Находка с проблемами. Гл. 7

                Зоя.
             «Что посеешь в юности, то пожнёшь в зрелости».
                Генрих Ибсен
 
   Зоя Герасимова, родилась во Владивостоке в семье рыбака. Её отец Владимир Валентинович Герасимов, был капитаном рыболовецкого траулера «Удачный» и пропал без вести, во время шторма, вместе с пятнадцатью матросами, когда ей исполнилось пять лет.
   Мать, чтобы поднять детей, ушла из лаборатории, где делали анализы крови и мочи, на рыбоконсервный завод, там платили в три раза больше, чем она получала в лаборатории, имея высшее медицинское образование.
  Детского сада рядом не было, поэтому Зою, воспитывал и следил за ней, её старший брат Антон, который был старше её всего на три года, и уже учился в школе во втором классе.
   В пять с половиной лет, он научил её читать, и Зоя с удовольствием читала то, что было написано в букваре, оставшемся у Антона за первый класс.
   Алла Абрамовна, увидев тягу дочери к чтению, в первую же зарплату, повела её в книжный магазин, и Зоя выбрала там  свои первые десять книжек по своему вкусу.
  Когда Зоя пошла в школу, её первая учительница на неё просто не нарадовалась, и постоянно хвалила её матери: и какая она усидчивая, и какая она внимательная, и как быстро всё схватывает.
В десять лет Антон повёл её в секцию каратэ, к  тренеру - мастеру Ли, где за-нимался сам, и Зоя быстро втянулась в тренировки.
  В отличие от сверстниц по секции,  с самого детства, боль от растяжения связок доставляла ей почти мазохистское удовольствие, именно поэтому она добивалась успехов спорте и её тело сохраняло гибкость даже в зрелом возрасте.
Она тщательно ухаживала за своим  лицом,  в тридцать лет считая себя практически обречённой на вечную молодость.
  Трепетное отношение к своей наружности порой доводило её - «супер-девушку» до патологической заботы о чистоте каждой поры, которая выражалась в жестоком и регулярном искоренении видимых только ей одной прыщиков с последующим излечением воспалений и царапин, оставшихся после этого рукоприкладства.
  У Зои была гиперчувствительная кожа, реагирующая на малейшее прикосновение, особенно мужское.
   Эта особенность вызывала в мужских головах мечту о необузданном жарком сексе, однако на деле «воплощение совершенства» оказывалась прохладной и вполне уравновешенной подругой по будуару.
   Ну, это если её не разогреть, как положено, что удалось сделать сначала Игнату, а потом - Роману.
  Она считала, что она для него - звезда, озаряющая светом его жизненный путь, приводящая его к вершинам власти. Но отдавая себя в его руки  как трофей, она требовала к себе повышенного внимания и особой самоотверженной «неземной» любви.
«Бескорыстная любовь к денежным знакам» -самое горячее из её чувств, затмевающее перспективу самых потрясающих нецеломудренных отношений.
 Однажды, лёжа в постели абсолютно голой после очередного секса, как любил это Роман, вытянув на простыне свои шоколадно - гладкие ноги, Зоя, глядя любовнику прямо в глаза, капризно произнесла:
   - Милый, а почему ты мне ничего не даришь? Разве я этого не заслуживаю?
   - Конечно, заслуживаешь,- тут же ответил её любовник,  улыбаясь и любуясь её телом.
  - Вот тебе пятьсот  долларов, купи себе что-нибудь.
  И  Роман  тут же, достал из своей барсетки, с которой никогда не расставался, пятьсот долларов и положил их  прямо ей на  голый живот.
   Больше о подарках Зоя никогда не заикалась, постоянно получая их в виде денежного эквивалента, и это её студентку, а потом и аспирантку, вполне устраивало.
   Иногда это были японские иены, или китайские юани, которые тоже были в ходу во Владивостоке, и на них можно было купить хорошие вещи, привезённые или из Японии, или из Китая. Но чаще всего это были доллары…
  В силу своей особой миссии - быть поддержкой высоко ранговым самцам - самая желанная и самая женственная из женщин иногда сознательно лишает себя счастья материнства, или природа предоставляет ей возможность не быть матерью.
  Да и самим неотразимым красавицам идеально подходят успешные, властные мужчины, способные дать шикарную оправу подобным сокровищам. Парадокс человеческой стаи состоит в том, что во многих животных сообществах альфа-самка - единственная рожающая самка вожака.
      Даже становясь публичной персоной, героиня мужских снов тщательно скрывает подробности личной жизни, прикрывая легендами подлинные факты своей биографии, достойной многотомного романа.
Ее скрытность порой переходит разумные границы. Многие женщины завидуют огромному числу поклонников, увивающихся у её ног.
  Только никто из завистниц не подозревает, как страдает самая женственная из женщин.
  Она страдает от мучительной ревности - без всяких оснований. Просто потому, что ревность - часть её натуры, и в каком-то смысле без этих душевных страданий история мечты всех мужчин была бы недостаточно полной. Излечить эти душевные раны невозможно, врачевать их не имеет смысла.
   Ревнивую красавицу нужно просто принять такой, какой её создал Творец на беду мужчинам.
  Когда Зое исполнилось 12 лет, она уже имела чёрный пояс по каратэ, и зва-ние, чемпионки Владивостока, среди детей до 12 лет.
