Сашка

          Огромное Солнце, раскалившееся до красна, медленно погружалось в море. Его тонкие и длинные лучи освещали фигурку худенькой девушки, спускавшейся по крутому каменистому склону. Осторожно ступая, она шла по тропинке, которую всё труднее было разглядеть среди кустиков придорожной полыни, издающей приятный терпкий аромат. Наконец она вышла к песчаному берегу, где отчетливо слышался шум прибоя. Небо над морем уже сменило свой цвет из пурпурно-розового на густой фиолетовый. 
        Девушка села на еще теплый от солнца камень и скинув босоножки, опустила ноги в воду. Вода приятно ласкала набегающими волнами. Она болтала ногами и вспоминала, как они с соседским мальчиком часто приходили сюда, и вот также сидели на этом камне.  Вспоминала школу, как учились в одном классе и всё свободное время проводили вместе и даже поступать собирались в один Вуз, но смерть матери многое изменила. Пришлось поменять своё решение, уехать из дома в совершенно незнакомый город, и там поступать, и учиться.
        -  Привет, Сашка, - радостно произнес подошедший к ней парень.
        Он не скрывал своих чувств. Широко расставив руки, хотел обнять девушку, но та ответила лишь скромной улыбкой, продолжала сидеть на камне. Слегка сконфузившись, он сел рядом и вручил ей маленький букетик полевых цветов.
        - Привет, Виталик,- ответила девушка.
        - На каникулы? -   спросил он, изучая её лицо.
        В ответ Саша молча кивнула.
        - Ты изменилась. Я чуть с ума не сошел от радости, когда ты позвонила. Молодец, что приехала. Давно здесь сидишь? – спросил он, сжимая её руку. –Замерзла?  У меня в сумке есть полотенце большое, давай наброшу на плечи.
        - Не надо, Виталик. Я скоро пойду.
        - Я принес, что просила. - Виталий достал несколько купюр и передал Саше.
        - Спасибо. Ты настоящий друг.  Я со стипендии вышлю. - Она смотрела взглядом полным благодарности, словно бездомная собака, которую только что накормили, и с грустью пояснила: - Теперь, точно, на билет хватит.
        - Саш, про деньги забудь. Только приехала и уже обратно? Погода смотри какая. Море теплое. Ты хорошо подумала? - совсем расстроенным голосом спросил Виталий.
        -  Так надо, - обреченно произнесла Саша. -  Никогда ему не прощу за маму, -  уже со злостью произнесла она, отвернувшись в сторону, чтобы не показывать своих слез.
        - Саш, что случилось? Давай колись, - заволновался Виталий.
        - Пока не случилось, - загадочно ответила та.
        - Это ты из-за отчима? Ты, всё думаешь, что твоя мама…, - он замолчал, понимая, что происходит сейчас в душе у Саши и не хотел сделать ей больно.
        -  Я не думаю. Я знаю. Он специально скорую не вызвал. Ведь знал, что у нее батарейка в сердце. Сколько его знаю, всегда на маму, орал. Всё ему не так, все не эдак.
       - У меня тоже предки иногда ругаются,- попытался возразить Виталик, но Саша перебила его.
       - Ты всего не знаешь. Он животное, к буфетчице на станцию таскался, пьяный приходил ночью и маме скандалы устраивал, руку на нее поднимал. Ведь знал, что у нее сердце больное, – с нервом в голосе говорила Саша, то и дело смахивая набежавшие слезы, которые всё катились и катились по её щекам. Виталий догадывался, что уехала Саша, чтобы не жить с отчимом в одном доме. Да и сейчас, причина её неожиданного отъезда кроется, скорее всего, именно в этом.
       - Саша, ну не надо так, - попытался успокоить Виталий. Ему так хотелось в этот момент крепко обнять её, чтобы она почувствовала его заботу, его силу, что он может защитить, но не решился это сделать, понимая её настроение.
       Они сидели рядом и смотрели на воду. Набежавшая шальная волна нарушила молчание, слегка окатив легким дождем холодных брызг.
       - Давай пройдемся, - предложил Виталий.
