чернобыльский атаман илья струк

И. С.  Собченко




Чернобыльский атаман
Илько Струк
(исторический роман)






Москва
2019

2


Этот настоящий исторический роман об атамане Струке Илье Тимофеевиче, родом из Чернобыльского уезда, на Киевском Полесье, которого какими только эпитетами не изображала советская пресса. “Ярый националист, один из наиболее крупных организаторов кулацких банд...”, “Гадкий живодер...”, “Один из наиболее выдающихся главарей банд... ярый украинец”.
Как ни пытался враг, но ему не удалось изобразить выдающегося украинского атамана грабителем и насильником. Наоборот, в большевистских оценках чувствуется страх перед величием украинского героя. Не удалось врагу и схватить атамана. Струк был неуловим: он и его казаки продолжали вооруженную борьбу до конца осени 1922-го года.



















3

Вступление

Отряды уроженца Чернобыльского уезда Ильи (Илько) Струка брали на “приступ” даже сам Киев. Струк был типичным авантюристом времен гражданской войны. Бывший капитан Красной армии, он, то выступал под флагом независимой Украинской народной республики Симона Петлюры, то под знаменами белогвардейской армии Антона Деникина. Кстати говоря, люто белых ненавидевший. Когда осенью 1919-го года деникинцы заняли Черниговщину и находились в ста с лишним километрах от Гомеля, “хлопцы” Струка ворвались в Киев. Четыре дня они вели там бои с советскими войсками, захватив Подол и добравшись до самого центра города. Чтобы отбросить струковских от Крещатика, решающую контратаку красных бойцов пришлось вести самому будущему маршалу Советского Союза Климу Ворошилову. Как в песне, где пелось о нем в последующем: “И первый маршал в бой нас поведет...”. Но тогда действия “бело-зеленых” дали возможность значительным силам деникинцев двинуться к Киеву из района Черниговщины и занять город.
В мае 1920-го года Струк снова принимает участие в штурме Киева – на этот раз уже вместе с польскими легионами Юзефа Пилсудского (еще одного горячего “друга” украинской и белорусской независимости). Но когда пилсудчики покатились на Запад под натиском Красной армии, атаман Струк уходить с ними не захотел. Лесными дебрями он прорывается в свое родовое гнездо, в Чернобыльский уезд на границе белорусско-украинского Полесья. Захватив Чернобыль, летом 1920-го года Струк рассылает свои “загоны” на территорию Чернобыльского, Киевского, Мозырьского и других уездов. Взрывая железнодорожные пути и мосты, струковцы, по некоторым данным, воспрепятствовали инспекционной поездке к польской границе самого председателя РВС Льва Троцкого. Зимой 1920-1921-го годов повстанцы врываются в Овруч, Мозырь, Наровлю и Комарин. Но их “свобода” от большевистской власти выглядит весьма своеобразно. Только в Комарине было вырезано более 30 человек. В захваченных местечках и городах везде рекой льется кровь мирных людей. Черный след еврейских погромов и расправ над крестьянской беднотой тянулся за струковскими бандами по пятам...
Бывший капитан Струк в свое время даже постарался заиметь на Припяти собственную речную эскадру (ведь военную службу он начинал в 3-ем гвардейском флотском экипаже), и против него со своей базы в Гомеле были двинуты грозные моряки Днепровской военной флотилии. Их конаперские лодки и десантные команды быстро покончили с флотскими амбициями новоявленного “хозяина Полесья”. Но изворотливому атаману, которого отличала не только волчья жестокость, но и лисья хитрость, осенью 1922-го года все же удалось уйти от заслуженной расправы за советско-польский кордон. Говорят, он прожил в эмиграции еще 40 лет и умер в Чехословакии в 1969-ом году.

