Невьянск. Дедушка уральских заводов

 Невьянск. Дедушка уральских заводов
                ----
 На фото - наш Невьянск 50-60-х годов 20 века. Фото моего отца.          

      ЗАО «НМЗ» – так теперь называется Невьянский машиностроительный завод, а с 1917 до 1991 - механический №68, а с 1915 по 1917 – артиллерийский, а еще ранее с 1703 до 1915 гг. - металлургический завод. Если выехать по железной дороге, впрочем, и по автомобильной тоже, на север от Екатеринбурга (Свердловска) в сторону Нижнего Тагила, то километров через девяносто или часа полтора среди уральских лесов справа от главного уральского хребта вам откроется небольшой городок, бывшая вотчина знаменитых заводчиков Демидовых. Вы его сразу узнаете по старинной наклонной башне. Имея высоту 57 метров, она видна отовсюду и издалека. А наклонилась знаменитая Невьянская башня как тогда говорили - от «злодеяний демидовских», в ее подвалах чеканили серебряную монету, и чтобы скрыть это, затопили подвалы вместе с находившимися там людьми, так повествует старинная легенда. Но, скорее всего, это только красивая и страшная сказка, а наклонилась башня от более прозаических вещей. Башня стоит недалеко от берега городского пруда, и специалисты считают, что неравномерная осадка грунта под фундаментом башни и есть истинная причина ее наклона. Вполне возможно, что серебряную монету Демидов чеканил все же не здесь. Рядом нет никаких серебряных рудников. А на Алтае в Колывано-Воскресенском заводе они владели серебряными рудниками, и не было никакого смысла везти руду или слитки на Урал.  Хотя, как говорят, возможны варианты. Но подвалы Невьянской башни и подземные ходы вокруг нее действительно существуют и залиты они грунтовыми водами. Башня упоминается не только в исторических документах, но довольно часто в художественных произведениях. Красота Невьянской башни и поистине мрачное даже трагическое ее очарование не может оставить спокойной живую человеческую душу третье столетие. Но есть одна странная загадка, все архивы времен Демидовых исчезли из Невьянской заводской конторы еще в конце 19-го века во время пожара, и отдельные документы находятся теперь крайне редко.

          Невьянский завод часто называют - «дедушка уральских заводов». Невьянский завод был знаменит тем, что производил тогда лучшее в России железо и чугун. Невьянское чугун и железо под маркой «Старый соболь» первыми пошли на экспорт. Утверждают, до сих пор в г. Лондоне на крышах старинных домов есть кровельное железо Невьянского завода, ржавчина не тронула крыш тех домов. А получали его при прокатывании через валки, когда одновременно на листы железа сыпали древесный уголь. Уголь давлением валков вдавливался в лист и науглероживал железо. Куда там современной нержавейке!

        С приходом в 16 веке русских на Урал в 1626 г. появляется Невьянская слобода, Арамашевская (1631), Мурзинская (1640), Краснопольская (1654), Аятская (1669) слободы. Население занималось не только землепашеством, развивались ремесла, связанные в основном с металлообработкой (в кузницах изготавливались сельскохозяйственные орудия и бытовые предметы). В это время из «команды» сельских кузнецов и начинает выделяться особое «сословие» рудознатцев, застрельщиков железного и медного дела. История сохранила имена Дмитрия и Петра Тумашевых. Дмитрий Тумашев в 1669 г. писал в челобитной царю Алексею Михайловичу о своем заводе выше Красного поля «над Невьей рекою». Выпускали в год до 1200 пудов железа. Работал этот завод до 1680 года.

        Указами Петра I от 10 мая и 15 июня 1697 г. верхотурскому воеводе поручалось на р. Нейве «построить и завесть большой железный завод», чтобы лить «пушки, гранаты и всякое ружье, изготавливать связное, прутовое, дощатое, црненое и кровельное железо». В январе 1700 г. к стройке приступил большой отряд крестьян в 1500 человек из 15 слобод. В марте 1700 года, когда прибыли сюда «доменный мастер Яков Фадеев, меховой мастер Иван Янвер и доменного, пушечного и гранатного дела мастер Филипп Дементьев», а также молотовые, угольные мастера и подмастерья, рудные специалисты и кузнецы. Руководил строительством верхотурский служивый М. Бибиков. в 1701 г. его сменил московский «мастер плотинного и доменного строения» С. Викулин.К концу 1701 г. была возведена плотина, перегородившая реку Нейву, длиной 125,9 м, шириной вверху 32 м и высотой 6,4 м. Плотина образовала обширный заводской пруд длиной 5,5 верст. Вода из пруда приводила в движение деревянные колеса многочисленных механизмов: воздуходувных мехов, 20-пудовых молотов, сверлильных и обтачивающих станков, режущих дисков и т.д. внизу, возле плотины построили доменную печь высотой 9,6 м, кричную фабрику с двумя горнами при одном молоте, кузницу, амбары и избы для мастеровых.

