На перепутье Милицейской очерк

                НА  ПЕРЕПУТЬЕ
Заметив стоявших на дороге сотрудников ГАИ, водитель старенького «Мерседеса»  увеличил скорость.
- Сбрасывай «товар», - закричал водитель машины сидевшему на заднем сиденье пассажиру. – Ты что не понял, менты на хвосте!
Машина выскочила на перекресток и едва не врезалась в автобус, который делал поворот налево. Водителю удалось уйти от столкновения и он помчался дальше. Он не знал, что на задержание его автомобиля уже были ориентированы не только экипажи ГАИ, но и патрульно-постовой службы. Машина выскочила на полосу встречного движения и, умело маневрируя между машинами, продолжала двигаться по улице.
- Автомобиль «Мерседес», государственный номер А147ДС прижмитесь к бровке и остановитесь! – неслось вдоль улицы, однако машина продолжала двигаться, стараясь вырваться на трассу из узких улиц города.
Наконец «Мерседес» миновал последний контрольно-пропускной пункт  и оказался на федеральной трассе М-7.  Водитель иномарки улыбнулся и посмотрел на испуганное лицо пассажира.
- Вот и все, а ты боялся, - произнес он, обращаясь к товарищу. – Теперь мы им не по зубам.
- Что это? – выкрикнул пассажир, хватаясь за переднее сиденье автомобиля.
Дорогу преграждали два КАМАЗа, груженные песком. «Мерседес» оставив черный след на асфальте, вылетел в кювет и уткнулся в дерево. Через мгновение все было закончено, на руках молодых парней оказались стальные «браслеты».

