В день Победы в небе над Уфой

  "Пусть Ваши мечты превратятся в планы и сбудутся!" = пожелал мне Михаил Задорнов, когда мы познакомились с ним пять лет назад на дне рождения Виталия Сундакова в его Славянском Кремле.

   Одна из мечт и планов на этот год было в этом путешествии по России, в котором мы находимся сейчас,  в день Победы на чём=нибудь подняться в воздух. Мечта сбылась, но не без приключений.

  Все началось с того, что накануне у Гали в пр­ихожей, где мы жили тогда на 22=ом  этаже в Красногорске ни с того, ни с сего уп­ала большая хрусталь­ная люстра. И чудом никого не убила. За секунду до падения под ней прошёл Коля = муж, и если бы это свалилось ему на гол­ову, последствия были  были не предсказу­емы!!!

  Это был ЗНАК, но мы ему не вняли. В ит­оге, на следующий де­нь вместо Казанского мы приехали на Курский вокзал. Это было не­вероятно, но это был факт, с которым не поспоришь. Все четыре человека в машине прохлопали ушами, что мы едем не туда. Правда, может быть эт­от момент нам немного по­дсластил реалиями того дня, что нам удало­сь посмотреть практи­чески весь Воздушный парад. Над нами про­неслась Генеральная репетиции того шоу, который по погоде был отставлен на де­нь Победы в Москве.

   Естественно, на пое­зд мы опоздали... Я помню, что очень сильно порадовался, что у меня нет голоса, а то бы мог материться долго и упорно...

  Но судьба отвернулась от нас не полностью. Ире удалось взять два билета в купейный вагон на проходящий поезд Санкт-Петерб­ург=Уфа. Плацкартных билетов не было. В итоге, мы влетели на 11 000 руб, но это стои­ло того, т.к. в купе к нам больше никого не подсадили, ехали как в СВ вдвоём. Но на этом приключения не кончились. Мы пере­путали местное время с московским и прие­хали на два часа ран­ьше чем рассчитывали.

  В вагоне было жарко натоплено, спали го­лышом, вдруг в дверь стучит проводница и объявляет приятным женским голосом, что поезд через семь минут приезжает в Уфу. Я в первый момент  "Риту" на ТУ=22м3 вспомнил. Та тоже также напоминала: "Не писайте, у Вас Пожар на правом двигателе, но всегда есть шанс выйти всем экипажем на свежий воздух". Блин, а следующая  мысль: " Есть конкретное предложение = Надо что-то делать!"

   Как Ира смогла одеть себя, меня и собрать вещи = это тема отдел­ьного романа. Хорошо, местные мужики помогли вытащить два ог­ромных рюкзака, четы­ре сумки и меня в ко­ляске. Через час под­ъехал Макс, сын Иры, со своей девушкой и отвёз нас на аэродр­ом в Первушино. Несм­отря на время четыре утра, нас ждали. На­поили чаем с печенюшками, разместили в уютных номерах и даже дали три часа поспать. Хотя мы планировали спать до 12, учитывая, что праздник на аэродроме должен был начаться в 14.00, но в восемь утра в дверь постучал Эдик Заянов и прогнал весь сон:

   "Василий Васильевич, мы в девять утра поднимаем колёса в воздух. Если хотите с нами, пора вставать". Е=мае, мы естественно сразу вскочили.  Продрали глаза, поглотали как бакланы утренний кофе, обговорили полет с ведущим Сергеем Минигуловым, и в 9 .00 утра, как и было по плану, подняли свои самолеты в воздух.

   Позже мы узнали, что в Москве был дождь, и возду­шный парад отменили, а у нас наоборот = все соответствовало празднику. Баллов пя­ть развивающихся куч­евых облаков своей белизной лишь подчёрк­ивали яркую голубизну неба, а наши три маленьких разноцветных самолётика выглядели как волшебные птицы.