4


Глава   первая

I

В ночь на 27-ое февраля 1917-го года от имени императора России Николая II Председатель Совета министров Н.Д. Голицын подписал указ о перерыве в заседаниях Государственной думы. Уже к вечеру 27-го февраля членами Государственной Думы был сформирован комитет, который взял власть в свои руки. Был назначен состав Временного правительства во главе с князем Г.Е. Львовым. Основная задача Временного правительства привести страну к Учредительному собранию, которому предстояло определить будущий политический строй России. Легитимность этого правительства основывалась на том, что его члены были как кандидаты Думы избранниками народа. Царь Николай II перед отречением утвердил князя Г.Е. Львова как председателя правительства.
В последнем приказе по армии Николай II призвал военных к верности Временному правительству.
2-го марта 1917-го года царь Николай II отрекся от престола.
На управление страной претендовали не только члены Государственной Думы, но и Временный исполнительный комитет Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов (Совдеп), созданного по инициативе социалистов (меньшевиков и эсеров). Появление советов можно отнести к органам “народной власти”.
Совдеп был более активным и энергичным, чем Временное правительство и постоянно в ультимативной форме заставлял Временное правительство выполнять их требования.
По примеру Петрограда по всей стране на местах возникали исполнительные общественные комитеты.
Никто уже не желал терпеть над собой никакого насилия, все митинговали и наслаждались “свободой”, и ждали от Временного правительства, что оно сохранит и даже улучшит строй жизни, которым пользовались люди до революционного переворота. Не имея реальной власти, не обладая средствами принуждения, Временное правительство не могло подавлять большинство граждан, а большинство, не встречая этого подавления, не желали “сознательно” трудиться и соблюдать законы. Временное правительство было бессильно навести порядок в стране.
Этим настроением воспользовались социалисты, и в первую очередь большевики (профессиональные революционеры своим большинством поддержали программу Ленина на II съезде РСДРП в 1903-ем году), чем подогревали “бессознательный” большевизм масс.
В стране усиливалось безвластие, но правительство обуздать его не могло, а Советы, верившие в стихийные силы народа, не очень и хотело. Солдаты смещали и убивали неугодных им командиров, радикальные группы “конфисковывали” дворцы и особняки, крестьяне жгли усадьбы, отбирали помещичий инвентарь и скот. Создавшейся
5

обстановкой поспешил воспользоваться вождь большевиков Ленин, уже давно и настойчиво стремившийся развернуть гражданскую войну, и на ее гребне захватить власть на “одной шестой части суши”, а потом и во всем мире.


II

После отречения Николая II от престола наряду с вопросами о земле и мире нуждался в скорейшем разрешении и национальный вопрос.
4-го марта в Киеве в Украине представители общественных организаций создали Исполнительный комитет, в который вошли как украинские национальные, так и общеимперские политики. Вскоре образовалась самочинная Центральная рада под председательством М. Грушевского, придерживающегося строго националистической ориентации. В апреле столь же самочинно, без всяких выборов, собрался Национальный украинский съезд, благословивший Раду. 8-го июня съезд потребовал от Временного правительства, чтобы оно немедленно признало автономию Украины, а Раде предложил не обращаться далее к Петрограду, а приступать к созданию автономии Украины.
Новая национальная власть начала предпринимать шаги к украинизации школ, судов и администрации. Но в городах такое начало находило мало сторонников – украинский язык сохранился главным образом в деревнях и всеми, в том числе и самими крестьянами, считался тогда “простонародным”.
Для того чтобы упрочить мощь украинского национального движения, в апреле и мае 1917-го года были созваны три украинских съезда – Украинский национальный конгресс, Украинский военный съезд и Украинский съезд хлеборобов (крестьян). Военный съезд образовал Военный генеральный комитет, который должен был создать украинскую национальную армию. Возглавил военный комитет никогда в армии не служивший украинский патриот Симон Петлюра. Крстьянский съезд высказался за                                национализацию всей земли на Украине и всецело поддержал Центральную раду.
Тогда же в Киеве формировались из дезертиров царской армии украинские национальные части – сначала полк Богдана Хмельницкого, а немного позже полк имени гетмана Павла Полуботко. Украинские полки на фронт не пошли, но оставались в тылу на полном войсковом довольствии. Навести в этих войсках какой-либо порядок военным начальникам было особенно трудно, так как национальные части находились под покровительством Центральной рады и любые строгие дисциплинарные меры против бойцов этих полков немедленно объявлялись контрреволюционными и антиукраинскими.
13-го июня 1917-го года шестьсот делегатов Рады провозгласили об автономии Украины (1-ый Универсал Центральной рады), “не отделяясь от всей России, не порывая с державой Российской”. Учреждено было правительство Украины – “Генеральный секретариат” во главе с В. Винниченко, “писателем не без воображения и значительного дарования и таланта”, как характеризовал его соотечественник-современник. 3-го июля делегация Временного правительства во главе с А. Ф. Керенским приехала в Киев, и после переговоров подписала акт о предоставлении автономии Украине. Когда делегация
вернулась в Петроград, князь Львов и другие министры отказались признавать законность
6

этого акта, полагая, что решение вопроса об автономии Украины должно быть отложено до Учредительного собрания, и при голосовании противники немедленной автономии Украины остались в меньшинстве и подали в отставку. После этого Керенский занял пост министра-председателя вместо князя Львова.


