Кошачий бог. Антиутопия, часть 2, 28 глава

28. Пертурбации

     История с неопробованным препаратом сама собой сошла на нет. Страхи улеглись, а после отпуска ребята не узнали свой институт. Его не закрыли, а слили с ветстанцией по изучению сибирской язвы, назвав академией. Статус секретности некому было поддерживать, огромные площади были сданы в аренду коммерческим структурам, вахтер кивал на предъявленный пропуск, а гостей без пропуска просто записывал в журнал. Научных сотрудников не сократили, но они лишились кабинетов, только лаборатории не рискнули тронуть, где пришлось ютиться ученым. Конференц-зала не стало, после евроремонта они могли заседать в бывшем кабинете директора. 
     Первоначальное возмущение погасло, ибо нового руководства никто в глаза не видел. Столовая стала коммерческим рестораном, и квартиры в аспирантском общежитии стали платными, здание тоже превратили в гостиницу. Посовещавшись в туалете, ребята решили снять одну для всех на тот случай, если кто-то задержится или не захочет тащиться по пробкам в Москву. Кое-как пристроившись в предбанниках непосредственно у своих лабораторий, разобрав коробки с материалами и книгами, оборудовав свое рабочее место, завлабы решили, что пора собрать ученый совет.
     Селектор не работал, они встретились в бывшем кабинете директора, значительно расширенном за счет комнат секретарей. Обстановка была в супер модерном стиле: стеклянные столы, пластиковые кресла, фотообои с ночным городом, на окнах жалюзи, фальшпотолки с подсветкой. Следа от деревянной обшивки стен (с секретным сучком-кнопкой для аварийного выхода к бункерному лифту) не осталось – замуровали! Ребята переглянулись. Во всех пертурбациях не было согласованных действий, но более странным оказалось то, что никакого научного руководителя даже не предвиделось.
     Без стука вошла уткогубая курочка – новый начальник отдела кадров и раздала предписания. Затем покрутилась, пытаясь сосчитать собравшихся, но поступила проще – спросила:
- Василий Александрович присутствует?
- А кто это? - откликнулись удивленные голоса.
     Барышня заглянула в папку, зачитала должность администратора, только по фамилии они сообразили, что Васька ныне вместо директора, но он не спешил возвращаться из отгулов.
- Он еще в отпуске, можете оставить мне, я передам. А вам следовало бы знать свои кадры. Протокол заседания ученого совета вам отдавать или как? – Сурово спросил Виктор большой.
- Какой еще протокол? Мы же не полиция, зачем он мне нужен? – возмутилась уткогубая. – Кстати, вот ваш коллега, он полноправный участник совета, – она полистала в своих бумагах, но, видимо, спешила и добавила, - вы сами познакомитесь. А по поводу связи и подключения к интернету обращайтесь к своему администратору, документы на него я вам отдала.
     Она поставила галочку и собралась уходить.
- Постойте, девушка, вы хоть знаете, что мы разрабатываем? – решил уточнить серьезный Дим-Димыч.
- Разумеется, я все знаю, вы разрабатываете бакоружие.
     Младший Виктор поперхнулся, остальные рассмеялись.
- Умница, красавица, вас просто разыграли, а кто у нас ныне главный в академии? - заключил Виктор большой.
- Ладно, работайте, бухгалтерия теперь на удаленке, карточки у меня можете получить. А генеральный директор корпорации в научной командировке… на Кипре.
     Она исчезла, одарив взглядом царицы на подданных. На латексную грудь и ягодицы она еще не заработала. Но обязательно заработает, мужики не сомневались, проводив ее похабными ухмылками самцов.
     Совсем молодой человек щуплый, помятый прошел к столу, с каждым поздоровался за руку, краснея и сильно робея.
- Младший научный сотрудник ветстанции, Семен, - повторял он.
     Виктор осмотрелся, полистал папки, вспоминая, на чем остановились в последнее заседание.
- Не знаю, пожалуй, надо выбрать председателя собрания, секретаря?
- Все как снег на голову…
- Среди зимы, - съерничал кто-то.
     Семен кашлянул и известил, что в гостинице начинается ремонт и комендант просила передать, чтобы забрали свои вещи, иначе строители растащат, еще она посоветовала найти неразбитую квартиру, если «господа ученые не желают платить за отдельные».
- Мне она отвела комнату, там, где вы решите обосноваться.
- Творческих всем узбеков…
- Целую комнату в нашей квартире? – присвистнул Дим-Димыч.
- Ребята, мне, правда, негде жить, я же не по своей воле. Станцию закрыли, старики не поехали, а мне куда деваться?
- Ладно, не плачь… разберемся, если возможно разобраться в этом бардаке.
- Так мы будем заседать или пойдем за своими шмотками?
- Надо бы план здания спросить…
- У кого спросить? Не подскажешь?
- Хватит, по-любому нам следует выбрать старшего!
- Да-да, без царя в голове работы не будет.
- Семен, а ты что один к нам присовокупился? – не унимался Дим-Димыч.
- Один… кто ж на десять тысяч пойдет?
- Почему же только десять? – удивились доценты.
- Заработаю ученую степень – тогда добавят, как у вас, - ответил Семен безразлично. – Если вообще работа будет… научная.
     Парня было откровенно жалко. Забитая разоренная провинция. Виктор задумался о том, а где же теперь Bacillus anthracis хранится, если станцию закрыли… Несомненно это и было наиважнейшей задачей для новоиспеченной академии, о чем он известил собравшихся.
- На повестке дня, - начал Виктор. Но Дим-Димыч отшвырнул от себя сломанный надвое карандаш и продолжил:
- Одна фигня… Я не собираюсь быть академиком-распорядителем, хоть это и выборная должность, запиши сразу, профсон-шкафсон. Сразу выдвигаю твою кандидатуру, ты мужчина крупный, как говорил Беня, справишься…
     Виктор повозился с папками, возразил, постукивая ручкой по столу.
- Администратор, он же академик у нас – Василий Александрович, уже назначен. Об этом можем не беспокоиться.
- Вот интересно, а Васька знает об этом со своим институтом связи?
- Ссориться не надо, - продолжил Виктор маленький, - но шкафсон несомненно, как научный руководитель, хотя бы…
     Все заученно подняли руки в знак согласия.
- Избран единогласно.
- Благодарю за доверие, первоочередной вопрос транспортировки бациллы, создания условий хранения на нашей базе. Кому-то придется уступить свою закрытую лабораторию. Кто может подвинуться, объединиться с кем-то?
- Вить… так ведь спецтранспорта у нас нет давно, а я на своем джипе не повезу эту заразу, сам понимаешь.
- Понимаю… и я не рискну стоять в пробках на жаре в своей машине.
- Господа ученые, о чем вы спорите, контейнер я с собой привез, вот у двери стоит, - удивился Семен.
     После легкого ступора никто не спешил заговорить, глядя на потертый чемодан провинциала.
- Выходим по одному, не спотыкаться… сбор на перекуре. Семен, ступай в дезкамеру № 1, Дим-Димыч проводит… И!.. Господа на Кипре живут, а мы коллеги и расп… Продолжать не буду, все всё поняли.
     Виктор указывал ключами в руке, кто за кем выходит, затем закрыл кабинет, решив спешно направить своих лаборантов взять смывы и освободить холодильную камеру под ОО-контейнер с бациллами.

27.06.2019


Рецензии