Лемберг

               
               

               

               


       Самолет мягко оторвался от земли и Полина почувствовала, как ее тело вдавливается в кресло. Не было привычного страха от полета, не было волнения от встречи с любимым городом после 20 лет разлуки...просто движение, куда-то, когда-то.

                Город встретил изнуряющей жарой (не свойственной  некогда утопающему в зелени оазису) и резким запахом  выхлопных газов от невероятного обилия машин. Картинки из прошлого и настоящего, перемешиваясь в сознании, проносились за окном машины, оставляя равнодушной.

               - куда едем? Прозвучало у уха.
      
              -  ул.Довбуша 6.б.

                Та же  вылезающая из земли брусчатка, те же серые с коричневыми рамами окон, дома. Ничего не изменилось, все как 60 лет назад. Даже нелепые новостройки не портили ландшафт старинного города. Вот этот дом — 6.б. Те же ворота, поржавевшие от времени, тот же фасад, напоминающий маленький замок, тот же двор, балкон, деревянная пристройка.

       Страх охватил Полину, сердце учащенно билось. Ей казалось, вот сейчас откроется дверь пристройки и выйдет профессор и нахмурив брови, спросит дрожащую девочку-Полинку, зачем она обменяла его стойку от кровати на свистульку старьевщика. А на балконе второго этажа баба Дуся выльет горшок с мочей на голову маленького братика, описавшегося ночью.

        Идти дальше не хотелось вовсе и только окинув взглядом пространство, Полина отметила, что нет больше замечательного сада с абрикосами, вишней, сливой, яблоками...нет огромного орехового дерева посреди двора. Больше ничего нет.

              - куда теперь?, услышала она, садясь в машину.

              -  ул.Гданьская 13.

                И летела машина по ухабам и латаным дорогам туда, где начиналась ее детство в маленькой однокомнатной квартирке в подвале с общей кухней. Надежды, что дом сохранился не было никакой. Однако! Он сохранился. И опять все тоже. Окна из 50х, двери те же, выбоины на ступенях  те же, облупленный серый дом и дорожка через сад к дому та же.

              Но почему  опять хотелось сбежать? Почему так страшно было спуститься по этим ступеням туда. Что или кого боялась встретить там Полина? Ну, уж конечно не сторожа из соседней усадьбы какого то маршала Конева.

                - здесь нельзя стоять машине, услышала Полина, нужно уезжать.

                Полина вспомнила, что эту улицу потом переименовали в ул.Дружбы. А вот и она. И опять все то же. Только нет уже давно тех, кого она знала в лицо, кого любила, с кем плакала, с кем дружила, с кем была счастлива. И проплывали мимо глаз новые особняки, красивые новостройки, а взгляд искал все те — из 50х.

                Другие адреса даже не хотелось называть, тем более возвращаться к ним. Температура воздуха на градуснике поднялась до 45, болело сердце и в голову бил пульсирующий набат. Машина рванула по новой ровной дороге, вырвавшись из прошлого в реальные новостройки. Полина равнодушно смотрела в окно и задавала себе вопрос... что она здесь делает? Что ожидала увидеть?...  А в разрывающейся от адской боли голове, пульсируя звучали строки стихов поэта Николая Новикова, засевшие в памяти все тогда же в 50х.
               
                «Никогда ничего не вернуть,
                Как на солнце не вытравить пятна,
                И, в обратный отправившись путь,
                Всё равно не вернёшься обратно.

                Эта истина очень проста,
                И она, точно смерть, непреложна.
                Можно в те же вернуться места,
                Но вернуться назад невозможно... «

                Прощай Лемберг!

                Здравствуй Львов!


Рецензии