Удана Глава 8 Паталигамия вагга

#буддизм #тхеравада #Палийский Канон

Перевод с пали: Anandajoti bhikkhu
Перевод с английского и комментарии: Шаповалов Леонид [Antaradhana]
Английский текст и текст на пали для перевода некоторых терминов и большинства строф https://suttacentral.net/ud

Только для бесплатного распространения.



Глава 8
Паталигамия вагга


Удана 8.1 Патхаманиббанапатисаньютта сутта: Первое высказывание, связанное с ниббаной

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. Тогда Благословенный наставлял, воодушевлял и вдохновлял монахов речью о Дхамме, связанной с освобождением. И тогда те монахи сосредоточились на этом, обратили к этому свои умы, направили их на рассмотрение этого, внимательно слушая Дхамму.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Есть сфера, монахи, где нет ни земли, ни воды, ни огня, ни воздуха, ни сферы бесконечного пространства, ни сферы бесконечного сознания, ни сферы отсутствия чего бы то ни было, ни сферы ни восприятия, ни невосприятия, ни этого мира, ни мира за его пределами, ни луны, ни солнца. Там, монахи, я говорю, нет ни появления, ни ухода, ни продолжительности, ни исчезновения, ни возрождения [73]. Совершенно безопорное, неподвижное, безобъектное, – лишь это является прекращением страдания».
__________________________________________________

73. agati, gati, thiti – это три стадии бытия, как их понимали в Индии: появление (дословно возвращение, т.е. рождение в мире); уход (переход в иную жизнь, после смерти); продолжительность (жизненный срок), а также другими словами: cuti – исчезновение (из одного мира), upapatti – возрождение (в следующем мире).


Удана 8.2 Дутияниббанапатисаньютта сутта: Второе высказывание, связанное с ниббаной

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. Тогда Благословенный наставлял, воодушевлял и вдохновлял монахов речью о Дхамме, связанной с освобождением. И тогда те монахи сосредоточились на этом, обратили к этому свои умы, направили их на рассмотрение этого, внимательно слушая Дхамму.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Трудно увидеть непоколебимое,
Не легко увидеть истину,
Но не для того, кто понял жажду,
Не для того, кто видит».


Удана 8.3 Татияниббанапатисаньютта сутта: Третье высказывание, связанное с ниббаной

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. Тогда Благословенный наставлял, воодушевлял и вдохновлял монахов речью о Дхамме, связанной с освобождением. И тогда те монахи сосредоточились на этом, обратили к этому свои умы, направили их на рассмотрение этого, внимательно слушая Дхамму.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Есть, монахи, нерожденность, неустановленность [74], несотворенность, необусловленность. Если бы, монахи, не было нерожденности, неустановленности, несотворенности, необусловленности, то не было бы спасения от рождения, становления, сотворения [75] и обусловленности. Но поскольку есть нерожденность, неустановленность, несотворенность, необусловленность, то есть спасение от рождения, становления, сотворения и обусловленности».
__________________________________________________

74. abhutam - означает здесь отсутствие bhava (существования в одном из миров), но просклонять слово 'существование' или 'бытие' c отрицательным значением, адекватно не получается.
 
75. katam - сотворение, в смысле зачатие родителями.


Удана 8.4 Чатуттханиббанапатисаньютта сутта: Четвертое высказывание, связанное с ниббаной

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. Тогда Благословенный наставлял, воодушевлял и вдохновлял монахов речью о Дхамме, связанной с освобождением. И тогда те монахи сосредоточились на этом, обратили к этому свои умы, направили их на рассмотрение этого, внимательно слушая Дхамму.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Для того, кто зависим [76] – есть беспокойство, для того, кто независим – нет беспокойства. Когда нет беспокойства – есть безмятежность. Когда есть безмятежность – нет склонения [77]. Когда нет склонения, нет ни прихода, ни ухода. Когда нет ни прихода, ни ухода, нет умирания и возрождения. Когда нет умирания и возрождения, нет ни этого [мира], ни последующего [мира], ни [чего-либо] между ними – только это конец страдания».
__________________________________________________

76. Т.е. имеет привязанности (upadana).

