Кошачий бог. Антиутопия, часть 2, 29 глава

29. Догадки-загадки

     Васька долго был недоступен, а когда ответил, они узнали, что находится он в свадебном путешествии, прерывать которое не собирается и вообще вряд ли вернется теперь в институт, далековато ездить. Узнав, что он назначен академиком, отключился, прислав картинку перепивших алкоголиков. Коллеги вспоминали, как они возвращались из бункера, соображали, что из технического этажа, теоретически, все же можно снова спуститься в бункер, меняя плюс на минус.  Виктор уже обкурился и покинул их, сославшись, что хозяин в своем отсеке должен быть уверен, что соблюдаются все меры предосторожности при перегрузке контейнера.
- Надеюсь, парнишка знал, что делает, когда поехал поездом с опасным грузом.
- Если живой добрался, значит, очень не дурак.
- Вы, ребята, не с той стороны смотрите на человека. Ради науки он остался на копеешной зарплате, согласитесь, он способен на нестандартное решение.
- Да, пожалуй, надо помочь парню.
- И долго мы тут дымить будем, пойдемте жилье подбирать, думаю, трешки нам вполне хватит.
- Да, вперед, ополченцы, создадим условия сыну полка.
- А, все-таки, меняем плюс на минус и проверяем досконально бункер.
- Что желаем найти?
- А я подозреваю, что об этом никто, кроме нас не знает.
- Ладно, проверим. Лифты я думаю, никто не перепрограммировал, если к нашим компьютерам можно интернет подключать!
- Академия! Полный дурдом!
- В этом могут быть свои прелести.
- Например, какие?
- Уткогубые прелести по доступной цене, салон массажный, допустим на моем этаже. Я бы не спорил, - мечтательно потянулся Кучерявый.
     Оба Сереги и Дементий ругнулись, Иван улыбнулся, покрутил колесико на часах.
- Седьмой-седьмой, вызывает один-один.
- Оставь ты Васькины шалости в покое, мне шерсть пришлось сбрить под браслет, а он - сукин кот женился, вместо свадьбы путешествие, решил не проставляться.
- Интересно, а где ныне настоящий корифей науки? Он должен же быть извещен, как почетный член…
- Ребята, все очень просто. Идем в отдел кадров – зарплатные карточки забирать, там и увидим, есть на него или нет. Пока курочка будет копошиться, мы все и просмотрим.
- Идем… а кстати, если бухгалтерия на удаленке работает, то нам нет нужды кататься сюда каждый день. Если мы не ставим опыты, зачем здесь наше присутствие? Ведь все расчеты у нас дома и в голове.
- Зачем-зачем… для порядку, - проворчал лысый Серега.
- А порядка нет ни в чем! – подхватил радостный Сережа беленький.
- Это скверно… для развития… - констатировал Дементий, - но человеку творческому нужна свобода мысли, а не расписание.
- Я даже рад, что учебный корпус закрыли, потеря в зарплате и студентах невелика.
- Ну да, если на весь поток один толковый аспирант попадется, уже праздник…
- Кто-нибудь публиковал статьи в этом сезоне? С меня журнал оплату запросил, я послал их…
- Напрасно, Иван, эта западная практика уже внедрена, будем платить, как миленькие, дабы подтверждать свой статус.
- Ну, я уже по пять-семь статей кряду подавать не стану, действительно накладно.
- Десять статей в год. Новый год и отпуск исключаем. На статью в месяц можно разориться, если еще ужать ее до формул и стрелок, можно обходиться одной страницей.
- Действительно, оплата постраничная, убрать рассуждения и логические выводы после формул, короче получится.
- И я об этом, никто же не читает, мало того, студенты, прочитав, не понимают о чем это…
- Мы не обязаны платить, нам за статью всегда платили. Формулы! Раздавать налево-направо! Секреты разбазаривать… сейчас, как же… - ворчал Серега лысый, - Если бы наши статьи не отслеживали, то научные журналы давно бы разорились и закрылись по всему миру. Их содержат, поэтому преступление свои секреты (за свои же деньги! в придачу) профукивать. Мы несогласные.
- А в бункер завтра пойдем, я ночью просчитаю варианты. Там в формуле эликсира намеренно допущена ошибка, я уверен в этом. Секретный отдел работал-работал, но так и не разработал формулу академика, скинул, как дезу, в подвал.
- Ты, наверно, оговорился, почему формула академика? Он что - готовил переправить на запад зашифрованную информацию в «кошачьем боге»?
- Нет, я не хотел сказать, что Александр Соломонович мог продаться, но кто еще мог додуматься до эликсира?! Надо рукопись искать…
- Ищи… Наш старый шеф работал не один, но…
- Девяносто два года, а по юбкам глазами шарит, как наш Кучерявый.
- Инстинкт нормального здравомыслящего человека, - откликнулся Кучерявый с достоинством. – Поясняю, здорового и мыслящего!
- Стоп! Надо Ваську поздравить, спекся парень, и спросить, где прадед?
- А может, дед? Он оказывается Александрович!
- Ему всего-то двадцать семь… Действительно – стоп! Академик сделал эликсир! Но промолчал об открытии. И нам следует помалкивать.
- Все, хватит уже догадок-загадок. Пристроим мальчишку и по домам до следующего заседания.
     Они вышли на этаже Виктора, вход в лабораторный отсек был закрыт, горела надпись: «идут опыты, не беспокоить». Коллеги гурьбой пошли решать бытовые проблемы обустройства жилья, заглянули в буфет, цены почти московские, но они взяли бутербродов и бутылку коньяка, дабы качественно отметить новоселье.

27.06.19


Рецензии