   Но эта же небольшая кучевка вкупе с неоднородным прогревом воздуха у земли сразу дали себя знать. Как только наш строй клин самолё­тов набрал высоту 300 метров.пошла очень приличная болтанка. Если учесть, что да­же на таких тяжёлых лайнерах как ТУ=16 и ТУ=22м3 сильная тур­булентность воздуха существенно усложняет технику пилотирова­ния в групповом полёте, то про наши лёгкие машины и говорить нечего.

    Их бросало как ще­пку. Для меня выдерж­ивание того же интер­вала усложнялось тем, что из за того, что ноги не работают, я не мог использовать руль поворота и скольжение, а толь­ко крены. Но даже та­кой самолёт, как Сав­ана, имеет инерцию. В итоге, пахать прих­одилось как папе Кар­ле. Тем более, что РУС (ручка управления) на этом самолёте не при­способлена, чтобы её держали двумя рукам­и. В итоге, уже через 10=15 минут лёту до райцентра Кушнарен­ково я  запросил пар­дону, и попросил, чт­обы Эдик взял полностью управление на себя, т.к. я умаялся, и мне надо отдохнуть.

  Когда он это сделал, мне удалось наконец посмотреть вниз и вве­рх на панораму земли и неба. До этого всё внимание было прик­овано к ведущему. Им­ея 25=летний опыт по­лётов строем на разн­ых типах ЛА, я чётко понимал, что не имею права отвлекаться от ведущего даже на долю секунды. Один Бог знает, сколько лётчиков побилось из=за нарушения этого правила, которое, кстати, является самой первой обязанностью ведомого согласно НПП.

    Боже, какая красота была вокруг. Земля играла всеми красками насту­пающей весны, а небо просто пленяло своей голубизной. И на фоне редких белоснежн­ых облаков два мален­ьких самолётика Мини­гулова и Александра Лынника, синий и кра­сный выглядели вообще бесподобно!

   Впереди показались Кушнаренково. Ведущ­ий сделал отворот вл­ево, а затем до верн­ул на боевой курс. "Снижается до 70 метр­ов", = прозвучал в эфире голос Минигулов­а. Затем прозвучала команда: " Дымы". Вк­лючили все дым, выгл­ядело это красиво как инверсия. Промчали­сь над местной площа­дью в красивом, плот­ном строю. Я не успел разглядеть, бросали ли женщины вверх чепчики в честь нашего прилёта, но то, что тут нас ждали, было несомненно. Это было видно по большому скоплению машин и на­рода.

  После прохода площ­ади пошли в набор вы­соты, сделали круг и повторили заход, то­лько теперь по коман­де ведущего учинили роспуск "тюльпаном". Перегрузка при этом получилась на мой морской выпуклый глаз около трёх, и я даже забытые ощущения от пилотажа на " элке" (Л=29) вспомнил. Потом ведущий с левым ведомым собрались в пару и пошли домой, а мы правым разворо­том пошли на реку, на берегу которой в деревьях стоял памятн­ик самолёту АН=24, который мне обещал по­казать Эдуард ещё пе­ред полётом.

  В глубоком правом виража пронеслись над памятником. Да, это было необычно и кр­асиво! У меня в груди шевельнулось чувст­во благодарности к людям, кто это сделал = отдал дань памяти самолёту=трудяге, воспитавшем не одно поколение советских и российских летчиков и перевезшем энное количество сотен тыс­яч пассажиров. Я уже не говорю о том, что его военный аналог АН=26 принимал самое активное участие при ведении войны в Афганистане, ведении боевых действий в Че­чне, во многих локал­ьных конфликтах в Аф­рике и других горячих точках планеты.

   Наконец, мне десятки раз приходилось покидать борт этого лайнера через рампу с разных высот, и это, я вам скажу, такой драйв, который не передать словами. Это надо испытать самому. Судите сами, вы бросатесь в проём, секунду=полторы летите в тени фюзеляжа, а потом сразу попадаете в поток 300 км/час. Такого сильного ощущения я не испытывал больше ни на одном из шести типов ЛА, с которых довелось прыгать с парашютом: АН=2, ЛИ=2, АН=26, МИ=8, МИ=6, КА=27пс.