77. Склонение (nati), жажда, которая ведет к продолжению существования, к рождению в том или ином мире.



Удана 8.5 Чунда сутта: Высказывание о Чунде

Так я слышал [78]. Однажды Благословенный путешествовал по стране маллов, вместе с большой общиной монахов и пришел в Паву. Там Благословенный остановился возле Павы в манговой роще кузнеца Чунды.

Кузнец Чунда узнал: «Благословенный вместе с большой общиной монахов пришел в Паву. Благословенный остановился возле Павы в моей манговой роще».

Тогда кузнец Чунда пришел к Благословенному и поклонившись ему, сел напротив. И пока Чунда сидел там, Благословенный наставлял, воодушевлял, вдохновлял и радовал его речью о Дхамме.

И тогда кузнец Чунда, получив наставления, воодушевленный, вдохновленный и обрадованный речью о Дхамме, сказал Благословенному: «Пусть Благословенный согласится, принять приглашение на трапезу завтра, вместе с общиной монахов». Благословенный согласился, сохраняя молчание. Тогда кузнец Чунда, поняв, что Благословенный принял приглашение, поднялся со своего места, поклонился ему и обойдя вокруг него, ушел.

Затем, по прошествии ночи, кузнец Чунда, приготовив у себя дома различные превосходные угощения и много нежной свинины, пришел и объявил Благословенному, сказав: «Пора, Достопочтенный, трапеза готова».

Тогда Благословенный, одевшись в утреннее время, взяв чашу и верхнее одеяние, вместе с общиной монахов отправился в жилище кузнеца Чунды и сел там на приготовленное место. После чего Благословенный обратился к Чунде, сказав: «Подай мне нежную свинину, которую ты приготовил, Чунда, а общине монахов подай другие, приготовленные тобой блюда».

«Да, Достопочтенный», – сказал кузнец Чунда и подал Благословенному нежную свинину, а общине монахов подал другие блюда.

Поев, Благословенный обратился к Чунде, сказав: «Брось, остатки этой нежной свинины в яму, Чунда, так как я не вижу, Чунда, во всем мире с его дэвами, Марой и Брахмой, с этим поколением отшельников и брахманов, дэвов и людей, того кто, съев их, смог бы полностью их переварить, кроме Татхагаты».

«Да, Достопочтенный», – сказал кузнец Чунда и бросил в яму то, что осталось от нежной свинины, после чего подошел к Благословенному и поклонившись, сел напротив. И пока Чунда сидел там, Благословенный наставлял, воодушевлял, вдохновлял и радовал его речью о Дхамме, после чего, поднявшись с места, ушел.

Затем, после трапезы у кузнеца Чунды, у Благословенного возник острый, болезненный недуг, кровавый понос и сильные, смертельные мучения. Благословенный, сохраняя внимательность и будучи предельно осознанным переносил это, лишенный беспокойства. Потом Благословенный обратился к Ананде, сказав: «Пойдем, Ананда, я отправляюсь в Кусинару».
 
«Да, Достопочтенный», – сказал Ананда.

«Съев пищу у кузнеца Чунды, так я слышал,
Непоколебимый испытал очень сильные, смертельные мучения.
У Учителя, который ел нежную свинину,
Возникла очень сильная болезнь.
Облегчившись, Благословенный сказал:
«Я отправляюсь в город Кусинару»».

Далее, Благословенный, сойдя с дороги, подошел к подножию одного дерева и обратился к Достопочтенному Ананде, сказав: «Ананда, приготовь мне сложенную вчетверо верхнюю одежду, я устал и присяду».

«Да, Достопочтенный», – сказал Достопочтенный Ананда, постелил верхнюю одежду, сложенную вчетверо и Благословенный сел на приготовленное место.

После чего Благословенный обратился к Достопочтенному Ананде со словами: «Я хочу пить Ананда, принеси питьевой воды, чтобы я попил».

Достопочтенный Ананда сказал Благословенному: «Только что, Достопочтенный, здесь проехало пятьсот повозок, и вода в ручье потревожена колесами, взбаламучена и замутнена. Река Кукудха недалеко, с прозрачной водой, приятной водой, прохладной водой, чистой водой, с прекрасными берегами. Это восхитительное место, там Благословенный может пить воду и охлаждать свои конечности».

