Кошачий бог. Антиутопия, 2 часть, 33 глава

33. Дед Иван


     Компания во главе с Генконом, так сразу его окрестили прибывшие, недружелюбно разглядывали трех стариков и женщину в костюмах химзащитников, только без масок и капюшона, рассевшихся на диване перед экраном телевизора во всю стену. Их пригласили присесть напротив, странные люди внимательно рассматривали гостей и молчали. Генкон решил разрядить обстановку, пояснив - кто есть кто. Каждое имя вызывало удивление и переглядывание, что вызвало невольные улыбки у старожилов.
- Дед Иван?
     Громоздкий Виктор недоверчиво спросил, чуть пристав с кресла.
- Иван, а как ты угадал? – Улыбнулся Доктор.
- Мы что же в рай попали? Все белое в белом. Я думал, что души в балахоны обряжаются, а не в термобелье…
- Ага, в рай! Ни выпить, ни закусить, ни водицы испить, - проворчал Серега лысый.
- Дед Иван вылитый! Я не угадал, у бабули фотографии по всем стенам в рамках, я-то не застал деда в живых, она всегда ставила в пример. Любила сильно.
- Послушайте, Виктор большой, я не знал никакой бабули, никогда женат не был. Но мы можем проверить родство по анализу ДНК, тогда терминал выдаст вам воду и эликсир. Здесь нет иного питания. И скорее, ад на разрушенной земле.
- Что же нам из-за стакана воды снова на допрос идти к Петровичам? – возмутился Витюша, остальные его поддержали непривычным гвалтом.
- Коллеги, неконструктивный разговор, у нас не принято глотки рвать, - остановил возмущение Генкон, - Никуда ходить не надо, вот многофункциональный терминал, протестирует и сразу выдаст.
     Доценты-завлабы вновь подняли шум.
- Вы кто? Гуманоиды? Инопланетяне?
- Да будьте же вы людьми, поймите, мы вчера отметили, жажда мучает!
- Мы такие же люди, живем на той же земле, вы же все уже прочли в книжице. Я Академик, задавайте вопросы, хотите пить – это у нас автоматизировано, только по ДНК-метке выдается доза эликсира и воды.
- Неет! Вы не похожи на академика, он вообще отошел от дел.
- Но это я послал формулу, у вас ничего не получилось? Почему? Все же в лаборатории есть для создания!
     Он взволнованно встал, начертил в воздухе пальцем, на экране отобразилась формула-рецепт из всех известных медику составляющих. Дим-Димыч подошел, протер очки, просматривая начертанные знаки.
- Понятно, у нас она записана с ошибкой… Кто-то специально изменил, а оригинал пропал, даже не знаем где еще искать…
- И нам ясно, что у вас свой академик, но почему он не с вами, он-то должен знать.
- А он не в курсе нашей находки, мы случайно оказались здесь. Власть сменилась в НИИ, вот мы методом тыка искали вход в бункер.
- Очень интересно! Война кланов… Но откуда вы узнали о том, что существует подземелье?
- Первоначально, нас туда академик направил, вернее, дал возможность спрятаться, там мы и нашли в архивах ООК самиздат «кошачьего бога», видимо изъятый году в 79-80-ом…
- Особый отдел кадров… Разумеется, ООК. Академик изменил формулу, но почему?
- Почему-почему – по кочану, - психанул Кучерявый, - вот тебе такси, электричкой до Москвы и жрачка.
- Постойте, все-таки академик…
     Витюша обвел рукой воздух.
- И все описанное произойдет?
- Уже произошло, к сожалению… вы можете незамедлительно вернуться, мы никогда не прибегаем к насилию.
- И много людей осталось?
- Немного… не более тысячи во всем городке, а далее неизвестно и здесь опасно оставаться, вы еще так молоды.
- А почему написано под псевдонимом?
- Девчушка записала, могли бы заметить, что почерк детский почти.
- Мы не видели рукописи, оттиск машинописный. Ненаглядная? Кто она?