III

В течение всего лета 1917-го года в России зрело недовольство слабым правительством. Политические настроения в стране поляризуются. Среди рабочих и солдат быстро растет влияние большевиков. Ленинская пропагандистская машина работает на предельных оборотах. С десятых чисел октября Ленин стал призывать соратников к немедленному захвату власти вооруженным путем. Под его нажимом ЦК большевиков 10-го октября принимает резолюцию о подготовке восстания. Переворот начался 24-го октября, главным организатором был Троцкий. Развивался переворот довольно медленно и только вечером 25-го октября (7-го ноября по новому стилю) большевики на II съезде советов засвидетельствовали факт захвата власти. Собравшись снова к вечеру 26-го, съезд выслушал доклад Ленина, принял его декреты о мире (выходе из войны) и о земле.


IV

Страна была почти полностью разорена. Были разрушены все хозяйственные связи. Во многих местах люди голодали. Смертность превышала рождаемость. Участие России в мировой войне еще больше усугубляло это положение. Эту войну нужно было прекращать. 20-го ноября были начаты в Брест-Литовске (западная Белоруссия) сепаратные переговоры с немцами. И только 3-го марта 1918-го года мирный договор с немцами был подписан. По Брестскому миру от России были отторгнуты не только Польша, Литва, Курляндия, части Белоруссии, но и всей  Эстрандии и Лифляндии. Россия должна была вывести свои войска с территории Украины и Финляндии. Это давало возможность оккупировать Украину. Украина послала свою делегацию в Брест-Литовск заключить сепаратный договор с центральными державами, и обязалась в качестве контрибуции поставить им 1 млн. тонн продовольствия и топлива.


V

Получив известия об октябрьском перевороте, командующий войсками Киевского округа, энергичный генерал-лейтенант Виктор Квитницкий, начал стягивать к Киеву верные войска, чтобы не допустить захвата на Украине власти большевиками. Его
поддержал Казачий съезд, пришедший в ноябре в Киев. Преимущественно эсеровская

7

Центральная рада колебалась. Она боялась и большевиков, и военных. Особенно активно призывали воздерживаться от активных действий входившие в Раду еврейские социалисты-бундовцы. Их лидер, член Рады парикмахер Рафес, позднее перешел к большевикам.
10-го ноября более тысячи казаков, офицеров и юнкеров окружили большевистский ревком в Киеве. Большевики капитулировали без боя. Но в городе три дня продолжались бои между рабочими отрядами и войсками генерала Квитницкого, и, в конце концов, большевики установили контроль над Киевом. Но ненадолго.
20-го ноября 1917-го года Центральная рада объявила в III Универсале об образовании Украинской Народной Республики, но, опять же, “не отделяясь от Российской республики, дабы сохранить ее единство и помочь стать федерацией равных, свободных народов”.
В ночь с 12-го на 13-ое декабря Киев заняли части украинской национальной армии. Они арестовали большевистский ревком во главе с Пятаковым и большевистских руководителей выслали в Москву. Большевики, столкнувшиеся с организованным противодействием враждебной им “народной” силы, бежали из Киева в Харьков и там провели свой съезд, объявили, что берут власть на Украине в свои руки. Съезд Советов Украины в Харькове провозгласил Украину социалистической республикой, которую затем разделили на Донецко-Криворожскую и Одесскую советские республики. Красные отряды из Харькова тут же начали захватывать украинские города и села. К середине января 1918-го года Киев был почти окружен.