         Историю города Невьянска принято отсчитывать от даты получения первого чугуна на Невьянском заводе - 15 декабря 1701 г. В 1702 году, через год после пуска, завод из казны был передан промышленнику Никите Антуфьеву, ставшему родоначальником знаменитой династии Демидовых. Так началась история уральских демидовских заводов, первым из которых стал Невьянский. В прошлом сам Невьянск часто называли «Старым заводом», или «дедушкой уральских заводов».  Среди всех городов Свердловской области по возрасту Невьянск уступает только Верхотурью и Туринску. В начале 1720-х годов один только Невьянский завод давал металла в два, а в иной год и в 3 раза больше, чем все три казенных уральских завода: Каменский, Алапаевский, Уктусский. Именно невьянское железо, как лучшее в стране, впервые в истории России стало экспортироваться в зарубежные страны. До этого момента, напротив, металл в нашу страну везли из-за границы. Долгое время Невьянск был крупнейшим заводским поселком на Урале. Здесь работала самая большая на тот момент в мире домна, впервые был использован громоотвод, задолго до своего официального открытия применена техника железобетона и, как считается, тайно плавили первое сибирское серебро...

       После смерти в 1745 году Акинфия Никитича Демидова Невьянский завод достался его сыну Прокопию. В 1769 году Невьянский завод купил у Демидовых Савва Яковлев (Собакин). К концу XVIII века Невьянский завод занял лидирующее положение в российской металлургии. Его продукция с маркой «Старый соболь» высоко ценилась не только на российских, но и европейских рынках. В первой половине XIX века в окрестностях Невьянска были открыты богатые месторождения россыпного золота, и заводской поселок стал одним из центров золотодобычи.
 ---
         В 1716 году в Невьянске была построена домна, около ста лет, до 1815 года она была рекордсменкой по производительности среди всех европейских домен. Мало того, на ней еще применяли двухфурменное дутье, новейшую по тем временам технологию. На Невьянском заводе в те времена работало до 150 мастеров, на других уральских заводах их было по 25-40 человек. Для сведения моих терпеливых читателей, мастер того времени это не современный задерганный руководитель производства низшего звена, лающийся со своими работниками за каждую копейку зарплаты или минуту опоздания с обеденного перерыва. Мастер того времени – это специалист-технолог, часто уникальной технологии. Широко в мире известно «каслинское литье» - литые чугунные художественные изделия Каслинского металлургического завода. Не в обиду каслинцам, но все же первое чугунное художественное литье на Урале появилось именно в Невьянске. Тогда отливали чугунные художественные решетки. Но скоро перестали, времена были суровые, не до красоты. Шла тяжелая и длительная Северная война (1700-1721 гг.) со Швецией. Решалась судьба России, стать ли европейской державой или оставаться тряпкой под ногами соперников, о которую будут вытирать ноги все кому не лень. Как в эпоху т.н. «великой энергетической державы». И специализацией Невьянского завода стало производство оружия: ружей, пушек, мортир, гаубиц, ядер, бомб. Заодно производили отличное железо, сталь, чугун. Их потом использовали на других оружейных заводах России. Военной продукции в петровские времена наш завод тогда выпускал от четверти до трети всей той продукции России. Он один тогда выпускал продукции больше, чем все остальные казенные заводы на Урале. Оружие наш завод делал всегда, да и сейчас, наверное, тоже потихоньку делает. В действительной силе российского уральского оружия на собственной шкуре убедились многие европейские, американские, африканские и азиатские армии. Легче перечислить тех, кого сия судьба миновала, чем тех, кому не повезло. Но я уверен, что и в жизни первых не все еще потеряно. Старый Невьянск знаменит еще и своей старообрядческой школой иконописи. К моей печали от былого уральского старообрядческого центра остались только заброшенные кладбища.

         К тому времени, когда я там в 1957-ом родился, бурная молодость завода осталась в 18-ом, а зрелость в 19-ом веке, наш город и завод были уже достаточно пожилыми, имели славную историю, но были уже давно оттеснены другими героями нашей промышленной революции. Первая российская промышленная революция, когда наш завод гремел и блистал, осталась далеко-далеко в прошлом, в исторических документах, да в уральских сказах Павла Бажова. Кстати, Невьянск демидовских времен описан в сказе Бажова «Шёлковая горка». Во времена Второй российской промышленной революции конца 19-го века позиции уральских заводов были подорваны, Уральский горнозаводской округ уступил свое место Донецкому промышленному району, тогда наш завод стал обычным рядовым предприятием. Третья российская научно-промышленная революция 30-40-х гг. 20-го века снова востребовала самый старый на Урале завод. Но уже много лет как не плавили металл в домнах, да и местные железные руды были тоже уже давно выработаны. Теперь на месте бывших рудников, названных «свиньими горками», катаются зимой на лыжах, а летом сажают огороды, да пасутся коровы и козы. Завод из металлургического стал чисто механическим и работал уже на привозном металле. Завод под № 68 входил в тоже номерной 30-й Главк, выпускал артиллерийские боеприпасы и реактивные снаряды под кодовыми наименованиями - «Эльбрусы», «Стрижи», «Дубль В», и еще многое чего не менее интересное, знающий человек по этим названиям поймет, какая специализация производства была на заводе. Завод наш в годы Великой Отечественной войны выпускал корпуса артиллерийских снарядов для среднекалиберной артиллерии: 76-мм полковых, дивизионных, зенитных пушек, 85-мм зенитных и танковых пушек, 82-мм реактивные снаряды М-8. Не менее 15 % от всего количества тех снарядов были родом из нашего Невьянска, каждый седьмой-шестой. А в 1941-ом, наверное, и почаще …
 
