Темарунский кристалл

  МЕЖ ДВУХ МИРОВ

  Стайка разноцветных рыбёшек врассыпную бросилась прочь от хищной рыбины, уже нацелившейся на вкусный обед. Огромная пасть хищницы щёлкнула, острые зубы захватили лишь воду. Анару проплыл мимо, стараясь держаться у скальной породы, чтобы не привлекать внимания. Глупая рыбина реагирует на движение, и молодому темарунцу не хотелось без причины убивать, если она нападёт. С течением времени всё меньше обитателей остаётся в водах Чёрного моря, и лишать жизни даже хищное создание не стоит.

  Анару достиг поверхности, когда солнечный диск опустился за горизонт. В послезакатные сумерки поднялся он на одну из скал-близнецов. Адалары были его любимым местом отдыха, когда он поднимался из глубины. У границы с побережьем Гурзуфа, омываемые морем, стояли они, как стражи меж двух миров. Темарунец окинул взглядом берег, и присел на камни. Голова немного кружилась от перестройки дыхания. Жабры уступили лёгким, и Анару вдохнул морской воздух с ароматом южных цветов. Сосны и кипарисы добавляли струю свежести. Собратьям было непонятно стремление Анару время от времени покидать подводный мир, и подниматься наверх. Но сам он чувствовал, что без этих прогулок начинает задыхаться под толщей воды.

  Вайра говорит, что тяга к поверхности у него генетическая. Ведь Анару не был уроженцем Темаруна, хотя и с младенчества жил там. Совсем ещё крохой его спасли во время кораблекрушения. Такие, как он, жили в глубоководном мире, Анару не был исключением. Хирургическое вмешательство было отработанной и безболезненной процедурой, позволявшей получить второй шанс – жить в воде. Наверное, Вайра права, и что-то заложенное в генах тянет его периодически навещать берега полуострова. Где-то там, на побережье, живут его родственники, вернее, потомки тех, кто знал его семью. В Темаруне иной ход времени, и за то время, что Анару рос, набирался опыта и знаний, на побережье сменились поколения. Однако хотелось верить, что где-то на полуострове есть кто-то с такими же смоляными волосами и носом с горбинкой, кому передались гены мужской линии Анару. И пусть они будут так же любознательны и наблюдательны, и любят море, как он.

  Как же быстро бежит время здесь, на поверхности! Вот только-только светило скрылось за Ай-Петри, и уже лунная дорожка расчертила морские воды. Сверкающая, она протянулась от самой Луны, точнёхонько к белой известняковой скале, будто приглашая ступить на светящуюся поверхность моря. Разделив море на две части, лунная дорожка добралась и до Анару. Вот так и его душа, всегда разделена пополам. Одна часть вполне счастлива в Темаруне, а другая поёт и мечтает взлететь над этим зелёным побережьем, дышать воздухом полной грудью. Но и эта возможность бывать на поверхности может в любой момент прекратиться. Всё больше сужается проход, всё сильнее давит слой сероводорода, преграждая путь на поверхность. Учёные всё ещё пытаются найти способ очистить Чёрное море, уничтожить смертоносный пласт, но пока безуспешно.

  Анару встал, и повернулся к Аю-Дагу. Медведь навечно застыл, склонив голову в воды черноморские, пьёт-не напьётся вот уже сколько веков. Эх, если б смог он выпить весь сероводород! Тогда жители Темаруна не только бы сохранили связь с внешним миром, они помогли бы восстановить флору и фауну, вернуть многие виды морских обитателей.

  Вайра верит в сказки. Над девочкой всегда посмеиваются, слушая, как она вдохновенно рассказывает истории Темаруна, и заканчивает каждую сказку уверенностью в том, что всё так и было. Вайра говорит, что где-то глубоко-глубоко, там, где лишь тонкая оболочка отделяет мир от ядра земного, спрятан кристалл. Этот кристалл оставили Первые, и только он обладает силой, способной изменить мир. Но никто не воспринимает всерьёз сказки Вайры, не верит, что Первые так бездумно оставили мощную энергию в опасной близости к ядру земному. Анару верит. А что ему остаётся – если выход не будет найден, то не будет и прогулок к поверхности, не будет лунной дорожки и запаха кипарисов. И в скором времени изменится до неузнаваемости и само Чёрное море, продолжат исчезать его обитатели, поднимется слой сероводорода, губя всё живое.

  Тихий плеск нарушил ночную тишину. Жабры сменили лёгкие, перепонки меж пальцами раскрылись, и темарунец отправился домой с почти безумной мыслью поверить в сказку.