Во второй раз Благословенный обратился к Достопочтенному Ананде со словами: «Я хочу пить Ананда, принеси питьевой воды, чтобы я попил».

Во второй раз Достопочтенный Ананда сказал Благословенному: «Только что, Достопочтенный, проехало пятьсот повозок, и вода в ручье потревожена колесами, взбаламучена и замутнена. Река Кукудха недалеко, с прозрачной водой, приятной водой, прохладной водой, чистой водой, с прекрасными берегами. Это восхитительное место, там Благословенный может пить воду и охлаждать свои конечности».

В третий раз Благословенный обратился к Достопочтенному Ананде со словами: «Я хочу пить Ананда, принеси питьевой воды, чтобы я попил».
 
«Да, Достопочтенный», – сказал Достопочтенный Ананда, и ответив Благословенному, взял чашу и пошел к ручью. И тогда вода в том ручье, потревоженная колесами, что была взбаламученной и замутненной – стала прозрачной, чистой и незамутненной, когда Достопочтенный Ананда подошел.

Тогда Достопочтенный Ананда подумал: «Это поразительно! Это удивительно! Как огромны сила и величие Татхагаты, ведь вода в этом ручье, потревоженная колесами, что была взбаламученной и замутненной – стала прозрачной, чистой и незамутненной, когда я подошел».

Набрав в чашу воды, он подошел к Благословенному и, подойдя, сказал ему: «Это поразительно! Это удивительно! Как огромны сила и величие Татхагаты, ведь вода в этом ручье, потревоженная колесами, что была взбаламученной и замутненной – стала прозрачной, чистой и незамутненной, когда я подошел. Пожалуйста, пейте воду, Благословенный! Пожалуйста, пейте воду, Счастливый!» И тогда Благословенный испил воды.

Затем Благословенный, с большой общиной монахов отправился к реке Кукудха, и там войдя в реку Кукудха, искупался и попил воды, после чего подошел к манговому дереву и обратился к Достопочтенному Чундаке, сказав: «Чундака, приготовь мне сложенную вчетверо верхнюю одежду, я устал и прилягу».
 
«Да, Достопочтенный», – сказал Достопочтенный Чундака и ответив, приготовил верхнюю одежду, сложенную вчетверо. Затем Благословенный лег на правый бок в позе льва, поставив одну ногу на другую, бдительный и полностью осознанный, установив в уме мысль о [времени] подъема, а Достопочтенный Чундака сел прямо перед Благословенным.

«Пробудившийся пришел к реке Кукудха,
Вода в которой была чистой, прозрачной и приятной,
Учитель, очень утомленный, вошел в реку,
Благословенный, не имеющий себе равных в мире.

Искупавшись и попив воды, Учитель вышел [на берег].
Окруженный собранием монахов, следующих за ним,
Благословенный Учитель, обучающий Дхамме,
Великий Мудрец отправился в манговый лес.

Там он обратился к монаху по имени Чундака со словами:
«Расстели для меня сложенную вчетверо накидку».
Чундака, которого попросил обладающий развитым умом,
Быстро расстелил накидку, сложенную вчетверо.
Уставший Учитель, прилег, а Чундака сел прямо перед ним».

После [отдыха] Благословенный обратился к Достопочтенному Ананде, сказав: «Возможно, Ананда, что кто-то может вызвать сожаление у кузнеца Чунды, сказав: «Это ущерб для тебя, друг Чунда, это плохое обретение для тебя, друг Чунда, что Татхагата, съев свою последнюю еду, полученную от тебя, достиг полного угасания».

Если сожаление возникнет у кузнеца Чунды, Ананда, то изгони его, сказав так: «Это прирост для тебя, друг Чунда, это хорошее обретение для тебя, друг Чунда, в том, что Татхагата, съев свою последнюю еду, полученную от тебя, достиг полного угасания. Я услышал это лично от Благословенного, друг Чунда, и запомнил так:
 
Есть эти два подношения пищи, которые имеют одинаково превосходный плод, имеют одинаково превосходный результат, то есть лучший плод и больший результат, чем другие подношения пищи. Какие два?