         Вот конечные цифры выпуска боеприпасов в СССР: 347,8 млн. снарядов для полевой и корабельной артиллерии (в т.ч.14,5 млн. реактивных), 242,8 млн. артиллерийских мин, 200 млн. авиационных патронов, 200 млн. ручных, противотанковых гранат, 40,4 млн. авиабомб,  66,7 млн. инженерных мин (из них 26 млн. противотанковых), 40 тыс. морских мин, 161 тыс. морских глубинных бомб, 21,4 млрд. винтовочных и пистолетных патронов.

         Более подробно производство и расход артиллерийских снарядов за 1941-1945 гг. по ряду артиллерийских систем.

Артиллерийские системы / производство в тыс. шт./ расход в тыс. шт.

   Полевые орудия
76-мм полковая пушка     32 261 // 30 616
76-мм горная пушка               505 // 1 667
76-мм дивизионная  пушка     82 951 // 73 751
107-мм полевая пушка        541 // 718
122-мм дивизионная гаубица     23 380 // 25 418
122-мм пушка                3 789 // 3 323
152-мм гаубица             4 791 // 5 124
152-мм гаубица-пушка       7 733 //  7 828
152-мм пушка Бр-2               56  //  39
203-мм гаубица              470  // 662
210-мм пушка Бр-17                4  // 1
280-мм мортира Бр-5               15  // 14   

    Противотанковые пушки
45-мм пушка                52 391 //  46 356
57-мм пушка                5 119 //  1 021
100-мм пушка БС-3         587 //  132

    Зенитные и танковые
25-мм зенитные автоматы   8 187 // 2 332
37-мм зенитные автоматы  42 685 // 24 649
76-мм зенитные пушки         3 879 //  38 881
85-мм танковые и зенитные пушки  19 391 //  8 270
-
   Источник:  А.Б.Широкорад «Артиллерия в Великой Отечественной войне» Прил.7, тб. №53 и №54, стр.592-593

        Как нетрудно заметить, количество выпущенных боеприпасов калибра 76-85 мм было почти 139 млн. артиллерийских снарядов, да еще 14,5 млн. реактивных снарядов. И 15 % - это чуть менее 23 млн. Да еще в период с 1921 по 1940 завод выпустил 30 млн. снарядов. Плюс к этому объему 45-57-мм противотанковые снаряды и 82 мм артиллерийские мины. На пике производства в день отправляли даже по 30 ж.д. вагонов - в месяц около миллиона корпусов мин и снарядов.
---
        С производством РС-ов связана одна история. Вот как об этом рассказывала легенда, еще жившая среди работников Невьянского механического в те времена, когда мой отец был там начальником заводского ОКСа. В начале Великой Отечественной завод должен был отработать технологию изготовления штампованных деталей снарядов реактивной артиллерии («Катюш») и передать ее другим заводам для массового выпуска снарядов в количестве многих миллионов штук. Но дело отработки технологии почему-то не пошло. Матрицы или пуансоны для штампов были созданы, но выдерживали не положенное количество циклов работы, а раз так в десять-двадцать меньше. Понятное дело, что это не могло устроить ни наших военных, ни директоров заводов, ни лично товарища Сталина. Сроки сдачи уже выходили, а проблема не поддавалась решению. И за этим провалом могли последовать для руководства завода определенные оргвыводы. И исходя из совсем катастрофического положения на фронте, выводы эти могли быть весьма крутые ….

             Директор завода собирает всех инженеров, техников, рабочих привлеченных по этому вопросу и предлагает собраться снова через три дня, а за это время напрячься и подумать - как разрешить эту проблему, а может кто-то и предложить решение. В награду обещает денег немалую сумму и некоторое количество продуктов питания. А надо сказать, что в городе и на заводе стало к тому времени уже порядочно голодно. Тут встает один из рабочих, которого еще несколько лет назад ко всеобщей радости выперли с завода за пристрастие к зеленому змию и говорит, что придумывать ничего не надо, а надо попробовать в технологии изготовления матриц то-то и то-то. И что денег ему в награду не нужно, а от продуктов он бы не отказался. Предложение попробовали и проблема была решена. Так это было или не так, а если и было, то было не совсем так, этого, конечно, уже выяснить никогда не удастся, в живых свидетелей этого уже давно не осталось. Но заводская легенда повествовала об обстоятельствах этой истории именно так.

         И, видимо, не зря Невьянский механический завод №68 уже 20 января 1942 года был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Второй свой орден – Ленина наш завод получил 16 сентября 1945 года. Иосиф Виссарионович за просто так, как сейчас, ордена и медали не раздавал. На заводе в годы войны работало 10 тысяч человек, 2 тысячи из них была молодежь до 18 лет. 

