Приют безумных. Глава 61

61. САМАЯ КРАСИВАЯ ВЕДЬМА
31 октября 2015 год, суббота
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет изобразительного искусства (№ 301)

- 11-ый «А», вами недоволен родительский комитет, - вздохнув, проговорила Ольга Петровна. – Особенно много жалоб на внешний вид девушек. Откровенная одежда, слишком яркий лак на ногтях, вызывающий макияж, - не торопясь перечисляла классная. – В следующей четверти такого быть не должно! Вы учиться пришли, а не развлекаться.

Девушки, закатив глаза, промолчали.

Окинув взглядом свои черные джинсы и бежевую тунику, Элиза пожала плечами. Ее эта предъява не касалась.

- Идем дальше, - сухо продолжила Ольга Петровна. – До десятого ноября должны быть оплачены все дополнительные занятия, квитанции я вам сейчас раздам.

Классная заскакала, как коза между грядками, швыряя на парты бумажки.

«М-да, ну и цифры, - ужаснулась Уланова. – Одно общество чего стоит. Будь здесь Соловей, она бы возмутилась».

Но Кира предпочла классному часу отдых в деревне, и Элизе пришлось коротать время в одиночестве, слушая дифирамбы Ольги Петровны.

Через пару минут в кабинет вошла Лариса Витальевна и раздала новую порцию бумажек тем, кому «просто необходимо писать в каникулы сочинение с родителями, если они хотят в декабре получить допуск к ЕГЭ».

«Просто супер! Полкласса – дауны», - сделала вывод Уланова.

- До каникул все обязаны сдать шесть стихов, - ошарашила «Лорка» старшеклассников. – Вот как хотите! У вас есть целое сегодня.

11-ый «А» возмущенно загудел.

- Поднимите руку те, кто сдал шесть и больше, - не обращая внимания на гул, сказала Лариса Витальевна. – В воздух немедленно взмыли три руки – Элизина, Витина и Лешина. – Как всегда, - довольно улыбнулась литераторша и продолжила: - Я знаю, что еще Кира сдала больше шести. Что-то еще хотела сказать… 11-ый «А», я вам задавала на каникулы учить у Горького «Песню о буревестнике».

- Нет, - хитро сверкнув глазами, пропищал Андрей с последней парты.

- Шухов, это был не вопрос, – не одобрила ответ Лариса Витальевна. – Если Элиза или Кира вдруг не выучат «Песню о буревестнике», - литераторша положила руку на сердце и добавила: - (хотя я не знаю, что должно случиться, чтобы они не выучили), я им два не поставлю, остальные готовьтесь, буду спрашивать!

-Э, че за дискриминация такая, - возмутился Андрей, хотя в душе он был горд за Элизу.

- Шухов, тебе вообще нужно молчать! – усмехнулась «Лорка». – Ты сколько стихов сдал? Если мне не изменяет память, ни одного. На твоем месте я бы уже начала что-то учить. Тебе сегодня все шесть рассказывать, если не хочешь, чтобы завтра в журнале напротив твоей фамилии появилось шесть двоек.

11-ый «А» захохотал, а Шухов, про себя матерясь, начал искать в тетради названия стихов, которые надо было сдать.

Наконец, дошло время до самой волнующей части классного часа – выставления оценок. В этот раз Ольга Петровна решила поберечь нервы и заранее выставила все в дневники.

- А почему у меня здесь три, а не четыре! – послышались возмущенные вопли старшеклассников, которые только что получили заполненные дневники.

- А вы думали, мы с калькулятором сидим и среднее арифметическое высчитываем? – строго спросила «Олга». – По работе оценка выставляется.

«Идиотизм, - подумала Элиза. – По русскому, где почти одни пятерки, мне ставят четыре, а по англу, где двойка и куча троек, - пять».

- Витя, что еще за четыре по геометрии? – отсчитала парня Ольга Петровна, когда тот подал ей дневник на подпись. – В следующей четверти 100% должна быть пять!
Кабачков согласно кивнул.

Элизин дневник классная подписала без особого энтузиазма, а на оценки даже не взглянула.

