Мы едем на Сабантуй!

                "А кому из вас известно,
                Что такое сабантуй?
                – Сабантуй – какой-то праздник?
                Или что там – сабантуй?
                – Сабантуй бывает разный,
                А не знаешь – не толкуй,"               
               
               
                Александр 
                Твардовский.               
               
               

    Сколько себя помню – Сабантуй*  запомнился летним, тёплым, весёлым, несколько хмельным праздником.  На этот праздник к нам в деревню приезжали со всех концов Советского Союза близкие и дальние родственники.  Прилетали на самолётах, приплывали на пароходах , преодолевали дальние расстояния на поездах. Приезжали из далёких городов и посёлков на мотоциклах.  А приезд земляка на своей легковой машине – являлся вершиной благополучия и предметом восторженного  обсуждения населением не только одной деревни, но и народом из других близлежащих сёл.
    
    В те годы имел «Волгу»  ГАЗ-21,    с блестящими никелированными колпаками на колёсах, и приезжал  на ней в родную деревню, один моряк с рыболовецкого траулера,  откуда то из Дальнего Востока.  Ах, какой звук сигнала был у этой машины! Как будто на баяне играли!
   
     Горбатенькие «Запорожцы» с «карманами», «Москвичи» со сверкающими кузовами различных  расцветок – показывали, что человек чего- то добился в жизни на чужбине, покинув деревню по различным причинам.
   
     Приезжали шахтёры, металлурги, рыбаки, моряки дальнего плавания, военные. А как они были одеты! Как артисты, увиденные  в кинофильмах, привозившихся в деревенский клуб один раз в неделю на шасси Т-16.  А какие были игрушки у их детей! Нам они казались сказочными!
   
     Увлёкся я машинами да игрушками.  Про Сабантуй же начал писать, однако.
   
     Итак, Сабантуй. Вернее, Сабантуи нашего детства.
 
     Родня в деревню приезжала за день-два вперёд. Я сейчас удивляюсь гостеприимству односельчан в те годы, простоте и неприхотливости гостей тех лет. Дома тогда были маленькие, с печкой и сенями с чуланом. Все помещались. Более дорогие гости спали на кровати. Остальные  кто где: детвора ложилась в один ряд на полу, кто то располагался в сарае или на сеновале, кто то шёл спать в клети, а кто вовсе в предбанник. 
   
     Хозяин резал барана, открывал забродивший дубовый бочонок с брагой, хозяйка доставала вяленых гусей да готовила всякую мясную выпечку,  приехавшая родня хвалилась редкостными  для  деревенских гостинцами. А бутылки с коньяками да  прозрачными  как слеза водками чинно выставлялись на середину стола.
   
     Звали соседей и родню со всей деревни. Пир  сперва проходил в мирном благообразии, в основном в беседах. Потом начинались песни под баян или хромку. К концу выходили во двор и плясали. Ложились поздно.
   
     Утром рано хозяева топили баню. После  утренней дойки и выгона скота урчал сепаратор, готовя свежую сметану к утреннему чаю. Из погреба выносили катыки*  и айраны*. Варили уху из свежевыловленной рыбы. Ставили самовар. К самовару полагаются всякие чак-чаки* и балиш*.
   
     После бани и завтрака готовились к майдану*. Угольным утюгом гладили рубашки, принаряжались.
   
     На праздник выдвигались по-разному:  кто запрягал телегу или тарантас, кто пешком, кто на мотоцикле или на тех же дорогостоящих машинах приезжей родни. Ещё специально выделялась совхозная машина  ГАЗ-51 с наращенными бортами кузова. Ехали стоя, пели песни. Детвора стояла среди взрослых и с любопытством рассматривала пейзажи вдоль дороги через щели досок бортов, на которых снаружи был написан номер  машины большими цифрами и буквами.
   
     Ехали по просёлочной дороге по полю и по берёзовой роще. Солнце печёт, телега скрипит, поют кузнечики. Весело. Играют на гармошке и поют песни. В роще слепни отстают от лошади. Телега с дребезжанием бежит быстрее. Запах сена и полевых цветов придаёт какой то особый  настрой.
   