  НА ГЛУБИНУ

  Ночное море ласково обнимало, провожая Анару на глубину. Какое-то время он плыл под самой поверхностью в компании пары дельфинов-афалин, соревнуясь в скорости. С помощью щебета и свиста, издаваемых афалинами, Анару узнал, что появился новый источник сброса химических отходов. Настроение испортилось, и острое сожаление о судьбе полуострова кольнуло сердце. Бездумные действия людей довершат начатое давними природными катаклизмами, и разрушат всё, до чего дотянутся в жажде наживы.

  Дельфинам тоже жилось несладко в последнее время. Совсем недавно несколько белобочек выбросились на берег, и спасти не смогли почти никого. Что было тому причиной – загрязнение вод, шумы цивилизации, невыносимые для сверхчувствительного слухового аппарата дельфинов, или постоянное уменьшение пригодного слоя воды для жизни из-за сероводорода, не столь важно. Главное – Чёрное море теряло своих обитателей, пустея с каждым годом.

  Попрощавшись с дельфинами, Анару углубился в морские воды. Каменное дно метрах в десяти от поверхности было покрыто кустами невысокой зелёной водоросли. Рыбы-ласточки сновали стайками, бесстрашно откусывая кусочки от медуз, плавающих в изобилии, кружили спикары, покрытые светящимся синим узором с тёмными пятнами по бокам.
 
  Ниже началась сумеречная зона с курчавыми красными водорослями, рапанами, поедающими мидий. Ещё глубже – песчаная долина, сменяющаяся илом. Травяные крабы и скорпены, застывшие в засаде, привычные к холодной воде морские петухи и скаты "морская лиса", живущие глубоко под водой. Метровые акулы-катраны промелькнули серыми тенями, но Анару прекрасно ориентировался в темноте. Особое зрение жителей Темаруна он получил вместе с жабрами и перепонками меж пальцев.

  Всё ниже опускался на глубину Анару, следуя к проходу-туннелю сквозь пласт сероводорода. Раньше таких туннелей было несколько, но постепенно они заполнились непригодной для жизни массой. На глубине ста пятидесяти – двухсот метров в Чёрном море не было жизни, это "море мёртвых глубин". Лишь три прохода-туннеля остались не заполнены, и к одному из них, у южного побережья, спешил Анару. На полуострове занялся рассвет, когда он вернулся домой. Проплыв сквозь туннель, Анару оказался в тех водах, где не бывал ни один житель поверхности. Ни один батискаф не опускался на дно, ни одна подводная лодка не могла нарушить границы недосягаемой глубины. Огромные медузы встретили люминесцентными расцветками, величаво и неспешно следуя своей дорогой.

  Совершенно иной мир открылся взору Анару. Темарун, древняя страна, сохранившая незыблемость и постоянство в течение прошедших веков – здесь органично соединились природные возможности живых существ и инженерный гений Первых. Жизнь в воде и под воздушным куполом, умение дышать лёгкими и жабрами, приспособиться к двум стихиям, и в каждой чувствовать себя свободно – такими были жители Темаруна.

  Анару плыл к городу под воздушным куполом. Ему требовался отдых после прогулки на поверхность, а потом он подробно расспросит Вайру, откуда знает она сказки, которые пересказывает, и всё, что известно о кристалле, спрятанном у ядра планеты.


  ПРИГРАНИЧЬЕ

– Вставай, дружище! – раздалось над головой.

  Анару вскочил, пытаясь понять, как он попал в шторм на поверхности. Но раскатами грома оказался раскатистый бас Хеми, от которого и Нептун очнётся от вечного сна.

– Что шумишь! Сон досмотреть не дал!

– Ты столько проспал, что уже можно с десяток снов пересмотреть! – Хеми протянул чашу с бодрящим напитком. – Собирайся, пора!

  Анару окончательно проснулся, вспомнив, что сегодня их очередь патрулировать границы. Залпом выпив напиток, поспешил с Хеми на завтрак. Весь отряд был в сборе, молодые темарунцы завтракали перед рейдом. Анару присоединился – набрав еды на поднос, присел рядом с Хеми и Тейном. Яркое потолочное освещение с имитацией голубого неба с лёгкими облачками давало ощущение простора. Анару в который раз отметил, что правы были Первые, сконструировав воздушный купол по подобию неба. Если бы не эта видимость близости небосвода, было бы тоскливо находиться постоянно под толщей вод морских.
 
– Сегодня в южные воды! – Хеми поднялся, а за ним и все остальные. – Опять видели хадшена совсем близко к куполу.

– Острозубый дракон появляется раз в десять циклов, и до сих пор его не смогли поймать! На этот раз он совсем близко, лёгкая добыча! – Тейн уже надевал акваовероль.

