Кошачий бог. Антиутопия, 2 часть, глава 9. Первобы

9. Первобытная благодать


     Уля уже привыкла и тоже после купания заходила в кабину первого шпиона, думала о платье, но вновь оказывалась в комбинезоне с небольшими поправками в деталях. Главный подарил ей вместо тетрадки стеклянную доску, где сказанные вслух слова появлялись на экране, словно она их записала сама, своей рукой. Они очень не любили дым, кроме ягод и запеченной в глине рыбы и пташек ничего не брали, ели очень мало, а она всегда была голодная. На ее замечание о суровой зиме, просили не волноваться, а пригласили в каюту главного, она смотрела картинки на экране, выбирая как должно выглядеть зимовье. Ей понравилось поселение, огражденное частоколом из бревен для защиты от голодных хищников. Питомцы подрастали, их тоже надо было где-то укрывать.
     Наутро ей досталось уйма работы, собирать с веток кедровые орехи. Получилась огромная поляна вырубленного леса. Первый ходил по кругу со светящейся волшебной палочкой, прорезавшей дерн и коренья, следом шла многолапая каракатица главного конструктора, спихивала обточенные, как карандаши бревна в яму, тут же присыпая вал выбранной землей с наружной стороны. К вечеру появился канал от реки с прудом посередине, там уже бесновалась нагнанная рыба. А неподалеку стоял куб с окнами и дверью. Она вошла и обомлела: самый настоящий дом со всеми необходимыми предметами. Первый обернулся.
- Это хорошо, что ты зашла, я тебе покажу, как что работает, не надо больше костров, это вредно для планеты.
     В доме было все как в квартире, даже вода из крана была горячая, и даже душ, и зеркало и много предметов неизвестного назначения, но ни одной тряпочки или полотенца. Первый рассмеялся, словно понял, о чем она подумала. Кошка Удача обходила новое владение, гордо завернув метелку хвоста к голове, оглянулась на Ульяну, и ей показалось, что кошка сказала: «Дуля» - вместо ожидаемого «мяу». Невозмутимая кошка продолжила шествие и завершила проверку, свернувшись калачиком на постели.
- Мне так и придется просыпаться голой? – Насупилась Уля.
- Ой, совсем забыл, - откликнулся разведлет, - сейчас закончу раскладку мебели и покажу, где домашняя, ночная одежда, постельное белье.
- А где печка, мы ж померзнем зимой.
- Не переживай, Улька, будет всегда 22 градуса тепла. Дом от солнца тепло берет.
- Нам на троих еще погреб нужен, запасы сберечь, тут бы еще подполье сделать…
- Хорошо-хорошо, мы узнаем, что это и какие функции выполняют эти сооружения. А может быть, холодильником обойдешься? Вот потрогай полки… Примерзают пальчики? Значит, ничего не испортится, ничего не пропадет. Привыкнешь быстро, понравится. Здесь ночевать будешь или в палатку пойдешь? Мы хотели свернуть ее.
- А скотину, зверят куда денем? Не в дом же тащить?
- Ну-у… задала задачу, они же дикие, да-а… но в лес уже не уйдут, прикормила… Прикормила – воспитывай дальше. Места всем хватит.
- А вы где зимой спать будете?
- Как обычно, в кабинах своих, там наш дом… Ладно, обживайся, спрашивай, но костер не разводи больше.
     Ульяна потрогала край кровати, присела, кошка с шипением выскочила из дома. «Дуля-дуля-дуля!» - отчетливо доносилась со двора, кошка стремглав скрылась в кабине первого, сплавившего аппарат по каналу к берегу. Удача любила только своего хозяина и очень обиделась, что дом поставили не для него.
     Сама ты «дуля», а я Уля, - мысленно ответила девушка и рассмеялась над тем, что всерьез начинает разговаривать с кошкой. Не-ет, это не шпионы, а сказочники… Она раскинулась на упругой постели, при желании она имитировала легкую волну. Перед глазами появилась светящаяся голубым цветом цифра один. Разумеется, она помнит, что первым делом надо снять одежду, в стене замигала единичка,  выдвинулась полочка и утянула комбинезон. Второе – принять душ, третье – одеть пижаму, она помнит, что же они ее совсем за дурочку принимают со своими подсказками. Четвертое – пора учиться. Световые указатели вспыхивали из воздуха и гасли после правильного исполнения. На стеклянном столе не было учебников, но она послушно присела, сразу побежал текст задачи по физике, мигая знаком вопроса. Все ее прикидки в уме отражались на экране стола… Это из экзаменационного билета задача, они же готовились поступать с Санькой на физмат, папаша его добыл заранее список каверзных вопросов… Только зачем ей это сейчас, если она понятия не имеет куда попала и что будет дальше?