То подношение пищи, после которого Татхагата пробуждается к непревзойденному, совершенному постижению; и то подношение пищи, после которого Татхагата достигает безостаточного элемента угасания, окончательно угасая [79]. Это два подношения пищи, которые имеют одинаково превосходный плод, имеют одинаково превосходный результат, то есть лучший плод и больший результат, чем другие подношения пищи.
 
Друг Чунда накопил камму, которая приводит к долгой жизни, друг Чунда накопил камму, которая приводит к красоте, друг Чунда накопил камму, которая приводит к счастью, друг Чунда накопил камму, которая приводит на небеса, друг Чунда накопил камму, которая приводит к славе, друг Чунда друг Чунда накопил камму, которая приводит к могуществу».
 
Если сожаление возникнет у кузнеца Чунды, Ананда, то ты должен изгнать его таким образом!»

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Для того, кто дает – заслуги увеличиваются,
У сдержанного не накапливается ненависть.
У умелого, оставившего все неблагое,
Страсть, злоба и невежество прекращаются и угасают».
__________________________________________________

78. Эта история также вошла в Махапариниббана сутту (ДН 16).

79. anupadisesaya nibbanadhatuya parinibbayati.


Удана 8.6 Паталигамия сутта: Высказывание в Паталигаме

Так я слышал [80]. Однажды Благословенный, путешествуя по Магадхе вместе с большой общиной монахов, прибыл в Паталигаму.

Мирские последователи из Паталигамы, услышали: «Благословенный путешествуя по Магадхе с большой общиной монахов, прибыл в Паталигаму».

Тогда мирские последователи из Паталигамы, пришли к Благословенному, поклонившись и сев напротив, они сказали ему: «Пусть Благословенный согласится остаться в нашем зале собраний». Благословенный согласился, сохраняя молчание.

Затем мирские последователи из Паталигамы, поняв, что Благословенный принял приглашение, поднялись со своих мест, поклонились Благословенному и обойдя его по кругу, пошли в зал собраний. После чего они расстелили циновки по всей площади зала, подготовили сиденья, поставили сосуды с водой и зажгли масляные светильники. После чего они отправились к Благословенному, поклонились и стоя напротив, сказали: «Достопочтенный, зал собраний устлан циновками, сиденья приготовлены, поставлены сосуды с водой и зажжены масляные светильники, теперь пришло время Благословенному [отправиться туда]».

Затем Благословенный, одевшись, взяв свою чашу и верхнее одеяние, вместе с общиной монахов пошел в зал собраний, и после того, как он омыл ноги и вошел в зал собраний, он сел около средней колонны, лицом на восток, а община монахов, омыв ноги и войдя в зал собраний, села около западной стены, лицом на восток, позади Благословенного. Мирские последователи из Паталигамы, тоже омыли ноги, вошли в зал собраний и сели у восточной стены, лицом к западу, видя Благословенного перед собой.

Тогда Благословенный обратился к мирским последователям из Паталигамы, сказав: «Есть эти пять опасностей, домохозяева, для того, кто безнравственен, для того, кто лишен добродетели. Какие пять?
 
Так, домохозяева, тот, кто безнравственен, тот кто лишен добродетели, из-за своей беспечности, терпит ущерб в богатстве. Это первая опасность для того, кто безнравственен, для того, кто лишен добродетели.
 
Кроме того, домохозяева, тот, кто безнравственен, тот кто лишен добродетели, имеет плохую репутацию. Это вторая опасность для того, кто безнравственен, для того, кто лишен добродетели.
 
Кроме того, домохозяева, тот, кто безнравственен, тот, кто лишен добродетели, на какое бы собрание он ни пошел, будь то собрание знати, или собрание брахманов, или собрание домохозяев, или собрание аскетов, он идет без уверенности, с замешательством. Это третья опасность для того, кто безнравственен, для того, кто лишен добродетели.
 
Кроме того, домохозяева, тот, кто безнравственен, тот, кто лишен добродетели, умирает в смятении. Это четвертая опасность для того, кто безнравственен, для того, кто лишен добродетели.