***
Павел Крылов сидел за столом и с ухмылкой на лице смотрел на серьезное лицо заместителя начальника Управления уголовного розыска, который вот уже около часа пытался убедить его выдать имеющиеся у него наркотики.
- Павел, мы все равно найдем героин, который ты спрятал. Я советую тебе подумать над моим предложением, - произнес Абрамов. – Я, конечно, тебя понимаю, но это - лучший вариант из того, что будет с тобой в ближайшее время.
- Начальник! Что ты передо мной стелешься? Я хорошо слышу и все понимаю, что ты мне предлагаешь. Добровольное признание вины, как правило, прямая дорога на зону, поэтому не жди от меня явки. Ищите, найдете, «загружусь», а на нет и суда нет.
Парень снова замолчал и отрешенно уставился в окно кабинета, за которым шла вольная жизнь, которой он был лишен более часа назад.
- Павел! Не стоит упрямиться, если твой напарник уже раскололся и сейчас дает показания.
- Каждый живет своей жизнью – трещит, пусть трещит и дальше. А я ничего не знаю и никакого отношения к героину не имею.
- Зря ты так, - снова произнес Абрамов. – Сейчас сотрудники поедут на обыск и я, больше чем уверен, найдут наркотики.
- Удачи им, - произнес Крылов и ухмыльнулся.
- Ну, ну, - ответил Абрамов, набирая номер на диске телефона.
Через полчаса оперативная машина остановилась напротив  коттеджа, огражденного трехметровым забором.
- Скажи номер кода, - спросил оперативник Крылова.
- Забыл… - с усмешкой ответил задержанный.
Один из оперативников быстро вскарабкался на забор и через мгновение оказался во дворе дома. Он открыл калитку и группа оперативников направилась к дому. Открыв дверь изъятыми у Крылова ключами, они вошли внутрь коттеджа. Заметив на тумбе в прихожей телефон, оперативник доложил Абрамову, что они вошли в дом.
- Как у вас с понятыми? – поинтересовался Виктор Николаевич.
- Все нормально. По дороге попалась парочка влюбленных молодых людей, которые дали согласие на свое присутствие во время обыска, так что мы приступаем.
Обыск затягивался. Абрамов нервно ходил по кабинету из угла в угол. Два дня назад Виктор получил оперативную информацию о том, что в город поступила большая партия героина. Оптовую закупку сделал некто Павел Крылов. Вскоре было установлено, что он передвигается по городу на автомобиле «Мерседес», проверяя старые места «закладок» наркотиков. Руководство министерства настаивало на его незамедлительном задержании, считая, что он сумеет сбыть часть наркотиков, прежде чем будут установлены все точки сбыта. Заметив за собой наблюдение, Крылов попытался оторваться на своем автомобиле не только от ГАИ, но и от сотрудников наружного наблюдения. При осмотре «Мерседеса» наркотиков обнаружено не было, хотя по оперативным данным они должны были быть.
На столе затрещал телефон. Это звонил заместитель министра.
- Как дела, Абрамов?
- Пока ничего не обнаружили, товарищ полковник.
- Плохо, очень плохо, Абрамов. Ты представляешь, что с тобой будет, если ты «проколешься»?
- Дальше фронта не пошлют, меньше роты не дадут, - ответил Виктор.
- Ты не шути, Абрамов, вопрос серьезный. Я бы на твоем месте не сидел бы в кабинете и не ждал результата. Езжай и организуй обыск.
- Но там работают ребята, - произнес Виктор, понимая, что говорит в пустоту, так как заместитель министра уже положил трубку.
Закрыв дверь кабинета, Абрамов поехал по адресу, где шел обыск.
- Что-то нашли? – поинтересовался Виктор у оперативников. – Везде пролазили, ничего нет.
Он прошел по дому, прикидывая про себя, где в нем можно спрятать наркотики.
- Кухню осматривали?
- Смотрели. Все кастрюли пересмотрели, холодильник проверили. Пусто.
Абрамов посмотрел на Крылова, который развалившись в кожаном кресле, внимательно наблюдал за работой оперативников.
- Нам еще долго ждать, когда вы все здесь закончите осматривать? – произнесла девушка-понятая. – Меня мать убьет, если приду поздно.
- Посидите еще немного, - ответил Виктор. – Думаю, что скоро закончим.
- Это твоя спальня? – обратился он к Крылову.
Тот, молча, кивнул. Виктор вошел в спальную и стал внимательно разглядывать помещение. Не смотря на то, что в комнате было светло, Абрамов включил электрическое освещение. Взгляд его выхватил одну деталь. В одном месте на паркетном полу отсутствовала пыль, словно ее кто-то специально смахнул с двух дубовых дощечек. Их явно кто-то вскрывал совсем недавно, на дощечках отчетливо были видны следы чего-то узкого и прочного.
- Принесите мне нож с кухни, - попросил он оперативника.
Абрамов опустился на колени, и осторожно работая ножом, приподнял одну из дощечек.
- Понятые! Подойдите ко мне, пожалуйста, - пригласил он молодую пару. – Вот посмотрите, пожалуйста, на обнаруженный мной тайник.
Виктор сунул руку в тайник и вытащил три наполненных чем-то черных пакета
- Прошу вас зафиксировать данные пакеты, - произнес он, обращаясь к следователю, который вел протокол обыска.
Пакеты были сразу же опечатаны. Абрамов посмотрел на Крылова, на лице  которого была растерянность.
- Думаю, Павел, здесь лет на восемь, если не больше.
Неожиданно входная дверь открылась и в помещение вошла женщина средних лет.
- Что здесь происходит? Кто вы такие? – произнесла она повелительным голосом. – Кто вам позволил делать в моем доме обыск? Я - федеральный судья! Я и мое жилище неприкасаемы!
- Кстати, как ваша фамилия? – обратился к ней, Абрамов. – Я - заместитель начальника Управления уголовного розыска МВД подполковник милиции Абрамов Виктор Николаевич.
- Мне абсолютно наплевать, кто вы? Кто вам позволил проводить обыск в доме федерального судьи? Вы что, закон не знаете? – стала напирать на Абрамова женщина. – Вон отсюда!
Теперь она увидела сына, который сидел в кресле в наручниках.
- Снимите с него «браслеты»! – в приказном тоне произнесла судья. – Вы что, оглохли, Абрамов?
- Не могу. Ваш сын задержан за хранение и сбыт наркотиков. В процессе обыска наркотики были обнаружены и изъяты в вашем доме. Вы же не будете утверждать, что они принадлежат вам?
Женщина не произнесла ни слова. Она, схватив телефон, стала куда-то звонить.
- Товарищ министр! - закричала она в трубку. – Ваши сотрудники, в частности Абрамов нарушили федеральный закон о судьях! Они, нарушив неприкосновенность жилища судьи, вломились в мой дом, провели обыск и задержали моего сына, обвинив его в хранении и сбыте наркотиков. Мой сын - не наркоман, поверьте мне не только как матери, но, и как судье.
Она со злостью посмотрела на Абрамова и буквально сунула ему в руку телефонную трубку.
- Абрамов, что ты «творишь» в доме федерального судьи? Кто тебе разрешил нарушать закон?
- Товарищ министр! Первое, я не знал, что Павел Крылов, является, сыном судьи Мельниковой. У них разные фамилии, хотя и живут в одном доме. Второе, мы нашли здесь около трех килограмм героина.
- Ты что, не понял меня, Абрамов. Забирай своих людей и быстро в министерство.
- Как быть с задержанным Крыловым, товарищ министр?
- Оставь его дома, куда он денется…
- Поехали ребята, - произнес Виктор. – Спасибо вам, что приняли участие в обыске в качестве понятых.
Они вышли из дома и направились к машинам.