     Стол предложил ей ознакомиться с анатомией, она быстро считывала текст, внимательно разглядывала картинки-пояснения. Следующая глава показывала, как в кино, зачатие, развитие плода из яйцеклетки, затем необходимые упражнения для самостоятельных родов, уход за младенцем…
     Ульяна так зачиталась, что ей снова напомнили световые знаки о прогулке, приеме пищи, туалете и покое.
     Она вышла из домика, прошлась к пепелищу костра, там ее уже ждали подросшие зайчата, белки продолжали таскать шишки, ощипывая горы веток вдоль забора, волчонок скулил, он сильно проголодался и путался под ногами. Кошка Удача сегодня не охотилась на птиц, а сидела на крыше агрегата главного и наблюдала за ними. Пруд бурлил, хищная рыба гоняла мелкую, а сбежать им было некуда. Как и всем остальным, о воротах она не подумала, а мужчины не догадались. Хоть бы как-то иначе назвались сами. Первый? Главный? У человека должно быть имя. Тут она задумалась, а как она назовет ребенка? Непременно будет сын, иначе ей не управиться без подмоги. И без календаря она не могла определить срок. С перепугу она даже не отмечала черточками минувшие дни. Недели? Сколько времени прошло с того вечера, когда они с Санькой приметили блуждающую звезду Первого? Она силилась вспомнить событие за событием, то ей казалось, что прошла вечность, то не больше недели, как они здесь приземлились с Первушей.
     Вот и будет Первушей, чем не имя, раз само на ум пришло. А главный не расстается со своей «стрекозой» - на все лапки мастерицей… Козой его не назовешь, суров слишком, Кузьмой? – простовато как-то… Нет, главный – так главный. Бог с ним. Волчок трусил за ней, прихватывая за пятки, так и вошел в дом.
     Первуша засовывал огромную стерлядку в какую-то нишу, хвост не умещался и хлестал воздух, но вдруг обмяк и провалился, крышка плавно съехала вниз. Из нижней ячейки выехала тарелка с дымящимся куском пропаренной рыбы. Ох, как же не хватало соли к ней!
- Соли? – переспросил за ужином главный, - а где она бывает эта соль?
- Соль-то? Как где, в магазинах продается, в каждом доме соль есть, чудик!
- Чудик – это мое имя? – улыбнулся главный.
- Не совсем, больше прозвище, но вам идет. Вы не обиделись?
- Нет, обиды непродуктивны, мне нравится имя, но что означает – продается?
- Ну как? Продается за деньги, бесплатно можно у соседки щепотку занять, но это на один раз посолить, а у нас нет соседей и магазинов нет… А-а... у вас и денег нет… Да? Поэтому дурачитесь?
- Денег нет и быть не может, золота тоже нет, но его и невозможно есть. Ты говоришь о товарообмене, мне кажется, я догадался, что значит продавать-покупать-магазин-бесплатно.
- Нет-нет, магазин – только платно! Иначе это кража – преступление – тюрьма.
- Неправильно. Преступление и наказание. Достоевский написал.
- Вы оба чудики…
- Ульяна, я Первуша, мой папа – Чудик. Это хорошо. Мы знаем, что такое соль, сахар, золото. Все это хранится на складе. А у нас только аварийный – неприкосновенный запас. Я разведлет и задачу понял. Скажи, что тебе нужно еще? Платье? Шубу? Золото? Тетрадку?
- Валенки и ручку, карандаш и немного денег, чтобы написать письмо Саньке. А где ты все это купишь?
- Я все найду, девочка, я немножко волшебник, а не шпион.
- А мы всегда здесь будем кушать? Почему вы себе не устроите такие домики?
- Не кушать, а трапезничать. Да, пока всегда. Это аварийный домик, он один.
- И только потому, что дед наш крайне предусмотрительный консерватор.
- Он консервирует?! Надо же, - удивилась Улька, - Тогда еще посуда нужна, если добудешь сахар, мне банки нужны - варенья-соленья закрывать. Я умею.
- А кошку-собаку не хочешь?
- Хочу… и еще корову.
- На сегодня достаточно. Посуду поставь на самую нижнюю полку под «плитой». Потом отбой.
- Спокойной ночи.
- Есть, командир, - рассмеялись мужчины и ушли.


Рецензии