       Они шли вдоль берега, как раньше, взявшись за руки, под звездным небом и загадочным светом Луны, которая только появилась и уже с любопытством наблюдала за ними из-за облаков. Неожиданно Виталий остановился, привлекая к себе Сашу и поцеловал. Саша стояла молча, прикрыв глаза и не ответила взаимностью, а он все целовал и целовал её лицо и шептал, задыхаясь от нахлынувшего чувства: - Я ждал, когда ты приедешь, звонил тебе. Почему ты не отвечала?
       Она уперлась ему руками в грудь и молча стояла до тех пор, пока он не прекратил целовать.
        - У тебя кто-то есть, – растерянно произнес он, отступая.
        - Виталий, ты друг, настоящий друг. - Ты для меня самый близкий и почти родной человек, - говорила Саша взволнованно и так эмоционально, что не поверить ей было невозможно, настолько это было сказано от души и искренне. Она взглянула в его грустные глаза, но в тоже время полные любви и нежности, и ей стало неловко от своей холодности. – Ты как брат, - словно оправдываясь, добавила она и опустила голову, понимая, что этим отнимает у него надежду.
       Они остановились, Виталий посмотрел на Сашу и даже попытался улыбнулся, но улыбка получилась какая-то фальшивая.      
       - Вы вместе учитесь? - спросил он.
       - Да, -  тихо ответила та, кивнув головой.
       - Брат - это тоже хорошо,- произнес Виталий, словно успокаивая себя.
       - Ну не сердись, Виталий! Ты замечательный, я действительно рада нашей встрече. Помнишь, как ты мне букеты на крыльцо ночью приносил. Помнишь? –Мама выходит на крыльцо, а там букет,- попыталась Саша поднять настроение другу, виновато заглядывая в глаза, словно нагадивший пес.
      - Помню, конечно, - широко улыбнувшись, произнес Виталий. – Цветы сначала у нас в саду срезал, а потом у соседей.
      - Красивые были цветы, особенно розы,- произнесла с грустью Саша, и снова замолчала.  - Ей вспомнилось как отчим, увидав букет роз на крыльце, устроил матери скандал, называя нехорошими словами, как замахнулся, пытаясь ударить. Саша не дала этого сделать, схватив его за руку. – Это мой букет, не смей. Я в милицию заявлю на тебя,- эти слова опять прозвучали в её голове. Вспомнилось, как отчим хлопнул дверью и ушел, а мать крепко прижав её к себе, пыталась успокоить.  Плакала, гладила по голове и утешая говорила: – Не надо, лезть к нему под горячую руку. Знаешь же, что ударить может. Не надо доченька, не надо.
     Лицо Саши изменилось, она словно повзрослела на несколько лет, замолчала и стала спешно надевать на ноги босоножки.
      - Я домой пойду,- сказала она уже на ходу.
      - Давай завтра съездим куда-нибудь. Я у отца машину возьму,- предложил Виталий, едва успевая за ней.
      - Завтра не могу. Дел по горло. Билет надо купить и на кладбище к маме сходить, - пояснила Саша.
      - Не надо туда ходить. Говорят, на кладбище змей развелось, прямо под плитами живут. Уже трое укушенных в городе. Двоих даже не откачали.
     - Мне все равно, - как-то обреченно произнесла Саша.
      Виталий понимал, что эта резкая смена настроения не случайна, но в душу с разговорами лезь не стал.
       Скоро они подошли к дому, где жила Саша. Дом был небольшой, одноэтажный, с садом, который раньше утопал в цветах, но уже второе лето его украшали лишь пожухлые от жары кусты жасмина и сирени, словно грустили о прежней хозяйке. Света в окнах не было.
       - Спасибо, что выручил, - улыбнувшись сказала Саша, и чмокнув его в щеку, вошла во двор.
       -  Я позвоню с утра, - произнес ей вслед Виталий.
       Он стоял у забора, смотрел на звездное небо и думал. – Ну, почему все так складывается. Так долго ждал, этой встречи, а Саша, пробыв всего пару дней, уже спешит уехать. Может просто хочет побыстрее вернуться к своему парню, а может дело действительно в отчиме. Какое-то время он стоял и не уходил. Ему вспомнилось, как провожал Сашу с выпускного, как целовались, купались ночью и ночевали в гроте у моря…  Виталий тяжело вздохнул, глядя на окно её комнаты, где загорелся свет и собирался уже уходить, но неожиданно, из приоткрытого окна послышался крик и грохот.
       - Открой двери, - раздался пьяный голос.