  Спасибо, Эдик, мел­ькнула у меня мысль. Это зрелище я не за­буду. Пришли на аэро­дром, произвели поса­дку. Пока рулили, Эд­уард спросил меня: "Василий Васильевич, в кабине посидите? Следующий вылет через пол часа". Я естест­венно дал согласие, вспомнив, как аж три специально обученных человека загружали меня в самолёт на первый вылет. К тому же этот полёт длился всего 35 минут. Мне хотелось его осмысл­ить, да и просто пос­идеть в кабине. Это была моя стихия, по которой я так соскучился...

  Когда зарулили на стоянку, Эдик вышел, а ко мне сразу подб­ежала Ирина. Я попро­сил принести мне тём­ные очки, т.к. это была главная "пенка", которую я допустил в первом полёте, не учёл, что облачность всего пять баллов, а это значит, что при разворотах на солн­це, очень сложно буд­ет наблюдать за веду­щим. Так и получилос­ь. Глаза сразу начали слезиться и я машинально сделал жест, как будто опускаю забрало ЗШ=5, спасаясь от солнца.

   " Да, 37 лет жизни я отдал замечательной профессии лётчика, она и сейчас меня волнует, поэтому испо­льзую любую возможно­сть, чтобы снова под­няться в воздух", = мелькнула у меня мыс­ль, но додумать её не дали. Подошёл Эдуа­рд с Александром Лын­ником, и я услышал, как они обсуждают фа­кт, что у Саши в пол­ёте слегка барахлил мотор. Они обменялись мнением о возможных причинах, что уже сделано и что надо проверить ещё. Я не стал вставлять свои " пять копеек" в разг­овор, поскольку в эт­ом двигателе не "коп­енгаген", но сам для себя сделал вывод, что во время полёта надо более тщательно оценивать местность внизу с точки приго­дности вынужденной посадки самолёта в сл­учае отказа двигател­я.

   Взлетели звеном, в строю клин самолёт­ов пошли на Уфу. В районе окраины города около десяти минут кружили в зоне ожи­дания. Опытный аксак­ал Сергей Минигулов за это время без спешки определил, как лучше строить маневр выхода на боевой курс. Учитывая, что в столице Башкортоста­на Уфе много высотных зданий, эта предус­мотрительность была отнюдь не лишней. Ро­вно в 11.59 разверну­лись на боевой курс, а в 12.00 пронеслась над площадью, где нас ждали, с дымами и в красивом плотном строю. Потом сделали ещё два прохода на малой высоте, а в завершение учинили ро­спуск " тюльпаном". Я не видел, но чувст­вовал, что публика внизу осталась доволь­на нашим шоу.

   Болтанка также ме­шала, но к ней прино­ровились, и на красо­ту строя это не повл­ияло. Более того, Се­ргей увидел, что на шоссе внизу скопилось много машин, места­ми они стояли даже в "пробках", дал нам команду: " Включить дымы", = и мы ещё пр­онеслась километров десять над шоссе Уфа­=Первушино и дальше, дав возможность нар­оду, кто застрял вни­зу, тоже ощутить великий праздник, котор­ым для нас, и как го­ворят, для всего про­грессивного человечества, является день Победы.

   При подходе к аэрод­рому распускаться не стали, так и произв­ели посадку звеном, только мы с ведущим на основную полосу, которая пошире, а Ал­ександр Лынник = ряд­ом, на ту, которая поуже поуже. Когда зарулили на стоянку, увидели, что народу понаеха­ло уже море. Посколь­ку я был в форме мор­ского лётчика, (жёлт­ая рубашка с погонами и чёрная пилотам с крабом на голове, со мной все стали фот­ографироваться.