Кроме того, домохозяева, тот, кто безнравственен, тот, кто лишен добродетели, при распаде тела, после смерти, возникают в низшем мире, с несчастным уделом, в плохом месте, в преисподней. Это пятая опасность для того, кто безнравственен, для того, кто лишен добродетели.

Таковы пять опасностей, домохозяева, для того, кто безнравственен, для того, кто лишен добродетели.

Есть эти пять преимуществ, домохозяева, для того, кто нравственен, для того, кто совершенен в добродетели. Какие пять?

Так, домохозяева, тот, кто нравственен, тот, кто совершенен в добродетели, благодаря своей предусмотрительности достигает прибавления в богатстве. Это первое преимущество для того, кто нравственен, для того, кто совершенен в добродетели.

Кроме того, домохозяева, тот, кто нравственен, тот, кто совершенен в добродетели, имеет хорошую репутацию. Это второе преимущество для того, кто нравственен, для того, кто совершенен в добродетели.

Кроме того, домохозяева, тот, кто нравственен, тот, кто совершенен в добродетели, на какое бы собрание он ни пошел, будь то собрание знати, или собрание брахманов, или собрание домохозяев, или собрание аскетов, он идет с уверенностью, без замешательства. Это третье преимущество для того, кто нравственен, для того, кто совершенен в добродетели.
 
Кроме того, домохозяева, тот, кто нравственен, тот, кто совершенен в добродетели, умирает не в смятении. Это четвертое преимущество для того, кто нравственен, для того, кто совершенен в добродетели.
 
Кроме того, домохозяева, тот, кто нравственен, тот, кто совершенен в добродетели, при распаде тела, после смерти, возникает с счастливым уделом, в небесном мире. Это пятое преимущество для того, кто нравственен, для того, кто совершенен в добродетели.
 
Таковы пять преимуществ, домохозяева, для того, кто нравственен, для того, кто совершенен в добродетели».

Затем Благословенный наставлял, воодушевлял, вдохновлял и радовал мирских последователей из Паталигамы речью о Дхамме, большую часть ночи, а потом отпустил их, сказав: «Ночь прошла, домохозяева, теперь пришло время для того, чтобы вы подумали [над услышанным]. Тогда мирские последователи из Паталигамы, обрадованные и воодушевленные речью Благословенного, поднялись со своих мест, поклонились ему, и обойдя его по кругу, ушли. Затем Благословенный, вскоре после ухода мирских последователей из Паталигамы, вошел в пустотное пребывание.

В то время главные министры Магадхи, Сунида и Вассакара строили цитадель в Паталигаме для защиты от Вадджей. В то время многие тысячи дэвов овладели местностью вокруг Паталигамы. Там, где дэвы великого могущества овладели местностью, умы могущественных князей и великих царских министров склонились к строительству своих резиденций. В том месте, где дэвы среднего могущества овладели местностью, умы средних князей и средних царских министров склонились к строительству резиденций. В том месте, где дэвы малого могущества овладели местностью, умы младших князей и младших царских министров склонились к строительству резиденций.

Благословенный увидел своим божественным зрением, очищенным и превосходящим человеческое, что многие тысячи дэвов овладели местностью вокруг Паталигамы. Там, где дэвы великого могущества овладели местностью, умы могущественных князей и великих царских министров склонились к строительству своих резиденций. В том месте, где дэвы среднего могущества овладели местностью, умы средних князей и средних царских министров склонились к строительству резиденций. В том месте, где дэвы малого могущества овладели местностью, умы младших князей и младших царских министров склонились к строительству резиденций. Затем, на рассвете, поднявшись со своего места, Благословенный обратился к Достопочтенному Ананде, сказав: «Кто, Ананда, строит цитадель в Паталигаме?»
 
«Достопочтенный, главные министры Магадхи, Сунида и Вассакара, строят цитадель в Паталигаме, для защиты от Вадджей».
 
