Кошачий бог. Антиутопия, 2 часть, глава 14. Сказоч

14. Сказочники

     Первый разведлет осматривал свою летягу, готовил машину к подъему в воздух. Ночью они слышали гул двигателя, днем видели, что над тайгой прострекотал самолетик. Они давно не осматривали местность, поэтому решили, что пора внести поправки в карту. Подбежал раскрасневшийся Виктор.
- Мам! Мам, Первуша обещал взять меня с собой!
- Что?!
     Ульяна просто взорвалась и отчитала «командиров». Мало того, что сын бунтует, хочет быть конструктором, так еще они затравливают детское любопытство, чтобы парень окончательно отбился от рук. Она не отрицала, что чертежи он читает безошибочно, но взгляните на небо, там пока керосинки летают. Куда он сунется со своими знаниями в миру! Как им объявиться среди людей, да еще без документов и справок. Сын спрятался за спину главного, нашлепать ему не удалось, взмахи руки проходили сквозь воздух, но словно стена мешала ей извернуться и достать сына. Она не успокоилась, а протянула открытую ладонь к груди Чудика. Невидимая преграда действительно не позволяла дотронуться.
- Что это? – Сурово спросила она.
- Я защиту включил. Уж очень ты бойка на расправу, матушка… Разве ты не знаешь, что каждое поколение бьется смертным боем - отстаивает свое право на собственные ошибки, а опыт родителей им нипочем? Себя вспомни… Юношеский нигилизм, максимализм и так далее.
- Нет у него никаких прав на ошибки! Нет! У вас ничего не выйдет! Не позволю отнимать ребенка от себя.
- Все? Можем спокойно поговорить о деле? Ульяна, ты все увидишь на экране, нас наверняка зафиксировали, если не визуально, то аэрофотосъемка покажет. Это раз. Другой момент, что возможно здесь прокладывают воздушную трассу, срочно надо осмотреться и найти летунов.
- Не летунов, а летчиков… Дальше! Постой, что вы с ними сделаете?
- Ничего, Ульяна, ничего, разведаем обстановку и перебазируемся.
- Как? Как вы перебазируетесь? В один миг? Как разведаете? Выйдете в светящихся комбинезонах народ пугать? Нам даже не в чем прибиться к оленьему стаду, чтобы нас чукчи нашли. Там все без паспортов живут, никто их не считал…
- Поэтому именно ты смотришь на экран и даешь оценку и добро на пристальное изучение нового поселения, а Виктор учится хладнокровию. Прокричится от восторга, потом будет серьезным мальчиком. Кто болен небом, тот неизлечим, Уля. Парень мужает и это замечательно!
- Командир, жду приказаний, - вмешался Первуша.
- На взлет, малыш, полет разрешаю.
- Мамчик, так что? Я лечу?
     Ульяна только отмахнулась, ушла в дом, чтобы не увидели слез.

     Напоминайки быстро привели ее в порядок, она вернулась в каюту главного, сосредоточенно вглядывалась в кадры высотной съемки. В ста километрах от базы шла значительная полоса вырубленного леса, как грибы повырастали прямоугольники поселений. Они спокойно жили в иллюзии, что непроходимая тайга вокруг защищает их.
- Командир, захожу на второй квадрат, здесь слишком людно.
- Первый, возьми Север в обработку.
- Есть, командир. Северо-восток.
- Да, пройди вдоль рек, что там? Покрупнее покажи нам…
- Есть. Исполняю.
     Главный с Иркой и Ирумом анализировали данные, Ульяна отстранилась от экрана, смотрела на спину командира. Сколько лет к нему никто не прикасался, подумалось ей. Сквозь тонкий летний комбинезон обозначились позвонки, она провела указательным пальцем по линии позвоночника. Мужчина не обернулся, не заметил. Истукан.
- Были бы у нас беспилотники, мы бы не рисковали подниматься средь бела дня, - сказал Чудик, - развернувшись к ней. – Они снижаются, будем держать совет, не уходи, хоть тебе уже и стало скучно.
- Да не скушно мне… тоскливо, совсем не у дел становлюсь…
- Разумеется, тревожно. Внимательно просмотрим, как люди одеты, где это можно взять, где эти документы берутся. И будем расставаться.
- Вот так просто и навсегда?
- Тебе интуиция подскажет вектор движения, ты хорошо воспринимала обучение, молодец.
- Научишь меня своей защите? Чтобы никто ухватить не мог?
- Это обязательно. Включаешь электростатик, все будут просто отскакивать.
- Где мне его включать?
- В костюме есть такая функция, ты только подумай об этом, автоматически сработает непробиваемость, маскировка под окружающий фон или усиленная подсветка, если потеряешься. Машина разведлета обычных комбинезонов не производит.
- Знаешь, Чудик, на что наши костюмы похожи? На американское исподнее трико, причем военное. Кто увидит, сразу донос напишет.
- Возможно, но мы же «одежку» найдем, исподнее скроем.
- А что со складом? Куда шинельки-мешки штампованные денете?
- Лишнее сбросим там, где взяли, а здесь все притопится, смоет следы.
- А зверье куда денем?
- Домашних с собой заберешь, дикие сами уйдут.
- Чудик! А у меня будет дом?! Ну, чтобы домашних забрать…
- Почему же нет?! Человеку тоже нужны условия, не только животным.
     Ульяна покивала головой и вышла из командного пункта встречать сына. Навстречу бежал опьяненный небом Санька, раскинув руки крыльями, жужжа и маневрируя…
- Вылитый папка! – Воскликнула она, прижав к себе свое чадушко. – Мы тоже так летали, когда маленькими были…
- Мааам! А мы скит нашли, осталось только одежду стырить, а еще я кукурузник видел, и как он планирует!
- Виктор! Ну, какой «кукурузник»? Откуда? И что значит «стырить»?
- Я точно знаю все модификации, не спорь, мамчик… Мальчишки так кричали, мы же записывали, наблюдали, как они дерутся!
- Значит и ты сразу захотел драться и плохие слова говорить.
- Нет, мамчик, ничего плохого нет в том, чтобы стырить. Там еще хуже выражались, в словарях не найдешь. Ты не знала?
- Нет, ни разу не слыхивала, потому что это уже не слова…
- Ладно, мамчик… А разве родители бывают маленькими, мам?
- Вопрос неправильно поставлен. Из детей вырастают мамки и папки, как из зерна колос. Ты видишь, что разведлет делает? Вот иди, переоденься. А кукурузный заскок случится гораздо позже, поэтому не хвастайся тем, что еще не случилось. Биплан Поликарпова для географических наблюдений мы видели, я на мониторе - с точными характеристиками.
- Точно! Точно По-2СП модификация! Знаешь, мамчик, а скит прямо на пути геологов спрятался, они нас и найдут… А мы им скажем, что всегда здесь жили, ничего не ведаем, годов не помним.
- Да-да… Хорошая идея, к вечеру церковно-славянский язык надо выучить, а коль оговоритесь случайно, скажете, что в ветхой книге так написано, - поддержал Первуша.
- Сказочники, - вздохнула Ульяна.

