Если бы я вышла замуж за него. 5. Валерьян

      Из цикла: «Что было бы, если бы я вышла замуж за него…»

      Глава 5. Валерьян
    
     Все совпадения случайны
    
     Он налетел на меня как вихрь, окунув с головой в ту страсть, о которой раньше я и понятия не имела. А ведь совсем недавно мне исполнилось восемнадцать.
    
     Вот  любовь, пожалуйста. О ней я знала всё. Или же, по крайней мере, мне так казалось. С влюблённостью я тоже сталкивалась неоднократно, но страсть была совершенно неизведанной мною областью.
    
     Конечно, я не раз слышала слова: «Ох! Ах! Он сгорает от страсти». Слышала, но не понимала. Не могла внутри себя почувствовать этой самой сжигающей страсти. И так было до того самого момента, пока вихрь по имени Валера оказался на моём пути.
    
     Он был на год старше и учился уже на втором курсе.
    
     Невысокого роста парнишка, всего сантиметров на семь-восемь выше меня. Его загорелое лицо не отличалось ни красотой, ни симпатией. Но его глаза! Они горели как две яркие звезды в ночном ясном небе. Но и даже эти глаза не привлекали моего внимания.
    
     Его поведение – вот что на самом деле стало для меня проблемой. Он не мог пройти мимо, чтобы не дёрнуть меня за волосы, не раскачать мою руку или, по крайней мере, не обозвать каким-нибудь на первый взгляд безобидным прозвищем.
    
     Любимое его словечко, которое он бросал мне  мимоходом, – и сначала я не понимала, почему он появляется возле меня чаще, чем необходимо, – «сосиска». Мне было обидно слушать, как он меня так называет. Его друг, сопровождающий его повсюду и моя противоположность (если я сосиска, то он пышный пирожок), вторил ему или глупо ухмылялся, глядя на мою не очень-то приятную реакцию.
    
     Но однажды по воле случая мы с Валеркой остались вдвоём в закрытом пространстве. Вот тут я и почувствовала его страсть. И не просто какую-то там обычную страсть, а сильнейшую.
    
     И это было необычным. Что было для меня обычным, так это то, что ребята робели, заговаривая со мной, и смущённо отводили взгляды. Многие из них, но только не Валерка. Возможно, он просто держал в узде свою робость, не давая ей выплеснуться наружу. Может, он хотел, чтобы я видела в нём уверенного в себе молодого человека.
    
     Так вот: мы остались вдвоём. Помещение не было лифтом или лоджией, нет. Это была небольшая аудитория нашего Универа, где мы должны были… что-то там… я не помню. Он сидел за одним из столов и, не отрываясь, смотрел на меня своими горящими звёздными глазами, пронзающими насквозь. Я же в свою очередь не могла отвести он него взгляда. Стояла, как загипнотизированная, и пялилась на него. Мне даже показалось, что между нами образовался какой-то канал, по которому от него ко мне проходило что-то такое, чему наука ещё не дала объяснения. Что-то обжигающее,  что-то жалящее. Приятно жгучее и расходящееся по всему моему телу, не оставляя равнодушной ни одну клеточку.
    
     – Подойди ко мне, – чуть жалобно попросил он. И, видя, что я не трогаюсь с места, добавил: – Пожалуйста.
    
     Такая вежливость с его стороны было что-то новеньким. Ни ухмылки, ни дёрганья, ни «сосиски» или какого-то другого продукта. Только немного щенячьего взгляда. И не просто щенячьего, а страстно-щенячьего. А это уже, извините меня, ну ни в какие рамки.
    
     – С чего бы это мне к тебе подходить? – спросила я и сделала шаг назад, будто чего-то опасаясь. Его страсти, наверное.
    
     – Я бы подошёл сам, но у меня страшно болит нога.
    