     По дороге планируют, кто на что пойдёт. Кто настраивается на борьбу, кто на гири, кто на доставание петуха с высокого шеста, кто на бег в мешках. А детворе своих развлечений полно: и косой столб с различными подарками, и разбивать глиняный горшок с  повязкой на глазах, и многие ещё другие забавы. Со смехом вспоминают драки  прошлого Сабантуя и пьяных на майдане.
   
     Издалека слышны звуки гармошек и гул на майдане.  Видно, как скакуны и рысаки отправляются на исходные рубежи.
 
     Это было короткое воспоминание  нашего детства в конце шестидесятых и в начале семидесятых двадцатого века.
 
     Теперь другие времена. Никто не ездит на телеге на праздничный  майдан.  Нет сидящих большими компаниями  возле этих телег и поднимающих стопочки за праздник или за встречу друзей детства, приехавших с разных уголков большой страны, закусывая привезёнными из дома блинами и вялеными гусями.
 
     Вот и мы с женой узнали, что в деревне Менняр, находящегося в километрах пятнадцати от райцентра, будет грандиозный Сабантуй. Жена меня отправила за своей подружкой в Такталачык*.  Забрав оттуда подружку подъехал к своему дому в райцентре. Жена была готова к поездке,  и мы благополучно взяли курс в сторону Менняра*.
 
     Эта деревня расположена на левом берегу реки Сюнь.  По различным источникам и архивным данным известно, что  в старину здесь проживали в основном типтяре*. Также известно, что в первой половине девятнадцатого века  были два башкирских*  двора и один татарский двор. В те годы мусульманское население  Предуралья принадлежало к различным сословиям.  У православных были сословия казаков, дворян, дворцовых и крепостных крестьян. А у мусульман были сословия: татары, башкиры, типтяре, мишаре.  До сих пор идут споры о национальной принадлежности  сословия, некогда обозначившегося  в различных переписях населения под  названием башкиры, но говорящего в основном на татарском языке. Наверно даёт повод заблуждениям насчёт этого проживание части этого сословия в западных районах современной Башкирии  и в восточных районах  современного Татарстана, в какое то время находящихся в составе Уфимской губерний.  Эта тема заслуживает глубокого объективного  изучения, и автор обойдёт эту деликатную тему татарско-башкирского разделения, оставив эти исследования учёным.
 
    Едем по асфальтированным дорогам. Вдоль дорог растут тополя. У тополей нижние ветки аккуратно подстрижены. Нижние части деревьев до метровой высоты покрашены  извёсткой.  От чего создаётся впечатление, что едем мы на праздник, и нас сопровождают по пути стройные красавицы, в коротких изумрудно зелёных  лёгких  платьях и в белых модных сапожках. Ярко-жёлтые одуванчики среди молодой травы дают очущение особой радости. Это происходит то ли от красоты весенне-летних полей, то ли от гордости за наш трудолюбивый народ, создающий такую прелесть  в  окружающей среде.
 
   Доехали до Менняра. По асфальтированным улицам едем в сторону майдана. Восхищаемся красивыми домами жителей деревни. Заборы домохозяйств  ладные и красочные, многие обрамлены коваными узорами. Наличники окон радуют  художественной  вязью. В палисадниках растут декоративные цветы.
 
   Перед нашим взором  величественно стоит лес на возвышенности за рекой Сюнь*. Это - живая картина, достойная кисти великих художников. Жалко, что здесь не бывали ни Шишкин, ни Куинджи, ни Левитан. А то они бы тут такое нарисовали! Представьте белеющие среди листвы стволы берёз, ровные пирамиды ёлок, молодые сосны под густыми кронами. Украшают композицию нижние ярусы с цветущей калиной, стрельчатые листья гибких рябин и конечно черёмуха.  Ближе к берегу растут высокие ракиты. Кудрявые ивы наклоняются к воде, создавая особую живописность этой легендарной реки, воспетой в народных песнях и являющейся предметом восхищения поэтов-современников.  Есть надежда, что появятся художники-современники,  и ихние картины с пейзажами этих красот  украсят  вернисажи и будут висеть на стенах всемирно известных музеев.
 
   Подъезжаем к берегу. Набережную рядом с огородами посыпали песком, создав своеобразный пляж перед солнечным горизонтом.  Лейтенант-гаишник показал жезлом, куда ставить машину, подошёл, поздоровался, назвав по имени и отчеству. По  его поведению подумал: наверно один из моих многочисленных учеников. Не подал виду, что не узнал. Поздоровался с видом признания очень знакомого человека.
 