Цитаты:
        «В первые дни войны в городе возникла паника. Народ бросился скупать спички, соль, мыло. Решением правительства были введены продовольственные карточки на хлеб и другие основные продукты питания.
По обычной рабочей карточке человеку полагалось по норме 0,7 кг хлеба на день, на горячих, тяжёлых и вредных работах - 1 кг. Инженерно-техническим работникам и служащим не на прямом производстве в цехах, а в конторах, хотя и занимающим инженерные должности - 0,5 кг, детям школьного возраста - 0,4 кг, иждивенцам - 0,3 кг.
В медпункт стали поступать работники с жалобами на недомогание на почве недоедания, в основном это были подростки из иногородних и прибывшие по эвакуации.
Дистрофия пришла к нам в 1942-ом, и победили её не сразу. Ослабевших стали подкармливать дополнительным двухразовым обедом. По заключению медпункта через завком нуждающимся рабочим выдавали специальные продовольственные карточки «ДП» - дополнительное питание - и «УДП» – усиленное дополнительное питание». Одним из источников значительного подкрепления трудящихся продуктами стало заводское подсобное хозяйство. Сельхозкомбинат только в 1942 году передал для общественного питания рабочих молока – 150 тонн, мяса - 100 тонн, картофеля – 1200 тонн.
За весь военный период Невьянский механический завод по своему наркомату беприпасов  восемнадцать раз занимал призовые места и неоднократно ему вручалось Знамя ЦК ВКП (б). Механический завод награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. Орденом Ленина были отмечены токари Е. Путилова, В. Самофеева. 8 человек получили орден Трудового Красного Знамени, 19 - орден «Знак Почета», 17 - медаль «За трудовую доблесть», 17 - медаль «За трудовое отличие».

Был отмечен и директор завода С.А. Бунин: награжден орденами Ленина, Красной Звезды, дважды Трудового Красного Знамени. Свою производственную деятельность Сергей Алексеевич начал с должности помощника начальника инструментального цеха. Его прекрасная техническая квалификация, энергия, талант организатора, умение работать с людьми быстро повели его по служебной лестнице. Вскоре он стал начальником инструментального цеха, затем руководителем технического отдела завода, потом главным инженером и наконец, директором многотысячного коллектива (1939–1945).
Наряду с производственными вопросами Сергей Алексеевич уделял внимание и состоянию жилищно-бытовых условий работающих. О его душевном отношении к людям красноречиво рассказывает следующий факт. Разве может забыть семья штамповщика Широкова А. В. тот день, когда ему, простому человеку, отдавшему производству все свои физические и душевные силы и имевшему большую семью, которую нужно было кормить, от имени С.А. Бунина вручили «премию» – двухгодовалую корову и два воза сена!!!
Заводу и жителям нужны были дрова. И здесь Бунин тоже нашел выход. На берегу пруда поставили лесопилку, а доставлять стали на барже до заводской плотины. Заводчане-старожилы утверждают, что Бунин был на заводе «самым лучшим директором среди всех известных директоров». Конец цитат.
 
       Уже 5 ноября 1941 г Невьянск принял первый эшелон с эвакуированными оборудованием и людьми завода №70 из Рязани. Возникло немало новых трудностей по приему и размещению техники, включению её в эксплуатацию. На все это отводились очень сжатые сроки. К числу первоочередных задач относилось определение мест проживания вновь прибывших и вовлечение их в трудовую деятельность. Враг находился на подступах к столице. Фронт требовал боеприпасы, как можно больше боеприпасов. Промедление с поставками было недопустимо. Большую роль в увеличении производительности труда сыграли фронтовые бригады и движение многостаночников. В августе 1942  по Наркомату боеприпасов первым «тысячником» был зарегистрирован невьянец фрезеровщик Яков Алексеевич Гудков. Он выполнил норму на 1050 %, применив особое приспособление собственной конструкции.

