Кошачий бог. Антиутопия, 2 часть, 32 глава

32. Милая компания

     Старожилы наблюдали картинку из лифта, рассматривали лица ребят, забытый вид одежды. Впереди их ожидал шок от работы Петровичей, дезобработки, переодевания в защитную форму и только потом «экскурсия»…
- Н-да… - потянул Академик.
     Сказать тут было нечего, ибо без биохимии и ДНК-метки они не могли предложить им даже воды, даже они – создатели пилюль, старожилы выжившей цивилизации.
- И зачем наш малыш направил своих разведчиков вниз, даже нас не спросив?
- Разумеется, они ужаснутся и вернутся, там бесплатно воды не напиться, а о купле-продаже они даже в начальной истории не проходили…
- Ну… морду им набить довольно сложно, авось приспособятся, следопыты.
- А что Ирка советует? Вернуться назад и все исправить?
- Изменить вектор мышления человечества…
- Ну-ну… дерзайте куриные мозги, не зная человеческой сути, от которой земля никак отряхнуться не может. А тоже – естественное очищение планеты, что вам не нравится, люди?
- Она решила, что научилась чувствовать, как человек, а это просто заученное, подсмотренное кокетство…
- Это не кокетство, а реакция на команды нашего сыночка, общение строилось в таком же тоне, как с первой… даже не вспомню, как ее звали.
- Удивительно, а я прекрасно помню все, что происходило в 2008 году. Надо спросить у гостей, как и что можно изменить?
- Среди них нет академика, потому что я здесь, а что они могут… практически ничего.
- Да, милый, среди них нет академика, но не потому, что ты с нами… Там другой академик, другая семья, дети, внуки, правнуки. Мы спустимся на землю, а в наших квартирах живут другие люди, у них свои страсти-мордасти. Это как вариант наших несостоявшихся судеб.
- Хочешь сказать, дорогая, там наши двойники?
- Нет, не двойники, а, пожалуй, прототипы… но вовсе не абстрактные.
- В мире много похожих людей, схожих судеб.
- Вот-вот, что я и хотела вам заметить, мы сегодняшние в нашей милой компании, только потому вместе тысячу лет, что прожили все последующие события, выжили после эпидемии и экологической катастрофы. Всегда кто-то выживает, если Ирка утверждает, что идет нормальный цикл планетарной очистки.
- Жизнь не может прекратиться, меняются формы… объект просто отделяем от своих собственных свойств…
- Заткнись, дура, - разом прикрикнули старожилы на голос искусственного разума.
     В бегущей строке на экране бежали формулы преобразования, распада молекул на атомы…
- Это она нас расчленяет на микрочастицы и хочет нам понравиться, чтобы звук включили.
- Утешает и на том – до свидания. Я отключу трансляцию.
- Да, выключи, все равно молодые ринутся вниз исправлять «наши ошибки», но я не хочу возвращаться, заново переживать катастрофы, увольте.
- Да и я не хочу, - поддержал Ненаглядную благоверный, - хоть там ты мне жена по закону…
     Академик от неожиданности выпучил глаза, посмотрел на любимую женщину и ужаснулся, что в иных обстоятельствах, они бы так и не узнали, что Господом задумано единомыслие и браки вершатся на небесах, а не по плотским влечениям.
- Дело такое, дорогой, что мы могли не встретиться и не пожениться, а найти другие пары. Как говорили: «возможны варианты», - ответствовала мужу Ненаглядная, - Мы слишком чужие, чтобы считаться «одной плотью».
- Не спорю… Случайности чаще всего подстраивают нам наши ближние.
- Дорогая наша Ненаглядная, - обрадовался Доктор, - по-твоему, получается, что я не прожил жизнь бобылем, а встретил свою единственную!
- Очень может быть, кстати, мы можем спросить об этом у «гостей», уж в этом общении нам не откажут наши детки. Вот вас как звали в прежней жизни?
- М-м… Иван Иваныч Иванов, я же детдомовский. И родился позже, чем во всех анкетах указано.
- А у вас, Академик, была няня, дача, папа профессор?
- Да, папа профессор, заслуженный, из бывших и мама, домработницы, как и дача, были казенные, никакой няни я не припомню.
- Теперь видите, что натворили наши оболтусы, подбросив тетрадку.
- Перестань, дорогая, конечно, глупость они сделали, но что может изменить сказка?
- Да-а? – потянул, загадочно Доктор, - Уже забыли… «вначале было слово». Я думаю, что это нас изменило, поэтому там, - он посмотрел выразительно под ноги, - нас уже и нет, ибо мы здесь. И останемся здесь! Я - за!
- И что нас не накрыл желтый туман! Ведь вся земля выгорела, даже сорняки не родятся, все низины вымерли, а мы тут торчим целехоньки…
- Во-первых, милая, не только низины, весь бывший Кавказ провалился в тар-тарары…
- Во-вторых, Ненаглядная, раньше стоили монастыри не по человеческой указке, а по наитию, знамению свыше. Знать, мы на святом месте обустроились, зачем мы задержались на свете и явно, не нам решать - сколько дышать, - продолжил пояснение Академика Доктор.
- Да, коллега прав, место особенное, веками не разрушенное, если нет другого объяснения, то эта версия вполне разумна…
- И, главное, жизнеспособнее всех иных теорий! Кстати, если молодые люди согласятся на ДНК-метки, то они получат все необходимое, поэтому не стоит переживать о пустом столе.
- Допустим, они согласятся, но! Мы же постепенно переходили на эликсир, у нас было скудное, но натуральное питание. А как они отреагируют на резкую смену рациона неизвестно.
- Вы правильно беспокоитесь, но в экстремальной ситуации, организм мгновенно перестраивается, а при грамотной поддержке дискомфорт будет недолгим, я исхожу из своего опыта…
     Идиллию нарушил вызов от Генерального конструктора.
- Выходит, мы напрасно дали им формулу, если они так и не создали ничего? – удивился Академик сообщению.
- Увидим, что им непонятно… без воды они не смогут обойтись, им придется срочно возвращаться в свою среду.
     Первый разведлет не утерпел, после собеседования с «завлабами» ринулся вниз с экспедицией на поиски воды и основных природных составляющих эликсира. Предположительно, что в нижнем бункере все это валяется, и можно будет качать по трубам, если договорятся, конечно. Поэтому Ген.кон. лично доставит тихолетом компанию, чтобы все им прояснили с эликсиром.

30.06.19


Рецензии