Ангел

               

   -Вам нравится?
   Девушка оглянулась, изучающе посмотрела на незнакомца и, чуть помедлив, улыбкой ответила «да». Он понял и принял ее ответ, кивнул головой. Еще немного постояли они перед иконой и вместе вышли из церкви.
   Так получилось и так с тех пор вместе пошли они по жизни, понимая друг друга без слов. Их необычное знакомство стремительно переросло в необычную любовь – иногда Ольге казалось, что такого не бывает наяву. Игорь был удивительным – не по-современному мягкий, нежный, необыкновенно чуткий. Рядом с ним она ощущала невыразимый покой, душа ее в минуты близости растворялась в любимом.
   Подолгу смотрела она в его большие светлые глаза и молча вопрошала – «откуда ты, чудо мое?»
   Иногда ей чудился в нем малый ребенок, которого нужно защищать от грубого внешнего мира, но уже в следующий миг он поражал ее своей мудростью и зрелостью. Оба они были еще студентами, только-только входящими во взрослый мир, и то, что теперь рука об руку они шли навстречу неизведанному, наполняло Ольгу невыразимой благодарностью своей счастливой судьбе.
   Он был необыкновенный и немного странный. Когда у нее срывалось с губ «черт возьми!», он ласково касался их пальцами и шептал – «не говори так!»
   Ольга смотрела на него чуть удивленно и согласно кивала головой: «хорошо, не буду», чувствуя, как легко вдруг становится на сердце от его просьбы и ее согласия с ним.
   Вечерами они подолгу гуляли в парке, по набережной Амура, слушая музыку тишины. Им нравились эти молчаливые прогулки, никогда им не было скучно – они разговаривали друг с другом сердцами. И глядя с амурского утеса на ширь реки, уносящей свои воды вдаль, и на причудливые облака, которые словно повторяли плавное течение волн, оба видели что-то свое… от чего ликовало сердце и пела душа… 
   «Тебе хорошо со мной?» – вопрошал его взгляд и ее сияющие любовью глаза дарили ему ликующую радость взаимного чувства.

   Время летело для них незаметно. Они повенчались в той самой церкви, в которой впервые встретились, и этот день она запомнила на всю жизнь.
  И еще один день – когда родилась Аленка, она запомнила навсегда. Какой любовью лучились его глаза, когда взял он на руки крохотный сверток и прижал к груди! Губы его беззвучно шептали что-то, словно он благодарил Господа за этот подарок.
   И, целуя Ольгу, он снова подарил ей признание в любви долгим взглядом бездонных светлых глаз.
   Дочка подрастала. Ольга любила смотреть, как возится Игорь с малышкой, становясь в эти минуты похожим на озорного подростка.
   Годы летели, а любовь их оставалась такой же необычайно трепетной, словно было им все еще по восемнадцать лет и встретились они только вчера.
   На шестой День рождения Аленка получила удивительный подарок – мама принесла ей из роддома братика! Какой лапочка, мой крохотный братик Сашенька! Саня, мой малыш!
   Радость дочери и мужа теплой волной омывала сердце Ольги, за неделю разлуки безмерно истосковавшуюся без них.
   Ну вот, они снова  вместе, и теперь с ними еще одно чудо – их малыш!

   Они были счастливы, очень счастливы вместе еще четыре года. Как быстро они пролетели, как много воспоминаний оставили!

   Иногда ночами Игорь подолгу глядел на спящую жену и глаза его были бесконечно грустны. Он тихо поднимался, заходил в детскую и склонялся над мирно сопящими детьми. Как же я вас люблю!
   Он снова ложился рядом с Ольгой и долго не мог заснуть, глядя на далекие мерцающие звезды за окном.

   Они гуляли в парке, все вместе, и день, полный радости и веселья, быстро клонился к вечеру. Собираясь домой, они купили пару красных  шариков, воздушных акробатов, рвавшихся ввысь, тщетно пытавшихся разорвать нить, крепко стиснутую детскими пальчиками.
   Они подходили к пешеходному переходу, когда неугомонному шарику удалось обма-нуть пальчики Сашеньки.
   -Ой, мой шарик! – малыш, не глядя по сторонам, кинулся следом за ним, прямо на шоссе, полное стремительно несущихся автомобилей.
   -Саша! – отец бросился следом за малышом туда, где скрипели ужасающе тормоза, бессильные что-либо исправить.
   -Мама! – Аленка прижалась к матери, в ужасе застывшей на краю тротуара. – Мамочка!
   Но Ольга ничего не слышала и не видела. Она лишь почувствовала, как мгновенно, ужасающе стремительно душа ее стала вдруг пустой.
   Как это, оказывается, страшно – когда в один миг пустеет душа!