     Едва стемнело, стрекоза обхватила домик со сложенными припасами, Первый разрешил подъем, сканируя маршрут перелета. Через час они уже раскладывались во дворе заброшенного подворья. Мужчины таскали, пересыпали зерно и муку из казенных мешков в подвальные клети под трапезной. Волчок выл на луну и принюхивался.
- Тяжела же крестьянская ноша, - объявил главный, выбравшись из подвала с ворохом мешковины.
     Ульяна осматривала пыльный дощатый стол, покрытые паутиной иконы, силясь представить, как она жила здесь от рождения, как это помещение должно выглядеть на чужой взгляд. Кот гнал черную лесную крысу и придушил ее у самых ног хозяйки.
- Ох и набежит крыс из лесу на зерно, если местные передохли, - заключила она, поддав ногой дохлятину за порог.
- Крысы… - одновременно изумились чудики и осеклись.
- Да-да, крысы, ты же сам с них начал рассказ, Первуша.
- Да-а… с них-то все наши беды…
- Ребята, а что это вы так побледнели? Вы наверно и мышей боитесь? А еще мужики называетесь. Давайте, приказывайте, где дом прятать будем, в какой лачуге замаскируем?
- Для подзарядки дома свет нужен, открытая поляна и доступ к воде. Ручей есть, вода хрустальная…
- Почти целая изба с печью есть, там должен быть жилой вид, кадки с помоями… - заключила Уля, - но крыша-то худая. Только городские дурачки могут поверить, что мы могли тут выжить… Крысы не помеха, пару кошечек стырить для нашего бойца Василия, надежней охраны не бывает. И тряпья здесь доисторического хватает…
- Ульяна, Виктор, вы запомнили, как быстро трансформируется домик. У вас будет время уйти от ручья, сложив его за пять действий, спрятать под валежник. Только свои маячки надо держать при себе.
- Но им тоже нужен заряд света, куда их спрячешь? На стену?
- Точно, мамчик! На стену, заместо зеркала, боярышня.
- Не кривляйся, учи язык или молчи…
     Первуша закончил сканирование, ничего опасного в округе не нашел, показал цифровую карту.
- А вот это? Что это в углу? Монастырь, который станет академгородком через тысячу лет?
- Нет, здесь более поздняя постройка и совсем другой квадрат. Мы намеренно удалились от былого центра, не ищи подвоха, Уля.
- Я не ищу! А вам придется распадаться на атомы, чтобы вернуться домой? – Всхлипнула она в ответ.
- Ирка, дура, ответь ей или я тебя придушу, зараза!
- А говоришь, не любишь, Чудик! Я просто пошутила, девочка, - откликнулась Ирка.
     Ирум вместо слов усилил звук тикающего хронометра.
- Вот бабьё-ю, - подначила кошка Удача, обвивая пушистым хвостом ногу главного конструктора, - Любуйтесь блуждающей звездой, не забывайте нас.
     Чудик, подхватил кошку, закинул на плечо, пристегнув шлейку к ее ошейнику, махнул рукой, и купол стрекозы закрылся.
- Что с нами будет? – вскрикнула Уля.
     Первуша пожал плечами, направился к своему аппарату. Виктор догнал его, повис на шее.
- А будет то, что будет, Улька. Мы же вас не бросаем, - весело ответил он, освобождаясь от объятий.
     Через миг он превратился в крупную, мерцающую зеленым светом звезду, зависшую над скитом.

20.06.19


Рецензии