VI

Большевики, умело захватив в октябре 1917-го года власть в России, доказали всему миру, что они не беспочвенные мечтатели, а очень практичные и деятельные в достижении своих целей люди. Захват власти, однако, еще не сулил успеха. Власть надо было удержать.
Перед большевиками встала одна из первых задач – это взять контроль над войсками. 20-го ноября была захвачена Ставка. 10-го (23-го) ноября Совнарком издал декрет о сокращении армии. 16-го (29-го) декабря 1917-го года Совнаркомом было объявлено о создании Красной армии вместо русской.
26-го февраля в связи с успешным наступлением немцев большевики Ставку перевели в Орел, 5-го марта упразднили должность Главковерха, а 16-го марта в связи с заключением Брест-Литовского мира Ставку расформировали.
Вторая важная задача была это государственное строительство. Для этой цели планировался созыв Учредительного собрания.
Собрание было собрано 5-го (18-го) января 1918-го года в Таврическом дворце. Собрание успешно приняло ряд декретов. Когда подошел вопрос о власти, то есть о создании легитимного правительства, эсеры планировали сформировать правительство во главе с Черновым, а поскольку эсеров на собрании было больше, то решение было бы в их
пользу. Этого боялся Ленин, и поэтому в ночь на 6-ое января 1918-го года по указанию
8

ЦИК большевиков съезд был закрыт вооруженными матросами.
Вместо Учредительного собрания 10-18-го (23-31-го) января в Петрограде под председательством Свердлова большевики на III съезде Советов провозгласили Российскую Советскую Федеративную Социалистическую республику (РСФСР).


VII

После разгона Учредительного собрания опасность захвата Киева и угрозы, что по условиям сепаратного мира с Германией украинские губернии будут переданы врагу 9-го (22-го) января 1918-го года. Рада приняла IV Универсал, провозгласивший Украинскую народную республику “независимым, свободным и суверенным государством украинского народа”.
Уже через две недели после объявления IV Универсала к Киеву подошла Красная армия подполковника левого эсера Муравьева. Упорные бои между красными войсками и частями украинских националистов, юнкерами и казаками шли девять дней. Одновременно большевистский ревком организовал восстание против Рады в самом городе. Восстание было подавлено, но когда большевики начали обстреливать русский город из тяжелых осадных орудий, началась паника, и в ночь на 9-ое февраля (нового стиля) Центральная рада и Секретариат (правительство) покинули Киев и переехали в Житомир.
Захватив Киев, большевики учинили в нем кровавую расправу. Было убито около пяти тысяч офицеров и несколько сотен украинских молодых воинов-гайдамаков. Убивали с равной жестокостью и алчностью и русских, и украинцев, и евреев и поляков.


VIII

До этого руководители Украины подписали сепаратный мир с Центральными державами в Бресте, и 12-го февраля Центральная рада Украины обратилась к Германии о помощи. 2-го марта немецкие войска восстановили власть Рады в Киеве. Большевики бежали, оставив разграбленный и в буквальном смысле залитый кровью город.
29-го апреля 1918-го года германское командование разогнало Раду, установив единоличную власть Гетмана всея Украины – генерал-лейтенанта П.П. Скоропадского, правительство которого просуществовало, пока немцы находились на Украине.


IX

В апреле 1918-го года при поддержке Германии командир одного из гвардейских
русских полков богатый помещик Павел (Павло) Скоропадский совершил
государственный переворот. Он распустил Центральную раду, низложил только что

9

избранного Радой президента народной Украины профессора Грушевского и объявил о создании Украинской державы во главе с Гетманом, которым стал он сам.
Первый состав правительство Скоропадского, возглавляемого Ф.А. Лизогубом (председателем Полтавской земской управы), состоял из людей с общерусскими интересам, но постепенно под давлением немцев и местных националистов администрация Скоропадского все больше начала противопоставлять себя России. Проводимая в угоду немцам украинизация не встречала сочувствия в городах, а отмена земельной реформы и попытки вернуть имущество помещикам, порой сопровождавшееся поркой крестьян, вызывали возмущение на селе. Оккупационная политика немецких властей, реквизиции способствовали росту недовольства украинского населения.
Существенной военной силы Скоропадскому создать не удалось, а вооруженное сопротивление ему и немцам только усиливалось. Только западнее Киева возникло около 20 партизанских отрядов, на юге и востоке орудовали отряды атаманов Махно, Григорьева, Зеленого и других.
Когда стало ясно, что Германия на пороге военного поражения, Скоропадский хотел переориентироваться на союз с Деникиным: 14-го ноября 1918-го года он издал грамоту о союзе с “великой, свободной от большевиков Россией” и уволил своих министров. Но это не помогло. Против него в Белой Церкви вспыхнуло восстание непримиримого самостийника социалиста Симона Петлюры.