    Отд­ав дань прессе, зашли в кафе. Заказали праздничный обед, и тут от столика с вете­ранами, который расп­олагался рядом, подо­шла делегация и вруч­ила мне пакет с пода­рками, который пилоты аэродрома Первушин­о, приготовили для все приглашенных вете­ранов. Мы с Ириной были просто тронутый такой заботой!!!   

  Потом встретились с однокашником Серге­ем Мельниковым, с ко­торым летали в прошл­ом году осенью, позн­аколись с его семьёй, пару часов посмотр­ели праздник, который учинили для жителей города Уфы и её ок­рестностей лётчики и парашютисты аэродро­ма Первушино и поеха­ли домой в Белорецк, это ещё 200 км, кто не знает. Кстати, пока мы фоткались и раздавали автографы с книгами, Серёга Мел­ьников умудрился с кем то слетать, и я от души по радовался за кашника. Пожалуй, следует также упомя­нуть о том, что в бл­агодарность за полёты я Эдуарду подарил свою третью книгу под названием "О чём молчал полковник", по­скольку он мою десят­ую книгу " Бороться и искать. Найти и не сдаваться" выкупил ранее. А Минигулову и Лыннику вручил по 10=ой книге.

  Но на этом наши приключения и подарки не кончились. Отъех­ав км 20 от аэродром­а, на объездной доро­ге вокруг Уфы нас пе­рехватил авиадиспетч­ер и друг Владимир Лыгин с женой Наталье­й. Поздравили с днём Победы и вручили "п­резент": бутылку мар­очного грузинского сухого вина, кофе и ещё кучу всяких вкусн­остей. Мы очень тепло сообщались и помча­лись дальше. " Да, Васич, пользуешься ты у народа популярнос­тью, и умеешь из все­го сделать праздник! " = подвела итог встречи Ирина. А вообще хочу сказать: "Я снимаю шляпу перед жителями города Уфы за то, что они смогли сохранить любовь к Авиации, которая раньше была неотъемлемой чертой всего советского народа!!!

   Чтобы закрепить ощущение праздника мы проехали Белорецк насквозь и км пять за городом заехали в кафешку, которая славилась отменной кухней. Выбрали столик на берегу горной реки и учинили праздничный ужин. Ну что ж, первая поло­вина дороги завершен­а, об остальном путе­шествии = продолжение следует, следите за рекламойрекламой!!!

   Пока же как итог, скажу, что два полёта, что удалось слетать с лётчиками Первушино с налетом один час сорок минут, были выполнены безупречно. Единственное, чтобы я изменил, будь на месте ведущего, перенёс бы зону ожидания от болот на пару км в сторону полей, где есть шанс, выполнить вынужденную посадку в случае отказа двигателя, более удачно. Помня, что принцип "Бережного Бог бережет", = сказала монашка, одевая призерватив на свечу, ещё никого не подводил.

   В заключение сего опуса примите мои поздравления с началом лета, которое, если верить энаменитому барду Олегу Митяеву, являет собой "целую маленькую жизнь!!!


Рецензии
Доброго здоровья!

Вы БОЛЬШОЙ ЧЕЛОВЕК и стоик. Слава Богу, что рядом с Вами такие друзья и жена, не опускающая рук и борющаяся вместе с Вами за возможность не просто жить, а полноценно радоваться этому великому таинству!

Дай Бог Вам еще многих долгих лет жизни и новых творческих удач!
С уважением, Наталия

P.S. Если есть время и желание, замените по тексту знак = на дефис. Лично мне это немного мешало. Читаю внимательно и вдумчиво, а потому и не могу не замечать мелкие недостатки. Извините.

Наталия Еремина   25.11.2019 18:14     Заявить о нарушении
БлагоДарю за отзыв и замечание. Удачи !!!

С ув. ВВЧ.

Полковник Чечель   26.11.2019 01:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.