Второй инсульт и новая технология

Не думаю, что всем будет интересно читать о моих личных переживаниях и страхах, в лондонской больнице. Но, как-то по-другому изложить события и мое удивление, как я уверен, не представляется возможным.
Добавлю, что пишу правду. Только правду. И ничего кроме правды.
Итак, начнем:

Инсульт, как всем известно, это не шутка.
Происходит закупорка артерии, кровь перестает циркулировать, и вполне реально могут перестать функционировать отдельные части тела и даже все тело целиком.
Тяжесть инсульта, так же как и последствия, думается, определяются случаем, или обстоятельствами,  местом, временем, а может быть, просто везением.
Того, что должно случиться, никак не избежать, - так говорят. Мне, думается, пока что везет, в этой жизни. Первый инсульт случился года четыре назад. Повисла правая рука. Но пальцами я шевелить все же мог. А после операции, рука вновь ожила. Теперь, опять повезло, я на целых десять минут, полностью перестал чувствовать левую ногу, но затем ощущения пришли в норму. Микро инсульт, так, в последствии, назвал это врач.
Естественно, я испугался, потому и побежал к врачу. Анализы взяли, просветили со всех сторон и резюме: Необходима операция.
Нужно резать, значит нужно, в этом вопросе, если жить хочешь, спорить не стоит.
Операцию назначили на три часа дня, в понедельник.
В первый раз, после такой операции я торчал в больнице четыре дня и с одним мобильником, очень не весело мне было.
- Это же опять, со скуки там помрешь, если на операционном столе выживешь, - подумал я и начал готовиться. На маленький, по размеру, лаптоп загрузил литературу, что бы почитать. Киношки, несколько сериалов, что бы смотреть, если читать не захочется. А также файл своей новой книжки, на тот случай если продолжить писать надумаю.
Вдруг, в воскресенье утром, звонит мне по телефону медсестра и просит придти во второй половине дня. Я, конечно, попробовал сопротивляться, но она сказала, что нужен анализ крови сегодня, что бы подготовить меня, завтра, к операции. Пришлось ехать.
Медсестра взяла кровь и просила подождать. Затем пришла врач, которая оказалась, не очень знакома с историей моей болезни. Пришлось заново все рассказывать. А через час врач отвела меня в палату и сказала:
- Ваша кровать уже готова, располагайтесь.
- Блин. Заманили, самым коварным способом, - подумал я и спросил вслух, - Зачем, если операция на завтра назначена?
- Вам нужно ночевать здесь, потому что перед операцией ни есть, ни пить не желательно.
- Ну вот, готовился-готовился и со скуки помру. Что же делать? – подумал я, и тут же пришла здравая мысль, поэтому спросил, - можно я домой съезжу, а через два часа вернусь. Возьму хотя бы зарядку, для телефона, а еще вы спрашивали какие лекарства я пью, а я не вспомнил названия, поэтому привезу, что бы вам показать.
- Поезжайте, но если через шесть часов вас не  будет, то мы отдадим кровать другому пациенту, такие у нас правила. 

