Кошачий бог. Антиутопия, 2 часть, 5 глава

5. Белый человек

     Улька прислушивалась к голосам на высоком берегу, но слов не разобрать. Надо ждать вечера. Она рассеянно гладила кошек, внезапно они ощерились, зашипели дружно. Из воды шел к ней очень высокий и удивительно стройный мужчина с короткой седой щетиной на молодом лице, обритый и все равно седой. Он был абсолютно голым и с очень белой кожей. Уля потянулась за платьем, но не достала его, прикрылась краем подстилки. Удивительно среди лета увидеть человека без тени загара, тем более нагого. Он не разглядывал ее, а присел в отдалении, протянув открытые ладони кошкам, они нехотя и осторожно потянули воздух, тукнув лапой пару раз, одобрили знакомство, лизнув руку незнакомца.
     Они оба молчали, прислушиваясь к шуму на проселочной дороге, словно понимая мысли друг друга... Странный человек показал жест – от винта и указал направление ухода. Она безропотно последовала за ним, забыв, что она тоже совсем голая. Кошки пытались пробираться за ними краем берега, перескакивая по стволам и веткам, но начались заросли камыша, и они потерялись из вида. Улька не боялась незнакомца, она кожей почувствовала угрозу с берега. Невозмутимый человек не мог понять – где он, куда он попал. Может быть, планер разбился, а он выплыл, потому и голый, - предположила она.
     Заиленное дно было противным, становилось все глубже, она остановилась, а человек уходил. Она не могла крикнуть, страх быть обнаруженной лишил ее голоса. Она стояла и дрожала в воде, а в закатном солнце почти растаял загадочный силуэт. Надо выбираться на более твердое дно, а там что уж получится. Возможно, от потрясений ей все примерещилось. Все, кроме гула моторов на заброшенной дороге к дачам начальников. Что им надо от глупого подростка, чтобы устраивать облаву на нее? Осторожно отводя стебли высоченного камыша, рука наткнулась на твердое, Ульяна не сразу посмотрела, здесь топляки не редкость. Мужчина (уже в белом комбинезоне) подал ей руку, чтобы она смогла подняться на выпуклую лодку или плот. Это и не дерево и не железо, а что-то шероховатое и нескользкое под ногами.
     Уля присела, обняв колени, продрогла она основательно и прочувствовала голод. Она только не понимала, как она могла не взять с собой одежду, шла как завороженная за ним. Сдвинулась крышка люка, открыв вход в загадочную пещеру, мерцающую светлячками. Незнакомец соскользнул в него и вытянул руки вверх, чтобы принять ее. Она спустила ноги и никак не решалась спрыгнуть в неизвестность, но что-то столкнуло ее вниз, люк плавно закрылся.
     Она стояла перед мужчиной, едва доставая ему до груди. Он потрогал ее спутанные волосы, потеребил меж пальцев, удивляясь количеству, длине, цвету… Он слегка подтолкнул ее на кругляшок в полу, сверху и снизу нечто стало обволакивать девушку, словно сухим теплом. Меньше минуты понадобилось, чтобы она оказалась одетой в сверкающий комбинезон, с высушенными и распутанными косами. Вот теперь он посмотрел ей в глаза, все еще не решаясь заговорить, указал на кресло, их всего-то было два. Он надел ей на голову ободок, откинув назад косы, затем протянул руку вверх и привычным движением включил свои наушники.
- Где мы? - спросил он.
- Я не знаю, - растерялась она, глядя на хозяина чудес.
- Ты – кто? Это место беды?
- Александра… Это Бор, серебряный.
- Уля-Улька-Ульяна, это планета Александра?
- Нет, это планета Земля, - опешила девушка.
- Этого не может быть, на моих глазах Земля погибла. И я не сумасшедший. Какой век и год, и по какому исчислению?
- Тридцать второй год… А какие бывают исчисления? Нас этому в школе не учили.
- Такой маленький возраст у тезки? Забавно. Я и смотрю, что жители очень молодые, не знают - как противостоять злу… Что за свет был всю ночь из категории опасного горения?
- Это мой дом сгорел, хутор…
     Она заплакала.
- Дом опасный, если сгорел.
- Обычный, деревянный…
- Разве можно жечь древесину? У вас избыток кислорода? – Помолчав, добавил, - и воды… Живая юная планета! Вот это находка!