  Немногочисленный отряд облачился в комбинезоны, материал которых при взаимодействии с водой трансформировался в гибкий подвижный хвост, охватывающий ноги, и боковые плавники по всей поверхности тела. Темарунцы на себе знали, что значит чувствовать себя "как рыба в воде" благодаря наследию Первых. Вооружившись трезубцами и острогами, воины вошли в шлюз, отделяющий воздушное пространство от морского. Через тридцать секунд патруль уже был на пути в южные воды. Акваовероли приняли причудливые формы глубоководных рыб. Хеми с хвостом акулы-молота и мощным трезубцем походил на царя морского, легендарного Нептуна, Тейн распетушил боковые плавники как хищная рыба-лев. Кири облачился в щупальца осьминога, а Ману решил, что чёрный ему к лицу, и обзавёлся иссиня-чёрным акульим хвостом. Анару остался в классическом образе тритона, следуя униформе Первых.

  Патруль направился на юг от воздушного купола, к скалистым гротам, сокрытым скоплениями разросшихся водорослей.

– Вон он, хадшен! – жестами указал Кири на тёмный провал грота.
Туда и впрямь метнулась крупная тень, очень быстро скрывшись внутри. Патруль подобрался ближе, и окружил скальный грот.

– Надо его выманить! – Хеми указал на вход.

  Анару оторвал от скалы ощетинившегося морского ежа, и забросил в грот. Через секунду ёж вылетел обратно. Анару вновь закинул его, и ёж опять вылетел из грота. Тогда Анару бросил его у входа. Сразу наружу показалась зубастая пасть хадшена. Он обнюхал ежа, потрогал когтистой лапой. Темарунцы застыли в напряжении, готовые пронзить копьями и трезубцами чудовище. Но хадшен будто не замечал их. Он высунулся из грота полностью, и поддел ежа хвостом. Подкинув вверх, вновь отбил хвостом, совершенно не обращая внимания на патруль.

 – Да он же играет! Совсем как дельфины или косатки! – догадался Анару.

  Хадшен ещё раз подбросил ежа, и вернулся в логово. Не успели темарунцы ничего предпринять, как из грота выплыло целое семейство маленьких хадшенов, очень похожих на мамашу. Острозубая дракониха начала подкидывать ежа, показывая детям, как с ним можно играть. Тотчас у грота началась весёлая возня – маленькие хадшены носились туда-сюда, подбивая ежа хвостами. На патруль никто не обращал внимания, и нападать, впиваясь зубами, никто не думал.

– Дети! Самка хадшена нашла здесь дом! Они не опасны! Возвращаемся! – просигналил Хеми.

  Темарунцы с интересом понаблюдали, как резвятся малыши с мамой, и отплыли поохотиться. Добычей стал глубоководный пятиметровый червь, которого вытащили из илистого дна неподалёку. Его отнесли к гроту, и оставили рядом. Семейству хадшенов пригодится пища!

  Миссия была выполнена, и патруль вернулся в город. Анару же решил проверить жемчужницу. Раковины находились на западной окраине города, и он иногда приплывал сюда полюбоваться светящимся перламутром, внутри которого происходило чудо.


  ХРАМ СВЕТА

  Путь к жемчужнице пролегал через руины древнего храма. Эта часть Темаруна была нежилой, и купола здесь не было. В давние времена храм возвышался над городом. Под голубым небом мраморные колонны выглядели величественно, нежная музыка лилась из храма. Море поглотило храм Света вместе с городом, но до сих пор, глядя на изящные колонны, поддерживающие резной портик, Анару ловил себя на мысли, что здесь всё дышит вечностью. Колонны мягко светились изнутри – казалось, что храм сохранил частички солнечного света даже под толщами воды. Светящиеся водоросли обвили их, будто растения с поверхности, тянущиеся к свету. Анару тоже получил частичку света – кожа замерцала люминесцентными бликами. Стены храма почти не разрушились, остался лишь след от сотрясения, когда город уходил под воду – небольшой крен колонн и трещины.

– Интересно, смогли бы мы сейчас выстроить нечто подобное? – раздумывал Анару, проплывая мимо храма. – Чертежи Первых могут помочь, но под водой всё иначе!

  Вдруг из храма полилась тихая мелодия. Это было так странно, что Анару подумал, что это его разыгравшееся воображение. Но мелодия не стихала, она стала сильнее, призывая заглянуть под древние своды. Анару поплыл внутрь и застыл, поражённый невиданным зрелищем. Посреди храма стояла девушка, урождённая темарунка. Светлые волосы и ясные голубые глаза говорили об этом, и акваовероль, но не трансформированный в хвост, а обтягивающий стройное тело серебристым материалом. Девушка держала небольшую трубочку с отверстиями, и нежные напевы звучали от прикосновений губ. Анару заслушался и не двигался с места, прислонившись к внутренней колонне. Но мелодия внезапно оборвалась, и девушка обернулась, почувствовав чужое присутствие.