«Ананда, это выглядит так, как если бы главные министры Магадхи, Сунида и Вассакара, строили цитадель в Паталигаме, для защиты от Вадджей, посоветовавшись с дэвами Таватимсы. Я увидел своим божественным зрением, очищенным и превосходящим человеческое, что многие тысячи дэвов овладели местностью вокруг Паталигамы. Там, где дэвы великого могущества овладели местностью, умы могущественных князей и великих царских министров склонились к строительству своих резиденций. В том месте, где дэвы среднего могущества овладели местностью, умы средних князей и средних царских министров склонились к строительству резиденций. В том месте, где дэвы малого могущества овладели местностью, умы младших князей и младших царских министров склонились к строительству резиденций.
 
До тех пор, Ананда, пока существует арийская сфера влияния [81], до тех пор, пока существует торговля, Паталипутта будет великим городом [82]. Для Паталипутты, Ананды, будут три опасности: от огня, от воды и от раскола союза».

Затем главные министры Магадхи, Сунида и Вассакара пришли к Благословенному, и обменявшись приветствиями и благопожеланиями с Благословенным, они встали напротив и сказали: «Пусть Достопочтенный Готама согласится принять приглашение на трапезу вместе с общиной монахов». Благословенный согласился, сохраняя молчание.

Тогда главные министры Магадхи, Сунида и Вассакара, поняв, что Благословенный принял приглашение, отправились в свою резиденцию, а после того, как там было приготовлено угощение из превосходной пищи, объявили Благословенному: «Достопочтенный Готама, трапеза готова». Утром, Благословенный, одевшись, взяв чашу и верхнее одеяние, вместе с общиной монахов, отправился в резиденцию главных министров Магадхи, Суниды и Вассакары, и сел там на приготовленное место.

Затем главные министры Магадхи, Сунида и Вассакара собственноручно обслуживали и угощали общину монахов во главе с Буддой, угощением из превосходной пищи. Затем, когда Благословенный поел и вымыл свои руки и чашу, главные министры Магадхи, Сунида и Вассакара сели напротив. И тогда Благословенный обрадовал их этими строфами:
 
«Приглашая к себе в жилище,
Мудрых, добродетельных, сдержанных,
Живущих возвышенной жизнью,
Разделите заслуги с дэвами,
Которые находятся в этом месте.
 
Уважаемые, они отплатят уважением,
Почитаемые, они отплатят почтением.
После этого они станут относятся к вам,
Также милосердно, как мать к своему сыну,
Человек, к которому дэвы проявляют милосердие,
Постоянно встречает благоприятное».

Затем, Благословенный, обрадовав главных министров Магадхи, Суниду и Вассакару этими строфами, поднявшись со своего места, ушел.

И тогда главные министры Магадхи, Сунида и Вассакара последовали за Благословенным, думая: «Те врата, через которые выйдет отшельник Готама, будут называться Вратами Готамы, а тот брод, через который он пересечет реку Ганга, будет называться Бродом Готамы».

Тогда те врата, через которые вышел Благословенный, получили название Врата Готамы. Затем Благословенный подошел к реке Ганга. В то время река Ганга была половодной, так что из нее могли пить вороны, сидящие на берегу. Некоторые люди искали паром, некоторые искали лодки, некоторые делали плоты, желая добраться до другого берега.

И тогда Благословенный, точно так же, как сильный человек может выпрямить согнутую руку или согнуть выпрямленную руку, исчез с одного берега реки Ганги и появился на другом берегу вместе с общиной монахов. Благословенный увидел тех людей, которые искали паром, лодки и делали плоты, желая добраться до другого берега.

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Чтобы пересечь великое наводнение,
Нужно возвести мост, увязая в грязи.
Пока люди еще связывают плот,
Мудрые достигли другого берега».
__________________________________________________

80. Эта история также вошла в Махапариниббана сутту (ДН 16).

81. Имеется в виду арийская (индийская) цивилизация, арии в данном случае самоназвание народа, а не Благородные личности.

82. Надо сказать, что предсказание Будды сбылось, и Паталипутра в будущем стала столицей великих индийских Империй (Нандов, Маурьев, Шунгов и Гуптов).


Удана 8.7 Двидхапатха сутта: Высказывание о двух путях

Однажды Благословенный путешествовал по стране косал с Достопочтенным Нагасамалой, который сопровождал его в качестве прислуживающего монаха.

