Безбашенная Повесть опубликована в Торонто 12. 10

 Амазон, Цифровая витрина, моб. прилож. тел.        Повесть гл.5

Однажды Василий сказал, что на свидание он не придёт, т.к. ранее договорился с братом пойти в кинотеатр «Искра» - там показывали новый интересный фильм. Каково же было его удивление, когда почти рядом в зале он увидел Лиду с сестрой. Фильм закончился, и молодые встретились. Алексей познакомился с Зиной. Все четверо гуляли допоздна по городу. У Алексея не было девушки, и он начал встречаться с Зинаидой. Иногда они проводили время вчетвером, иногда отдельно. Это продолжалось месяца четыре.  Как-то Алексей сказал брату:
    - Я бросил Зинку! Особо не нравилась мне она всегда, а когда начала командовать – я сразу вспомнил тебя. Это только ты можешь терпеть капризы Лидки! Представил, как мы все четверо станем родственниками – и что будет? Чуть что, в какой семье скандал – сразу будут подключаться остальные. Это будет кошмар какой-то! Нет – буду искать другую девушку!
Василий даже обрадовался решению старшего брата. Ему и самому приходили в голову такие мысли. Он ответил:
    - Если ты бросаешь Зинку, то мне сам Бог велел! Твоя Зинка тихоня по сравнению с моей козой. Наберусь мужества – и завтра же распрощаюсь с Лидкой!

И этот день наступил! Они были в парке, когда Вася всё резко сказал и, было, повернулся уходить. Что тут началось! Крик, слёзы, ругань, мат,  истерика! Он почти бежал, а Лидка догоняла его, хватала за руки, порвала рубашку, а потом вслед запустила камнем, чуть не разбив голову. Камень попал в плечо, и оно болело больше месяца. Но на сердце Василия было легко – наконец он отделался от давления Лидки.

Но не тут-то было! Не такова была эта беспардонная женщина! Она решила мстить Василию.