– Это чудесно! Как ты это делаешь? Почему мелодия слышна под водой? – Анару приблизился к девушке.

– Это флейта, – объяснила та, протягивая инструмент. – Посмотри, в неё вставлен осколок кристалла Первых, это позволяет звукам проходить сквозь воду.

– Гениально! И так просто! – покачал головой Анару, возвращая флейту. – Откуда ты? Я не видел тебя в городе!

– Я Джайра, из западного купола, сейчас проведываю семью брата, – ответила девушка, пряча флейту в чехол. – Люблю здесь бывать, музыка будто сама льётся в храме!

– Я Анару, мой дом здесь, в центральном куполе. Наверное, я знаком с твоими родными, кто они?

– Тангароа, он учёный, занимается решением проблемы сероводорода!

– Отец Вайры?

– Ты знаком с племянницей?

– Ещё бы! Замечательные у неё сказки! Откуда она их знает?

– Да, Вайра у нас вся в бабушку! – тепло улыбнулась Джайра. – Она с детства только и слушала всё, что рассказывала наша бабушка Роймата про эпоху Первых, о том, что было ещё до катастрофы. Слушала, запоминала, а потом нам всем пересказывала тысячу раз!

   Анару и Джайра выплыли из храма Света. Храм провожал тёплым свечением колонн, будто звал вернуться в другой раз.

– Как ты думаешь, сколько правды в сказках Вайры? – спросил Анару спутницу.

– Трудно сказать, ведь столько времени прошло со времён Первых. Бабушка Роймата утверждает, что она рассказывает всё точь-в-точь, как поведала ей её бабушка. А теперь наша Вайра будет рассказывать её сказки в Темаруне, пока не передаст эстафету своей внучке, да только когда ещё это будет!

– Если сказка о кристалле правдива, значит он существует? Хорошо бы расспросить твою бабушку, вдруг она ещё что-то вспомнит!

– Ты прав, расспросить стоит. Никогда не думала, что это что-то большее, чем сказки! Сможешь сам это сделать, когда вернусь домой, отправимся вместе. Но пока мне надо навестить родных, они ждут!

– Хочешь посмотреть на жемчужницу? – предложил Анару. – Это совсем рядом!

  Джайра последовала за Анару. За скалистым выступом взору открывалось целое поле перламутровых раковин. Каждая из них хранила морской жемчуг, который темарунцы использовали для создания акваоверолей, перерабатывая в тонкую прочную нить по технологии Первых. Анару подплыл к небольшой раковине золотистого оттенка и аккуратно раскрыл створки. Достав овальную жемчужину, протянул Джайре:

 – Возьми, она будет напоминать тебе о храме Света. Она светится так же, как колонны, и от неё исходит тепло.

  Джайра протянула руку, и Анару опустил жемчужину в её ладонь. Овальная, отливающая золотистым, она и впрямь согревала и мягко светилась. Джайра с трудом подняла взгляд от жемчужины, и сказала:

– Она чудесна! Но нам пора.

  Анару и Джайра поплыли вместе к городу под воздушным куполом. Чем ближе они подплывали, тем оживлённее были воды. Темарунцы направлялись по своим делам в разные стороны от города, а некоторые возвращались домой. У входного шлюза даже собрались несколько жителей, дожидаясь своей очереди. Анару уступил своё место темарункам в авкаоверолях расцветки золотых рыбок, и попрощался с Джайрой, договорившись встретиться в библиотеке чуть позже.


  НАСЛЕДИЕ ПЕРВЫХ

  Пройдя шлюз и освободившись от акваовероля, Анару первым делом навестил Лири – карадагского змея. Темарун стал прибежищем многих редких видов флоры и фауны Чёрного моря, которые удалось спасти, переправив по туннелям. Считали, что и в появлении карадагских змеев был повинен сероводород. Неожиданные мутации породили неизвестные формы жизни, и кто знает, какие ещё могут возникнуть, пока смертоносный слой существует.

– Привет, малыш! – Анару погладил Лири по гладкой прохладной коже, когда тот высунул любопытную мордочку из аквариума, держась коготками за край. Карадагский змей был с четырьмя короткими лапами и фигурными широкими плавниками, которые раскрывались в воде подобно крыльям.