       Виталий, вбежав во двор, поспешил к окну и увидал, как Саша, закрыв дверь комнаты на ключ, в спешке собирает вещи. Послышалась нецензурная брань.
        - Открывай дверь! Иначе выпишу и выгоню из дома, как бродячую собаку, - орал пьяный отчим. - Открывай!      
       Он увидал, как шумом открылась дверь, ударившись о стену, как кричит Саша, а здоровенный, пьяный детина, перегородив дорогу, не даёт выйти ей из комнаты.
       Виталий бросился окну и попытался влезть, чтобы защитить. И в этот момент, оборвав шторы и сбив его с ног, из окна выскочила Саша.  Они вдвоем свалились на землю, запутавшись в занавеске и едва успели пригнуться, как из окна вылетело, что-то тяжелое.
        - Поднимайся. Бежим, - скомандовала Саша.
       - Погоди, я с ним разберусь, - решительно произнес Виталий, направляясь к окну.
      И снова какой-то предмет просвистел у него над головой.
       - Убьёт, бежим, - кричала та, схватив за руку друга и потянув за собой. 
      Ноги сами несли их по знакомым с детства тропинкам, через соседские огороды. Наконец, очутившись на участке с высокой кукурузой, они остановились.   
     - Все. Стой. Отдышись,- переводя дух, произнес Виталий.
     - Теперь сам видел. -  Ну ничего, завтра свои вещи заберу, и больше никогда сюда не вернусь, - говорила она, окончательно отрывая рукав майки, который болтался отдельно на её худой руке. - Скотина похотливая. Урод, - плакала, всхлипывая Саша. – Майку мою любимую порвал, сволочь.
      - Саш, ты, что серьезно, из-за него хочешь навсегда уехать? –с нервом в голосе спросил Виталий. – Это же твой дом, твоей матери, и ты всё бросишь? – возмутился он. - Надо в милицию заявить.
     - Какая, к черту, милиция. Он сам в охране работает, у него связей до хрена и больше. Пошли к морю, рука болит,- пробубнила Саша. 
      - А чего он взвился. Чего ему надо?
     - Чего, этой пьяной скотине может быть надо,- обрубила она. - Всё. Иди домой спать.
     - А ты как? Ты где ночевать собираешься? – засыпал вопросами Виталий.
     - На пляже. Лежаков полно, там и заночую. Иди уже, - говорила сердито Саша, пряча в карман оторванный рукав.
     -  Нет, я тебя не оставлю одну. Я с тобой,- решительно произнес тот.
      Когда они пришли к морю, Виталий сдвинул два лежака, и они улеглись рядом. Заложив руки за голову, Саша молча смотрела в небо, что-то обдумывая, рядом на лежаке, точно в такой позе, лежал Виталий и тоже молчаливо смотрел в небо.
     Небо тоже смотрело на них, только совсем по-другому. Оно улыбалось им россыпью звезд и яркой Лунной улыбкой. Звезды были яркие и не очень, большие и маленькие, были даже такие, которые лукаво подмигивали им своим светом, словно говоря: –Всё будет хорошо. - Море тихо шептало набегающими волнами и успокаивало. Говорить совсем не хотелось, хотелось просто лежать и смотреть вверх, забыв обо всем.
     - Я пойду искупаюсь, - нарушила тишину Саша. – Ты не смотри, пока я в воду не войду, - попросила она.
     - Ладно, я потом тоже окунусь.
      Пляж был безлюдный, раздевшись она вошла в воду и поплыла. Выждав пару минут, Виталий с разбега глубоко нырнул. Вынырнул прямо возле неё. От неожиданности Саша замерла, глядя в его глаза, а он не отводил своего взгляда.
      - Не уезжай. Я решу проблему. Поживешь у меня, - предложил он.
      - Ты такой добрый, - произнесла та в ответ, нежно погладив его по слегка колючей щеке.
       Больше Виталий не сдерживал своих чувств, он прижался к ней всем телом и крепко поцеловал, и она ответила на его поцелуй. Ей было приятно чувствовать рядом с собой человека, которому не безразлична. Он целовал её лицо, губы, глаза, шею, наконец подхватил на руки и вынес на берег. В этот момент они были необходимы друг другу и желали любви жадно, страстно. Теплая южная ночь накрыла их своим звездным покрывалом, а Луна согревала их своим тайным теплом и светом.