     Я издали взглянула на его ногу. Она была странной. Брючина сильно обтягивала его икру и проступали следы бинтов. Я вспомнила толки о том, что он упал чуть ли не с третьего этажа, когда вешал какие-то предметы интерьера.
    
     Мне стало немного жаль его. Вернее, его ногу.
    
     – Ты знаешь, что нравишься мне? – спросил он таким тоном, будто хотел произвести на меня впечатление.
    
     – Нет. Ведь ты же презираешь меня. Обзываешься и ведёшь себя, как подросток, которому не хватило времени повзрослеть.
    
     – На самом деле я хочу обнять тебя. Очень хочу.
    
     Я поверила ему. Мне показалось, что слова исходили из самого сердца. Я поняла это по его интонации или благодаря моей интуиции.
    
     Не знаю, с какого такого перепуга, но мои ноги готовы были сорваться с места и понестись к нему со скоростью звука, а сама я – стремительно броситься в его пылкие объятия. Навеки позабыв, что у меня есть парень, которого я по-настоящему люблю.
    
     Да это просто наваждение какое-то, подумала я. Этот Валера творит со мной что-то странное, что-то из ряда вон выходящее. Но что? Моя голова кружилась, и я не могла сосредоточиться ни на одной мысли. Меня тянуло к нему, как к самому мощному в мире магниту. А он всё смотрел на меня притягивающим взглядом, уже не щенячьем, а очень даже самоуверенным, и всё просил подойти к нему.
    
     Я вдруг представила, как подхожу и сажусь к нему на колени. Он обнимает меня, притягивает к себе мою голову и своими губами касается моих… Нет, нет, стоп. И о чём я только думаю?
    
     Я  завертела головой, пытаясь стряхнуть несвоевременные мысли и желания, и стремглав выбежала из аудитории.
    
     Я могла удрать от него, но не думать о нём я не могла. Он засел в моей голове, как назойливый мотивчик. Вот только мысли о нём были страстно-греховными.
    
     Дня через три мы вновь пересеклись.
    
     – Давай встретимся вечером, – предложил он, не успев даже поздороваться или кинуть «привет».
    
     – Ты что, совсем слетел с катушек? У меня же есть парень, о котором ты прекрасно знаешь, – отчеканила я. В моей голове стучали молоточки, сердце колотилось, как бешеное. Я мечтала сейчас же, в этот же самый миг броситься в его объятия. Прижаться к его накачанной груди, обнять за плечи и вдыхать его мужской запах.
    
     Это настоящая страсть, подумала я. Но это неправильно.
    
     На следующий день я получила от него письмо по мылу. Интересно, откуда он узнал мой адрес? Хотя это неважно. В письме было его объяснение в любви ко мне. Очень страстное, как и он сам. Заканчивалось оно словами: «Как вспомню о Максе (это мой парень), так жить не хочется».
    
     Ого-го, подумала я, это уже серьёзно.
    
     Но я не ответила на его письмо. Ведь у меня был Макс. И у нас всё было хорошо. Даже лучше, чем просто хорошо. Наши с Максом отношения развивались в нужном направлении.
    
     Но потом оказалось, что бороться со страстью не так-то просто. Лицо Валеры, особенно его глаза – ведь это они излучали бурную страсть – преследовало меня повсюду. Он перестал обзывать меня, дёргать за волосы, а только смотрел страстными влюблёнными глазами.
    
     Я разрывалась между моей любовью к Максу – ведь она никуда не делась – и моей страстью к Валерке. Ну что же мне делать? Не могу же я разделиться на две части?
    
     Странности продолжались. Случайно я узнала, что у Валерки есть невеста. НЕВЕСТА! Одна из моих многочисленных подруг рассказала мне об этом и даже показала эту девушку. Она была очень миленькой и даже очень хорошенькой.
    
     Так что же ему от меня надо? – думала я. Он скоро женится. А я ему для чего? Для утоления страсти? Правда, теперь уже нашей обоюдной.
    