  Лири был генетически изменённым, поэтому двадцатиметрового размера предка от него не ожидали, да и поедать дельфинов он уже не будет, когда вырастет – ген агрессии перенаправлен в ген преданности. Карадагских змеев выращивали в Темаруне как друзей и помощников, они были подобны собакам для человека. До определённого возраста змеёныши находились в "яслях", а их будущие хозяева навещали малышей и даже брали на прогулки. Лири растили для Анару, и его уже можно было забирать домой. Анару решил, что возьмёт Лири в первое путешествие к западному куполу, когда отправится туда с Джайрой. А пока он просто поиграл с ним, накормил планктоном, и попрощался.

  Пообедав в общем зале с друзьями, Анару направился в библиотеку незадолго до встречи с Джайрой. Он хотел ещё раз пересмотреть исторические хроники, уцелевшие и сохранённые в голограммах. Анару вновь убедился, что о кристалле нет ни слова. За просмотром хроники его и застала Джайра. Она пришла не одна, а с Вайрой. Анару приветливо улыбнулся девочке – они были давними приятелями.

– Смотрю, ты всерьёз занялся поисками! – улыбнулась Джайра.

– Я всегда знала, что Анару мне верит, то есть моим сказкам! – Вайра победно посмотрела на Джайру.

– Нашёл что-нибудь интересное? – Джайра вскользь проглядела информацию, уже знакомую по урокам истории Темаруна в школе.

– О кристалле ничего, но есть чертежи некоторых конструкций, которые мы не используем. И ещё есть план какой-то пещеры, о ней я тоже не слышал, хотя в патруле заплывал на самые окраины Темаруна.

– Может это пещера, в которой спрятан кристалл? – глаза Вайры загорелись от предвкушения.

– Всё может быть. Но точного местонахождения нет. – Анару сделал копию голограммы с планом подземелья и сохранил в накопителе энергии – браслете на запястье.

  Джайра задумчиво разглядывала капсулы с записями голограмм, расставленные в тематическом порядке на полках вдоль стен библиотеки:

– Первые оставили много ценного. Без их технологий Темарун не пережил бы катастрофу. Мы никогда не научились бы дышать под водой, не смогли бы производить необходимые для выживания вещи, не сумели бы обеспечить жителей пищей. Вот только откуда они всё это узнали?

– И откуда они знали, что нам это пригодится? – Анару уже давно задавался этим вопросом.

– А ведь здорово, что у нас есть растения с поверхности! – Вайра подбежала к дальней стене библиотеки, уставленной всевозможными видами флоры черноморского побережья, заботливо выращиваемыми в прозрачных колбах.

– Здорово! – кивнул Анару. – И ещё здорово, что Первые оставили загадочные приборы, назначения которых мы пока не знаем!

  Он обвёл взглядом стеллаж у входа, на котором находились пока неизученные вещи, которым не нашли применения темарунцы.

– Попробуем поговорить с бабушкой Ройматой! – произнесла Джайра, заправляя за ухо светлый локон. Анару невольно залюбовался грациозным движением.

– Я тоже с вами! – Вайра чуть не подпрыгнула. – Меня отпустят к бабушке!

– Значит, завтра и отправимся! – улыбнулась Джайра. – А пока идём отпрашиваться у твоих родителей!

– Жду вас завтра у шлюза! – попрощался Анару.


  CКАЗКА БАБУШКИ РОЙМАТЫ

  Морские глубины отозвались мягким прикосновением. Анару и Джайра одновременно выплыли из шлюза, Вайра за ними. На плече Анару сидел Лири, цепко ухватившись коготками. Освоившись в просторных водах, змеёныш успокоился, и поплыл сам, держась поблизости к Анару. Вайра поглядывала на Лири с восхищением, она давно хотела карадагского змея. Однако нужно было подождать до совершеннолетия, а то и того больше – змеев отдавали под личную ответственность только взрослым, в основном тем, кто выходил на патрулирование окраин Темаруна.

  Проплыв довольно большое расстояние, компания решила отдохнуть, расположившись у коралловых зарослей. Но не успела Вайра присесть, как Лири зашипел, и кинулся под большой отросток коралла, как раз там, где намеревалась присесть девочка. Анару метнулся туда, но Лири уже вытягивал наружу глубоководную мурену, острыми зубками и когтями вцепившись намертво. В Темаруне этот вид хищниц был ядовит и весьма опасен. Но Лири вовремя почуял мурену и спас Вайру от укуса.

– Молодец! Что бы мы без тебя делали, дружок! – Анару погладил Лири, разделавшись с хищницей острогой.

  Змеёныш довольно перекувыркнулся через голову, и дал Вайре себя погладить. Девочка была благодарна за спасение, и после небольшого отдыха не отставала от Лири, стараясь плыть рядом.