     Первый разведлет включил постоянный сигнал ИР-ке, рассылая координаты перехода в новое измерение. На экране мелькали цифровые отчеты о составляющих элементах нежданной находки, они подозрительно совпадали с данными из старой учебной базы. Только притяжение здесь было сильнее, он с трудом отклеился от дна. Он выбирал место для поселения, напрочь забыв о девушке, пока она не вскрикнула, увидев с высоты покидаемое место и Саньку на берегу с подзорной трубой.
- Мы что, летим?
- Нет, поднимаемся, а что случилось? Я понял, что тебе здесь было страшно, надо осмотреться, зафиксировать ландшафт на карте. А это что за городок?
     Ульяна вгляделась в экран, однажды она видела фильм и поняла, что это просто изображение, но только на стекле.
- Это столица нашей Родины – Москва.
     ИР-ка запрашивала оценку территории, пригодной для жизни. Он включил открытую трансляцию поступающих данных.
- Я слышал о мегаполисе Москва, но это было тысячу лет назад… Что ты мне посоветуешь, где бы ты хотела жить?
- Я хотела уехать в Сибирь, в глухую тайгу, где нас никто не найдет, но у меня нет документов и денег, и шубы тоже нет…
- Как много совпадений… - задумался человек, не отрываясь от мельтешения цифр. – Такая юная планета! Тридцать второй год, а интеллект вполне восприимчивый, то есть обучаемый. Живой… Каменный век, миллионы лет, пещерный человек – чушь, а не история. Ты знаешь, как ты появилась к жизни?
- Как? – удивилась вопросу Улька, - как все – родилась на свет, мне скоро семнадцать, мы хотели поступать в университет вместе с Санькой. Это мой муж, - поспешила она добавить.
- И партнерство у вас называется по старому стилю… Занятно. И что же мешает вам, что за действия происходили с шумом и криками? Почему вы прятались?
- Моих убили… - она вновь захлюпала носом.
- Что значит – убили?
- Всех уже убили, я сирота теперь… А если найдут, то отправят в лагерь, как детей врагов народа отправляют…
- Стоп! Неужели я тебя правильно понял? Принудительное отключение от источников жизни.
- Ты странно выражаешься, ты иностранец, шпион? Нас тогда расстреляют из пушки, если заметят самолет отряды ПВО.
- Я тоже не очень понимаю твои выражения. Я разведлет, меня так зовут. Иногда - первый – мой служебный позывной, для домашних я был малыш, вероятно, они погибли вместе с Землей. Нас никто не видит, мы уже слишком высоко.
- Ты очень глупый шпион, но добрый, я чувствую. А мы тебя видели в телескоп, Санька назвал тебя блуждающей звездой, сказочной. Почему у тебя нет имени, как у всех людей?
- Зачем имя? Есть работа, ДНК-метка опознавательная, что дает имя, Уля-Улька-Ульяна? Просто обозначение объекту? Я забываю, что у вас совсем детское развитие цивилизации… Я тоже все вижу, понимаю, слышу на больших расстояниях, поэтому нужны заглушки, чтобы разговаривать с одним объектом.
- Ну почему объектом ты называешь живого человека, девушку? На каком языке ты говоришь?
- На любом… Спрошу проще, где есть безопасные места, без шумных пыльных дикарей? Это там, куда ты хотела уехать? Можешь показать вектор на карте?
     Улька присмотрелась к быстро возникающему рисунку рельефа, сориентировалась, ткнула пальцем.
- Нет-нет, никогда не прикасайся к приборам, они бесконтактные!
- Какие-какие?
- Неважно, я тебя всему научу… Вот, проглоти капсулу, совсем оголодала, это не полезно для человека. Я очень рад, что есть человеки, есть жизнь… Вода – в подлокотнике - кнопочка, видишь, коснись ее пальчиком, только не сильно.
     Соломинка выросла до уровня рта, изогнувшись, коснулась губ девушки.
- Хочешь пить – пей, приборы реагирует на твои потребности автоматически. Это относится ко всем естественным потребностям. Я сутками не вылезаю из этого кресла, все предусмотрено.
- Я поняла, - смутилась девушка, - все как в сказках по «щучьему хотениию…»

     Рисунок карты на стекле менялся, стремительно увеличивалось изображение.
- Мы падаем?
     Ульяна отпрянула от экрана.
- Не волнуйся, я увеличиваю изображение, как в телескопе или бинокле, чтобы рассмотреть место. Тебе что-то приглянулось? Вот здесь.
     На карте загорелся светлячок и изображение замерло. Первый разведлет уже выбрал точку для базы, она почти совпадала с прежними координатами Академгородка, передал шифрованной строкой искусственному разуму свое недоумение, что время повернулось вспять…


Рецензии