      Саша лежала на сильной руке Виталия, прижавшись к нему.  Он поправил длинную челку на её лице и неожиданно спросил:
       -  Ты давно со своим парнем встречаешься?
       -  Как поступила.
       -  Он, наверное, лучше меня, раз ты его выбрала?
       -  Нет, это от одиночества. Просто всем нам кто-то нужен, а я была совсем одна в чужом городе, - тихо произнесла Саша.
       - Спасибо, за искренность. Я всегда знал, что ты настоящая. - Он привлек её к себе и укрыл своей рубашкой. Они так и уснули, обнявшись вдвоём, под звездным небом, под мерный шепот волн.
       Становилось прохладно. Над морем повисла легкая кисея тумана. Природа начинала просыпаться, и по берегу стали вальяжно расхаживать горластые чайки и назойливо просить: -Дай, дай.
       Появились первые отдыхающие, которые не успев позавтракать, уже спешили занять лучшие места у моря.
       Пришлось подниматься.
       Виталий с Сашей подошли к её дому. Отчима уже не было.
       Они осторожно открыли двери. В комнатах был беспорядок. Стулья лежали на полу, а рядом пустые бутылки, над грязной посудой роились мухи.
       - Ты говоришь остаться, чтобы каждый день всё это видеть и терпеть.
        Виталий молча смотрел на руку Саши с огромным синяком.
       - Я с отцом поговорю. Он поможет, - произнес Виталий.
       - Не надо никого сюда вмешивать, - недовольно ответила она. - Иди домой, твои родители волнуются, наверное.
       - Ты вещи на всякий случай собери. Я машину у отца возьму и на кладбище с тобой съезжу. - Я быстро, туда и обратно, - говорил на ходу Виталий. – Телефон заряди и будь на связи.    
       Саша собрала все необходимое, прихватив с собой потертый альбом с семейными фотографиями, и уже закрывала сумку, когда у дома раздался сигнал.
       У калитки стоял старенький «Ситроен», за рулем которого сидел Виталий.
       - Я договорился с предками, поживешь у нас. Садись, - открыв галантно двери, предложил он.
       Положив на заднее сидение сумку с вещами и увидав небольшой букет цветов, заботливо срезанный матерью Виталия, Саша наконец оттаяла.
       - Ты знаешь еще никогда не испытывала такого чувства радости, покидая свой дом,- и неожиданно рассмеялась. - А ты герой. Вчера хотел с отчимом разобраться,-  и сделав паузу, с возмущением добавила: - Он же дибелоид, имбецил. -   Мозга нет, одна сила, - произнесла она с обидой и замолчала, уставившись в окно. Было понятно, что одно упоминание об этом человеке вызывало у неё ненависть.
       - Эту проблему я тоже решу, - уверенно произнес Виталий, увеличивая скорость.
       Припарковав машину и взяв букет, направились ко входу. Взгляд сразу привлекла яркая желтая табличка на воротах кладбища, на которой большими черными буквами было написано «Будьте осторожны, на кладбище обитают ядовитые змеи».
        Виталий, взял за руку Сашу, и они пошли по узкой тропинке.
       - Смотри под ноги, - предупредил он.
       Они подошли к памятнику. Было понятно, что за время Сашиного отсутствия никто сюда не приходил. От жары, почти все растения и даже трава высохли, лишь какое-то чахлое, незнакомое растение, еще боролось за жизнь.  Рядом с памятником лежала старая керамическая ваза, в которой когда-то стояли цветы. Саша наклонилась, чтобы поднять её.
      - Стой, - тихо остановил Виталий, сильно схватив за руку.
      На какой-то момент они одновременно замерли. Из горлышка вазы торчал, словно утолщенный шнур, узкий конец змеиного хвоста с едва заметными буро-коричневыми ромбиками, который тут же скрылся внутри.
      Взяв из рук Саши букет, Виталий медленно положил его на могилу.
       - Пошли, - прошептал он, и они осторожно отошли.
       В горле у Саши пересохло от страха и напряжения. Она не могла произнести ни слова, лишь за воротами кладбища, наконец прошептала:
       - Жалко, теперь цветы завянут.
       - Саш, ты же не маленькая, понимаешь, что эта ваза теперь дом этой твари, и она его не уступит.