  Больше до Западного купола ничего тревожного не случилось. Джайра, Анару, Вайра и Лири проплыли мимо храма Света, мимо поля жемчужниц, вдоль скалистого основания рифа, через коралловые заросли, усыпанные светящимися актиниями, разминулись со стайкой темарунок в акваоверолях в стиле медуз. Лири чуть было не перепутал их с настоящими медузами, и погнался за одной из них.
 
  Путешествие не заняло много времени, и вскоре шлюз Западного купола был открыт для путников. Семья Джайры встретила приветливо, первым делом пригласив всех пообедать. Анару терпеливо ждал, когда можно будет поговорить с бабушкой Ройматой, но не показывал вида. Джайра хитро усмехалась – она-то знала, что Анару уже приготовил тысячу вопросов. Но знала она и свою бабушку, поэтому помалкивала.

– Бабушка, расскажи сказку! – попросила Вайра сразу же после обеда, не дав и рта раскрыть Анару.

– Сказку? Да ты их все знаешь! – улыбнулась Роймата. – Да и рассказываешь лучше меня!

– Расскажи ту, что про кристалл Первых! Мне кажется, я не всё запомнила! – Вайра не унималась.

– Ну хорошо, слушай! И вы слушайте, не перебивайте! – бабушка строго посмотрела на Анару, Джайру и всех, кто сидел за столом. Но никто и не думал перебивать, а лишь устроились поудобнее. Роймата негромким голосом начала:

– Давным-давно, много циклов назад, не было моря Чёрного. Раскинулось озеро пресноводное, хвощи да плауны зеленели. Много рыбы разной в озере водилось, и крупной, и мелкой. Сытно жилось людям у озера, хороший улов был. Жили в озере и обитатели пресноводные, вида чудного да невиданного – кто-то с хвостом длинным, кто-то с лапами мощными, а кто-то и с пастью зубастой.
  Как-то днём тёплым да солнечным вспыхнуло небо, гром раскатами отозвался. С неба упал камень светящийся, огнём вокруг траву выжег. Как только остыл камень, пополам раскололся. И вышли из каменного нутра люди роста высокого, все светловолосы да голубоглазы. Поселились они на берегах озера, стали жить среди народа приозёрного. Знали много те пришлые, многому учили. Но с тревогой посматривали на вулкан неподалёку, да головами качали.
  Однажды ночью тёмной послышался гул сильный. Закачалась земля под ногами, раскололась трещинами. Проснулся вулкан, лавой огненной извергаться стал, дымом да пеплом всё заволок. Содрогнулось озеро, вниз провалилось. Вместе с озером под землю ушли посёлки прибрежные, да дом каменный тех, кто с небес в нём упал. Хлынули воды морские на то место, где озеро было – не бывает в природе пустоты. Воды тёмные, с пеплом смешаны –Чёрное море, бурное.
  Погибли все обитатели озера, не смогли пережить катастрофу. Появился со временем слой ядовитый из останков организмов животных, сероводород мёртвой преградой на пути к поверхности стал.
  Но укрыли людей в доме своём каменном те, кто с неба пришли. Научили они всему людей, показали, как выжить в мире подводном. С тех пор расти стал Темарун, города строиться, куполами воздушными закрытые. Нужные знания передали те, кто отныне Первыми назван был, помогли они народ целый сохранить. Ещё до того, как появились города подводные, центром жизни сердце каменного дома Первых было – кристалл голубой, размером с человека. Как только смогли темарунцы отдельно от Первых жить, когда дышать под водой стали да пищу добывать научились, перестало биться сердце дома каменного. Никто больше кристалла того не видел, да только рассказывали, что сила в нём великая скрыта. Первые в небеса вернуться могли, из подводного мира даже. Да только не стали они делать этого, дали шанс Темаруну подняться.
  С тех давних пор сказывают, что спрятали Первые кристалл тот у самого сердца земли, там, где оболочка тонка, и где не найти его без великой надобности. А когда нужда в том кристалле будет сильная, отыщется он там, где свет и звук гармонией свяжутся, где два мира любовь обретут, где дитя Темаруна да дитя моря друг дружку держаться будут. Как проснётся кристалл, грядут перемены.

  Замолкла Роймата, и ни звука не проронили те, кто слушал её. Каждый думал о том времени, когда родился Темарун. Даже не верилось, что тысячи циклов назад произошла катастрофа, в которой удалось выжить в глубине целому народу. Анару слушал внимательнее всех, пытаясь разгадать загадки. Он понимал, что Роймата не сможет ответить на те вопросы, что крутились в его мыслях. Сказочница лишь посредник между вымыслом и реальностью, точных ответов о месторасположении кристалла не будет, всё спрятано в словах, которые надо понять, в смысле образов, что требуют разгадки. Надо всем этим надо хорошенько поразмыслить, и посоветоваться с Джайрой.


