01. Лифт, рояль и Никанорыч

Как поступает среднестатистический гражданин, когда лифт игнорирует его вызов? Правильно, он идёт пешком. Кто-то - просто по своим делам, а кто-то, вроде того же дворового пьянчуги Никанорыча, отправляется в странствие по этажам – на поиски пропавшего лифта. Не всегда сие чудо техники оказывается мятежной машиной, внезапно осознавшей себя частью искусственного интеллекта. Иногда оно просто оказывается заложником ситуации. Как, например, сейчас.

На первом этаже было слишком людно и слишком шумно, чтобы Никанорыч смог проигнорировать это явление. Как и все уроженцы прежней эпохи, он бочком приблизился к стайке бойких старушек и громко спросил: «Что дают? За чем очередь? Кто крайний?»

Старушки недоуменно обернулись и разом скривились, будто одновременно впились зубами в самый кислый лимон.

- Ступай себе с Богом, Никанорыч! – поспешно перекрестила его Лидия из сорок первой квартиры. – Люди сами здесь разберутся.

- Ясно, ничего не дают, - вздохнул Никанорыч. – Тогда не пойму, с чего бы такая очередь собралась. Разве что поглазеть на диво-дивное.

- Большего дива, чем ты, Никанорыч, на всей земле не сыскать, - хохотнула Галина из двенадцатой. – Так что можешь быть спокоен, никто на твои лавры не претендует.

- Вам бы только языками почесать, - вздохнул Никанорыч. – Вот уж точно, Отряд по Борьбе с Болтовнёй.

Он вклинился в густеющую на глазах народную массу и ледоколом «Арктика» уверенно пробился к широко распахнутым дверцам застывшего в ожидании своей участи лифта. Упомянутые дверцы судорожно всхлипывали, время от времени норовя захлопнуться, но им препятствовало громоздкое порождение классики – рояль, рядом с которым дружно чесали репы четыре здоровенных грузчика, ослепительно сверкающих голыми торсами. Пятый грузчик выделялся из общей массы своих коллег – он был невысок, чрезвычайно тощ и носил на переносице очки с толстыми линзами в роговой оправе.

- Надо бы просто впихнуть, - прогудел первый грузчик с выбритым лбом и роскошной шевелюрой на затылке. – Силушку, так сказать, применить.

- Не получится, Семёныч, - покачал головой другой. Он часто-часто поплёвывал на ладони, словно готовился взяться за работу, но почему-то всё оттягивал этот момент. – Рояль штука хитрая, это он лишь выглядит таким малогабаритным. На самом деле его размеры – ого-го!

- Не соглашусь! – высоко, тонко и почему-то гундосо пропищал очкарик. – Мы с вами образованные люди. И способны высчитать площадь крышки рояля, чтобы оперировать точными цифрами, не заменяя их размытым понятием «ого-го».

- Игорёк, уймись, - миролюбиво улыбнулся Семёныч. – Нам нужно не высчитывать, а впихивать. Это наше призвание.

- А я не хочу быть простым впихуном, - возмутился очкарик. – Не для того я на МехМате полгода отучился! И в школе на музыку ходил…

- Цифры нам здесь не помогут, - вздохнул второй грузчик и снова, уже по привычке, поплевал себе на ладони. – Нам просто нужно уместить это чудовище в лифт.

- Не влезет, - цыкнул зубом Никанорыч. Эти два слова заставили грузчиков обернуться в недоумении. Так смотрят доктора с наивысшими учёными степенями на выскочку-интерна, вздумавшего влезть со своим мнением в обсуждение предстоящей сложнейшей операции.

- Шёл бы ты, дедуля, - нехотя протянул Семёныч. – Сами как-нибудь управимся.

- Вот именно, как-нибудь! – Никанорыч опёрся плечом о стену и презрительно окинул грузчиков с ног до головы самым уничтожающим из своих взглядов. – Вся страна у нас «как-нибудь»! Потому что все вы думаете «как-нибудь», поступаете «как-нибудь», всё делаете через ж…пу и «как-нибудь». Оттого и живём мы все «как-нибудь».

- Глянь-ка, а дедуля философ! – подмигнул Игорьку Семёныч. – Его бы в нашу шкуру, вмиг прекратил бы умничать.