         Недалеко от нашего старинного уральского городка в послевоенное время построили новый современный город Новоуральск с суперсовременным производством, он много лет был известен как ЗАТО п/я Свердловск-44. Старый уральский завод тоже поучаствовал в его строительстве, и в создании атомной промышленности страны тоже есть его вклад. Это про то, что касается прошлого.
  ---
          В остальном наш городок очень прост. Народ живет здесь такой же простой, иногда даже слишком. Возвращаясь по субботам из школы домой и, проходя мимо конторы золотого прииска и приисковского продуктового магазина, я много лет подряд наблюдал картину почти идеально соответствующей другой, но только уже художественной картине - «После побоища князя Игоря с половцами». Пили у нас всегда много. «Он до смерти работает, до полусмерти пьет!» Известна одна историческая фраза, родившаяся на нашем заводе. Когда-то еще при Демидовых, рабочим завода за бунт пригрозили ссылкой в Сибирь. На что ими был дан меткий и достойный ответ: «Не боимся мы Сибири – у нас каторга своя!». Городок застроен был в своем подавляющем большинстве деревянными рублеными домами. Были и многоэтажные дома, но они начали появляться, начиная с 60-х годов. Так что наш городок - настоящая российская глубинка. Даже автобусы у нас ходили только на ж.д. станцию к электричкам направления Свердловск – Нижний Тагил, но не чаще чем раз-два в день, а бывало, что и не ходили. И город все расстояния привык мерить ногами. В старших классах мы ходили на картошку километров за 6-8 от города за вокзал или поселок Пески, и никто не жаловался что далеко. Достопримечательностями города тогда являлись городской, а точнее заводской пруд, на него зимой весь город выходил кататься на лыжах; гора Лебяжка; огромные дикие скалы на берегу пруда сразу же за плотиной. О башне я уже сказал. На заводе даже делали сувениры из оргстекла и металла в виде модели Невьянской башни, они потом в больших количествах оседали в кабинетах разных должностных лиц московских министерств. Из других предприятий города выделялись Невьянский золотопромышленный прииск и Невьянский цементный завод. Золото вокруг Невьянска добывали издавна. Брали в  основном поверху или из «дудок», маленьких самодельных шахт. Прииск добывал его уже из настоящих шахт и на местных реках при помощи драг. Производство таких драг в России началось именно на нашем заводе в 1902 году.

             В нашем городке бывало происходили совершенно невероятные происшествия и сногсшибательные истории. Так охотники гнали с собаками медведя. Он вышел на ж.д. перегон, а на путях стоял товарняк. Уже явно слышался лай охотничьих собак. И медведь, не решившись лезть под вагонами, полез через тормозную площадку. А поезд в это самое время тронулся. Через некоторое время дежурному по ж.д. станции поступил по радио доклад, что в середине товарного поезда на тормозной площадке сидит пьяный в медвежьей шубе и орет песни нечеловеческим голосом.

          Другая совершенно невероятная история тоже была связана с медведем. В город прибыл передвижной зоопарк. Через несколько дней он отправился из нашего города в сторону Нижнего Тагила. Медведь, что был в зоопарке, на переезде как-то умудрился выбраться из клетки и пошел обратно в город, видимо у него остались весьма хорошие впечатления о нашем городке. Прибыл он в город поздно вечером, когда уже стемнело. И стал подходить к прохожим в надежде получить от них какой нибудь харч. Но народ этого добропорядочного стремления медведя не понял и стал сигать через заборы. В райотдел милиции стали поступать звонки о медведе в городе. На беду это было в ночь с 31 марта на 1 апреля и милиционеры на звонки как говорят «не реагировали». Они поняли, что это не первоапрельский розыгрыш только тогда,  когда им позвонил дежурный из горкома партии и раздраженно поинтересовался, почему они не принимают никаких мер, когда уже почти час по городской площади шляется медведь. Дежурный райотдела милиции послал на автомашине ГАЗ-69 с водителем одного милиционера вооруженного пистолетом ТТ. Больше тогда в его распоряжении народу и вооружения не было. (Были когда-то и такие благословленные времена!) Бравые милиционеры выехали на городскую площадь и принялись пулять из ТТ в медведя. Но ТТ не винтовка и не охотничья двустволка, медведь был ранен, взревел от боли и набросился на их машину, которая как на грех от испуга заглохла и снова заводиться не пожелала. Тут наш милиционер выскочил из машины и пальнул медведю из пистолета прямо в ухо. Медведь был убит на месте. Теперь он стоит в виде чучела в городском краеведческом музее с табличкой «Невьянский гость». Почему я знаю все это в таких подробностях. Наш милиционер, по уличному прозвищу Цыганок, жил как раз через два дома от дома моей родной бабушки.

           Как то раз, летом, в городском пруду был выловлен небольшой кальмарчик. По городу поползли слухи, что это американские шпионы подстроили какую-то гадость своим визави из местной конторы глубокого бурения, а затем дабы посмеяться над ними и принародно их припозорить подбросили кальмарчика в пруд (ну, совсем как раньше, в деревнях невестам, которые теряли невинность до свадьбы, мазали ворота дегтем). У районной конторы глубокого бурения от умственной работы уже начали вскипать мозги (что и не удивительно, в районе находился стратегический объект – закрытый город Новоуральск или п/я Свердловск-44 с обогатительной фабрикой атомной промышленности), но по счастью выяснилось, что американцы здесь были не при чем. Что кальмарчик приехал в наш город на поезде в трехлитровой банке с морской водой.
 