  ЗАПАДНЫЙ КУПОЛ

  Анару ещё не бывал в Западном куполе, и Джайра пригласила его на прогулку. Вайра осталась с Лири, которого сразу же по прибытии поместили в уютный аквариум. Малыш отдыхал после длительного для него первого путешествия, и с удовольствием лакомился мальками из рук Вайры. Похоже было, что теперь Лири привязался к девочке больше, чем к Анару. Он тревожно высовывал мордочку, и искал глазами Вайру, когда та уходила, и удовлетворённо сворачивался на дне аквариума и дремал, когда она была в поле зрения.

  Западный купол был выстроен подобно всем городам Темаруна. Продуманная функциональность, использование технологий для удобного существования, и даже расположение жилой, учебной, промышленной зоны и научных лабораторий было аналогично Центральному куполу. Анару легко ориентировался в планировке города, отличия были лишь в оформлении, дизайне помещений и интерьере.

– Помогла ли тебе сказка бабушки Ройматы понять что-то о кристалле? – спросила Джайра, когда они присели в зелёном уголке, уставленном карликовыми соснами. На столиках были напитки и лёгкое угощение для всех, кто здесь отдыхал.

– Ясно одно – он существует. Мне кажется, что Первые прилетели со звёзд, с одной из планет. С какой целью, это останется неизвестным, но они знали, что грядёт катастрофа, и остались, чтобы помочь, хотя могли вернуться домой. Каменный дом – вероятно какое-то транспортное средство, на котором они прилетели, а кристалл – неизвестный нам вид энергии, заключённый в оболочку. Мы же используем энергию течений и колебаний волн, значит есть и что-то иное.

– Но где же его найти, ведь об этом нет и намёка? – Джайра протянула Анару стакан с освежающим напитком.

– Смотри, вот план пещеры, что я обнаружил в библиотеке, – Анару включил голографическое изображение с браслета, – ничего не напоминает?

– Странная пещера, очень уж правильные формы! – внимательно рассмотрела чертёж Джайра.

– А если перевернуть? – Анару повернул изображение вверх тормашками.

– Колонны, чёткий периметр – похоже на храм. А ещё ступени полукругом и площадка – сцена?

– Я думаю, что вход в пещеру надо искать в храме Света. Это единственное отлично уцелевшее здание со времён катастрофы. Храм канул в бездну вместе с участком суши у древнего озера. Никто не пытался толком обследовать его, и я хочу наконец-то это сделать.

– Я с тобой! И Вайра точно не отстанет, придётся это сделать по дороге обратно, когда буду провожать её домой! – улыбнулась Джайра.

– Хорошо, давай! – Анару улыбнулся в ответ. Почему-то он чувствовал себя легко и свободно рядом с этой удивительной девушкой. Казалось, он знал её всю жизнь, а теперь даже не мыслит о том, чтобы расстаться.

  Джайра и Анару ещё долго бродили по Западному куполу. В широкие водонепроницаемые окна окружной галереи они наблюдали за придонным ландшафтом и за спешащими по своим делам жителями города в причудливых акваоверолях.  Молодые темарунцы не заметили, как уже шли, держась за руки, а темы для разговоров не иссякали. Новый день готовил новые ощущения – они отправятся в храм Света.


  КРИСТАЛЛ ПЕРВЫХ

  Конечно же Вайра увязалась за Джайрой и Анару, а Лири, отменно отдохнувший, уже цеплялся за её плечо. Он даже цапнул патрульного Западного купола, когда тот слишком близко подошёл к девочке, пытаясь вместиться в шлюз вместе с остальными. Анару с Джайрой переглянулись, и темарунец незаметно кивнул, пряча улыбку. Похоже, Лири окончательно выбрал себе друга – смена розового тона плавников-крыльев на фиолетовый была сигналом, что в "ясли" он уже не вернётся, взросление началось, а вместе с ним и формирование привязанности. Анару до сих пор воспринимался как "няня", а с Вайрой его связало спасение жизни, и он взял на себя опеку над девочкой, оберегая, как умел.

– Заботься о нём хорошенько! Он выбрал тебя! – Анару погладил Лири, и подмигнул Вайре.

– Правда? Он мой? – Вайра не верила своему счастью. – Я буду о нём заботиться! Ура, у меня есть карадагский змей!