X

Симон Петлюра, ранее командующий войсками Рады. Петлюровцы образовали свое правительство – Директорию из пяти человек и 14-го декабря заняли Киев. Скоропадский бежал в Германию.
После ухода немецких войск в Украине на короткое время восстановилась власть Украинской Народной Республики (УНР). Верховной формой правления стала Директория во главе с Винниченко и командующим армией С.В. Петлюрой. Политика УНР немногим отличалась от политики советской: ликвидация частной собственности, национализация промышленности, государственный контроль над рынком.
Свергнув Гетмана, отряды Директории, достигшие 200 тысяч человек, стали распадаться. Часть ушла к большевикам. Украина погрузилась в хаос насилия и грабежей, которые совершали банды разных “атаманов и батек”. Ширились еврейские погромы: их пик приходится на весну-осень 1919-го года. В марте в Проскурове петлюровцы Запорожской бригады поставили себе задачу вырезать все еврейское население города и убили холодным оружием три тысячи человек.






10


XI

В конце ноября 1918-го года по приказу Ленина было сформировано
большевистское правительство Украины во главе с Г.Л. Пятаковым. Большевики, располагая частями Красной армии и приняв несколько перешедших на их сторону банд, начали военные действия против Директории. В январе они оккупировали Харьков, 6-го февраля 1919-го года вновь заняли Киев. Был образован Украинский Совнарком во главе с Х.Г. Раковским и ЦИК во главе с Г.И. Петровским. Украинские большевики не только повторяли экономический и политический курс большевиков московских, но были более радикальными в отношении “коммунизации” деревни, создании комитетов “незаможних селян” и совхозов вместо бывших имений.
Директория бежала в Западную Украину, двое ее членов уехали за границу, а Петлюра возглавил правительство, кочевавшее по стране, и делил власть с другим кочевым правительством – галицийским, которое поляки вытеснили из Львова. В отличие от сторонников Петлюры, галичане сочувствовали Белому движению.



























11


Глава   вторая

I

Илько (Илья) Тимофеевич Струк родился18-го декабря 1896-го года в селе Грини, Горностайпольской волости, Чернобыльского уезда, на Киевском Полесье, в крестьянской семье. Закончил земскую школу, два года проработал народным учителем. 7-го августа 1914-го года ушел на фронт. Назначение Илько получил на Балтийский военный флот, воевал против германцев матросом на императорской яхте “Штандарт” (3-ий гвардейский экипаж), но с морем пришлось ему распрощаться, во время боевых действий был трижды ранен. К 1916-му году Струк окончил юнкерскую школу, и перешел в пехоту прапорщиком. С началом февральской революции Илько Струк организовал в своем полку Украинскую казацкую раду.
В 1917-ом году в звании прапорщика он ездил на Конференцию украинских солдат Западного фронта, в следующем – на военные съезды в Киев. В окопы больше не возвращается.
За боевые заслуги награжден солдатскими крестами Святого Георгия всех четырех степеней и повышен до ранга капитана.
В 1917-ом году Струк оказывается в тылу – организует отряд “вольного казачества” Горностайпольской волости, откуда был родом.
В конце декабря 1917-го года был направлен в Харьков правительством Петлюры, чтобы убить руководителей советской Украины Е. Боша, В. Затонского и других. Террористические акты не были совершены по причине ареста “киллера”, который, не дожидаясь расстрела, бежал из тюрьмы.
В конце января 1918-го года Струк принимал во главе сотни участие в освобождении киевского “Арсенала” от большевистских мятежников, а после падения власти Центральной рады в Киеве был снова арестован, приговорен к расстрелу и снова бежал.
В марте 1918-го года Струк вернулся в свою Горностайпольскую волость, где началась его карьера. Он участвовал в перевороте, что привело гетмана Скоропадского к власти.
Волею судеб в ноябре 1918-го года Струк оказывается во главе большого повстанческого отряда “вольных казаков” (около двух тысяч повстанцев, 4 пушки, 8 пулеметов), который боролся против гетмана Скоропадского на севере Киевщины. Тогда отряд Струка совершал налеты на Мозырь, Овруч, Чернобыль.
14-го ноября 1918-го года новое правительство возродило Украинскую Народную Республику (УНР). Во главе ее стал социал-демократ, писатель В. Винниченко. Публицист Симон Петлюра занял пост главного атамана – министра обороны.
Струк считал себя сторонником новой власти – Директории УНР. Но как только руководство Директории прислало на север Киевщины своего представителя – комиссара Ю. Мордалевича, Струк отказался подчиняться его приказам и фактически выступил