          В марте 1969 г., во время известных военных событий на уссурийском о. Даманский, начальник городского штаба гражданской обороны как-то раз собрал руководителей своих подразделений и провел с ними беседу на тему, что очень возможно ракетно-ядерное нападение со стороны Китая, и что бы они не дремали и глядели в оба. На этом совещании был и мой отец. Как руководитель самой крупной строительной организации города, он по совместительству являлся и командиром аварийно-восстановительного дивизиона ГО. Накрутив, таким образом, хвоста своим подчиненным начальник ГО с чувством выполненного долга отбыл домой. Все остальные тоже. Наступил уже поздний вечер. Отец вернулся домой и перед тем как лечь спать, вышел во двор. Тут со стороны вокзала последовала яркая вспышка света, раздался страшный гул, прошла ударная волна, а в небо стал поднимался огненный шар. Люди стали выскакивать из домов во дворы кто в чем, а собаки выть страшными голосами. «Ну, все, достукались до третьей мировой!»  А потом мой отец думает: «… если это ядерный взрыв, то почему я глядя на огненный шар не слепну?» … «Ну, ясно же, это газопровод Бухара-Урал взорвался!» Отец заходит в дом и звонит оперативному дежурному штаба ГО. Телефонистка на коммутаторе штаба отвечает, что только что оперативный дежурный зашел в туалет и по всем признакам скоро из него не выйдет. Ну что тут делать, начальство из стоя вышло, поэтому стал уже звонить на квартиру самому начальнику штаба ГО. К телефону подошла жена и сказала, что начальник сидит на кровати, уставился в одну точку на стене и, видимо, в себя еще долго не придет. Потом выяснилось, что труба газопровода дала трещину, по закону подлости как раз над этой трещиной проходила высоковольтная линия электропередач, а вечер оказался очень ветреным. Провода замкнуло, и от искры утекающий из трубы газ взорвался. Можно, конечно, посмеяться над ступором городского руководителя гражданской обороны, но представьте себе картину маслом: начальник штаба ГО только что накрутил своим подчиненным хвоста, и с чувством выполненного долга отбыл домой к борщу, что сготовила жена; тут вдруг вспышка, взрывная волна, короче – все признаки ракетно-ядерного нападения … и первая же мысль у несчастного отставника – и кто же меня, дурака, за язык тянул?     Ну, да ладно о трагикомическом  ;)))))).
Справка.  Численность населения г. Невьянска по годам (тыс. жит.)
1897 - 16.0 ::: 1979 - 32.4 ::: 2001 - 26.6 ::: 2010 - 25.1
1931 - 14.8 ::: 1989 - 29.8 ::: 2003 - 26.6 ::: 2011 - 24.6
1939 - 28.2 ::: 1992 - 29.3 ::: 2005 - 25.9 ::: 2012 - 24.3
1959 - 30.9 ::: 1996 - 28.2 ::: 2006 - 25.6 ::: 2013 - 24.0
1967 - 31.0 ::: 1998 - 27.4 ::: 2007 - 25.3 ::: 2014 - 23.8
1970 - 29.8 ::: 2000 - 26.9 ::: 2008 - 25.2 ::: 2015 - 23.8
Источник:      http://www.mojgorod.ru/sverdlov_obl/nevjansk/