***
Утром Абрамова вызвал к себе министр. Разговора «по душам» не получилось. Виктор, молча, слушал упреки министра. В этот раз он снова узнал о себе много нового. Стоило ему вернуться в кабинет, как его тут же посетили два сотрудника из инспекции по личному составу. Они отобрали у него объяснение и быстро ретировались из Управления. Через час Абрамову позвонили из прокуратуры и пригласили дать пояснения по поводу незаконного проникновения в жилище федерального судьи.
Вечером, «выжатый», словно лимон, различными структурами правоохранительных органов, он сидел в своем кабинете, дописывая очередную объяснительную записку. В кабинет без стука вошел заместитель министра и сел на стул, напротив него.
- Ну, как? Жив еще от всех этих вопросов? – спросил он Абрамова, доставая из кармана сигареты. – Как же, ты так прокололся, Виктор? Я надеюсь, ты меня нигде не подставил?
- Можете спать спокойно. Я ничего им не сказал о том, что именно вы заставили меня форсировать задержание и обыск в доме Крылова. Зачем мне все это? Письменных приказов не было, а слова к делу не пришьешь.
- Ты это брось, Абрамов. Сейчас ты ищешь крайнего, на кого можно переложить ответственность? Ничего не получится – каждый отвечает за себя.
- Я это уже понял, товарищ полковник.
- Ты знаешь, Председатель Верховного Суда республики, хочет крови… показательной порки.
Абрамов посмотрел на полковника и промолчал.
«Хорошо, если обойдется  лишь одним увольнением», - подумал он.
- Чего молчишь? – спросил Виктора заместитель министра. – Ты знаешь, что твой обыск, как пример, может войти в аналоги, как нельзя поступать оперативному сотруднику? Я, конечно, переговорю с министром, но сегодня утром он был очень зол на тебя. Мы же тебя к ордену «За личное мужество» представили и вдруг такой прокол….
- Ничего, напишите и вычеркнут из списков. Мне не привыкать ходить без наград. Вы мне скажите, Крылов арестован? Мы же изъяли около трех кило «героча».
Полковник замялся.
- Как тебе сказать, Виктор. Вчера его не арестовали, а сегодня его дома уже не было. Мать говорит, что он куда-то уехал, а куда конкретно, она не знает.
- Выходит, героин у нас есть, а вот хозяина наркотика нет. Сейчас что мы имеем в остатке? Доказательство, добытое незаконным путем, вы поняли, о чем я говорю, то есть незаконный обыск, не может лечь в основу обвинения. Я правильно вас понял, товарищ полковник? Получается и мое задержание Крылова тоже подпадает под незаконное лишение свободы…  Да, ситуация. Теперь я стал преступником и должен понести заслуживающее наказание.
- Успокойся, Виктор, никто не делает из тебя преступника, - словно извиняясь, тихо произнес заместитель министра. – Закон есть закон. Мы постараемся вытащить тебя из этого дела.
Заместитель министра встал и направился к выходу из кабинета.

***
Абрамов сидел за столом, наблюдая из открытого настежь окна, как заходит солнце. Домой ему не хотелось. Он достал чистый лист бумаги и размашистым подчерком написал:
Министру внутренних дел
Генерал-майору…
«Двадцать лет работы в органах внутренних дел, сотни раскрытых преступлений, Афганистан все полетело тартарары. Сегодня, ты неожиданно для себя, вдруг из уважаемого человека превратился в преступника. Как тебя допрашивал следователь прокуратуры, как он убеждал тебя написать явку с повинной и покаяться в том, что ты намеренно вторгся в коттедж федерального судьи, чтобы под шумок подбросить ей наркотики. Да и руководство министерства вполне публично, просто дистанцировалось от тебя, как от больного проказой. Почему все так не справедливо? А, может, плюнуть на все это? Ты же до работы в МВД работал на вертолетном заводе, был заместителем начальника цеха. Там все проще – гони план", - размышлял Виктор, бросая взгляд в открытое окно.
Он посмотрел на лежавший перед ним лист бумаги, взвешивая все за и против.
«Сдаться, Абрамов, значит предать себя, своих сотрудников. Пусть возбуждают уголовное дело, пусть судят, - наконец определившись, решил Абрамов. – Республика, это лишь часть, а не вся Россия! Есть еще Москва!»
Он скомкал лист с рапортом об увольнении и бросил его в урну. Накинув куртку, он направился домой.


Рецензии
Не простое перепутье и дилемма. Неожиданный поворот в жизни Виктора Абрамова, непростая ситуация. Но он принял решение...

Александр, спасибо. Ярко и драматично. Мне понравилось.

Успехов в творчестве, удач Вам.

С уважением,

Игорь Ко Орлов   18.11.2019 16:55     Заявить о нарушении
Спасибо, Игорь... Заходите.... Теплых вам дней.

Александр Аввакумов   18.11.2019 21:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 158 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.