Любовь понарошку...

  На художественной выставке мало что привлекло внимание. Много было вычурного и непонятного.
   - Вот раньше, - сказала Вера,- хоть что-то привлечёт, а то и вызовет восхищение. На  всю жизнь врежется в память красивая молодая женщина, одевающая девочку в предбаннике Аркадия Пластова или "Русская Венера" Кустодиева. Вот были мастера, способные удивлять. А почти всё современное  искусство - мазня. Ни абстракция, ни прочая дребедень к искусству и близко не были.
   - Да Вы правы,- поддержала её женщина бальзаковского возраста,- ведь раньше были  люди, разбиравшиеся в живописи, как знаменитая Вера Брюсова, доктор искус- ствоведения. Да у неё и сын был художник, писал виды поморских деревень и северные пейзажи Никита Федосов. Или вот был такой художник Стожаров. У него  тоже северные хоромы, как дворцы, а ещё он писал натюрморты со старинными вещами из народного быта. Из живописцев недавнего времени был великолепный мастер пейзажей Михаил Абакумов.
   Две молоденькие девушки стояли у портрета "Обнажённая".
  - Ну, это хоть на что-то похоже,- прокомментировали женщины, хотя, конечно, до
красавиц  Кустодиева далеко.
   Вера остановилась около картины и услышала разговор девушек.
  - Если бы меня художник вот так изобразил, я бы его если не полюбила, то отдалась.
  - А если он в возрасте или не особо красив?
  - Главное, меня бы запечатлел, фигуру выписал. Ну и чтоб характер в лице отразился, особенно в глазах, которые, как зеркало души.
   В это время подошёл выше среднего роста с курчавым чубом русых волос моложавый ещё человек. Он поздоровался с Верой.
   - А мы разве знакомы?- удивилась Вера.
   - А как же! Студенткой натурщицей подрабатывали у моего учителя- художника.
 Я ещё Вас уговаривал мне попозировать. Вы когда от коньяка опьянели, согласились. Мы ещё поцеловались тогда, но дальше дело не пошло, хотя я был моложе и симпатичнее.
   - А Вы ещё и ныне мужчина хоть куда!- сказала одна из девушек.- Я бы стала Вашей натурщицей хотя бы вот для такого портрета. А может вы лучше пишете?!
   - Да уж не хуже... только у меня один недостаток...
   - Пьющий что ли?...
   - Да нет, выпиваю я редко и мало. Влюбчивый я шибко, особо в молоденьких и хорошеньких девушек!
   - Берегитесь!- улыбнувшись , погрозила им пальцем Вера.
   - Ну вот Вы побереглись и не запечатлели Вашу молодость и красоту может на века. А хочется остаться молодой и красивой не только на фотографии. И хоть ненадолго быть музой художника или поэта.
   - Ну, музой поэта я была,- сказала Вера,- роман был небольшой, но стихи хорошие остались.
   - Кто же был мой соперник? - спросил живописец.
   - Ну он известен, но не настолько. Ныне же тиражи книг поэтических в тысячу раз меньше.
   - Ну, хоть намекните. Я немало поэтов знаю.
   - В то время, когда вы предлагали мне позировать обнажённой, а он признался мне в любви, был он, как и Вы намного моложе и стройнее и кучерявей, буйные кудри
и в профиль, как Пушкин.
   - А , знаю, с него ещё Евгений Устинов Пушкина писал, весьма талантливый был поэт, но я слышал, что тёща его заела, сварливая попала, и потому и жена ушла,
а он остался с детьми. Теперь уже наверное не столь красив и не столь похож на Пушкина. А Вы, Вера, прозу не пробовали писать?
   - Ну, разве в юности пробовала и стихи, и прозу. А Вы всё-таки вспомнили моё имя.
   - Я вспомнил, а если бы вы написали про свою любовь с двойником Пушкина и сравнили их по темпераменту в любви и таланту, это бы сделало фурор в литературе и Ваше имя уж никто бы не забыл, как Панаеву, которая Некрасову романы помогала писать.
  - Ну, Панаева была писанной красавицей и , наверное, талантлива.
   Около них собрался народ и художник пригласил двух девушек и Веру в кафе.
   Когда немного выпили, художник положил свою руку на руку Веры  и спросил, как
показалось ей, вкрадчиво,- А Вы , Вера не жалеете, что не стали Музой.
  - У Вас? Возможно, что немножко жалею. Хотелось бы посмотреть, что бы у Вас получилось.
  - Ну и теперь ещё не поздно...
  - Позировать поздновато, уже не та форма, нет той привлекательности и свежести,
но главное, не это... Зачать и сейчас можно, да рожать поздновато.
  - А от поэта не получилось? Может быть уберегли бы его от сварливой тёщи и написал бы он полсотни может лучших стихов, а то и новый бы Пушкин на свет появился?
  - Ну, это же игра генов и случая, а может  воля судьбы и Господа Бога?!
 - Интересный у нас разговор, - а не перейти ли нам в мастерскую?
  - Любовь понарошку уже не для меня, -сказала Вера и засобиралась. Одна из девушек также встала из-за стола.
  - А я бы может и согласилась на любовь понарошку, если бы Вы написали мой портрет - сказала смазливая девушка, играя глазками.
   Вера уже отойдя от стола услышала:
  - Надо попробовать. Вполне может удастся, в Вас есть изюминка!


Рецензии