- Ну, конечно, - одними губами прошептала Уланова. – У нее теперь новый любимчик.

***
Организация Хэллоуина в очередной раз свалилась на хрупкие плечи Ларисы Мазориной и Тани Ворониной. Не желая вновь выслушивать упреки по поводу скучного праздника, девушки решили приятно удивить одноклассников. Первым делом они нейтрализовали «Олгу», наврав классной, что Хэллоуина не будет. Вторым шагом убедили администрацию школы дать им ключ от кабинета, сказав, что Ольга Петровна дала добро на праздник. Наконец, организаторы объявили свободный вход без костюмов и закупили алкоголь. На такой Хэллоуин народ повалил толпами.

Музыка гремела на всю школу, и Андрей едва слышал, что ему говорила Лиза. Парень успел десять раз пожалеть, что взял ее с собой.

- Пошли танцевать! – крикнула девушка и потащила Шухова за собой.

Поскользнувшись на окурке от сигареты, парень чертыхнулся и двинулся следом за Лизой.

«От Хэллоуина одно название», - подумал Андрей, пробираясь сквозь толпу танцующих пьяных одноклассников.

Покрутив головой, парень убедился, что Элизы нигде нет, а значит, торчать дальше на этой убогой тусе бессмысленно.

«Уж лучше в клуб или кальянку».

Визжащая под боком Лиза, размякшая после выпитого алкоголя, уже порядком осточертела. Шухов пытался представить на ее месте Уланову, но даже после нескольких банок пива глупая мордашка блондинки никак не хотела превращаться в личико темно-русой отличницы.

Андрей мельком окинул дорогой безвкусный костюм ведьмы, надетый на Лизу, и поморщился. Ему вспомнился Хэллоуин в девятом классе. Длинные темные волосы с начесом, черное платье в пол, высокие кожаные сапоги, ярко подведенные зеленые глаза и насмешливая улыбка.  Определенно, Уланова была самой красивой ведьмой из всех, что он когда-либо видел.

- Пошли отсюда, - решительно сказал Андрей и потащил девушку к выходу.

- Эй, мы же только пришли! – запротестовала Лиза, упираясь. – Отцепись!

Андрей практически дотащил девушку до двери, как вдруг та распахнулась, и на пороге нарисовалась разъяренная Ольга Петровна. Увидев ее, Шухов застыл на месте, а Лиза, испугавшись, спряталась за его плечо.

- Как вы посмели?! – громыхнул сорванный до неузнаваемости голос классной. – Вы совсем не соображаете, что творите?!

Старшеклассники, заметив «Олгу», обомлели и прекратили дикие пляски. Кто-то даже догадался выключить музыку, но общую картину происходящего это никак не спасало.
 
- У вас совесть есть, изверги?! – чуть не плача орала Ольга Петровна, которую давно накрыла истерика. – Почему мне звонит Ольга Григорьевна и жалуется на грохот, стоящий в школе? Вам кто разрешил без спроса взять ключ от кабинета? Совсем совесть потеряли! Почему я от посторонних людей узнаю о случившемся и как ненормальная поздно вечером несусь сюда? Это что такое? – классная пнула носком туфельки пустую бутылку из-под водки. – Опять нажрались! Уже в стенах школы бухаете, не стыдно? Сил уже никаких нет! Обнаглели вконец!

- Ольга Петровна, мы… - с большим усилием сделав трезвый голос, робко начала Мазорина.

- Рот закрой! Даже слышать ничего не хочу! – рявкнула классная и залилась слезами. – Опозорились на всю школу! Меня из-за вас могут классного руководства лишить, а вам плевать. Стоите и ржете, алкаши несчастные. Все вон! – рявкнула Ольга Петровна и сухо добавила: - Сегодня же обзвоню всех родителей. После каникул встретимся в кабинете директора со всеми, кто здесь присутствовал. Марш по домам!

- Может, мы хотя бы уберем… - тихо пролепетала Воронина.

- Я сама уберу, - ледяным тоном ответила «Олга». – Марш по домам!

11-ый «А» как ветром сдуло.


Рецензии