Перевод. Тим Миллер. Техас. Ад на земле. Гл. 12

Коул стоял на кухне и делал себе бутерброд. Он не нашел никакой колбасы, но нашел остатки ветчины и несколько кусочков сыра. Он собрал бутерброд и достал холодную содовую из холодильника. Откусив от бутерброда, вошел в гостиную, где семья все еще была привязана к стульям. Они перестали сопротивляться и больше не кричали сквозь скотч.
Он откусил еще кусочек от сэндвича и выпил содовой. Посмотрев на них сверху вниз, он взял со стола нож и обошел их. Семья состояла из мужчины, его жены и сына-подростка. Коул думал, что мальчику семнадцать или восемнадцать. У матери по лицу текли слезы.
- Я рад, что вы, ребята, перестали кричать. Честно говоря, это не приносит никакой пользы. Обычно меня это бесит, и я причиняю еще больше боли. Не говоря уже о том, что это просто быстрее вас утомляет. Поверьте мне, для того, что я приготовил для вас, вам понадобится каждая унция энергии, которую вы сможете собрать.
Коул заметил краем глаза, что отец очень сильно извивается. Он принял это к сведению, но сосредоточился на матери. Из всех них она меньше всего боялась. Коул знал, что ему придется сломать ее. Если вы позволите им чувствовать себя смелыми или показывать какие-либо признаки неповиновения, это может вызвать много проблем позже. Не говоря уже о том, что они всегда бьют по яйцам, и он очень хотел избежать этого.
Слезы высохли на ее лице, когда она посмотрела на него. В каком-то смысле он восхищался ею. Она была медведицей, не собирающейся отступать, когда ее детенышу угрожали. Он все еще собирался разорвать ее пополам, а затем поиграть с ней, но он уважал ее не меньше. Папа все еще вертелся, что отвлекало его внимание. Коул не подавал виду, что заметил это. Он хотел позволить парню сделать ход, если это то, что тот планировал.
Они всегда делали ход. По крайней мере, многие из них. Это всегда какой-нибудь парень. Всегда кто-нибудь пытается быть героем. Но Коул был непобедим. Каждая попытка дать отпор, всегда имела быстрые и тяжелые последствия, как любой смелый тупица быстро понимал. Коул посмотрел женщине в глаза. Она, не моргая, смотрела на него в ответ.
- Ты хочешь что-то сделать, не так ли? Ты хочешь выстрелить в меня. Я просто могу позволить тебе. Вижу, у тебя доброе сердце. Но тебе лучше взять это сердце и отложить в сторону. Не обманывайтесь, ты и твоя семья умрете сегодня вечером. Это будет медленно и очень болезненно. Поверь мне. Сколько бы боли ни было, всегда можно сделать хуже. Я в этом эксперт. Никто не владеет этим так, как я. Никого нет лучше. Возможно, когда-нибудь кто-то появится, но не сегодня.
Он потянулся, чтобы снять ленту с ее рта, но уловил движение краем глаза. Он повернулся и увидел, как отец вскочил со своего места. Коул быстро встал, взмахнул левой рукой и ударил мужчину по затылку. Мужчина закричал и упал на пол. Женщина и ее сын закричали, когда Коул ударил мужчину в живот. Он крякнул, Коул пнул его еще несколько раз, прежде чем ударить по лицу.
- Вот видишь? - сказал Коул. - Именно об этом я и говорю. Это твой мужчина? Ты ждешь, что он защитит тебя?
Мужчина лежал на полу, корчась, из носа шла кровь, Коул поднял нож и сел на него сверху, оседлав его.
- Смотри внимательно, - сказал он матери, поднимая нож. - Я собирался разделаться с ним последним. Так он сможет смотреть, как вы двое страдаете. Но, похоже, он вызвался первым.
Он ударил ножом по лицу мужчины, раздробив скулы. Ударил еще несколько раз, чтобы убедиться, что тот не будет пытаться драться. Коул встал и расстегнул штаны мужчины, стягивая их. Стоны мужчины превратились в всхлипы и рыдания, жена смотрела на него. Она перестала кричать и просто смотрела со злостью в глазах.
Коул вернулся к человеку на полу. Он срезал ножом белые трусы. Член мужчины вжался в живот парня, как черепаха, прячущая голову. Коул воткнул нож в бок мужчины. Парень закричал и дернулся. Коул двигал ножом взад и вперед, кровь сочилась на деревянный пол.
Жена снова закричала. Хорошо. Он не мог дождаться, когда она увидит, что произойдет через несколько минут. Коул продолжал резать, до самой кости, вокруг талии мужчины, пока не образовался идеальный круг вокруг нижней части живота. Мужчина заскулил, когда Коул вонзил пальцы в сделанный разрез. И закричал, когда Коул начал тянуть за кожу.
Мужчина пинался, но Коул был слишком силен, он рвал и рвал кожу, отрывая от мышц и сухожилий, удерживающих ее на месте. Коул поставил ногу на грудь мужчины, чтобы взяться поудобнее, и дернул. Мужчина завыл, Коул продолжал рвать кожу, как будто стаскивая с него штаны. Он должен был признать, что не первым придумал этот метод. Так делали в Аду, в течение многих лет. Прошло много времени с тех пор, как он это делал в последний раз, поэтому он решил, что сейчас не менее уместно, чем в любое другое время.
Он сорвал кожу с ног мужчины, плоть продолжала хлюпать, когда кожа отрывалась. Когда он встал на колени, она застряла. Ему пришлось потянуть сильнее, что вызвало еще больше криков. Наконец, он почувствовал, как плоть сдается, проходит через коленные чашечки и изгиб колена. Парень кричал и дергался так сильно, что практически левитировал, но это было не то, с чем Коул не мог справиться. Этот человек был очень слаб.
Как только он поднялся на ноги, он взял нож и разрезал плоть чуть выше лодыжек. Кожа упала, и Коул поднял ее, как будто это были окровавленные кожаные штаны. Спереди, там, где должен был быть его член, свисал крошечный бугорок кожи. Коул посмотрел вниз и увидел, что человек был кроваво-красным от талии вниз и выглядел так, будто на ногах у него были носки телесного цвета. Коул схватил его за руку и поднял на ноги. Мужчина медленно встал. Он больше не кричал, а только плакал и скулил.
- Пожалуйста! - закричал мужчина. - Просто убей меня. Покончим с этим. Пожалуйста.
- Не так быстро, я не могу убить тебя, пока ты не сделаешь кое-что.
- Что?
Коул протащил его через кухню к входной двери. Они вышли на крыльцо, где Коул столкнул его с лестницы, и тот упал на землю. Мужчина закричал, ударившись голыми ногами о камни и.
- Вот так, - сказал Коул. - Теперь ты свободен. Беги. Позови на помощь!
- Но... - сказал мужчина. - Моя семья.
- Иди, приведи помощь, чтобы спасти их, прежде чем я убью их! Вперед!
Человек с трудом поднялся на ноги и попытался бежать, но только медленно хромал. Коул несколько минут наблюдал за ним. Мужчина едва добрался до конца переулка, и упал. Коул все еще слышал, как он плачет, пытаясь ползти, но в конце концов он затих. Коул повернулся и вошел внутрь, закрыв за собой дверь. Один готов, осталось двое.


Рецензии