Вернулся я через три часа, потому что пришлось готовить мясной гуляш, который был на ужин заготовлен. А через пять дней, это мясо придется выбросить, потому что морозильника у меня нет. Ужинать дома времени не оставалось, сложил мясо в пластмассовую коробку, прикрыл хлебом и, в метро, по дороге в больницу, половину одолел.
 Начал смотреть сериал, пока спать не захотел. Хорошо выспался, хотя, по логике вещей, должен был нервничать. Утром продолжил смотреть, с перерывом на беседу с врачом. За час до назначенного времени операции пришла врач с камерой и заявила, что ей нужно что-то посмотреть через мой нос. Полуметровая трубка камеры, с лампочкой, на конце, толщиной с толстую соломинку, для коктейлей. То, что можно эту штуку засунуть через нос в горло, я даже догадаться не мог. Она, наверное, все же увидела, что хотела, потому что после четырех попыток, оставила меня в покое.
На операцию, повезли меня на другой этаж. Подключили ко мне массу проводов, а затем я понял, что-то здесь не так, потому что меня решили усыпить. В первый раз, резали с местной анестезией . Очень неприятно, но после операции мне сделали какой-то укол и я спал, часов десять.
Очнувшись от наркоза, никаких болевых ощущений не наблюдалось. Нащупал повязку на шее и две трубки идущие из-под нее, в пластмассовую бутылку, лежащую рядом со мной, на кровати. Повезли меня на том же этаже, в другое отделение. Название на двери гласило: «Реанимация».
- Ого-го! Может не так все хорошо, как мне кажется? – испугался я.
Однако еще с пол часа ничего не происходило. Видимо наркоз еще действовал. Зато потом началось. Представьте себе зубную боль всех передних зубов, на нижней челюсти. Причем такую сильную боль, что слезы из глаз, сами льются. А лоб мокрый и очень холодный, будто засунул голову в сугроб. Пытался согреть лоб, приложив к нему руку, не помогало.
Кричать или даже завывать, стыдно. Рядом сидит медсестра, индианка, лет тридцати. Я сказал, что мне очень больно. А она ответила, что это после наркоза и скоро пройдет.
- Ничего себе отход, после наркоза!
Не очень скоро, но часа через два начало отпускать.
Я попросил индианку принести мне воды. Она ушла и явно обо мне забыла. Через час, примерно, она оказалась недалеко от меня и я ей напомнил, про воду. Принесла.
- Блин, я единственный пациент, в этом отделении реанимации, а эта медсестра меня игнорирует, - подумал я, - нужно посмотреть, как ее зовут. Но бейджик, висящий на ее шее, на длинной ленточке, был повернут тыльной стороной. Когда она подошла в следующий раз, я приподнялся, протянул руку, что бы перевернуть бейдж. Она тут же отпрянула назад и спросила:
- Что такое?
- Хочу узнать, как вас зовут.
- Никак меня не зовут, - медсестра ушла в дальний угол зала.
- Не повезло мне сегодня с персоналом, - подумал я, - а эта медсестра, наверняка, не зря прячет свое имя, не одному мне она не нравиться. Узнать ее имя не будет проблем, обязательно так сделаю, и пожалуюсь, если она не исправиться.
Буд-то, почувствовав мою, не высказанную вслух, угрозу стала медсестра более покладистой. Два раза сделала мне кофе с молоком и даже нашла бутерброд с сыром. Правда призналась, что не понимает выражение «кушать начал, значит жить будешь». Но я, больше суток ничего не ел и, сильно проголодался.
Раньше я уже общался с медсестрами – индианками. Все они были дружелюбны, предупредительны и не боялись работы. Все, кого я раньше знал, заслуживали похвалы, эта оказалась исключением, но я не стал на нее жаловаться.
Из-за недостатка младшего медицинского персонала в лондонских больницах, его «заказывают», если так можно сказать, в Индии. Там они проходят полный курс обучения, как медсестры и приезжают на работу в Лондон, по контракту, до пяти лет. Затем контракт может быть продлен. В лондонских больницах происходит дополнительное обучение, по тому профилю, который нужен в данный момент. Живут они в общежитиях, гостиничного типа. Есть там даже столовая, готовить самим не обязательно. Платят столько же, как и англичанам, - не мало, особенно по индийским меркам. Одна, помниться призналась, что посылает деньги домой, то есть, фактически, содержит трех сестер, брата и мать. Полное равноправие, с другим персоналом, но с одним единственным исключением. Любой человек, скажем из Евросоюза, после пяти лет жизни в Великобритании, может попросить и получить гражданство страны. В контракте индианок прописано, что они лишены этого права.
Все это я узнал, когда лежал в больнице с первым инсультом. Тогда, каждую ночь, около моей кровати сидела медсестра. Ее задача следить за тем, что бы не открылось кровотечение из артерии, а если это случиться, то не дать пациенту умереть. Человек, с перерезанным горлом, как известно, долго не живет. 
 Мне не всегда хотелось спать, по ночам, поэтому я болтал.