Достопочтенный Нагасамала увидел впереди развилку на дороге, и сказал Благословенному [имея в виду одну из дорог]: «Вот путь, Достопочтенный, пойдем по нему».

После чего, Благословенный сказал Достопочтенному Нагасамале [имея в виду другую дорогу]: «Вот путь, Нагасамала, пойдем по нему».

Во второй раз Достопочтенный Нагасамала сказал Благословенному: «Вот путь, Достопочтенный, пойдем по нему».

После чего, Благословенный [снова] сказал Достопочтенному Нагасамале: «Вот путь, Нагасамала, пойдем по нему».

В третий раз Достопочтенный Нагасамала сказал Благословенному: «Вот путь, Достопочтенный, пойдем по нему».

После чего, Благословенный [снова] сказал Достопочтенному Нагасамале: «Вот путь, Нагасамала, пойдем по нему».

Тогда Достопочтенный Нагасамала, положив чашу и верхнее одеяние Благословенного на землю, ушел, сказав: «Вот чаша и одеяние Благословенного».

Когда Достопочтенный Нагасамала шел по этой дороге, бандиты, которые были там, напали на него, избили руками и ногами, разбили его чашу и разорвали его одеяние. После чего Достопочтенный Нагасамала, с разбитой чашей и разорванным одеянием подошел к Благословенному, поклонился, и сев напротив сказал: «Достопочтенный, когда я шел по той дороге, бандиты, которые были там, напали на меня, избили руками и ногами, разбили мою чашу и разорвали мое одеяние».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Проживая с другими людьми,
Достигший не смешивается с ними,
Знающий, отделяется от злых,
Подобно лебедю, отделяющему молоко от воды [83]».
__________________________________________________

83. Ведический образ, согласно которому, лебедь, благодаря устройству своего клюва, может пить только лишь молоко, отделяя его от смеси молока с водой. По смыслу – это аналог отделения зерен от плевел в Библии.


Удана 8.8 Висакха сутта: Высказывание о Висакхе

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в Восточном парке, в особняке матери Мигары. В то время умерла дочь Мигары, внучка Висакхи, которая была ей очень дорога.

Тогда мать Мигары, Висакха, с мокрой одеждой и волосами [84], в середине дня пошла к Благословенному и поклонившись, села напротив.

Благословенный сказал Висакхе: «Почему ты пришла сюда в середине дня с мокрыми волосами и одеждой?»

«Достопочтенный, моя дорогая и любимая внучка умерла. Вот почему я пришла сюда в середине дня с мокрыми волосами и одеждой».

«Хотела бы ты, Висакха, иметь столько детей и внуков, сколько людей живет в Саваттхи?»

«Да, Достопочтенный, я хотела бы иметь столько детей и внуков, сколько людей живет в Саваттхи».

«Но сколько людей, Висакха, умирают каждый день в Саваттхи?»
 
«Десять человек, Достопочтенный, умирают каждый день в Саваттхи, либо девять человек умирают каждый день в Саваттхи, либо восемь человек… семь человек… шесть человек… пять человек… четыре человека… три человека… два человека…, либо один человек умирает каждый день в Саваттхи, не бывает такого, чтобы в Саваттхи никто не умирал».

«Как ты думаешь, Висакха, ты когда-нибудь была бы без мокрых волос и одежды?»

«Конечно нет, Достопочтенный, не нужно мне столько детей и внуков!»

«У кого есть сто любимых, Висакха, у того есть сто страданий; у кого есть девяносто любимых, у того есть девяносто страданий; …у того есть восемьдесят страданий; …семьдесят страданий; …шестьдесят страданий; …пятьдесят страданий; …сорок страданий; …тридцать страданий; …двадцать страданий; …десять страданий; …девять страданий; …восемь страданий; …семь страданий; …шесть страданий; …пять страданий; …четыре страдания; …три страдания; …два страдания, у того есть один любимый, у того есть одно страдание. У тех, кто никого не любит, у тех нет печали. Они свободны от горя, свободны от пятен, свободны от отчаяния, говорю я».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание:

«Какие б ни возникли скорби и печали,
Различных множество страданий в мире,
Из-за любви они все возникают,
А без любви им не возникнуть.