      - В отличие от меня, - не скрывая обиды добавила Саша.
      - Она же змея, а ты …, - Виталий посмотрел на Сашу с нежностью и широко улыбнувшись добавил: – А ты - это ты.
      Он привлек к себе Сашу, и она уткнулась в его сильную грудь, обнимая его.
      - Ты словно Ангел-хранитель усердно пытаешься меня спасти, - и взглянув в его глаза, добавила: – Ты смелый и ничего не боишься.
      - Смелый, - иронично хихикнул он, и прошептал ей в самое ухо, вдыхая аромат её волос. – Я, между прочим, испугался не меньше тебя.
      Сев в машину Виталий сразу спросил: - Куда дальше?
      Наступило молчание, каждый погрузился в свои мысли. Виталий думал, как заставить Сашу остаться, а она понимала, что её отъезд - это выход, чтобы не создавать никому проблем, в том числе и себе.
     - Поехали за билетом, - тихо попросила она.
     - Давай завтра, а сегодня съездим куда-нибудь искупаться, посидим, мороженое покушаем, - предложил Виталий.
     -Только после того, как возьмем билет, - уточнила Саша.
     С билетами, как и следовало ожидать, в курортный сезон было сложно. В наличии был всего один билет и тот на вечерний поезд. Все это очень расстроило Виталия, который надеялся, что отъезд будет в ближайшие дни, но никак не сегодня.
      Покупка билета не прибавила настроения и обратно ехали молча.
      - Останови здесь, я с морем попрощаюсь, - прервала Саша мрачную тишину. - Смотри как красиво, - не скрывая восторга произнесла она, глядя вниз, где со склона, как на ладони, простирался неповторимый пейзаж южной природы.
    Весь склон напоминал собой палитру природных красок. Яркими желтыми букетиками цвела полынь, пестрели пучки розовых и фиолетовых цветов. Словно кусочки пламени колыхались на ветру редкие красные маки, которые цвели не в сезон. Всю картину обрамляла желтая полоска песка и море. Лазурно-голубое, именно такое бывает только в средине лета, когда даже с холма виден рельеф дна, когда солнечные лучи играют на его поверхности серебристыми бликами, и редкие барашки волн отчетливо видны на местах подводных течений, где глубоко и вода особенно синяя.
       - Пошли искупаемся, - предложила Саша.
      Они, плавали наперегонки, ныряли, настроение было превосходное.
      Саша лежала на песке, закрыв глаза, наслаждаясь ласковым солнцем, а рядом лежал Виталий, подперев рукой голову и все смотрел на неё, что-то обдумывая, периодически поглядывая на синяк на Сашиной руке.
       - Когда ты еще приедешь? – спросил он.
       - Не знаю, - беззаботно ответила та. - Да и зачем.
       - Ну, это же твой дом, а не отчима.
       - Это уже не тот дом, что был раньше. Отчим превратил его в сумасшедший дом, только я пока не сошла с ума, чтобы туда вернуться, - сухо ответила Саша.
       - Тогда ко мне в гости, - говорил Виталий и нежно провел травинкой по её шее, наблюдая как опять изменилось настроение Саши, при упоминании отчима.
       - Перестань. Щекотно. Давай собираться. Еще до вокзала надо добраться, - перешла она на деловой тон.
       Приехав на вокзал, Саша сделала несколько звонков, и Виталию стало понятно, что её будут встречать, что сильно расстраивало его.
       - Саш, подумай. Погода какая смотри. Может останешься.
       - Спасибо тебе, мой ангел-хранитель, - с улыбкой произнесла она, и крепко поцеловав его в губы, быстро вошла в вагон.
       Виталий стоял и ждал, что она подойдет к окошку, но она всё не подходила. Он пробежал вдоль всего вагона, заглядывая в каждое окно, и лишь когда поезд тронулся увидал её. Она смотрела на него, прислонившись плечом к окошку, и плакала. На какое-то мгновение их взгляды встретились, и он почувствовал, что теряет что-то очень важное и дорогое для него, без чего жизнь не имеет смысла. Он так и стоял, и всё смотрел вслед удаляющемуся поезду, пока последний вагон не скрылся из виду.