     У меня парень, у него невеста. Я была в полной растерянности. Что мне делать? Что мне делать? Я схожу с ума от страсти. По моим наблюдениям он тоже. Но мы оба несвободны.
    
     Вскоре пришло второе письмо. В нём он мило укорял меня за то, что я не ответила на первое. Теперь я ответила: «У ТЕБЯ ЕСТЬ НЕВЕСТА!!!»
    
     «Больше нет», – тут же пришёл ответ.
    
     Неужели он порвал с ней? – мне не верилось, пока в туалетной комнате я не увидела его бывшую, заливающуюся слезами. Три девушки, видимо подруги, успокаивали её.
    
     Мне стало жаль бедняжку. Я задумалась. А вдруг меня постигнет та же участь, если я отвечу на его страсть?!
    
     Но об этом потом. Страсть не картошка, не выбросишь в окошко. Так говорила моя прабабушка.
    
     Как ни старалась, я не могла понять, люблю ли я Валеру. А если так, то как же я могу в это же самое время любить Макса? Тут что-то не так. Мне надо разобраться в своих чувствах. Но Валера не давал мне времени. Он то писал письма, то посылал смски. Он не оставлял мне ни минуты, да что там, ни секунды на раздумья. И даже не учёбу.
    
     Это точно наваждение, наконец таков был мой вердикт.
    
     Я заставила себя не думать о нём. Не смотреть на него. Не читать его писем. Но теперь, когда я всё это осуществила и, как мне казалось, полностью освободилась от него, меня начали мучать сны. Все они были наполнены им. И только им. А это что-то должно было значить. А именно, что я влюбилась в него по уши. Вернее, от кончиков волос до кончиков ногтей.
    
     Понуро я брела в Универ. По пути меня окликнул Макс. Мы часто встречались с ним на полпути, чтобы поболтать и просто наслаждаться обществом друг друга.
    
     Но тут, вместо того, чтобы идти за руку, как мы обычно ходили, он остановил меня и попросил присесть на скамейку в небольшом зелёном сквере. Мы сели. От засунул руку в карман и вытащил маленькую бордовую коробочку, перевязанную тонкой голубой ленточкой. У меня закружилась голова. Неужели это подарок? Мне. За что? За то, что я влюбилась в другого? Но и Макса я тоже люблю.
    
     Он протянул изделие.    
     – Развяжи, – попросил он.
    
     Я сделала это. На дне лежал медальон на цепочке.
    
     – Очень красивый, – промямлила я и потянулась, чтобы чмокнуть Макса.
    
     – Не спеши, – остановил он. Потом опустил голову. – Это не просто подарок. Он прощальный. – Потом вздохнул и посмотрел прямо мне в глаза. – Нам надо расстаться.
    
     Неужели он узнал про меня и Валеру, с ужасом подумала я. Так быстро.
    
     – Мне кажется… нет… я точно знаю, что не люблю тебя, – сказал он растягивая слова. Опустил голову и уставился на свои ботинки.
    
     – Мммм, – у меня не было слов. – Как это разлюбил?
    
     Мы молчали. Медальон, которому я была бы безумно рада при других обстоятельствах, теперь тяготил мои руки, словно весил целую тонну. Мысленно я прокрутила наши с Максом отношения с самого первого дня, когда он поехал меня провожать, и до этого момента. Словно смотрела кино. Я первой призналась ему в любви. А он ничего не ответил. И после я тоже ни разу не слышала от него никаких признаний в любви. Значит, я ему просто нравилась? И только? Я была ослеплена, как простая влюблённая. Мне казалось, что он любит меня так же сильно, как я люблю его. Ведь он писал мне стихи. Что, мол, я милая тростинка, его будущая жена. Но всё это не имело никакого отношения к признаниям в любви. Как глупо. Он меня просто использовал. Но зачем? Почему именно меня?
    