   -Мама, мама! – она не осознавала, что дочь ее бьется рядом в истерике, что истошно кричит какая-то женщина, что кто-то пытается отвести ее в сторону, чтобы не смотрела она туда…
  Она не видит ничего, ее глаза слепы – она видит сердцем: пустота и страх, страх одиночества…

   Ольга не помнит, что происходило потом, как оказалась она в больнице. Широко раскрытыми глазами глядит она в окно, когда родной голос, дрожащий от сдерживаемых слез, зовет ее тихо:
   -Оленька, доча!
   Медленно поворачивает она тяжелую голову и видит мать, прижимающую к себе Аленку.
   -Мама, - чуть слышно шепчут губы и слабая рука тянется к ним.
   -Мамочка! – Аленка кидается к ней и мать тоже садится на край кровати, ласково гладя посеребренный сединой висок своей дочери.
   -Мама, ты приехала, - Ольга вглядывается в родное, постаревшее лицо. – Как хорошо, что ты приехала!
   -Да, милая, хорошо, - соглашается женщина и продолжает гладить волосы дочери. – Я буду с вами…
   Ольга переводит взгляд на Аленку, следящую за ней с волнением, и робкая улыбка трогает ее губы:
  -Девочка моя!
  Аленка прижимается к ее груди и целует ладонь матери, нежно гладящую ей щеку.

   -Крепись, Олюшка! Они всегда будут с нами… - женщина с трудом сглатывает слезы и снова шепчет слова утешения.
   Ольга пытливо глядит ей в лицо. Молча глядит и думает о чем-то…

   Вчера ночью… он приходил к ней, ее Игорь. Она долго лежала без сна, глядя в кромешную темноту, не думая ни о чем, когда вдруг почувствовала, что он рядом. Как и всегда чувствовала она его молчаливое присутствие.
   Сердце как безумное рванулось в груди.
   -Игорь, это ты?!
  -Тихо, милая, тихо… Слушай, у меня совсем мало времени, слушай, Оля! Ты должна знать все! Мы не могли дольше быть вместе, тот срок, что был мне отпущен на земле, подходил к концу. Я не должен был так долго жить здесь, у вас, но я встретил тебя и не смог вернуться!
   То время, что было даровано нам – это неоценимый дар Божий! Ты должна попытаться унять в своем сердце гнев на него. Пойми, так было суждено и не нам было распоряжаться судьбой.
   Господь призвал нашего мальчика к себе – не ропщи на него! Я буду рядом с Сашенькой, ему будет легко там со мной. А ты… ты знай, что наша любовь была даром Божьим и дети наши благословенны. Мы с Сашей всегда  незримо будем рядом с вами, всегда до тех пор, пока снова не встретимся там!
   Береги Аленку, береги себя и помни – я люблю вас, мы будем вас ждать! Господь да хранит вас, любимые мои!
   Живите в мире, в вере, не грешите, помните всегда – мы с вами…
   Все тише и тише голос, еле слышен он сердцу Ольги, которая, затаив дыхание, тщетно вглядывается в кромешную тьму вокруг.
   -Игорь, где ты? – но ни звука уже в ответ, только легкое дуновение ночного ветерка коснулось ее щеки прощальным поцелуем…

   -Мама! - Аленка трогает ее за плечо, заставляя вырваться из воспоминаний о вчерашнем. – Мне вчера сон приснился, там были папа и Сашенька… - девочка смотрела на мать блестящими от слез глазами.
   -Им было хорошо там, наверху, и они говорили мне, что всегда будут рядом с нами…
   -Да, девочка моя, они всегда будут рядом! – Ольга притянула девочку к себе и спрятала пылающее лицо в ее волосах.

   -Вам нравится? – старенький священник подошел к молодой женщине, долго стоящей перед большой иконой. Ее волосы, выбивающиеся из-под платка, были тронуты седи-ной.
   Она обернулась и, чуть улыбнувшись, кивнула.
   -Ангел Господень, - тихо пробормотал священник и отошел в сторону, крестясь и шепча молитву.
   Ольга еще немного постояла перед иконой и вышла из церкви. Она сняла платок, позволив ветру разметать волосы. Тряхнув головой, она пошла вперед и ветер ласково играл ее волосами, словно любящая рука нежно перебирала локоны, тронутые ранней сединой.
   Ольга улыбалась и сердце ее снова говорило и говорило с кем-то незримым.
   Она будет часто приходить в церковь и подолгу стоять перед иконой, потому что с нее глядят удивительно бездонные светлые глаза, глаза ее любимого, который всегда рядом с ней…
  И часто будет она смотреть на небо и в каждом облаке, проплывающем над ее головой будет искать она частицу тех, кого так безмерно любила и будет любить всегда…
   
 
   


Рецензии