Подкрепившись бутербродом, я решил, что мне стоит попробовать заснуть. Но не тут-то было. Как только начинаешь засыпать, дыхание замедляется, и мне тут же стало не хватать воздуха. Жуть, какая-то. В истерике просыпаешься и начинаешь интенсивно воздух глотать. Сказал об этом медсестре. Принесла и одела мне маску с дыхательной смесью. Еще хуже, как оказалось. Объем воздуха, в маске ограничен, и глотать воздух полной грудью не получается. Заменила медсестра маску на трубки, которые к ноздрям дыхательную смесь доставляют. Стало лучше, но, сделав еще пару попыток заснуть, пришел к выводу, что лучше мне без сна обойтись.
Несколько позже, я понял, в чем дело. Трубка, торчащая из моей шеи, сильно перекрыла дыхательные пути и не только. Дали мне проглотить довольно большую таблетку, так она в горле застряла. Только с большим количеством воды удалось ее протолкнуть.
Через шесть часов после операции, примерно в полночь, по местному времени, перевели меня из реанимации, назад, в палату, где я провел прошлую ночь.
Здесь, медбрат – англичанин, с огромным животом, как у женщины, на последнем месяце беременности, тоже был довольно ленивым. Но мне удалось его уговорить сделать мне чай, без сахара и принести коробку с остатками моего мяса и хлеба.
К утру досмотрел сериал и как только он закончился, неожиданно для себя заснул и проспал часа три, до завтрака.
- Теперь нужно готовиться к длительному восстановительному периоду, дня на три, - подумал я, - чем бы мне, для начала, заняться? Почитать, или опять киношку посмотреть?  Вдруг вспомнился поворот сюжета из моей новой книжки, которым я давно был недоволен и сразу нашлось решение, как его исправить. Открыл файл и начал работать. Часа через два оторвала меня от работы доктор. С ней у моей кровати собралось еще человек пять. Не знаю, кто такие, врачи, практиканты или кто-то еще.
Пришлось рассказать обо всех своих ощущениях. Все, вроде как, внимательно слушали, но никто ничего не записывал. Рассказал о проблеме с дыханием и о таблетке, которую с трудом проглотил и спросил, «это что у вас новая технология?». Доктор, утвердительно кивнула головой, но объяснять что, как и почему, не захотела. Сказала, что сейчас, трубки из моей шеи вытащат, поэтому и дышать и кушать мне будет легче. А в заключение, вдруг сказала:
- Если вы будите хорошо себя чувствовать, то можете поехать домой сегодня или остаться еще на одну ночь. Но, для начала, вам нужно осторожно встать с постели и попробовать ходить. После этого скажите ваше решение дежурной сестре, - она показала на темнокожую женщину лет тридцати пяти.
- Ну, ни фига себе! Домой, через сутки после операции. Хорошая технология, - подумал я и пошел погулять по улице, как только трубки из меня вытащили.
Самочувствие оказалось хорошим, поэтому, вернувшись, сказал дежурной сестре, что хочу домой сегодня, и попросил вернуть мне таблетки, что я привез из дома.
- Не отдам, - неожиданно заявила она.
- Почему?
- Потому что вам прописаны совсем другие лекарства их сейчас подготавливают и скоро сюда доставят, но подождать, немного, придется.
- Раз так, обойдусь я без старых таблеток, - подумал я, - тем более, что даже пени за них не платил. В этой стране, для людей после шестидесяти лет, все лекарства бесплатные.Также как и бесплатный проездной, на общественный городской транспорт.
Таблеток, рассчитанных на две недели вперед, оказался довольно большой кулек. Я с трудом распихал их в сумку с компьютером.
- Как вы собираетесь добираться домой? – спросила медсестра.
- На метро, конечно. Всего одна пересадка и около часа в дороге.
- Доктор настаивала, что бы вы поехали на машине.
- У меня денег нет, на такси.
- После такой сложной операции, вас отвезут на нашем транспорте и бесплатно. Я сейчас закажу машину. Придется немного подождать.
- Ладно, - подумал я, - подожду. Что-то я раскис и носом клюю. В метро, наверняка засну… И доберусь, возможно, быстрее.
По времени, на машине оказалось то же самое. Пол часа ждал, и пол часа ехал.
Повязку с шеи решился снять через четыре дня, Хотя доктор сказала, что это можно сделать уже через двое суток. А в первый раз, две недели пришлось регулярно ходить на перевязки, прежде чем повязку сняли.
Вот такая удивительная новая технология.


Рецензии
Да, удивили! Нам до такого далеко, вряд ли доживем, тем более при нашей медицине. Здоровья Вам и позитива!

Алла Каспарова   02.08.2019 19:09     Заявить о нарушении