урала».
 
  Молодые девушки в лёгких сарафанах, и в вошедших тогда в моду брючных костюмах, на высоких «платформах»,  в  основном, приезжие  гостьи из городов.
 
  Деревенские красотки одеты попроще: они в цветастых платьях и в простеньких босоножках.  Некоторые красуются в крепдешиновых или шёлковых  нарядах.
 
  Вот эти картины нашего детства предстают в памяти, когда слышу слово Сабантуй или когда бываю в современных летних праздничных мероприятиях. Это и называется наверно ностальгией. Мысли каждый раз, не подчиняясь моему внутреннему тормозу,  уносят в те времена простой нашей жизни, простой и беззаботной. Да, да,  именно беззаботной. Тогда у людей такие качества как зависть, стремление урвать жизненных благ больше других, завоевать себе больше места под солнцем были не так остро выражены.  Не спорю, они, конечно, имели место. Но такой степени жадности, мздоимства, цинизма и обмана людей как сегодня – тогда не наблюдалось. Все люди тогда были относительно равными в любых измерениях.  Главное – люди были обеспечены работой. И никаких ипотек, никаких кредитов с кабальными процентами.  Вспоминаю ещё слова одного моего мудрого знакомого, когда один из правителей  в начале  90-х  обещал сделать всех россиян богатыми. Тот аксакал*  тогда сказал:  «Чтобы все люди были богатыми – это утопия, а вот чтобы все были равными  -  это реально».
 
  Отвлёкся немножко. Итак, что же творится на самом майдане Сабантуя моего детства?
 
  А там, пока мы гуляли вокруг, стали соревноваться настоящие батыры*. Два здоровяка схватившись намертво за оба концы длинных полотенец, широко расставив ноги, упершись плотно плечами, кружились по центру майдана. Народ замер в ожидании: кто же осилит противника? Кто жёстко притянет к себе соперника, прижмёт с треском и, подняв его, обессиленного, резко бросит на зелёную траву. Когда же один из борющихся упадёт на лопатки?
 
  Вдруг громкий вздох, сосредоточивших свои взгляды на этих двоих богатырях зрителей, сопроводил отрыв обеих ног одного из борцов от земли и его низкий полёт от туловища наиболее сильного борца. Майдан зашумел, засвистел! Побеждённый,  в какой то миг лежал как оглушённый. Но ненадолго. Он поднялся, победитель пожал ему руку. Судья принёс дорогой отрез материи – подарок за третье место в коряше.  Вручил его и, похлопав по плечу,  отправил с майдана в объятья родни и болельщиков.
 
  Победитель достал с корзины, находящегося чуть подальше от места сражения,  сырое яйцо. Разбил его, ударив на колено, и выпил содержимое внутри скорлупы, запрокинув назад голову. Вдруг майдан стал хохотать, увидев приближение к нему худого, но жилистого мужичка. Мужичок в чёрных ситцевых шароварах и в синей майке напоминал больше Юрия Никулина в цирке, чем борца. Но, тем не  менее, он гордо подошёл к судье по борьбе. Они быстро о чём-то переговорили, и судья привёл его к стоящему в середине майдана любителю сырых яиц.   Борцы пожали друг другу руки. Худой взял с земли оставленное предыдущим соперником здоровяка полотенце. Поменялись полотенцами. Судья дал команду и оба его подопечных, встав на позу,  закинули полотенца через пояс другого и, крепко схватившись за концы, начали  ожесточённую борьбу за звание батыра этого Сабантуя. Зрители охали, кричали. Борцы временами затихали, упершись ногами. Временами проделывали стремительные пируэты,  вцепившись за полотенца, прижимавшие ихние пояса. Шла борьба за обладание бараном, мирно лежавшим привязанный к ручке пудовой гири. О-о! Вдруг случилось чудо! Худощавый каким-то хитрым способом присел и оказался ниже здоровяка. Он упёрся правым коленом на землю и, применив закон физики, переместил центр тяжести тела соперника в свою пользу. Знание техники борьбы на поясах принесло  ему хорошую пользу: наклонив своё тело назад,  он кувыркнул туловище противника через себя. Тот как мешок ухнул на землю за его спиной. Майдан на секунду замер, потом послышался усиливающийся гул, перешедший на удивлённые возгласы, а позже на единый громкий раскат в воздухе. Борцы оба встали, выпрямились. Судья поднял правую руку худощавого наверх. Это означало, что батыром Сабантуя стал именно этот человек.  Развязали верёвку и водрузили дрыгающегося ногами барана на плечи победителя. После круга почёта прибежала группа поддержки худого борца, и утащили барана  за пределы майдана. На этот раз всё обошлось благополучно. Не произошла стычка между болельщиками двух борцов. В некоторые сабантуи дело доходит и до драки. Побеждённый, получив  в награду за второе место самовар, мирно удалился в окружении своих родственников и друзей.
 
  Солнце стало спускаться всё ниже. Председатель сельсовета, являющийся сегодня и ведущим майдана, стал оглашать победителей конных скачек, соревнований по бегу, соперничеств по поднятию гирь и множества других состязаний. При этом подчеркнул, что самыми главными интригами сабантуя являются именно коряш и конные соревнования, что это у нашего народа устоялось веками.
 
  Самые активные продолжали праздновать, петь песни и плясать под гармонь. Остальной народ с тресками завёл мотоциклы, расселись по телегам, пешие заполнили тропинку от майдана, обладатели машин посигналили звонкими гудками. С песнями и, размахивая полученными подарками,  направились по домам продолжать праздник в домашней обстановке, в тесном кругу родни и соседей.   
 
  Вот такой вот праздник происходил в наших татарских деревнях в те наши молодые годы. Сабантуй и теперь является нашим главным праздником. Он теперь проводится ещё с большим размахом.
 
  О современном Сабантуе расскажу в другом сочинений.

                Июль, 2019 год.
Сабантуй – татарско-башкирский национальный праздник.
Коряш – татарско-башкирская борьба на поясах.
Абый – уважительное обращение к мужчине старше себя.
Майдан - в переводе с татарского "площадь".
Бабай – татарский дед.
Калапуш – головной убор старых мужчин.
Малай – татарский мальчик.
Джигит – татарский парень.
Джыен – собрание или праздничное мероприятие.
Батыр - татарский богатырь.
Татарстан байраме – праздник в честь Татарстана.
Катык – татарская ряженка.
Тюбетейка( тюбетей) – национальный головной убор татарского мужчины.
Стопка – большая рюмка для распития водки.
Аксакал( белая борода) – старый уважаемый человек среди татар.


Рецензии
Как замечательно рассказали про народный праздник Сабантуй! Празднично, ярко. Душевно. И время было душевное. Отцы наши -участники войны были тогда еще молодыми...
И люди были душевнее и проще.

У нас на Алтае празднуется похожий праздник Эл-Ойын. Тоже соревнования, борьба куреш, скачки на лошадях и т.д.

Успехов Вам.
Татьяна.

Татьяна Шмидт   08.10.2019 18:28     Заявить о нарушении
Татьяна, рад, что вам понравился мой этот рассказ. Можете прочитать ещё и " Мы едем на Сабантуй". :)

Ильхам Ягудин   08.10.2019 18:36   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.