От казаков днепровских до кубанских ч. 70

Казалось в личности Власова лежали все причины военных тревог на берегах Кубани. На самом деле объснения были совсем иными. Ещё в конце 1825 г. в Анапу, к новому паше съезжалось до 400 черкесов для объяснений по пограничным делам с Россией. Горцы стояли станом возле города-крепости и то и дело сходились между собой на совещания. Результатом было то, что вызванные к ответу, они сами спрашивали высокопоставленного турка, должны ли они почитать себя подданными султана. И на утвердительный ответ потребовали, чтобы Турция вознаградила за все убытки, понесённые черкесами с тех пор, как русские стали на Кубани. Потери были немалые: за 25 лет - 25 тыс. чел. убитыми и пленными, 50 тыс. лошадей, 60 тыс. рогатого скота и 100 тыс. овец. После бесполезных переговоров 11 черкесов отправились морем к паше в Трапезунд с той же просьбой, в то время как остальные разъехались по домам. После Трапезунда делегация ездила к султану в Константинополь, но он её не принял и отправил назад к паше в Трапезунд. Вердикт был таков: черкесы сами виноваты в пограничных недоразумениях на Кубани. Исходя из этого абадзехи первыми заявили, что будут жить с черноморцами мирно. Между тем Турция, встревоженная таким настроением умов в Черкесии, приняла все меры к действительному подчинению себе горцев. Чиновники, заптии и муллы стали ездить по всем горам и приводить народ к присяге султану, брали аманатов и собирали подать на содержание анапского гарнизона. Тут оказалось, что большая часть черкесов не хотела признать над собою турецкого владычества и явно или тайно старалась от него уклониться. Шапсуги даже вовсе не пустили в свои земли сборщиков податей, и когда те хотели ворваться силой - произошла схватка. Двое турецких заптиев были убиты, а остальные выгнаны. Вот эти-то обстоятельства, совпавшие с интригами де Скасси против ген. Власова, и были настоящей причиной временного спокойствия на Черноморской линии.

Горцам ничего не оставалось более, как до выяснения своих дел сидеть смирно, и они сидели до 1828 г., вплоть до турецкой войны, когда их набеги приобретают снова поражающе кровавый характер. Но эти тонкости не были ни достаточно известны, ни понятны в России, не говоря уже о стараниях извратить действительный смысл событий... Во время правления императора Николая I, правительство решало, стоит ли превращать казаков в регулярные части на полном гособеспечении или оставить их в прежнем состоянии и создавать новые казачьи войска для охраны увеличившихся территорий империи. В силу военной необходимости в 1820 г. Черномория была подчинена начальнику Отдельного Кавказского корпуса А. Ермолову с присоединением к Кавказской губернии (с 1827 г. - Кавказской обл.). После наполеоновских войск перед странами Европы встала проблема создания массовых, но в то же время дешёвых армий. Правительство стремилось превратить всю армию в самоокупающуюся военно-хозяйственную организацию. Искусственно насаждённая, эта организация сразу же стала давать сбои, казачьи же войска превращались в такую организацию естественным путём. В результате, в 1842 г. управление казачьими войсками было передано в ведение Департамента военных поселений при военном министерстве. Николай I в 1827 г. упразднил в казачьих Войсках должности войсковых атаманов. Непосредственно на Кавказе, Черномория стала подчиняться командиру Отдельного Кавказского корпуса. Единственным войсковым атаманом всех казачьих войск был объявлен наследник престола. Впервые назначение на эту должность состоялось 14 октября 1827 г., когда Верховным атаманом всех казачьих войск в возрасте 9 лет стал цесаревич Александр Николаевич – будущий император Александр II. В казачьих войсках сохранялась должность наказного атамана, который являлся начальником войска и председателем войсковой канцелярии, но во всём подчинялся единому войсковому атаману.

С этого времени устанавливается единое обозначение казачьих чинов во всех войсках, кроме гвардии. Одним из самых храбрых атаманов ЧКВ был полковник А.Д. Бескровный. Сын обер-офицера ЧКВ, он прославился во время войны с Наполеоном. Вернувшись со своим казачьим полком из царства Польского в 1827 г. в Войско, полковник Бескровный командовал уже всей Черноморской кордонной линией и войсками, расположенными в Черноморье. В сентябре 1827 г. высочайшим указом был назначен войсковым атаманом (чуть позже в том же году должность переименовали, и он стал наказным атаманом. В то время начались войны с Персией, а затем и с Турцией. Командуя в турецкую войну Таманским отрядом, Бескровный успешно защищал Кубанскую границу от нападения черкесов. При осаде крепости Анапы, он по поручению князя Меньшикова, принял начальство над передовыми отрядами. За это сражение его наградили чином генерал-майора и орденом Св. Георгия 4 степени, а находившимся под его началом полкам ЧКВ были пожалованы знамёна. После Анапы ген. Бескровный сделал ещё две экспедиции со своим отрядом в земли черкесов. За военные отличия в этих походах был награждён золотой саблей, украшенной алмазами, надписью - «За храбрость». Примечателен эпизод из последнего сражения. Пользуясь затруднительным положением русского отряда, растянувшегося по ущелью вёрст на десять, шапсуги во главе с неустрашимым дворянином Цокомоко стремительно бросились на казаков. Они прикрывали продвижение отряда артиллерией, и, пользуясь своим численным преимуществом, стали рубить артприслугу и лошадей, начав уже увозить пушки. Ген. Бескровный с казаками отбросил пиками черкесов и отнял захваченные ими пушки. Разбитые горцы скрылись в лесу. Бескровный с небольшой частью отряда стал преследовать их, но подоспевшие с гор черкесы отрезали его от следующих за ним казаков.