Однажды Василий возвращался с тренировки. Он еле волочил ноги – сегодня была просто убийственная  нагрузка! После тренировки он обычно принимал душ в котельной завода, которая находилась неподалёку, чуть в стороне от общежития. Вокруг котельной были густые кусты, в которых летом гнездились соловьи. Их трелями наслаждалась вся общага! В котельной работал дядя Костя, живший в этом же общежитии. Он никому не давал ключи от душевой – только Василию, т.к. жил с ним когда-то в одной деревне. Вася взял ключ у него и пошёл в котельную. Только зашёл и разделся, как дверь с треском распахнулась, и в помещение ворвались два коренастых мужика - вдруг резко прижали Василия к стене. Мелькнули наколки на руках. Один приставил финку к животу Василия, другой сдавил горло. Всё случилось так неожиданно, что Вася и не думал оказывать сопротивление, тем более, голышом. Крепыш с водянистыми глазами прохрипел:
    - Паря! Ты три года встречался с Лидкой – теперь задумал бросить её. Эта семья – наши друзья! Слушай наши условия! Не выполнишь – эта финка побывает в твоём животе! Для начала она подаёт в суд на тебя за изнасилование – уже есть свидетели! Если дело не выгорит – пеняй на себя! В дело пойдёт финка! Морочил девке голову три года, а теперь в кусты? Ты понял? Женись на ней – и мы пас!
Василий сдавленно пролепетал:
    - Парни! Я даже не целовался с ней! Я её не люблю!
    - Рассказывай сказки! Хороша была целка? Теперь надо отвечать за поступки. Всё! Ждём неделю, затем суд! А дальше ты уже сам знаешь.
Они отпустили его и быстро испарились. Василий был в шоке:
    -«Что делать? Это всё Лидка! Сволочи! Как они меня выследили? А-а-а! Это же я сам ей рассказал, где после тренировки моюсь в душе. Она ещё как-то спросила: «После тренировок от тебя разит потом. Ты что, ездишь ежедневно в городскую баню за пять километров?»  Да! Что же предпринять? Из-за какой-то фигни полетит институт, спорт, работа, карьера и, даже может быть, жизнь? Вот вляпался! Эти парни не шутят! Настоящие уголовники! Обратиться в милицию? А что там скажешь? Нужны доказательства, а он даже не знает этих бандитов – фамилии, где живут и пр.»
Придя домой, Василий переоделся, принял душ, и поехал к брату. Рассказал всё. Алексей присвистнул:
    - Вот это штучка! Что творит! Эх, Вася, Вася! Я же тебе сколько раз говорил – не ровня тебе эта мымра. Давно надо было заканчивать эту канитель. А теперь она прессует тебя по полной! Почувствовала слабину.
    - Что делать, Алексей? Ладно, тюремщики. Меня даже не это страшит. А если они, действительно, через неделю подадут в суд? Сколько позора! Я больше всего этого боюсь! Передовик, член комитета комсомола, чемпион области, портрет на Аллее Славы – и вдруг насильник? Не отмоешься же! Как доказывать? Даже выиграю суд, в чём я не сомневаюсь, всё равно имя будет измазано, позору не оберёшься, везде будут говорить об этом.
    - Да, согласен. Я вот что предлагаю. Помирись с ней на первое время. Хорошо бы, чтобы она первая позвонила тебе. Перед судом, думаю, она позвонит, или где-то встретит тебя, чтобы узнать твою реакцию на произошедшее. Ты, якобы, нехотя пойди на примирение, начни опять встречаться, оттяни женитьбу под каким-либо предлогом, а потом уже видно будет. Вот ты боишься суда и огласки, а я, Вася, очень серьёзно воспринимаю этих бандитов. Раз ты говоришь – все руки в наколках, то это настоящие уголовники. Им ничего не стоит убить человека!
    - Ладно, пусть так и будет! Что делать? Надо выпутываться.
Через неделю Лидка встретила Василия и, как ни в чём не бывало, заговорила:
    - Привет! Куда идёшь? Я соскучилась по тебе. Пойдём вечером в кино?
 Василий нехотя согласился. Сходили в кино, после этого долго гуляли по городу. Больше молчали.  Через два дня опять встретились. Лидку как подменили! Она стала внимательной, перестала спорить, притворилась  тихоней. О том, что случилось – не вспоминали. Однажды заговорила:
    - Вася! Давай уедем отсюда. Можно завербоваться в Норильск. Говорят, там хорошо зарабатывают.
    - А для чего мне это? Я здесь на хорошем счету, в почёте, хорошо и так зарабатываю. Вот закончу институт, думаю, продвинут на какую-нибудь инженерную работу.
    - Живёшь в общаге. Что тут хорошего? Если начальство так ценит тебя, почему не дают квартиру?
    - Почему? В Спортсоюзе сказали, как станешь семейным – сразу дадим однокомнатную квартиру.
Вася прикусил язык, но было уже поздно! Слово не воробей! Что он наделал? Зачем  он это сказал? А Лидке это было только и надо! Она затараторила:
    - Вот и давай поженимся! Что ты всё увиливаешь? Видишь, как я люблю тебя! Дадут квартиру – заживём, как люди! Хватит скитаться по чужим углам!
    - Женимся, а ты опять камнями будешь кидаться?
    - Вася! Не будь злопамятным! Я, действительно, виновата. Что тогда со мной случилось – не понимаю. Больше этого не будет!
    - Ладно, посмотрим! Закончу семестр, и после Нового года, может, поженимся.
Лидка, на радостях, впервые стала страстно целовать Василия. У Василия даже закружилась голова – ему тоже было приятно. Весь вечер они ходили, взявшись за руки. Они, и впрямь, были счастливы.
Василий ехал в электричке и размышлял:
    - «А что? Может, и в правду жениться на Лидке? Вроде, она стала нормальной девчонкой. Дурость, молодость играют в ней! Думаю, пройдёт! Сейчас она, как необъезженная лошадь, а станет семейной – остепенится. Всё может быть!»
Но затем его опят начинали терзать сомнения:
    - «Успокаиваешь себя? Признайся, струсил, испугался этих бандитов? Ищешь выход? А выход-то простой: бросить всё и уехать из этого города! Ладно. Пока она, вроде, стала другой, да и тюремщики не приходят. Подождём, посмотрим».


Рецензии