  Путь к храму Света показался короче, чем по дороге в Западный купол. Тайна кристалла звала, и путникам не терпелось поскорее попасть в храм, чтобы подтвердить свою догадку, или отвергнуть, и поскорее начать поиски в новом месте. Джайра и Анару выбрали более подвижную форму акваоверолей, и со стороны их маленький отряд походил на стайку причудливых рыб. От них отшатнулась даже семейка мутировавших придонных каракатиц, устрашающе светящихся синим неоном.

  Храм Света встретил мягким сиянием колонн, и какая-то атмосфера спокойствия окутала при приближении к нему. Темарунцы вплыли внутрь, оказавшись в пустом периметре колонн. Они оглядывались, искали какие-то знаки, указывающие на вход в подземные уровни.

– Смотрите, трезубец Нептуна! – позвала Вайра. Она решила обследовать стены наощупь, и обнаружила гравировку трезубца, покрытую слоем водорослей.

  Анару провёл рукой по символу, и когда дотронулся до среднего зубца, плита в стене внезапно раскрылась внутрь. Ступени вели вниз, и люминесцентное свечение исходило от стен. Не сговариваясь и не думая о последствиях, Анару, Джайра, Вайра с Лири на плече начали спускаться. Спуск занял довольно много времени, казалось, они шли к самому сердцу Земли. Ступени привели ко входу в подземную пещеру.
 
  Анару включил изображение на голограмме, сравнивая увиденное:

– Это она! Но здесь не только сцена! Интересно, зачем все эти каменные выступы и отверстия? Похоже, они для стока воды! Но здесь же и так везде вода, непонятно…
 
– Смотри, сцена, точь-в-точь как на голограмме! Всегда хотела оказаться на сцене! – мечтательно произнесла Джайра, и вытащила из чехла флейту.

  Музыка, чарующая и нежная, полилась меж древних стен храма. Казалось, звук отражается, переливаясь хрустальными каплями, и кружит по сцене призрачной метелью. Флейта звучала напевно, и было в её мелодии столько силы и света, что задняя часть сцены начала осыпаться, ложась вековой пылью, которую тут же подхватывала вода, растворяя частички самого времени.
  Отзвучала чарующая мелодия. За осыпавшейся стеной ярко сиял кристалл голубыми отсветами энергии.

– Это сердце каменного дома Первых! Смотрите, здесь всё осталось так, как в те времена! – Вайра восхищённо осматривала высокие своды зала, кристалл, соединённый с непонятным механизмом.

– Ощущаете вибрацию? – обеспокоенно спросила Джайра.

– Не волнуйся, я рядом! – Анару приобнял девушку.

    Вайра погладила Лири, и придвинулась к Джайре. Они все вместе зачарованно наблюдали, как кристалл начал вращение, запустив неведомый механизм. Свет и звук гармонией связались в чудесной мелодии флейты, любовь обрели урождённая темарунка Джайра и рождённый на полуострове Анару, а Вайра и карадагский змей, дети Темаруна и моря, держались отныне друг за дружку навсегда, связанные дружбой. Сказка бабушки Ройматы сбывалась на глазах, и перемены не замедлили начаться.

  Кристалл Первых запустил механизм, скрытый в недрах Медведь-Горы. Если бы в этот час Анару был на поверхности, на своих любимых Адаларах, он бы увидел, что каменный медведь проснулся. Он начал пить вредоносный слой, заглатывая сероводород большими глотками. Заполняя резервуары неведомой технологии, газ превращался в обычную морскую воду. Долго пил медведь, пока не выпил всё до последней капельки. Воды морские, чистые, заполнили то место, что звалось мёртвыми водами.

– Смотрите, стало светлее! – подняла Вайра голову вверх. – Лестница! Лестница в небо!

– Идём? – Анару шагнул на каменные ступени, ведущие наверх.

  Лестница была длинной, она долго не заканчивалась. А когда последняя ступенька осталась позади, Анару, Джайра, Вайра и Лири оказались на спине медведя, на самой вершине Медведь-Горы. Море, чистое, сине-зелёное, ласковое, простиралось до самого горизонта. Запах магнолий и кипарисов доносился чарующим ароматом.

– Кристалл Первых проснулся! Он изменил Темарун и полуостров! – улыбнулся Анару. – Мы будем жить в двух мирах!


  Иллюстрация из сети...


Рецензии
Такая проникновенная история! Герои светлые и самоотверженные!Если бы и нам дали такую возможность-изменить себя.... вот думаю, справились бы мы?Спасибо за чудесный рассказ, Ириночка!!!

Еремеева Валентина Владимировна   25.07.2019 10:32     Заявить о нарушении
Валечка, спасибо громадное на добром слове!)Удачи и вдохновения!)

Эйрэна   25.07.2019 15:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.