Оказавшись один посреди многочисленной толпы горцев, Бескровный начал неравную борьбу насмерть. Желая захватить в плен генерала живым, черкесы убили под ним коня. Однако Бескровный быстро выбрался из-под упавшей лошади, встал на ноги и, держа в одной руке пику, а в другой пистолет, решился скорее умереть, чем сдаться в плен. Первым метким выстрелом из пистолета он убил самого злого и храброго своего противника Цокомоко, а двух приблизившихся горцев заколол пикой. Рассвирепевшие воины аллаха, окружив его, подступили вплотную и стали наносить удары со всех сторон. Выхватив шашку, Бескровный продолжал отбиваться. Превосходно владея этим оружием, он рубил подступавших врагов налево и направо. Эта беспримерная схватка продолжалась, быть может, несколько минут, пока на выручку своего атамана не подоспели казаки. Они, пробившись через толпу горцев, схватили генерала в то время, когда он, изнемогая от большой потери крови, едва держался на ногах. На этом закончился боевой путь бесстрашного ген. А.Д. Бескровного. ...Вернувшись из той Закубанской экспедиции в земли шапсугов и поправившись от полученных в ней ранений, ген. А. Д. Безкровный занялся строительством передовых укреплений на Кавказской линии. Одно из них было названо его именем - «Алексеевское». Вскоре он попал в немилость к царскому наместнику в Тифлисе и командующему русскими войсками на Кавказе генерал-фельдмаршалу И.Ф. Паскевичу-Эриванскому. Тот лишает боевого генерала за якобы допущенные «упущения по службе» поста наказного атамана ЧКВ и отправляет в отставку. Умирая в 1833 г., Алексей Бескровный завещал все свои сбережения на постройку в Екатеринодаре богадельни «для призрения одиноких старых, израненных и искалеченных казаков» ККВ. Завещание было исполнено... В августе 1904 г. имя войскового атамана ген. А.Д. Бескровного «в вечное сохранение и напоминание» высочайшим указом было присвоено 1-му Таманскому полку ККВ.

Так один из самых прославленных полков казачества Сев. Кавказа обрёл своего вечного шефа. Другим видным военачальником с 1831 г. командовавшим войсками Кавказской линии и Черномории был ген. А.А. Вельяминов 3-й. Алексей Александрович участвовал в войнах 1805 г., турецкой 1810 г., Отечественной и в кампаниях 1813 и 1814 г., позже (1816—1827) — в разных экспедициях против кавказских горцев и в персидской войне, где отличился в бою под Елизаветполем. 7 февраля 1824 г. за отличие в делах против горцев был награждён Золотой шпагой, алмазами украшенной, с надписью «За храбрость». В 1829 г., назначенный начальником 16-й пехотной дивизии, находившейся в европейской Турции, он с нею участвовал в осаде Шумлы и в переходе через Балканы. 6 декабря 1829 г. генерал-лейтенант Вельяминов за боевое отличие вновь был удостоен Золотой шпаги, алмазами украшенной, с надписью «За храбрость». С 1831 по 1838 г. постоянно начальствовал экспедициями против горцев, всегда имевшими полный успех. Ближайший сподвижник ген. А.П. Ермолова в Кавказской войне, он первым подал мысль об изгнании горцев с Кубанских земель и заселении их казаками. По его мнению, захватывая удобные для хлебопашества и коневодства места, можно было заставить черкесов голодом и разного рода лишениями покориться русской власти. Этот план не был поддержан графом И.Ф. Паскевичем, и Кавказская война с горцами затянулась на многие годы. Началась она на фоне ожесточённой международной борьбы за преобладание в Кавказском регионе и была обусловлена активными социально-экономическими и политическими процессами внутри горского общества. На первом этапе военных действий (1830-1853) предполагались как мирные действия, так и жёсткие военные акции. Ген. А. Вельяминов, обладавший опытом ведения военных действий на Кавказе и прекрасно разбиравшийся в местных условиях, считал необходимым медленно продвигаться вперёд, основывая казачьи станицы и постепенно вытесняя адыгов с гор на равнину.

