Линии судьбы

Как странно закручиваются линии судеб!

Это поразило меня еще в  юности, когда из рассказов родителей, я узнала об истории их жизни.

Молодая девчонка Галинка из небольшого русского городка Шуя Ивановской области и парень Леонтий – Лешка, как все его называли, родившийся на  Украине. Что могло случиться, как должны были сойтись звезды, чтобы они встретились? А ведь так вышло.

И имя этому чуду  - ЦЕЛИНА. 
Как и почему туда приезжали люди? Мне, выросшей в маленьком  целинном поселке, всегда, почему-то, стремившейся уехать из казавшегося мне скучным и пустынным степного края в город, трудно понять это.
Я знаю, что первой туда приехала мама моего отца, моя бабушка, Александра Алексеевна Перепетайло, приехала из  шахтерского городка Снежное Донецкой области. Что привело ее?

Александра из бедной семьи, жившей в деревне Тараны Донецкой области. Ее мать, Татьяна Тимофеевна -  добрая умная, хотя всего четырех классов образования, вынянчила всех внуков, согревая их теплом, лаской, старинными напевами и стихами. Отец  Алексей Алексеевич  –   постоянно уходил в поисках работы, особо не помогал семье, в войну пропал где-то, как я поняла, он укрывался от мобилизации, потом появился, пил, гулял, стал замкнутым, суровым и неразговорчивым. В глубокой старости был очень колоритен – я его застала живым, с длинной, белоснежной, раздваивающейся  кучерявой бородой. Никого не узнавал из родных, только мужа  моей тетушки Муси – своей внучки, признавал, говоря:  «А, Костик пришел!», зная, что можно с Костей выпить рюмочку.

 Александра рано вышла замуж за моего деда Ефима Егоровича Шамрина – увела его от женщины, с которой он жил. Дед Ефим родом из села Мариновка, говорят, род  Шамриных когда-то завезен был  с Кавказа барином, обменявшим  собак на семью крепостных (может быть это просто легенда). Мать Ефима - Ольга, а отца звали Егором, больше сведений о них не сохранилось. Ефим до войны был женат, но жена умерла при родах, и ребенок долго не прожил. Дед воевал и был тяжело ранен, ему ампутировали руку. Вернувшись с войны,  работал кладовщиком на пекарне, сошелся с женщиной Анной, старше его на одиннадцать лет, взял ее с двумя детьми, а своих так и не родили. Вот и увела его молодая Шура, сразу забеременела, правда первый ребеночек умер. Ну, а в 1948 году, родился мой отец,  назвали его Леонтием, следом и доченька Маша в 1949.

Но жизнь бабушки с дедом так и не сложилась, слишком разные они были. Александра -  молодая, заводная, веселая, замечательная певунья, а дед Ефим строгий был, даже суровый.

Родители разошлись, трудно детям в разбитой семье. Как поругают у отца – детвора к матери, как с мамкой не поладят – бегут к отцу.

Александра   вышла второй раз замуж за Николая. Они построили  дом, а потом, рассорившись, продали его, затем вновь сошлись, а дома-то нет, вот и уехали «куда глаза глядят» (так сказала мне тетушка Муся, значит, так говорили тогда в семье).

 Вот так в 1962 году и оказалась  Шура на целине, работала там не покладая рук, бабушка большая труженица была. Зачем она там оказалась?  Нужно было уехать подальше от бывшего мужа?  Сохранить новую семью? Заработать денег на новый дом?

 Дети вначале остались с отцом и мачехой - Ефим вновь сошелся с Анной, потом Александра забрала Машеньку, да отправила через год обратно, в Снежное. Там Леша и Маша в 1966 году окончили школу вместе (так случилось, что отменили одиннадцатилетнее обучение) и сразу после выпускного сели в поезд и поехали к матери на целину.  Что влекло их туда? Поиск лучшей жизни? Материнская  любовь? Вечное желание молодых людей уехать подальше от привычных надоевших мест?

Но что же Галинка? Галинка Константинова, так называли мою маму в детстве, да и потом, когда мы ездили к бабушке Жене  и деду Мише, она для всех вокруг, из уважаемой учительницы Галины Михайловны, вдруг превращалась снова в Галинку. У нее дружная большая семья – мама Женя - Евгения Абрамовна Голикова, папа Миша – Михаил Григорьевич Константинов, две сестры Таиска и Надёнка и старший брат Володя. Бедное, но очень счастливое послевоенное детство, лесные походы с краюхой хлеба, посыпанного солью, Павловский сад с детским клубом, площадкой и танцами, речка Теза, которую Галинка легко переплывала  вдоль и поперек, кинотеатр «Безбожник», названный так по причине того, что устроен был в здании бывшей церкви, школа, друзья, подруги. Галинка после школы два года работала на ткацкой фабрике, в браковочном цехе, «карточницей» - наклеивала карточки с наименованиями на различные рулоны тканей. Потом окончила педагогическое училище в городе Юрьев-Польском, после начала работать учителем начальных классов в деревне Першково Владимировской области и поступила на заочное отделение пединститута на факультет географии, блестящее сдала экзамены за первый курс и…
Поехала на целину!.

