Стадион Домициана, чайка, дети и обиженная ворона

Ещё в Древнем Риме учителя старались донести до учеников одну простую и непреложную истину: «Сидя в классе, нельзя считать ворон». Однако прошло вот уже более двух тысяч лет, а желающих поглазеть через школьное окно на пернатых, когда все учат урок, не убавилось, напротив, неуклонно растёт в геометрической прогрессии. И ладно, если бы все наблюдатели стали в будущем орнитологами, так нет, таких - единицы. Видимо, недостаток этот неистребим, даже заколоченные окна вряд ли помогут.

А бывает ещё, что урок проходит на улице, изучают, к примеру, историю, и здесь учителю надо так класс предметом увлечь, чтоб никакая ворона, голубь или воробей не смогли похитить детское внимание. Иначе произойдёт… Настоящая фото-сессия. Как было недавно с одним римским классом на Палатинском холме.

Школьников привели туда изучать историю родного края. После получасового экскурса в далёкое прошлое, наполненное Пуническими войнами и схватками гладиаторов, дети слегка притомились, и уже не могли отчётливо представлять, кого вскормила своим молоком волчица, Ромула с Ремом или Цезаря с Брутом. Помнили только одно, все убивали друг друга, а в перерывах устраивали спортивные состязания — гонки на колесницах.

Частично сохранившийся до наших дней Домицианов стадион был тому явное подтверждение. Выглядит он несколько мрачновато, большая часть декора утрачена. Дополняют душераздирающую картину свинцовые тучи, что с утра заволокли всё небо и грозили пролиться обильным дождём. Последнее обстоятельство никак не внушало радостей в детские души. Ученики заскучали. И тут появилась она.

Видимо, чайка давно наблюдала за детской аудиторией, выжидала момент, когда те окончательно от урока устанут. Птица опустилась на кирпичную тумбу ограды и подала голос. Он разительно отличался от учительского, а потому его услышали.
Ни для кого не секрет, что самые искренние люди на Свете – это дети. В своих эмоциях они не лгут и не притворяются. Если их что-то сильно огорчает, они плачут, если радует – смеются. Детям не надо из себя кого-то представлять, они такие, как есть, настоящие. Как они выглядят в глазах окружающих, их волнует меньше всего. Перемены придут, но позже, когда они станут взрослыми. Искренность с годами куда-то исчезнет, ей на смену придут правила и обстоятельства. Однако пока эта метаморфоза не произошла, дети будут смотреть на уроках в окно. И не важно, кто там, главное, что это летает, устремляясь к солнцу, касаясь крыльями облаков.

А ещё современные дети очень любят фотографировать то, что им нравится. Прогресс в лице мобильных телефонов подарил им такую возможность. И теперь нашей чайке никуда не деться, пока каждый из класса не сделает свой шедевральный снимок. Других они не умеют. Впрочем, пернатая незнакомка от этого не в обиде, напротив, сама напросилась. Не знаю, как у других чаек, но римские в общении с людьми открыли для себя совершенно новое преимущество. Помимо пропитания, что те не всегда честным путём добывают, они научились обращать на себя внимание. Чайке льстит, что ей восхищаются. Ещё бы, ведь она одна такая на здешних развалинах. Неучёная, но чертовски привлекательная. Красота – страшная сила.

Взад-вперёд ходила чайка по ограде, точно манекенщица по подиуму, периодически останавливаясь, чтобы лучше продемонстрировать фигуру, изящные ноги и длинную шею. Школьники от восторга что-то кричали и беспрестанно диву фотографировали. В то время взрослые в лице учителей благоразумно стояли в сторонке. Они хорошо понимали, сейчас тягаться с чайкой в вопросах авторитета — бессмысленно. Надо ждать, когда кому-то из участников фото-сессии наскучит это занятие.

И тут появилась ворона. Всё происходящее она наблюдала в сторонке на безопасном расстоянии. Следила за чайкой и злилась, что не ей достаются лавры славы. Серая спикировала на ограду, однако детей её манёвр сильно не тронул. Ворона крайне обиделась и, опустив голову, побрела, ковыляя лапками прочь от праздника жизни. А чайке тем временем стало уже надоедать столь огромное к ней внимание. Особенно её раздражало бестактное отношение пытавшихся вступить с ней в тесный контакт. Фамильярности она не терпела, а потому гордо вскинув голову и расправив крылья, стремглав улетела в неизвестном направлении.

Дети горевать не стали и тут же переключились на самих себя, начали показывать друг другу отснятые фото, обсуждая, у кого чайка выглядит лучше. Девчонки пошли ещё дальше, они сами превратились в объекты повышенного внимания, но со стороны своих сверстников. Свято место пусто не бывает. Мимо проходили взрослые, спешащие по своим делам. Они торопились осмотреть Колизей и другие достопримечательности до наступления ливня. А что же ворона, как у неё дела?

Серая тем временем взгромоздилась на близлежащий информационный щит с историческими достопримечательностями, где была обнаружена двумя взрослыми туристами. Те её как-то нехотя сфотографировали один раз, и пошли дальше. Ворона не успела даже каркнуть, так быстро всё произошло. А затем, то ли от обиды на всех, а может просто по физиологическим причинам, нагадила, скрыв от внимания туристов значительную часть Венецианской площади, что изображена была на информационном щите. Что ж, вороне простительно, она не сидела за партой и воспитанием похвастать не может.

Однако тёмным пятном эта история не закончилась, нашлось чистое, светлое. Ворона вновь вернулась на ограждение и тут её заметила одна девочка, та, что из класса, и сделала несколько снимков. Она единственная, кто серую пожалел, увидев в ней птицу высокого полёта. Иногда внешность обманчива, а настоящую красоту может подметить только доброе сердце.

Рим, май 2018

Фото автора


Рецензии