Кошачий бог. Антиутопия, 2 часть, 38 глава

38. Дед Виктор Антипович

     Генофонд огорчил разведчиков, в каждой взрослой женской особи яйцеклетки были потравлены окружающими выбросами, вредными привычками, что могло дать неполноценное потомство. Рисковать они не собирались, требовали новую партию материала для исследования. Завлабы пошутили, что в таком случае для них невесты еще не родились. Как ни странно ребята не обиделись, а стали высчитывать какое поколение подойдет в таком случае. Для сканирования по новой программе они действительно сменили прикид. Мимоходом они объявили, что в городке нет безупречно здоровых генов, что без селекции уже не обойтись. Что скрывалось за этим утверждением, завлабы понять не могли. Но дворники продолжали мельтешить по тротуарам, даже когда вся команда подпольных новаторов собиралась в подвальных помещениях для обсуждения текущих моментов. Они показали программу, по которой голограммы создавали иллюзию их присутствия на поверхности, даже позволили себя потрогать.
     Виктор, возвращаясь к себе в квартиру, бросил в объект камушком, но камушек пролетел насквозь и точно упал в урну около подъезда. Он не знал, радоваться высоким технологиям или остерегаться вмешательства технарей в текущий момент. Он еще понаблюдал за трудолюбивой голограммой с балкона, бросил скомканную пачку, закурив последнюю сигарету. Проекция «дворника» мела, но мусор оставался на месте. Самое забавное, что на лавочке сидели кошки, обласканные пришельцами, глазели на призрак, принюхивались, ничего не понимая. Просто кино! Он просмотрел пропущенные звонки, решил отметиться у родных.
- Здорово, дед, а ты где – на пасеке?
- Был на пасеке, пчелы погибли, так решил мамчика проведать. Мы в тайге сейчас, грибы-ягоды запасаем.
- Дед, а что ты знаешь о подъемной силе летательных аппаратов?
- Все, даже немножко больше, что тебе пояснить?
- Антигравитацию можно перехитрить, чтобы летать бесшумно, без крыльев? Возможны такие движки в природе?
- В природе бывают, сам летал, но в производство квантовые двигатели не допущены. Говорят, дорогостоящая фантастика… а противодействие гравитации найдено и запрещено.
- Ты летал и молчал! Дед! Почему ничего не рассказывал?
- Зачем тебе это, малыш? Это же не твоя наука, что ты так всполошился, я же ничего нового не открыл, не создал. Случилось что-нибудь?
- Кое-что… Неприятности по работе, шефа ушли, думаю в какую область податься, дабы пережить предстоящие катаклизмы. Как у вас экология? Все спокойно?
- Да, малыш, бери бабулю, прилетай, места и забот всем хватит.
- А ты все готовишься к ядерной зиме? Погреб роешь и сухари сушишь?
- Да, скит обустраиваю, здесь хорошее место, высокое.
- Сам выбирал?
- Нет. Ирка просчитала. Мы жили здесь.
- Какая Ирка? Когда?
- Ирка – искусственный разум, созданный загадочным Лазарем, доработанный главным конструктором, как будто первый раз слышишь.
- Генконом?!
- Мамчик его чудиком называла, вот с ним я впервые и поднялся в воздух. А ты бункер нашел? Эликсир создал? Вези скорее, а то мамчик хандрит, уходить хочет.
- Дед! Сознавайся, откуда ты все знаешь? «Кошачьего бога» начитался в детстве?
- У нас вся жизнь – сказка, только мы этого не ценим. Мамчик много насочиняла, а видишь, все сбывается.
- Моя баб-Уля и есть Ненаглядная, это она об Академике написала?!
- Ну, записала, почему бы и нет? А ты сам как называл свою первую? Ненаглядная значит любимая, незабываемая, единственная, неповторимая.
- Значит, это правда, что академик мой прадед?
- Все может быть. Но точно на такой вопрос ответит только женщина.
- Неужели она или ты не хотели увидеть Александра Соломоновича, я что-то не пойму ваших секретов?
- Да вот не судьба свидеться. Разные пути-дорожки получились.
 - Дед! Но в книжке-то все иначе.
- Не знали мы, что книжку напечатали, приятно слышать.
- Почему же они встретились так поздно? Только после эпидемии?
- Никогда они не встретятся уже. И так бывает в этой жизни, а в другой уже все иначе сложилось – по обстоятельствам. Провидение тасует карты, чтобы достигнуть нужного результата, а не для воплощения мечтаний, никак не для нашего удовольствия, малыш. И ты должен правильно распознать и решить свои задачи. Так прилетай уже с эликсиром, надо наладить производство здесь. Похоже, что на тебя возложена роль академика в спасении цивилизации.
- Дед, я же пацан, мне всего-то двадцать семь, когда из меня еще ученый вырастет?
- Ну и что? Забирай единомышленников, пока вас не сожрали, как шефа, одному трудно начинать. Это я не дорос до конструктора, а тебе по силам, видишь, все само собой складывается. Вселенная дает зеленый свет, дерзай, малыш.
- Ничего себе поговорили… Раньше нельзя было, дед?
- А ты бы поверил? Нет. Учился, женился, разводился. Пока жаренный петух не клюнул, не задумался бы… И все так живут, что тут поделаешь.
- Я с батей поговорю, найдутся ли у него вакансии в институте для всех нас, чтобы перебазироваться. Шефа привлеку, если согласится на понижение в должности. А ты выйдешь из тайги, если научная командировка выгорит?
- Конечно, малыш, к зиме мы точно вернемся, силы уж не те. Ты матери не забывай звонить, а то она твоего папку терроризирует, когда твой номер недоступен. Для нее ты не «абонент», не доцент, а родная кровиночка.
- А ты баб-Улю тоже привези в город, скажи, что я сильно соскучился. И вообще пора уже тещины войны прекращать на пороге конца света.
- Не о том печешься, парень. Пусть твое воображение не рисует идиллических картин: вот они встретились и чувство столетней давности вспыхнуло с новой силой… Перед нами наитруднейшие цели при полном отсутствии материальной базы для исполнения. Это затишье перед бурей. А в чем выразится эта буря, мы угадать не можем, но должны готовиться к любым планетарным потрясениям.
     Виктор хотел ответить: «Есть, командир!», но связь прервалась. То ли у деда деньги на телефоне кончились, то ли смартфон разрядился. Он посмотрел на Васькины часы, протрубил гаврикам срочный сбор в седьмой квартире.
     Он поспешил на встречу с друзьями, гадая, придет ли затейник – нулевой или уже удрал к молодой супруге.

16-18.07.19


Рецензии