     – Ну, так вышло, знаешь, ли, – продолжал он. – У нас нет ничего общего. Ни интересов, ни взглядов, ну ты и сама понимаешь.
    
     Понимаю ли я? Нет, не понимаю. Хотя… возможно, да.
    
     Я так же вспомнила, что и имя моё он произносил крайне редко, обращаясь ко мне «Эй».
    
     Я хотела было спросить  его: а была ли я ему хоть когда-нибудь интересна и, главное, была ли у него любовь ко мне. Но я оборвала себя, не начав расспросов. Это могло унизить меня ещё больше.
    
     И я просто сказала:    
     – Ладно.    
     – Что ладно? – удивился он, видимо, ожидая слёз или даже истерик.
    
     – Ладно означает, что я согласна с твоим решение. Мы расходимся. Завтра я привезу твои вещи. А ты верни мои. –  Я протянула ему медальон.
    
     – Это же подарок, – возмутился он. – Прощальный.
    
     – Зачем? Чтобы он напоминал мне о тебе? Это лишнее. И я верну тебе остальные подарки. Несъедобные, конечно, – я постаралась улыбнуться.
    
     – Тебе тоже вернуть твои?    
     – Как хочешь. Можешь вернуть, можешь выкинуть. Мне всё равно.
    
     Я едва сдерживала слёзы. Думала, ещё минута и разревусь во всё горло. Я изо всех сил старалась выглядеть безразличной.
    
     – Пока, – кинула я и со всех ног побежала. Куда? Куда глаза глядят. В женский туалет, конечно. Я плакала беззвучно и безутешно. Жаль, рядом нет моей подруги, чтобы поплакаться ей в жилетку.
    
     Немного успокоившись, я вышла из женской комнаты и поплелась на лекцию. Обычно мы с Максом сидели вместе, но сейчас я села в последнем ряду. Слова Макса всё ещё стояли в моей голове в виде молоточков , колотивших куда попало.
    
     Весть о том, что мы разошлись, и даже больше, а именно, что меня бросили, быстро разлетелась по Универу.
    
     На следующий день с утра перед входом в Универ меня уже поджидал Валерка. На его лице сияла улыбка, что вовсе вывело меня из себя.
    
     – Чему радуешься, мачо?    
     – Теперь ты совершенно свободна.
    
     – Много ты понимаешь. Может, я не хотела такой свободы. Ты не представляешь себе, какой Макс чудесный.
    
     – Открой глаза, малышка. Птички нашептали мне, что он был с тобой только потому, что ты была самой популярной девчонкой в вашей группе. И этим он хотел привлечь к себе внимание других девушек.
    
     – Неправда, – я даже мысли не допускала об этом. – Он хорош и сам по себе.
    
     – Ты просто не видела его со стороны. Да, кстати, его увела твоя же подруга. Ты и об этом не знаешь?
    
     – Чушь собачья. Лена не могла.    
     –  Лена нет, а Жанна да.
    
     Я вспомнила Жанну. Та и в самом деле могла. Не первый раз она уводит парней.
    
     – Ладно, чёрт с ними. Поеду домой. – Я решила сегодня пропустить занятия.    
     – Тебя подвезти? – вежливо предложил Валера.
    
     Мне было всё равно. Лишь бы поскорее убраться отсюда.
    
     Я назвала адрес. Он включил навигатор. Через час я была уже дома.
    
     – Можно войти? – поинтересовался он.
    
     Я не успела ответить. Только повернула ключ в замке, как у двери уже стояла моя мама. Увидев Валеру, она спросила:
    
     – А где Макс? – Я знала, что Макс ей очень нравится. Он был галантным и производил впечатление интеллигентного человека. – И почему ты так рано?
    
     – Макс был занят, вот я и попросила Валеру подвезти меня. И у нас сегодня отменили две лекции, – соврала я.
    
     Я быстро познакомила их.    
     – Заходи, Валера, как раз к раннему обеду, – улыбнулась мама.
    