Пара молчавших до сих пор грузчиков попыталась издать серию смешков, со стороны больше напоминавших судорожную икоту.

- Заговорились мы тут, - снова поплевал на ладони второй грузчик. – Так и до вечера не управимся. Ну-ка, Игорёк, хватай тот угол! Навались, парни!

Семёныч со товарищи впились в злосчастный рояль и дружно задрожали от напряжения. Рояль постарался ужаться в размерах, но это ему не удалось. Он звонко хлопнул крышкой и угрожающе зашелестел клавишами.

- Можно попробовать по диагонали, - догадался Семёныч. – Ребята, поднимайте свою сторону!

Пара икающее-смеющихся грузчиков резво исполнила распоряжение старшего товарища, и филейная часть рояля взмыла почти к потолку, где и застыла в неестественной позе. Рояль глуповато тренькнул и хрустнул ножками.

- Эдак у нас тоже ни хрена не влезет, - поплевал на ладони второй грузчик.

- Влезет-влезет, вы старательнее засовывайте! – игриво всплеснула остроумием Лидия из сорок первой.

- Силой тут не впихнуть, - строго возразил очкарик.

- Если женщина, говорит, что влезет, нужно только старательнее совать, значит – влезет. Им, женщинам, виднее, - приосанился Никанорыч.

- Стандартная ширина рояля составляет около полутора метра, - неожиданно для всех изрёк Игорёк. - Длина же варьируется от один и два десятых до два и семь десятых метра. Размер считается по всей длине инструмента при закрытой крышке.

- И как нам это поможет, умник? – хмыкнул Семёныч.

- Пока не знаю, - задумчиво протянул Игорёк. – Но чую, что ответ где-то рядом.

- Есть у меня для вас ответ и без ваших циферок, - Никанорыч порылся во внутреннем кармане пиджака и, не торопясь, извлёк старенький мобильник.

- Суровый гаджет, - уважительно закивал Семёныч. – Чистый раритет.

Никанорыч смерил грузчика презрительным взглядом и что-то быстро-быстро затараторил в трубку. С минуту помолчал, снова выдал серию маловразумительных слов, из которых присутствующим удалось разобрать только «две по поллитра и закусь». После этого он снова спрятал мобильник в карман и с торжествующим видом повернулся к грузчикам:

- Ну, что уставились? Можно решить вашу проблему. Можно. С вас две поллитры и закусь. Могу взять деньгами.

- Как это? – подозрительно спросил Семёныч.

- Не твоего ума дело, - Никанорыч любовно скользнул взглядом по роялю. – С вас выпивка или деньги, а с меня подъём агрегата на нужный этаж.

- А мы? – в голосе Семёныча забрезжила надежда. Слабая, как обещание не пить, данное алкоголиком.

- А вы - просто пьёте кофе, флиртуете с нашими бабуленциями и топчетесь у входа в дом в ожидании моего рапорта о том, что рояль на месте, и заказчик доволен. Только плату я попрошу вперёд.

- Слышь, Семёныч, - второй грузчик яростно поплевал на ладони. – Соглашаемся! Нам это чудовище в лифт не впереть. А по лестнице на 12 этаж рояль я точно не потащу. Цена вопроса – какая-то сотня-две гривен.

Семёныч запустил пятерню в раскудрявую шевелюру на затылке и молниеносно принял решение:

- Да и чёрт с ним! По рукам, дед! – он извлёк из кармана две сотенных купюры и протянул Никанорычу. – Приступай!

- Схожу за помощниками и по дороге прикуплю за ваши деньги нашу оплату, - радостно потёр ладоши Никанорыч, принял купюры из рук грузчика и торопливо выскочил из дома.

- Ну, теперь можно расслабиться, - почему-то хором отскандировала пара икающе-смеющихся грузчиков.

- Теперь вам бы впору напрячься, - звонко хохотнула Галина из двенадцатой. – Молодец, Никанорыч, нечего сказать. А вы - нашли кому поверить! Эта старая сволочь вас обвела вокруг пальца и уже на полпути к пьяному беспамятству. Вы и на две сотни разорились, и рояль тащить будете сами.

- Что ж вы нас не предупредили? – взвыл Семёныч.

- Ценителей халявы и любителей всё делать «как-нибудь» нужно учить, - мягко ответила Галина. – Пусть даже и таким способом.


Рецензии