Вот и живет так маленький старинный уральский городок уже четвертый век. Совсем как забавный старичок, вышедший в шапке-ушанке вечером посидеть на завалинке и который рад с каждым прохожим поболтать о жизни. Сидит старичок на завалинке, никто его всерьез не воспринимает. А загляни-ка в его глаза. Кем он был раньше? Умелым мастеровым? Упорным хлебопашцем? Разбойником, моряком, воином не раз глядевшим в лицо смерти? Кто ж знает. Все спешат куда-то по своим делам …
---
 История и хронология Невьянского завода
Невьянский чугуноплавильный и железоделательный завод, в наст. время - Невьянский машиностроительный завод находится в городе Невьянске Свердловской области.
Завод был основан на реке Нейва. Долгое время, помимо выплавки чугуна и железа, завод обеспечивал военное ведомство боеприпасами, оружием и якорями.
23 апреля 1699 года вышел указ Петра Первого о строительстве казенного завода на Нейве.
В марте 1700 года на строительство казенного завода на реке Нейве прибыла первая партия мастеровых.
В марте 1701 года во главе стройки назначили Семена Викулина из Москвы. В мае 1701 г. начали возводить плотину и бить сваи на р. Нейве. Вместе с плотиной строилась домна, помещение для молотовых, угольные сараи. На берегу против плотины появились избы, амбар, бани. Плотина и заводской пруд существуют до настоящего времени.
15 декабря 1701 года невьянская домна дала первый чугун.
8 января 1702 года выковано первое железо
1702-1769 годы. Демидовы
В 1702 г. Невьянский завод был передан Петром Первым из казны тульскому оружейнику Никите Демидовичу Антуфьеву (Демидову).
Река Нейва была перегорожена плотиной длиною в 101 сажень. Работала домна, сложенная из обожженного кирпича. Рядом стояли два угольных сарая и кузница, где ковали инструмент ручными молотами. Было приготовлено место для второй домны и заготовлен для неё камень, сосновый вал и другие материалы; подходило к концу строительство второй молотовой.
В 1703 г. вешние воды прорвали земляную плотину, и работа на заводе встала. К осени плотину починили, но её прорвало второй раз. В конце 1703 г. плотина оставалась невостребованной, плавка в домне прекратилась, молотовые стояли в бездействии.
В 1704 г. на Урал вместе с новой партией мастеров вновь выехал сын Никиты, Акинфий Демидов, который и стал отныне руководителем завода. Завод не только возобновили, но и расширили. Построили новую плотину, поставили ещё одну домну, соорудили новые молотовые.
В 1713 г. правительство, разорвав контракт с другими заводчиками, дало большой заказ Никите Демидову на поставку артиллерийских снарядов, а в 1715 г. ему же поручили поставлять железо для Адмиралтейства.
Плотина с вешняным прорезом и двумя ларевыми прорезами, сами «лари», тянувшиеся на десятки сажень к домнам, рудобойному молоту и разным фабрикам, огромные колеса составляли крупный и сложный гидроэнергетический комплекс того времени.
Одна из четырёх невьянских домен, сооруженная «стараниями приказчиков Федора и Григория Махотиных», была самой крупной в мире. За сутки она давала чугуна раза в четыре больше, чем крупнейшие английские домны. Также на ней впервые в мире были установлены не одна, а две фурмы для дутья.
На заводе плавили также медь. Лили колокола. На заводе делали и само металлургическое оборудование как для собственных нужд, так и для других заводов Урала.
В 1725 г. (по другим сведениям 1721-1745 гг.) на левом берегу р. Нейвы, ниже плотины заводского пруда была построена знаменитая «падающая» Невьянская башня.
После смерти А. Н. Демидова Невьянский завод достался его старшему сыну Прокофию Акинфиевичу Демидову.
1769-1809 годы. С. Я. и П. С. Яковлевы
В январе 1769 г. Прокофий Демидов продаёт завод Савве Яковлеву (Собакину).
9 апреля 1772 г. сильный пожар уничтожил домну, молотовые фабрики, склады с углем, часть крепостных сооружений, торговые ряды и свыше ста домов посёлка.
После кончины С. Я. Яковлева (в 1784 г.), согласно Акту по разделу имущества, составленному 26 марта 1787 г. завод достаётся его третьему сыну, Петру Саввичу.
В 1797 г. действуют две домны, 18 кричных молотов и три плющильных стана. В 1790 г. в его домнах выплавили 379,9 тыс. пудов чугуна. Главная невьянская домна в сутки переплавляла до двух тысяч пудов руды и давала около тысячи пудов чугуна (в то время средняя производительность уральской домны — 311 пудов).
В 1807 г. вводится в действие третья домна; насчитывается 52 кричных молота, 5 плющильных станов и новая сталетомильная печь и др.
В 1809 г. после смерти Петра Саввича, его наследники организовали Невьянское горнозаводское имение (Главное правление в С.-Петербурге). Из девятнадцати заводских цехов пятнадцать были каменными.
1809-1917 годы. Наследники П. С. Яковлева
В начале XIX в. Невьянск становится «столицей» небольшого горного округа из трех заводов (Невьянского, Быньговского и Петрокаменского), рудников и лесной дачи.
В 1824-1830 гг. на средства Яковлевых построен Спасо-Преображенский собор.
Весной 1827 г. на Соборной площади открыт памятник Савве Яковлеву - чугунная колонна, увенчанная бюстом заводчика.
В середине XIX века Невьянский завод утратил своё значение в металлургическом производстве Урала: вырублены леса, выработались, обеднели ближайшие к Невьянску железные рудники - руду теперь добывали и доставляли не только из окрестностей, но из горы Высокой под Нижним Тагилом.
В 1869 г. основывается механический цех
23 мая 1890 г. в страшном пожаре сгорело 2/3 Невьянска: полностью сгорели гостиный двор и окружающие его деревянные лавки, мост через Нейву, волостное правление, заводская контора, архив, больница, два училища, здание суда, свыше двух тысяч домов, выгорел весь запас угля, продовольственные и мануфактурные товары. 7000 человек остались без крова, сотни получили ожоги и увечья.
К началу XX в. производство состояло из двух доменных печей, литейного, кузнечно-слесарного, котельного, механического цехов и двух фабрик - труболитейной и болтовой. Во время промышленного кризиса в 1900-1903 гг. резко сократилось производство.