     Он зашёл.    
     – Я, правда, не голодный.
    
     – Мама, мы только что перекусили. Честно, – бесхитростно солгала я и направилась в свою комнату.
    
     Валерка поплёлся за мной.    
     – Может, ты уйдёшь? Мне и так тошно.    
     – Я скрашу твоё одиночество.
    
     Я прилегла на диван. Слёзы катились по моим щекам. Я взглянула в глаза Валеры. Они уже не казались мне какими-то необычными или страстными, или звёздными. Они были просто дружескими.
    
     Он взял меня за руку. Мне стало легче. Он провёл рукой по моим волосам. Нежно так провёл. Даже ласково. Я вздохнула. Он нагнулся и чмокнул меня в лоб.
    
     – Но я же тебя совсем не знаю, – сказала я, отодвигаясь от него.
    
     – Но я здесь, когда тебе так плохо. А это хоть что-то да значит.  Да и вот что. Мне не нужна твоя популярность. Я и сам достаточно популярен.
    
     Это я уже успела заметить. И дело было вовсе не во внешности. У него и в самом деле был какой-то неуловимый шарм. Притягивающий всех и каждого.
    
     Я улыбнулась ему.    
     – Вот видишь. Я уже подаю надежды.
    
     – Не обольщайся. То, что я теперь свободна, не означает, что я буду твоей девушкой, – я вдруг вспомнила, как он называл меня сосиской. – А почему сосиска? – спросила я.
    
     – Высокая, стройная и вкусная, – ни на миг не задумавшись, ответил он.    
     – Аааа, ну тогда ладно.
    
     И я заснула. Он просидел рядом со мной, пока я спала. Когда я проснулась, он быстро встал, сказал «До завтра» и ушёл.
    
     В Универе он не давал мне проходу, пока я не согласилась на свидание. Мы начали встречаться. Постепенно та страсть, которую он вызвал во мне, вернулась. Но не одна, а вместе с любовью. Не представляю, как я могла полюбить парня, когда-то называвшего меня сосиской.
    
     Наши свидания были искристыми, не похожими ни на одно из свиданий с моими бывшими парнями. Я откровенно наслаждалась. Им, его любовью ко мне, своей любовью к нему, его телом, запахом. Мы могли заниматься любовью долгими часами, которые урывали от дел. И всё было лучезарно, пока я не преподнесла ему подарок. У меня началась утренняя тошнота. И я сделала тест. Он был положительным.
    
     Смущаясь, я сказала ему об этом. Он и бровью не повёл, а лишь предложил пойти вместе со мной ко врачу. Я согласилась. На ультразвуке мы узнали, что по срокам это был не его ребёнок, а Макса.
    
     Теперь и этот меня бросит, подумала я. Ведь я даже мысли не допускала о прерывании.
    
     – Когда родится ребёнок, нам надо будет вырвать у Макса бумагу об отказе от отцовства.    
     – И что?    
     – И мы поженимся, глупенькая.    
     – Ничего я не глупенькая, – обиделась я.
    
     – Я буду с тобой. Ты мне веришь? – спросил он и посмотрел на меня своими звёздными глазами. Я не знала, но на всякий случай кивнула. – Я не разлюблю тебя из-за этого. Просто буду считать этого ребёнка своим.
    
     Неужели он и вправду так поступит? – думала я.
    
     Боже, но мы и сами ещё дети, пронеслось в моей голове. Как мы будем совмещать всё это? Учёбу, рождение и воспитание ребёнка? А вдруг меня выгонят из дома? Я решила не говорить родителям, пока моя беременность не станет заметна. А что потом?
    
     Я поделилась мыслями с Валерой. Он успокоил меня, сказав, что у него есть собственная квартира, двушка, доставшаяся ему в наследство. Там мы сможем вместе жить. Мне не хотелось знать деталей наследства. Только верить, что именно так он и поступит.
    