-  Почему? - спросила я ее.
- Не знаю даже, подружка Алька Салова предложила, вот мы и решили ехать - так ответила мама, а папа подшутил: «Замуж захотелось. Иваново – город невест».

Две молодые девчонки – весь гардероб в чемоданчике - через всю огромную страну Советов поездом до Целинограда, четверо суток в пути с двумя пересадками, они едут в полную неизвестность. Представляю, как им было волнительно и весело ехать, беседовать с соседями по вагону, такими же энтузиастами, молодыми искателями приключений, выходить на неизвестных станциях – чем дальше, тем все меньше деревьев, а в конце и вовсе голая, волнистая, бескрайняя, пыльная, жаркая августовская степь.
Наконец, Целиноград - девчонки ищут работу: Алевтина – повар, ей везде рады, в любом ресторане с удовольствием принимают, а Галинка – учитель… - Извините, у нас штат набран!
- Что же мне делать?
- А в Державинском районе учителя нужны, поезжайте, скоро поезд.
- А сколько он в пути?
- Всего-то пятнадцать часов.
Ну что же,  Галинка и Алевтина – не бросать же подругу - прибывают на станцию «Державинская».
В державинском общепите, опять–таки, Алевтине очень рады, а вот в РайОНО оказывается, что вакансий учителя в начальной школе Державинска нет. В полной растерянности наши подружки сидят в коридоре, как вдруг, слышат вопрос: «А вы чего здесь сидите? Вы кто?»
-  Я учитель начальных классов - отвечает Галинка.
- Вот вас-то мне и надо! - говорит Евгения Васильевна Паскаль – первый директор новой  Костычевской школы.
- Поехали со мной. Хотите?
- А место повара найдется?- спрашивают девчонки.
- Да, конечно
- Садитесь в машину, едем!
И наши подруги на открытом грузовике, опять-таки, бесстрашно и весело едут еще 50 километров до зерносовхоза имени Костычева.

- Мама, – спрашиваю я, - ну как же тебе показался совхоз, когда ты впервые увидела его?
- Ты заешь, доченька, было сразу очень здорово! Яркая киноафиша, великолепное здание нового клуба, отличное общежитие. Нас  покормили в прекрасной столовой, сразу же в этот день были танцы! Жизнь закружилась и понеслась изо дня в день бурно, весело, интересно. Школа, ученики, коллеги, новые друзья, танцы, концерты, театральные постановки, вокальные номера (мама у меня поет замечательно).
А еще ребята и девчонки  – молодые, свободные, веселые, работящие. Через год приехал Лешка, такой красивый, крепкий, коренастый, черноволосый, сверкающий белозубой улыбкой, а сам гордый, немногословный. Конечно, я влюбилась. Лешку в армию призвали, а ровно через девять месяцев ты у меня родилась. Я написала ему сразу, что ни к чему не принуждаю, но папа ваш ответил, что очень рад и, когда вернется, мы поженимся обязательно.

Так и вышло. Галинка с Лешкой поженились. Седьмого января пошли они через буран пешком два километра в соседний совхоз, где был сельсовет, и расписались, даже свидетелей не взяли с собой. Сыграли вечерок для самых близких «человек двадцать». А я маленькая им на свадьбе еще и пела «В лесу родилась елочка», стоя на табуреточке.

 Поженились, родили троих детей и живут уже 49 лет вместе в том же совхозе. В следующем году планируем праздновать золотую свадьбу наших любимых родителей.

Да и Алька Салова – мамина подружка - нашла свое счастье. Вышла замуж, правда они вернулись с мужем на родину в Шую.
Сестра Маша с папиным другом Костей Бункиным поженились и уехали в Снежное.

А бабушка Александра, в честь которой меня назвали, умерла очень рано, отказавшись делать операцию на колене. Она  боялась остаться хромой, ведь у нее был молодой муж, работа на целине, хорошие заработки и планы на всю жизнь. Очень жаль, что мы с нею не встретились. Говорят, что я очень на нее похожа.

Так что же влекло людей таких разных:  русских, белорусов, украинцев, молдаван, татар, казахов на целину? Желание  любить, строить семьи, заработать на жизнь, продолжать жизнь?

Александра Шам жизнь может, это сама ЖИЗНЬ вела их путями таинственными и по-своему мудрыми для того чтобы она, и ЖИЗНЬ, продолжалась?


Рецензии
Какое было трудное, но чистое и честное время! даже завидно! А теперь у молодежи ни целей, ни идеалов нет, одни "бабки" на уме!

Лана Невская   29.11.2019 20:03     Заявить о нарушении
Ваша правда, Лана. Я тоже, расспрашивая маму, удивлялась той легкости на подъем, бесстрашию,ее весёлому, компанейскому характеру, так не похожему на мой. Их наполненной трудом, общением, художественной самодеятельностью, и таким искренним энтузиазмом по подъему Целины жизнью, вот правда именно завидно и обидно за детей своих, у которых этого уже нет.
С уважением,А.Ш.

Александра Шам   29.11.2019 23:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.