  В это время Алла Абрамовна, видимо устав от одиночества, познакомилась, с мужчиной, которого звали Максимом, приехавшим  во Владивосток, из Магадана, где он семь лет сидел в тюрьме за убийство своей жены.
   Познакомились они с матерью на рыбокомбинате, и вскоре, мать привела его к ним в квартиру, и сказала, что он будет с ними жить.
  Мужчина, был невысокого роста, худой, всё  его тело было в наколках, и это Зое сразу не понравилось, а Антон, вообще возненавидел его с первой же минуты.
  Зоя тогда училась в пятом классе, а Антон заканчивал восьмой, и собирался поступать в мореходное училище, расположенное во Владивостоке.
   Вначале всё было спокойно. Они увидели, что мать с появлением Максима расцвела, стала больше улыбаться, сменила серые наряды на более яркие, и выглядела теперь, на пять лет моложе, хотя на самом деле, ей было всего тридцать шесть лет.
Но через два месяца, всё в их доме,неожиданно изменилось. Мать, с так называемым «отчимом» работали в смену, и зачастую, пока ребята уходили в школу, они оставались дома одни.
  И тут видимо Максим, уже не сдерживался.  Пока Антон с Зоей были в школе, он посылал мать в магазин за водкой, требовал закуски, и напивался до чёртиков. А напившись, давал волю рукам, гоняя мать по квартире, и швыряя в неё посудой.
   Потом, он засыпал, мать перетаскивала его в спальню, и начинала срочно убирать следы погрома, чтобы дети не увидели.
   Первым заметил синяки на её лице Антон. Он спросил, откуда они у неё, она не ответила, но сын догадался сам, и вечером, встретив Максима у подъезда, взял его за руку, крепко сжал борцовским приёмом и сказал:
  - Если ты сука, мою мать, ещё раз, хоть пальцем тронешь, я тебя убью! Понял?
  У Максима, от боли побелело лицо, он ничего не сказал в ответ, а только кивнул головой, что понял.
   Но, в его глазах было столько злости, что Антон, даже немного испугался за мать.
   Но, «отчим» больше руку на мать не поднимал, зато переключился на Зою, начавшую превращаться из девочки в девушку.
   Однажды, когда мать была на работе, а Антон ещё не вернулся из школы, Зоя осталась в квартире одна с Максимом, отсыпавшимся после ночной смены.
    Зоя видела, что он спит в  их с матерью спальне, и решила искупаться под душем. Вошла в ванную, накинула крючок на дверь, разделась, и  голенькая стала под душ, что-то весело напевая.
В это время дверь резко распахнулась, и в ванную влетел Максим в трусах, которые он снимал на ходу, видимо намереваясь изнасиловать, молоденькую девочку.
  Увидев его, Зоя дико закричала и, сосредоточившись, резко ногой ударила ему прямо в пах, по уже торчащему члену.
  Бешено заорав от боли, Максим согнулся напополам, и в это время получил со спины ещё один удар ногой по шее. 
  От этого удара он упал на мокрый пол, и забился в предсмертных конвульсиях.
   Удар ему нанёс Антон, услышав в дверях крик сестрёнки, и быстро на него среагировав.
    Зоя, глядя со страхом на валявшегося на полу Максима  невидимым взглядом,  со слезами на глазах, быстро оделась, они вышли в прихожую, и Антон,  обняв за плечи трясущуюся от страха сестру, сказал:
- Зоя,не переживай,это я эту паскуду убил! Я! Так и скажу.Он нашу маму постоянно бил, но она это скрывала. А теперь вот к тебе гад полез, ну и получил по заслугам. Понимаешь, он же хотел тебя изнасиловать тварь, и сделал бы это, если бы не я.
   Но, рассказывать об этом лучше не надо, а то про тебя пойдут разные сплетни, ты ведь, наверное, знаешь, что сейчас многие девочки уже в 14-15 лет сексом занимаются. Вот и подумают, что это ты сама к нему полезла.
  - Антош, но ведь это неправда. Я даже и не думала об этом, тем более он очень старый для меня.
 - Зоя это всё ерунда, людям лишь бы посплетничать. Короче так, ты сейчас идёшь на улицу, где-нибудь гуляешь, а через два час придёшь домой.
  Если здесь будет милиция, то скажешь им, что только что пришла, и ничего не видела. Поняла? А я сейчас сначала маме позвоню на работу, а потом в полицию. Всё, одевайся и уходи быстрее, чтобы тебя никто не видел. И помни, тебя здесь не было, и ты ничего не знаешь, и не видела.
 -  Поняла! А как же ты?
 - Я буду ждать милицию здесь. Всё, уходи, - и Антон подтолкнул сестру к двери.
   Зная, что мать любила этого мужика, Антон, когда она пришла и, увидев мёртвое тело полуодетого «мужа», полуспущенные семейные трусы на него парень сумел надеть до её прихода, тут же наклонилась к нему, пощупала пульс, и неожиданно громко зарыдала.
   Антон, рассказал ей, что когда он вернулся из школы, Максим неожиданно начал на него кричать, и набросился на него с кулаками.
 -  Мам, я что, должен был промолчать? Да, я и ударил то его всего один раз. А он упал и умер. Потом я позвонил тебе и в милицию, они скоро приедут…
  - Дурак! Тебя же теперь посадят в колонию! Тебе ведь уже пятнадцать лет! - с красными от слёз глазами проговорила мать, встав с колен.
- Это же страшное место, мне моя коллега по работе рассказала, её сын там три года отбыл за драку. Настоящая тюрьма и законы там зековские.
Потом приехала милиция, началось следствие, после расспросов и фотографирования тело Максима Горюна увезли в морг, а Антона забрали в отделение милиции.
  Через месяц состоялся суд, и ему за убийство присудили три года колонии, где содержались малолетние преступники.


Рецензии