     Мы продолжали встречаться, делая вид, что ничего не изменилось.
    
     – У меня и деньги есть. В банке, – признался Валера. – Так что не беспокойся. У нас всё будет хорошо.
    
     Теперь понятно, почему он так уверен в себе. Будь у меня собственная квартира и деньги, я бы тоже такой была. Хотя я ещё не растеряла своей природной уверенности в себе. Так что в этом мы пока почти на равных. В уверенности, имею в виду.
    
     До пяти с половиной месяцев я ловко скрывала свою беременность от родителей. Но всё стремительно шло к тому, что это скоро станет заметно, и тогда…
    
     – Давай поженимся, – предложил Валера, видя моё замешательство. От него я не могла скрыть своих переживаний. – Тогда твои родители не взбесятся так сильно. Будут считать, что этот ребёнок от меня.
    
     Что мне ещё оставалось делать?
    
     В его любви ко мне я не сомневалась. По сравнению с Максом, Валерка говорил мне о своей любви по десять раз на дню. Я тоже его любила.
    
     Мы были способными студентами.
    
     – Возьмём на год академку, а потом наймём надёжную няню.
    
     Боже, как хорошо иметь такого парня, который может о тебе позаботиться!
    
     Я не верила своему счастью.
    
     Максу я пока не говорила о своём интересном положении. Скоро он сам заметит. Но сообщу я ему только после рождения дочери, что уже показал ультразвук. Обязательно уговорю его написать отказ. Ну а если Макс не согласится, у девочки будет два папы – такое я тоже допускала.
    
     Только я успокоилась, как произошла ещё одна странность. Хотя какая там странность. Просто сработал закон парных случаев.
    
     Бывшая девушка Валеры тоже была беременна. И примерно с тем же сроком, что и я. Ну а отец будущего мальчика, разумеется… Валерка.
    
     Ну и как тут не поверить в необъяснимое?
    
     Когда Валера сообщил мне об этом, я сразу же подумала, что наши с ним планы могут теперь круто измениться. Вдруг теперь он женится не на мне, а на своей бывшей невесте, ведь это она мать его будущего сына, а не я. А со дня на день и мои родители наконец заметят, что я в положении. Хотя я старалась не поправляться, но всё же моё личико и другие части тела приобрели небольшие округлости.
    
     Если Валерка женится на своей бывшей, а Макс на мне, разумеется, не женится, – зачем ему это надо? – то я остаюсь совершенно одна-одинёшенька. Родители меня не поймут – уж в чём-чём, а в этом я была уверена на все сто.
    
     Я подняла глаза на любимого:    
     – Ну и как ты теперь поступишь?
    
     Валера молчал. Отвёл глаза в сторону и опустил веки. Видимо, думал.
    
     – Дай мне немного времени. Я… я всё скажу тебе завтра. Мне надо всё обмозговать.
    
     Да, подумала я словами прабабушки, это тебе не фунт изюма съесть.
    
     Чего только не лезло мне в голову, пока я брела домой. Добравшись, сразу ушла в свою комнату и легла в постель. Я попросила домочадцев не беспокоить меня, сославшись на сильную головную боль. Лежала и думала, что же решит Валера. Я или она? Кого он выберет? Или никого? У неё, по его словам, хорошие родители. Они ни за что не оставят в беде его бывшую. Помогут и с ребёнком, и с учёбой. А кто поможет мне? Я не могла рассчитывать на своих родителей. Ведь я и так работала по вечерам – одной лишь стипендии мне не хватало. Родители обеспечивали мне крышу, и – спасибо им – не брали деньги за квартиру и завтраки. Хотя и скудные, но до Универа доехать сил хватало. А теперь, когда мне надо есть за двоих, мне приходится работать ещё больше. Правда, Валера иногда покупал мне одежду, зная, что мне нельзя перерабатывать. Но мне не хотелось злоупотреблять его добротой.
    
