Приют безумных. Глава 60

60. ЭТО ИЗ ЖИЗНИ
29 октября 2015 год, четверг
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет химии (№ 313)

На химии была проверочная, но Кире не было дела до оценки. Они ни о чем не могла думать, кроме Кабачкова.

Полчаса назад Вероника с Наташей рассказали ей и Элизе, какой «урок» преподала Вите на базе Пороховец.

- Стоны были слышны во всех комнатах, - с чувством рассказывала Ракитина. – Из-за них даже «Олга» проснулась…

- Да ладно тебе, - отмахнулась от подруги Вероника. – У парня это первый опыт. Считай, у него же никогда ни с кем не было, а тут рыбка сама в сети угодила.
От метафор Старковой Кире хотелось проблеваться, но она сумела сохранить безразличное выражение лица, продемонстрировав одноклассницам, что новость ее не интересует. Внутри же все сжигал огонь бешенства.

«Ненавижу! – думала девушка, решая проверочную и параллельно косясь на безмятежного парня. – Как он мог?! Скотина! Хорошо, что у меня мозгов хватило с ним не встречаться. Он бы мне такие рога приделал – в автобус не влезла бы. Господи, как это низко! – Кира до боли сжала в тонких пальцах красивую ручку и со всей силы заскребла ей по листу, буквально раздирая бумагу. – Гадко! Мерзко! Отвратительно! Трахнуться с какой-то шлюхой без всяких чувств, чтобы только отомстить. Ну, неужели нельзя было найти кого-то получше? Хоть бы Вероника или Наташа, Алла или Оксана... Да кто угодно, только не эта подстилка с одной извилиной. Да я в сто раз лучше нее!»

- Соловей, ты листок порвала, - осторожно заметила Элиза.

Не говоря ни слова, но про себя матерясь, Кира выдернула из тетради чистый лист и принялась переписывать.

«Кабель конченый! Зашибись любовь! – мысленно продолжала разоряться Соловьева. – Пару месяцев назад ко мне целоваться лез, а сейчас уже на своей маленькой свистульке Дашку катает. Эта тварь еще на доске почета висит рядом с моей подругой. Фу, проблеваться охота!»

- Соловей, он не тебе, а себе изменил, - шепотом сказала Уланова, как будто прочитав мысли подруги. – И возьми новый лист.

Чертыхаясь, Кира потянулась за тетрадью. В это время химичка, глянув на часы, снисходительно сказала:

- Закругляемся, 11-ый «А», - класс ответил недовольным жужжанием. – Давайте сдавать. Вон Витя готов уже.

Эта невинная фраза почему-то ужасно разозлила Киру, которая и так была на взводе.
- Да поздравляю вашего Витю! – не контролируя себя, заорала девушка на весь класс. – Молодец! Бред какой-то! Из-за того, что этот мудак готов, мы должны все бросить и сдавать? В общем, весь мир подстроится под нашего короля! Обалдеть!»
Нина Андреевна сморгнула выступившие от шока слезы, успокоила развеселившийся класс и добавила к проверочной еще десять минут.

Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет литературы (№ 303)

Как и обещала, Элиза написала Кабачкову ответное слово. Оно представляло собой достаточно толстый намек на последнем слайде презентации, не заметить который могла только неосведомленная Лариса Витальевна.

Рассказ, выбранный для анализа, назывался «Кавказ». Никакого отношения к распрям между Соловьевой и Кабачковым он не имел, но для создания нужного эффекта подходил как нельзя лучше. В конце концов, главной задачей было отразить не сюжет, а видение любви.

Витя напряженно наблюдал за выступлением одноклассниц, ожидая какого-нибудь подвоха. Однако слайды перелистывались, но никаких грязных намеков пока не наблюдалось. Облегченно выдохнув, он оторвал взгляд от экрана, как вдруг… Собственно, ничего сверхинтересного не произошло. Но громкого хохота одноклассников было достаточно, чтобы насторожиться.

Навострив уши, Витя стал слушать.

- Есть два типа любви: я хочу, чтобы она была моей, и: я хочу, чтобы она была счастлива, - эти слова произнесла Элиза.

«Фраза как фраза, - не въехал парень. – Чего они ржут?»

- К сожалению, некоторые мужчины не способны смириться с отказом и продолжают добиваться понравившейся девушки. В своих попытках доказать, что они хоть что-то из себя представляют, эти мужчины выглядят довольно жалко.

«Начинается!» - обреченно подумал Витя, услышав Кирин смех.

Класс уже давно валялся на партах. Панов с Кудриным тактично пытались сдержаться, но после еще одного намека плюнули и заржали.

- Если тебе сказали «нет», - с чувством и расстановкой произнесла Соловьева, нарочно выделив голосом последнее слово, - нужно смириться и продолжаться жить дальше. В противном случае, ты рискуешь навсегда остаться одиноким!

«Вот оно как!» - усмехнулся Кабачков.

Уланова прыснула и перевела взгляд на стучащую кулачками по парте Веронику.

«Боже, мне кажется, она сейчас лопнет от смеха», - подумала девушка.

- Интересные мысли, - не найдя, что сказать, прокомментировала последний слайд Лариса Витальевна. – У класса какая-то странная, слишком бурная реакция. Все эти вещи… вы взяли из интернета?

- Ну, что вы, Лариса Витальевна, - вежливо возразила Кира, презрительно смотря в сторону раскисшего Кабачкова. – Это из жизни все, из жизни.


Рецензии