Полеты в будущее Шоу бизнес

- А хочешь, мы с тобой слетаем в будущее?
Уже два часа мы сидели с Лехой в его даче и пили некое экзотическое виски. Ему привез из Африки его друг – путешественник. Говорили на всякие отвлеченные темы, а в углу работал потихоньку телевизор. Показывали очередное шоу с участием звезд эстрады. В какой-то момент нас отвлек от разговора какой-то номер. Выступал молодой певец Петр Х в сопровождении множества пляшущих полуголых девиц и парней. Гремел оркестр, публика, в основном, молодежь хлопала в такт. Многие стояли и подпрыгивали.
- А знаешь ли ты, что этому Петру всего 30 лет, а у него уже громадная вилла на Рублевке, несколько крутых иномарок типа Бентли, да еще, говорят, в Испании тоже какой-то дом?
- Догадываюсь. Ну, что?
- Я, когда вижу эти представления, вспоминаю прочитанную давно статью Толстого «Что такое искусство?», где он рассказывает, как он попал на репетицию посредственной оперы. Он подробно описал многочисленные мучения певцов, танцоров, музыкантов, а также рабочих сцены. Все эти мучения продолжались часов шесть. Сюжет оперы – чушь собачья (это я говорю). Для кого это, непонятно? Возможно, как говорит Толстой, для «набравшихся господского духа, но не пресыщенных еще господскими удовольствиями, развращенных мастеровым, желающих засвидетельствовать свою цивилизацию, да молодым лакеям».
- Да, это было в конце 19-го века. А к нам-то это какое имеет отношение?
- Посмотри на этих молодых ребят и девчат в зале. Это такие же «молодые лакеи», урвавшие деньги у родителей, чтобы иметь возможность попрыгать и похлопать. Можешь себе представить, что сказал бы Лев Николаевич, увидев это шоу. Невозможно понять, о чем поет  этот Х. Многих слов даже не разобрать, а те, что можно – это бред сивой кобылы. И за эту бредятину все артисты получают большие деньги – билеты, реклама, спонсоры, интервью для модных журналов, участие в ток-шоу. Во времена Толстого артисты получали немного, даже знаменитые, еле сводили концы с концами. А теперь. Это началось в середине прошлого века, с развитием и распространением телевидения. И сейчас, на мой взгляд, это достигло максимума. Я чувствую, что это агония шоу бизнеса. Больше того, я это знаю точно.
- Откуда?
- А потому что я летал в будущее и видел. Хочешь, мы с тобой слетаем в будущее? Посмотрим, каким будет шоу бизнес через пятьдесят, сто лет. У меня есть комната, оборудованная машиной времени.
Не знаю, что на меня нашло, но я поверил Лехе и согласился. Может, виски подействовало?
Мы пошли на второй этаж, в его кладовку, без окон с трубой дымохода посередине. Леха плотно закрыл дверь и включил какое-то устройство, напоминающее музыкальный центр.
- Для начала мы полетим недалеко, лет на 20.
Леха нажал кнопку, и мы обняли трубу. Она была немного теплая.
Минуты через две мы оказались в большом концертном зале, похожем на тот, который только что видели по телевизору. Здесь шла репетиция номера. На сцене был тот же Петр Х, но постаревший на 20 лет, а сзади такие-же полуголые танцоры. В первом ряду сидел толстый мужик, видимо, режиссер и давал указания:
- Петя, ну что ты какой-то вялый, больше двигаться надо. Устал что ли с перепою? Ты смотри, а то заменим тебя на модель «Петр-5».
- Да, да, Виктор Арнольдович. Конечно, я ускорюсь.
- Вася, давай сначала. Запускай программу для балета.
Вася – это программист, который сидел справа за компьютером.
Загремела музыка и танцоры стали двигаться синхронно.
Леха тихо сказал:
- Ты видишь, что артисты балета не настоящие люди, а роботы. Пойдем поближе, посмотрим.
- А как же мы выйдем на сцену, будем мешаться?
- Не бойся, нас никто не видит и не слышит.
Действительно, танцоры были на одно лицо и выглядели неестественно.
- Стоп! Вася, сделай-ка ты у артистов разные лица, и чтобы они двигались не совсем синхронно, естественнее.
Вася через минуту ответил:
- Готово.
- Повторяем.
И, на самом деле, все получилось так, как сказал режиссер.
- Сейчас мы перелетим на два дня вперед, на реальный концерт, на тот же номер.
Публика была такая же, как двадцать лет назад, но молодежь не прыгала и не хлопала в ладоши, хотя рев в зале был очень громкий. Все сидели и смотрели в свои смартфоны, или что-то в этом роде.
- А они хлопают через свои коммуникаторы. А пойдем поближе, на сцену. Мне кажется, что режиссер заменил, все-таки, Петра на модель «Петр 5». Да, смотри, он хоть и поет, но глаза у него какие-то стеклянные. Точно, модель. А живой Петр сидит за кулисами, вон, посмотри. И наверняка он распродал и виллу, и Бентли. Вот тебе и супердоходы. Но полетели дальше. Прибавлю еще 30 лет.
Зала уже нет. Попали в комнату подростка. Он балдеет от какого-то видения. Вокруг него пляшут и поют артисты-роботы. В комнату вбегает пожилая женщина, видимо, мать и начинает ругаться:
- Опять ты запустил эту свою хреновину. Лучше бы пошел в школу.
- Отпади, мамка. Ты ничего не понимаешь. Это же булк хард.
- Вот провалишься опять, и будешь балбесом-бездельником у меня на шее.
- Да я зарабатываю больше вас с папкой. Я же сам делаю эти номера и продаю через сеть.
Леха прокомментировал:
- Вот уже и зала нет, и режиссеры не нужны. Но полетим еще на 50 лет вперед. Это на сто лет от нашего времени.
- А где мы?
- Это уже не Земля, а Марс, освоенный роботами.
- А Земля, люди?
- А на Земле была мировая термоядерная война (мы в это время не перелетали) и людей больше нет. Кто-то успел переселиться на Марс вместе с роботами, но они постепенно вымирают. И шоу бизнес для них не работает. А у роботов другие развлечения.
- А что? Есть и для роботов?
- Ну, в нашем понимании, нет. Им нужно просто отдыхать, заряжаться энергией. Но, возможно, со временем это трансформируется в некое подобие шоу бизнеса.
- Да, ну ты меня убил. Хорошо, что мы до этого не доживем. Максимум до артистов-роботов. Как-то я устал…

- Где я?
- Ты у меня на даче. Я – твой друг Леха. Ты вчера немного перебрал виски и долго спал.
- И что, нет машины времени?
- Какой машины времени?
- А у тебя на втором этаже.
- У меня там свалка мусора, никто не живет.
- А кладовка?
- Какая кладовка? Говорю тебе, ничего там нет. Давай-ка лучше опохмелимся… рассолом.


Рецензии