     А завтра он вынесет мне приговор. И я не знаю, что сделаю, если он скажет «нет».
    
     – Ну что ты решил? – вместо приветствия спросила я Валеру на следующий день.
    
     – Я не знаю. Пока не решил. Понимаешь, это же мой ребёнок.    
     – Понимаю. Так ты говорил и про моего.    
     – Но это совсем другое. Ведь так?    
     – Так, – я горько вздохнула. Значит, он склоняется к тому, чтобы уйти к ней.
    
     Мир померк в моих глазах. Я развернулась и пошла прочь.
    
     – Постой. Да постой же ты. Я ещё не принял решение.    
     – А мне кажется, уже принял.    
     – Да нет же.
    
     Он догнал меня, резко схватил за руку, рывком развернул к себе.
    
     – А знаешь, я кое-что придумал.    
     – Что?
    
     – Сейчас я ни на ком не буду жениться. Ни на тебе, ни на ней. Мы оба, ты и я, переедем в мою квартиру и поживём там, пока ты или она, или вы обе… ну ты меня понимаешь…
    
     – Кажется, понимаю.    
     – Ты согласна?    
     – Да. Согласна, – для меня это был хоть какой-то, пусть и временный, но вариант.
    
     – Я просто не могу без тебя сейчас. – Внезапно его звёзды сверкнули озорным блеском.
    
     Видимо, у него отлегло так же, как и у меня.
    
     – Но я думаю, ты должна сказать Максу о своей беременности, – продолжал Валера.
    
     – Ну, раз ты настаиваешь, скажу. Но ничего хорошего из этого не проистечёт. Будь уверен.    
     – Поживём, увидим.
    
     Он так крепко держал мою руку, словно боялся, что если отпустит, то я испарюсь, растворюсь в воздухе или что-то подобное. Мне же его крепкая рука сулила надежду на будущее.
    
     Дня через три я подошла к Максу.    
     – Привет.    
     – Привет.    
     – Я… просто… в общем, я беременна… от тебя.    
     – Как это? Ведь мы уже давно не вместе, – ни один мускул не дрогнул на его лице.
    
     – Я залетела, когда мы ещё были вместе. Но не знала, пока не показал ультразвук.    
     – Так что ты от меня-то хочешь?    
     – Ничего. Говорю, просто чтоб ты знал.    
     – Ладно. Буду знать. – Он развернулся и, как ни в чём не бывало, удалился.
    
     Ещё через три дня я объявила родителям, что переезжаю к своему парню. О том, что беременна, решила им пока не говорить. Они были только рады, что я уезжаю. Им есть о ком заботиться. О двух моих братьях, которые, хотя и старше меня, но всё ещё живут с родителями и нуждаются в помощи.
    
     В общем, если на секундочку забыть о том, что и я, и бывшая невеста Валеры беременны, я с Валерой были более чем счастливы. Мы делили постель, вместе завтракали и ездили в Универ, вместе проводили вечера. Много шутили, смеялись, придумывали безобидные проказы и всякие другие штучки-закорючки. 
    
     Я украсила квартиру по-своему вкусу, как и положено леди. Валера не протестовал. Ему было так хорошо со мной, что такие мелочи его совершенно не волновали.
    
     Но время шло, и час истины приближался.
    
     Я опять начала задумываться о своём непонятном будущем.
    
     Как-то однажды бывшая невеста остановила Валеру. Они долго говорили. Я стояла в сторонке и придумывала всякие страшилки, которые они могли обсуждать.
    
     Когда он наконец-то подошёл ко мне, я спросила:    
     – Что она хотела?    
     – Чтобы я женился на ней и признал ребёнка.    
     – А ты?    
     – Сказал, что ребёнка признаю.    
     – А что насчёт женитьбы?    
     – Сказал, подумаю.    
     – Остался месяц.
    