В октябре 1904 г. погашены домны. Завод превращается в механическое предприятие, основной продукцией которого стали чугунные водопроводные трубы и разного рода машины и механизмы.
В 1902 г. на базе механического цеха впервые в России было организовано производство драг для золотоплатиновой промышленности (только к 1911 г. построено 25 драг).
В 1906 г. владельцы имения учредили Акционерное общество Невьянских горных и механических заводов.
В начале 1912 г. вновь зажжены две домны. Погашены были в 1915 г. В 1914-15 впервые на Урале начато производство цемента. В 1915 году на заводе организуется снарядное производство.
1917-1991 годы
Переименовывается в Невьянский механический завод.
В 1932 г. заводу передаётся здание закрытого Спасо-Преображенского собора.
В годы Великой Отечественной войны выпускал трассирующие и бронебойные снаряды, корпуса для 76-мм дистанционных гранат, 76-мм зажигательных снарядов и стаканы к ним, 85-мм зенитные снаряды, 82-мм ракетно-осколочные снаряды для реактивной артиллерии.
За образцовое выполнение заданий правительства по производству боеприпасов Завод № 68 Наркомата боеприпасов 20 января 1942 г. награждён орденом Трудового Красного Знамени
16 сентября 1945 г. завод награждён орденом Ленина.
Завод входил в 30-й Главк, выпускал артиллерийские снаряды, НУРСы – неуправляемые реактивные снаряды, авиационные бомбы объемного взрыва, спецоборудование для ВМФ, разную гражданскую продукцию, драги для добычи золота, платины и алмазов,
1991-2017 годы
В 1994 г. на территории завода открыт памятник Петру I и Демидову.
19 июля 2002 г. у подножия башни открыт чугунный памятник Петру I и Демидову.
16 августа 2003 г. освящен возрождённый Спасо-Преображенский собор.
С 2003 г. ЗАО «Невьянский машиностроительный завод».
С 2003 г. ЗАО «Невьянский машиностроительный завод» начинает производство вилочных погрузчиков под маркой GEKA. С 2010 г. открывается отдел продаж вилочных погрузчиков. Это обусловлено большим спросом на данную технику
2011-2018 годы
С 2011 г. в рамках диверсификации производства, на заводе появляется новое подразделение, специализирующееся на изготовлении компрессорных станций.
В 2011 г. проведена сертификация компрессорного направления Группы компаний «НМЗ».
В 2012 г. ООО «НМЗ-компрессорное оборудование» приняло участие в совещании о состоянии промышленной безопасности на угольных предприятиях Кузбасса.
В 2012 г. была представлена модернизированная версия вилочного погрузчика серии АП.
В 2012 г. производится изготовление опытно-промышленной партии изделия «Клапан КОШ»
С 2012 г. действует обновленная версия сайта nmz-group.ru.
С 2012 г. на производстве начинается масштабная модернизация утвержденная руководством предприятия в рамках повышения качество выпускаемой продукции внедряется «Бережливый подход», запущены новые станки ЧПУ.
В 2013 г. на была разработана новая модель вилочного погрузчика с дизельным двигателем, грузоподъемностью 5 тонн.
В 2013 г. подписан контракт на поставку износостойких соединений типа ИС.НКТ.73.5,5-04 «К» и ИС.НКТ.60.5,0-04 «К» в количестве 20 324 комплекта.
В 2013 г. подписан контракт на поставку муфт НКТ 89 «L-80» по стандарту API 5 СТ в количестве 14 000 штук
В 2013 г. инженерными и конструкторскими службами «Невьянского машиностроительного завода» спроектирована азотная компрессорная станция высокого давления МАКС-10/251-95 на автошасси.
В 2013 г. начинается разработка нового автопогрузчика с гидромеханической коробкой передач.
С 2014 г. завод получил аккредитацию на участие в конкурсах на поставки оборудования для атомной промышленности.
В 2014 г. на ЗАО «НМЗ» завершились заводские испытания нового поколения Невьянского дизельного автопогрузчика, выпускаемые под торговой маркой GEKA.
С 2014 г. завод заключил множество контрактов с такими предприятиями как ООО «ТД Лукойл», ОАО «НК Роснефть», ООО «Газпромнефть», ОАО «Татнефть», АК «АЛРОСА», ОАО «РЖД», «МРСК Урал» на поставки компрессорных станций, вилочных погрузчиков, запасных частей к буровому оборудованию и элементов бурильных труб и муфт НКТ.
В 2014 г. ООО «НМЗ-Компрессорное оборудование» поставит азотные компрессорные станции для ООО «Газпром бурение»
В 2016 г. в продажу поступают внедорожные вилочные погрузчики повышенной проходимости, не имеющие Российских аналогов.
В 2016 г. заводом   создан  новый дизельный  автопогрузчик для работы  в складских помещениях малых габаритов.
В 2017 г. подписан годовой контракт на поставку высокогерметичных муфт с премиальной резьбой (аналог VAGT). Данная продукция будет использоваться на месторождения ООО «Газпромнефть – Оренбург».
В 2017 г. «Невьянский машиностроительный завод» приобрел современное оборудование для механообработки.


Рецензии
Уважаемый Александр, здравствуйте. Не без удовольствия прочитал Вашу статью о Невьянске. Хорошо изложено, но есть один изъян: упущена роль Невьянского завода в обучении мастеровых и руководящих кадров в 18-м веке. А это заслуживает особенного внимания: Невьянск (как правильно Вы заметили) был центром технической мысли, и именно здесь готовились специалисты всех уровней - от кричных и доменных, до плотинных, бухгалтеров и даже приказчиков - почти для всех уральских заводов. Сперва - для демидовских, позже - для яковлевских. Даже сложно припомнить хоть одного управляющего или приказчика, кто бы не прошёл через Невьянскую "заводскую школу".
К случаю замечу, что все они были старообрядцами. Примерно до 40-х годов 19-го века. Найдёте исключения - прошу сообщить.
Что же касается современной истории Невьянска - смотрю и плачу. Да и мой родной Екатеринбург уже давно не тот, не тот...
С уважением -

Дмитрий Криушов   15.02.2020 01:42     Заявить о нарушении
спасибо за дельное замечание :-)))

Александр Рифеев 3   16.02.2020 14:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.