      Вернувшись домой родители сразу заметили настроение сына и поняли, что Саша уехала. Её отъезд очень изменил Виталия, который закрылся в себе, стал молчаливым и угрюмым, подолгу уходил из дома и появлялся лишь под вечер.
      Прошло чуть больше недели, когда Саша получила неожиданное сообщение, что её отчим скончался. На похороны прилетела не одна, а со своим однокурсником, который ни на минуту не отходил от нее.
      Встретившись с соседями узнала, что отчим умер от укуса змеи – гадюки, но скорая задержалась на переезде, пропуская товарняки, а когда приехала, было уже поздно.
     На похороны пришел Виталий, он сухо поздоровался с Сашей, увидав рядом с ней незнакомца, и она ответила ему кивком.  Хоронить отчима пришло всего несколько человек с работы и пара соседей. Саша не плакала и не испытывала чувства горькой утраты, но и не радовалась.  Ей было скорее грустно, лишь от того, что хоронят знакомого человека. На поминки, организованные сослуживцами отчима, Саша не пошла.
      Несколько дней оформляла какие-то документы, улаживая юридические формальности. Быстро нашелся покупатель на машину отчима, предложив хорошую цену.
      Выкатив автомобиль из гаража, покупатель проехался по дороге и вернувшись стал осматривать салон. Саша тоже с любопытством следила за тем, как он внимательно всё рассматривает, заглядывая под капот, в багажник и даже под сидения. Неожиданно он поднял какой-то предмет.
     - Ваша? – спросил покупатель, держа в руках старую керамическую вазу.
    Это была именно та ваза, с кладбища, в которой когда-то стояли цветы на могиле её матери. Она узнала бы эту вазу из тысячи. Та самая ваза, в которую они с Виталием не поставили цветы, в которой жила смерть.  Саша онемела от своих мыслей, ей стало нехорошо, горло пересохло от волнения и нахлынувших эмоций, и она не смогла ничего ответить, лишь жестом, в отрицание, помотала головой.
      - Тогда выброшу, - ответил тот, и попрощавшись выехал со двора.
      Какое-то время Саша молча сидела на крыльце, что-то обдумывая. Потом набрала знакомый номер, абонент был недоступен. Оставив своего спутника одного, она решила нанести визит Виталию.
      - Уехал он, Сашенька. Собрался и уехал, - с грустью объяснила его мать.
      - Далеко? – спросила Саша.
      - А кто ж его знает. Вы теперь взрослые. Когда хотите уходите, когда хотите приходите, - вздохнув, добавила она.
      Через несколько дней уезжала и Саша вместе со своим гостем.
      Она стояла на перроне и кажется ничего не должно было волновать, ведь отчима больше нет, а она полноправная хозяйка дома, но какая-то тоска и смятение закралось в её душу. Теперь даже решение проблемы не радовало ее. Именно сейчас  остро ощущалось отсутствие спокойствия и гармонии. Она обвела взглядом вокзал, словно прощаясь и понимала, что непроизвольно ищет кого-то, кого уже нет надежды увидеть.  Вдруг её взгляд остановился, и счастливая улыбка расползлась по лицу. 
       - Виталий, - прошептала она, увидав знакомый силуэт в темных очках.
       Он сидел на скамейке и наблюдал за ней.
      Саша со всех ног, бросилась к нему через толпу спешащих к поезду людей, то и дело натыкаясь на чемоданы и извиняясь на ходу.
      - Виталий! Виталий! – громко закричала она, увидав, что тот собирается уходить.
      - Ты куда? – бежал, пытаясь не отставать, ошарашенный спутник.
     Развернувшись, Саша сунула в его руку билеты, и схватив свою сумку, сообщила:
      - Я остаюсь. - И мгновенно растворилась в толпе снующих пассажиров и провожающих.    Тот замер в недоумении и растерянности, и простояв какое-то время, медленно вернулся к вагону.  Он стоял, вглядываясь в толпу, сжимая в руке билеты и ожидая Сашу, до тех пор, пока проводница не стала поднимать подножку, и ему пришлось войти в вагон.
     Уже из окна купе, он увидал на опустевшем перроне влюбленных, которые замерли, крепко обнимая друг друга, словно после долгой разлуки, и сразу узнал Сашу. Поезд постепенно набирал ход, а они всё продолжали стоять, не разжимая объятий, словно боялись снова потерять друг друга.
      


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.