Поэтому счастливы и свободны от горя,
Те, кто не имеет любви к чему-либо в мире,
Свободным кто желает быть от горестей и пятен,
Любви иметь не должен ни к чему на свете». [85]
__________________________________________________

84. После траурного омовения.

85. Данная сутта может привести в недоумение и даже шокировать тех, кто еще окончательно не выкорчевал и не отбросил остатки ложных, христианских воззрений, воспевающих любовь. В буддизме любой вид любви - это всегда привязанность, а значит источник страданий. Иногда некоторые переводчики переводят слово metta, как любовь, но это неправильно и вводит людей в заблуждение. Metta - переводится, как доброжелательность или доброта. Тогда как любая любовь, будь то любовь к человеку противоположного пола, к родителям, к детям или другим родственникам, к друзьям, к стране, к дому, к вещам или к пище - это все привязанности, ведущие к страданиям при расставании с объектом любви, при его потере. При этом, Будда учил относиться с доброжелательностью ко всем живым существам, независимо от того, в каких отношениях с ними находишься.


Удана 8.9 Патхамадаббасутта: Первое высказывание о Даббе

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Раджагахи, в бамбуковой роще, в Беличьем Святилище. Там Достопочтенный Дабба Маллапутта [86] подошел к Благословенному, поклонился, и сев напротив, сказал: «Настало время моей окончательной ниббаны, счастливый».

«Сейчас подходящее время, Дабба».

Затем Достопочтенный Дабба Маллапутта, поднявшись со своего места, поклонившись и обойдя вокруг Милостивого, поднялся в небо и сидя со скрещенными ногами в воздухе, вошел в элемент огня и достиг окончательной ниббаны.

Когда Достопочтенный Дабба Маллапутта, поднявшись в небо и сидя со скрещенными ногами в воздухе, вошел в элемент огня и достиг окончательной ниббаны, его тело, объятое пламенем, сгорело и исчезло без остатка, не оставив ни золы, ни пепла.

Точно так же, когда горит гхи или масло, оно сгорает и исчезает без остатка, не оставляя ни золы, ни пепла, так и в то время, когда Достопочтенный Дабба Маллапутта, поднявшись в небо и сидя со скрещенными ногами в воздухе, вошел в элемент огня и достиг окончательной ниббаны, его тело, объятое пламенем, сгорело и исчезло без остатка, не оставив ни золы, ни пепла.
 
И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание: 

«Тело разрушено,
Восприятие прекратилось,
Все чувства остыли,
Умственные конструкции развеяны,
Сознание угасло».
__________________________________________________

86. Дабба Маллапутта стал Арахантом в возрасте семи лет, также он в совершенстве владел элементом огня.


Удана 8.10 Дутиядаббасутта: Второе высказывание о Даббе

Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал вблизи Саваттхи, в роще Джеты, в монастыре Анатхапиндики. Там Благословенный обратился к монахам:

«Монахи!»

«Да, Достопочтенный» – ответили монахи Благословенному.

И Благословенный сказал:

«Когда Достопочтенный Дабба Маллапутта, поднявшись в небо и сидя со скрещенными ногами в воздухе, вошел в элемент огня и достиг окончательной ниббаны, его тело, объятое пламенем, сгорело и исчезло без остатка, не оставив ни золы, ни пепла.

Точно так же, когда горит гхи или масло, оно сгорает и исчезает без остатка, не оставляя ни золы, ни пепла, так и в то время, когда Достопочтенный Дабба Маллапутта, поднявшись в небо и сидя со скрещенными ногами в воздухе, вошел в элемент огня и достиг окончательной ниббаны, его тело, объятое пламенем, сгорело и исчезло без остатка, не оставив ни золы, ни пепла».

И тогда, осознав значимость этого, Благословенный произнёс это вдохновенное высказывание: 

«Как в случае с железным прутом,
Раскаленным на огне и постепенно остывающим,
Удел этого ушедшего жара не определен,
Так и для тех, кто совершенно свободен,
Кто преодолел поток привязанности к чувственным удовольствиям,
Для тех, кто достиг необусловленного счастья – нет определенного удела».


* Удана завершена *


Рецензии