   Мои женщины вышли из машины, и мы направились к изумительному пешеходному мосту, соединяющему левый берег с правым берегом, где и расположен майдан для Сабантуя.
 
   Проходя по этому сооружению, детищу главы района  Энгеля Фаттахова, созданному  мастерами,  обладающими хорошим вкусом в архитектуре, с интересом  наблюдаем   окружающую природу  и  обстановку.  Под мостом плещутся воды Сюнь. На реке, ничуть не испортив виды окрестностей, соорудили плотину.  От этого получился объёмистый водоём, напоминающий  довольно большое озеро. В центре шумит искусственным дождём и играет блёстками высокий столб фонтана. Вокруг фонтана народ катается на весельных лодках, а некоторые с наслаждением крутят педали  катамаранов.  С нами по мосту идут нарядно одетые люди.  У многих на головах  татарские национальные  тюбетейки*.  Некоторые женщины в изящно вышитых  калфаках*.  Все  восторгаются родной землей, мелодично журчащей рекой, трудом земляков и неповторимой природой местности.
 
  Приближаемся к концу этого дивного моста. В опушке леса уже слышна музыка, гул майдана, видны палатки торговцев, высится  шест с петухом и праздничными полотенцами на самой верхушке, в воздухе витают запах дыма и жарящихся шашлыков. Чувствуется аромат блинов,  готовящихся на сковородах,  шипящих на жаре раскалённых докрасна древесных углей.
 
  Вот и разноцветные весёленькие ворота Сабантуя! Наверху полукругом и большими буквами написано: «Рахим итегез, кадерле  кунаклар!»*.
 
   Да, так меняются времена, средства передвижения, дороги, коммуникации, строения.
 
   А Сабантуй и народные  традиции живут!
 
  Следующий рассказ будет содержать уже изображение самих сабантуев. Вернее, происходящего на майданах Сабантуев во времена нашего детства и обязательно постараюсь красочно описать нынешний Сабантуй возле Менняра.
 
  До встречи!
               
               
                Июнь, 2019 год.

 *Сабантуй – национальный татарско-башкирский праздник после окончания посевных работ,  с борьбой, конными соревнованиями и другими различными забавами. 
 *Катык – название татарского кисломолочного продукта.
 *Айран – утоляющий жажду напиток,  изготовленный после переработки молока.
 *Чак-чак – национальная татарская сладость готовящийся из особого теста и мёда.
 *Майдан – специально оборудованная площадь для праздника или собрания.
 *Балиш – татарский пирог с начинкой из риса или картофеля, мяса, лука.
 *Такталачык – большое село в Актанышском  районе  Татарстана.
 *Менняр (Меннярово) – деревня в Актанышском районе Татарстана.
 *Типтяре – название сословия мусульман Предуралья в царских переписях населения.
 *Башкиры – название сословия мусульман Предуралья в царских переписях населения.
 *Сюнь – название реки, протекающей по территориям современного Башкортостана и по территориям современного Татарстана.
 *Тюбетейка (тюбетей) – национальный головной убор татарских мужчин.
 *Калфак – национальное головное украшение татарок с различной вышивкой.
 * «Рахим итегез, кадерле кунаклар!» - «Добро пожаловать, дорогие гости!»


Рецензии
Живу в Уфе, на сабантуях была неоднократно. Праздник нравится и вообще российские мусульмане и их обычаи мне нравятся.
А я делаю маленькие вак-беляши (балиши)из песочного теста с мясом, луком, картофелем - вкусно.)
Прочитала с удовольствием, спасибо.
С уважением,

Лариса Малмыгина   22.08.2019 12:57     Заявить о нарушении
Землячка получается. Ну, почти землячка. :). От нас до Уфы 150 км, мне кажется. Близко.
Да, вак-беляш - это здорово! Вы и на это время находите. Спасибо.

Ильхам Ягудин   22.08.2019 13:17   Заявить о нарушении
Пока не писала романы, много кулинарничала, сейчас больше времени посвящаю сочинительству.
Всего Вас самого доброго, земляк!)

Лариса Малмыгина   22.08.2019 13:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.