     – Я помню. – По его лбу пробежала морщинка. – Ещё она сказала, что если я на ней не женюсь, то ей и ребёнок не нужен.
    
     – Ой! – воскликнула я. – Как это не нужен? Это же и её ребёнок тоже.
    
     – Когда мы планировали нашу свадьбу и строили планы о дальнейшей семейной жизни, она сказала, что вообще не хочет детей. Но тогда я ей не поверил. Думал, так, болтает. Ладно. Давай пока не будем думать об этом. У нас есть ещё один прекрасный месяц.
    
     Но, как оказалось, месяца у нас не было. Только две недели. Тогда-то у меня и родился младенец. Валера старался мне помочь, как только мог. А ещё через неделю у него самого появился малыш. А ещё через несколько дней на пороге нашей квартиры объявилась и мама Валеркиного первенца. Она вошла в квартиру и осмотрелась.
    
     – А вы совсем неплохо  устроились.    
     Мы переглянулись.    
     Она повернулась к Валерке:    
     – Пожалуй, знаешь что? Забирай-ка своё чёртово отродье и катись к чёртовой матери.
    
     Надеюсь, она имеет в виду не меня. Или точно меня? Но мне всё равно.
    
     Через два дня она осуществила свои пророчества. Приехала, привезла младенца и документ. Отказной. Резко развернулась и выпорхнула в дверь. Только мы её и видели. Мы с Валерой стояли в растерянности, пытаясь вникнуть в слова, напечатанные на белой бумаге со множеством подписей и печатей.
    
     Она и вправду отказалась от сына.
    
     Я вытащила ребёнка из коляски и положила в кроватку рядом со своей крохотной дочкой.
    
     Вскоре и Макс привёз подобный документ.
    
     Я усыновила Валеркиного отпрыска, а он мою дочурку. Мы стали полноправными родителями двух малюток.
    
     Я не могла поверить своему счастью.
    
     Конечно, доставалось нам на первых порах. Хотя мы и оформили академки и вдвоём боролись с трудностями воспитания – конечно, наши мамы тоже немного помогали нам, – но то было тяжёлое времечко.
    
     Я приспособилась кормить обеих малюток грудным молоком, и на это уходило жутко много сил и времени. Валера ходил по магазинам, готовил еду, запускал стиралку. Мы вместе купали малышей и гуляли с ними. Через три месяца моего молока стало не хватать, и мы начали подкармливать их разными смесями.
    
     Так прошёл год. Детки подросли и начали бегать. Через знакомых нам удалось устроить их в домашний детский сад с вполне подходящими условиями. Главное, что садик находился не так далеко от нашего дома, поэтому мы каждый вечер забирали их, чтобы убедиться, что с ними всё в порядке, и пообщаться.
    
     Те, кто не знали нашу историю, считали их двойняшками, хотя они не были похожи друг на друга ни на йоту.
    
     Мы учились, дети ходили в детский сад. Всё было просто замечательно, не считая всего того, с чем обычно сталкиваются молодые родители.
    
     И всё же забавно. Ведь всё началось с самой настоящей жгучей страсти.
    
    Глава 6. Димка-невидимка: http://proza.ru/2019/07/03/983

  (картинка из интернета, спасибо автору)
    


Рецензии
Лили! Это как? Если бы?
А читается вполне реально.
Или я, старый, ничего не понял?

Василий Овчинников   20.07.2019 18:22     Заявить о нарушении
Василий, всё правильно поняли.
Именно, если бы, но не вышла.
Это цикл рассказов о тех, кто делал мне предложение или был очень близок к этому, но получил отказ.
И я решила пофантазировать, что было бы, если бы я не отказала, а вышла замуж.

Лили Миноу   20.07.2019 18:50   Заявить о нарушении
Тогда понятно.
Я счастлив в браке Но иногда вспоминаю тех,
на ком не женился. С благодарностью.

Василий Овчинников   20.07.2019 20:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.