- Я и есть Ненаглядная… что? разве не похожа?
- Вы… бабушка, симпатичная такая старушка в спортивной форме, на вас никак не подумаешь.
- Однако речь обо мне, а девчушка тоже давно состарилась…
     Недоумение полное. Затянувшуюся паузу прервал Семен.
- Я сегодня первый день на работе, совсем ничего не понимаю – о чем вы спорите, но техника у вас суперская и одежка комфортная. Ни жарко, ни холодно. Особенно бесшумный самолет, настоящая летающая капсула.
     Генеральный конструктор поморщился от похвалы.
- Ничего нового, Семен, все давно было открыто, стоило почитать дневники Теслы и самому продолжить его мысль, чтобы воспользоваться новым источником энергии и движущей силы, но правителям всех стран было поперек горла лишение источников дохода.
- Почему – было? Товарно-денежные отношения никуда не делись, -  высказался Виктор, - Разве у вас иначе? Воды допроситься не можем.
- У нас жестокий режим экономии, Виктор старший. Планета разрушена, могли бы уже сообразить – почему. Мы не собираемся вас клонировать, кормить нечем, поэтому непонятно ваше упорство по поводу ДНК-метки. Такова система учета и потребления, пока разведчики найдут новые источники воды.
- Фантастика какая-то… читать увлекательно, а вот на своей шкуре испытывать эликсиры и метки нежелательно. Но раз вы настаиваете, дед Иван, я попробую на себе, сюда что ль ладонь совать?
     Новоиспеченный дед подошел к терминалу, положил руку на экран, высветилась цифровая метка, Виктор тоже приложил руку, сходность формулы смутила всех. Академик поднялся с места, проследил генетическую ветку.
- Доктор, а это твой родной внук! Интересно-интересно… и мой правнук, что вообще странно. Может быть, ошибка? Мне что в семнадцать кто-то сына родил?  Что-то я запутался, надо Ирку включить, пусть распутает клубок недоразумений.
- Пожалуй, стоп! Выходит так, что мы там и тут одновременно?
     Генеральный конструктор вздохнул, начал пояснения на примитивном уровне.
- Так… Если оглянуться назад, то мы все давно умерли, а эти новобранцы еще не дожили до грядущих катастроф.
- Ну как - они же здесь?! И мы все живые.
- А это как посмотреть, вернее, с какой стороны посмотреть! Вы заткнули Ирку, а она уже все вам сказала: «объект отделяется от своих собственных свойств»… В микромире нет ньютоновских законов физики. Когда мы смотрим на академика глазами его последователей – он совсем другой, и вы, Академик, себя не узнаете, а наши гости вас не признают. А ведь наша «тысяча лет» - лишь миг для сверхмалых частиц. А миг длится вечность, - говорят поэты, вам сразу понятно, нет ни смущения, ни споров… «Из праха… в прах…» - тоже всем ясно – о чем речь. Но этот закон был дан человеку изначально, прямые указания, что жизнь бесконечна и время не существует, что единицы измерения существуют лишь для измерения. Мы сами прекращаем смешение системы, выбирая конкретное состояние, то бишь уперлись рогом в одну точку, а у искусственного разума кругозор шире – все 360 градусов одновременно. Ничего нового и суперского мы не изобрели, все давно расписано открытым текстом, а вместить в привычные рамки человеческого сознания не получается. Даже смешно! Поэты понимают, а ученые затрудняются объяснить, свою шкурку им жалко!

- Все понятно, Генкон, мы просто котики Шрёдингера, встретились тут на крыше и чуть не подрались, - резюмировал Семен.
- Да, нам лучшей уйти восвояси в свой привычный макромир.
     Генеральный конструктор не возражал, старожилы проводили грустным взглядом уходящих доцентов. Так получилось.

08.07.19


Рецензии