Однако Николай I утвердил план полководца Паскевича-Эриванского, предполагавший быстрое продвижение на территорию горцев и завование Закубанья в течение полугода силами войск только одной Кавказской линии. Именно с декабря 1830 г., когда русские войска стали продвигаться вглубь мест проживания шапсугов, началась Кавказская война на Северо-Западном Кавказе. Паскевич считал, что одновременно с военными действиями необходимо строить крепости в Закубанском крае. Укрепления строили в период с 1830 по 1839 гг. вдоль русел рек и черноморского побережья. Считалось, что они будут препятствовать связям горцев с Турцией. Но впоследствии, укрепления, расположенные на пространстве в 230 вёрст, не имея связи друг с другом оказались бесполезны и были разрушены. В течение февраля-марта 1840 г. горцы, имея подавляющее численное преимущество, взяли форт Лазарев, укрепления Николаевское, Вельяминовское и Михайловское. Эти победы в указанное время были пиком борьбы горцев. В ответ царские войска совершили ряд военных экспедиций в глубь Закубанья, в ходе которых уничтожались аулы, посевы, захватывался скот, продовольствие и пр. Опыт долголетней войны приводил к мысли о невозможности только военными действиями добиться желаемого итога - присоединения Закубанья. А одни только меры увещевания приводили к активизации горских набегов. Сменивший на посту командующего Черноморской береговой линией ген. Н.Н. Раевского ген. И.Р. Анреп в данной связи указывал: «Меры кротости и убеждения вполне достаточны, пока опираются на силу и возможность с успехом действовать оружием: без сей опоры они для горцев не действительны и сами по себе никогда не поведут к желательным результатам».

Новый, после Паскевича, командир Кавказского корпуса барон Розен, признавая недостаточность войск на Кавказе для исполнения широких планов своего предместника, заинтересовался мнением ген. Вельяминова, считающего, что на Кавказе надо иметь постоянно не менее 12-15 тыс. пехоты и не менее 10 конных полков. Считалось, что без этих сил невозможно отражать конных горцев, наносящих своими набегами большой вред жителям Кавказской обл. С учётом мнения ген.-л-нта А.А. Вельяминова, Розен сделал представление и в 1832 г. последовало высочайшее повеление о присоединении к КЛКВ для его усиления 33 казённых селений Ставропольской губ. Данное решение послужило толчком к началу наступательных военных действий против закубанских горцев. В 1834 г. ген. Вельяминов начал походы за р. Кубань отрядами линейцев, усиленных регулярными частями, и приступил к постройке запроектированных Иваном Паскевичем крепостей не только за Кубанью, но и черноморском побережье. В этих походах было немало славных дел, где отличались военными подвигами и возвеличивали славу своих войск линейные и черноморские казаки под командой храброго ген. Вельяминова. Его имя в 1904 г. было присвоено 1-му линейному полку ККВ. В когорте славных русских военачальников высветим ещё одно имя – генерала от кавалерии Г.Х. Засса. Он следовал отчасти взглядам своего предшественника – ген. Вельяминова, то есть считал, что для покорения горцев русской власти необходимо занимать их земли вооружённой силой и заселять казачьими станицами. В 1836 г. он обратился с представлением к корпусному командиру барону Розену о перенесении границы с верхней части реки Кубани на р. Лабу. Таким передвижением, как писал он, «...сократилась бы наша кордонная линия по Кубани, уменьшилось число войск для защиты наших пределов от Закубанских горцев и присоединилась бы часть их земель к русским владениям».

Генерал от инфантерии, генерал-адъютант, член Госсовета барон Розен происходил из дворян Орловской губ. Он согласился с мнением ген. Засса, и в 1838 г. начались его блестящие походы с отрядом линейных казаков против горцев на пространстве от Лабы к р. Белой. Для перекрытия линии от нападения к осени 1840 г. было выстроено три укрепления: Зассовское, Махошевское и Темиргоевское. В результате черкесы были изгнаны от Кубани за Лабу и их земли заняты русскими между этими реками вёрст на сто по течению Лабы до впадения её в Кубань. В 1840 г. была передвинута кордонная линия на Кавказской линии с верхнего течения Кубани на Лабу, и началось заселение линейными казаками отбитых ген. Зассом земель на этом пространстве. Для защиты переселенцев был сформирован особый Лабинский отряд под командованием Г.Х. Засса, причём военные действия были перенесены с р. Лабы до р. Белой, чтобы удалить горцев от строившихся на Лабе наших станиц и укреплений. В 1841 г. в завоёванной местности были устроены казачьи станицы Вознесенская, Лабинская, Чамлыкская и Урупская, в которых кроме казаков КЛКВ была поселена ещё часть донцов и нижних чинов дислоцирующихся на Кавказе регулярных войск. Из казаков этих станиц составили Лабинский линейный полк, которому в 1904 г. было присвоено имя ген. Г.Х. Засса. В 1843 г. были основаны станицы: Воздвиженская, Некрасовская и Тенгинская; в период с 1845 по 1860 гг. - ещё 19 станиц: Бесстрашная, Упорная, Бесскорбная, Передовая, Сторожевая, Преградная и пр. Названия станиц свидетельствуют о жестокой борьбе, в которой приходилось осваивать эти земли. Продолжалось заселение станицами и отдельных линий по рекам Сунжа, Лаба, Зеленчук, верховьям Кубани и др. В целом за период с 1840 по 1849 г. казачье население выросло с 162 421 до 241 794 чел.

Продолжение следует в части  71                http://proza.ru/2019/07/14/788


Рецензии