12

против Директории. Он больше всего на свете ценил свою власть и ради нее мог отказаться от любых союзов.
В декабре 1918-го года Струк был арестован по приказу руководства Директории за неподчинение приказам, бунт, погромы, разбой... однако следственной комиссией он был оправдан и освобожден.


II

И когда Директории не удалось закрепиться в Киеве, она отступила на запад. Илько Струк, организовав вокруг себя тысячи казаков, остался в Чернобыльском уезде. Выпускал ежедневную газету “Свободный край”, которая “выходила под лозунгом УНР”.
С ноября 1918-го года  по указу Ленина войска РСФСР наступали на Украину.  При этом Москва свою агрессию отрицала. По заявлению большевиков  боевые действия вели подразделения Донецко-Криворожской советской республики и провозглашенной в Харькове  Украинской народной республики Советов.
Цель наступления – захват Левобережья. Большевики не рассчитывали взять Киев и не хотели переправляться через Днепр. В этот критический момент Директорию предали несколько командиров крупных добровольческих подразделений: Григорьев, Данченко, Терпило (Зеленый), Ангел.
В феврале 1919-го года Украинская Красная армия вступила в Киев и двигалась дальше на Правобережье.
В феврале 1919-го года Струк вел переговоры с командованием Красной армии о вступлении своего отряда в состав советских войск. Отряду Струка даже было присвоено название “20-ый советский полк”, и он был отправлен на фронт против петлюровских войск в район Сородянки, но уже через неделю после перехода на сторону Красной армии Струк решает выступать против большевиков. Так в очередной раз он сменил ориентацию.
Весну Струк провел в Чернобыльском уезде. От имени Директории в освобожденных населенных пунктах устанавливал гражданскую власть – Украинскую народную управу. В первых числах апреля 1919-го года Илько Струк объявил мобилизацию. Крестьянство с огромным энтузиазмом откликнулось на призыв атамана сбросить ярмо московской коммуны. Струк утверждал, что его войско возросло до тридцати пяти тысяч человек. Свой полк назвал “Первой повстанческой армией УНР”, но правительство УНР этот полк не признало
После установления советской власти в марте 1919-го года Украину захлестнула широкая волна крестьянских восстаний. Убедившись в том, что советская власть во главе с большевиками не собирается решать земельный вопрос, продолжает грабить крестьянство продразверсткою, пренебрегает его национальными интересами, крестьянство начало вооруженную борьбу с советским режимом. И хотя по коммунистической терминологии это явление называли “кулацким бандитизмом”, на самом деле это было массовое крестьянское движение. В повстанческих отрядах принимали участие все социальные слои села – богатые, средние и бедные крестьяне. Не
13

соответствовало действительности и утверждение о “бандитском” характере крестьянских выступлений, они выдвигали политические лозунги: против московских коммунистов и их террора, за справедливую народную власть, за независимую Украину, за власть советов без коммунистов. Наибольшее распространение повстанческое движение приобрело на Киевщине.
В уездах Киевской губернии оперировали большие (иногда более 2 тысяч человек) повстанческие отряды атаманов Сатаны, Зеленого (Данило Терпило), Батрака (Гончара) и Соколовского. С ними Струк заключает союз. Атаманы контролируют обширные территории вокруг Киева.
Евреев Струк считал пособниками большевиков и свою ненависть изливал в серии разрушительных погромов. Чтобы выжить, евреи откупались деньгами.
Массовое крестьянское движение не имело единого руководящего центра, атаманы действовали по собственной инициативе. В начале апреля 1919-го года в Киеве состоялось  не6легальное совещание, на котором представители украинских партий социалистов-революционеров и социал-демократов (независимых) приняли решение о начале всеобщего восстания против большевиков. Для руководства восстанием был создан Всеукраинский революционный комитет во главе с Юрием Мазуренко и Главный повстанческий штаб под руководством Александра Малолетка (Сатаны). Но скоординировать действия повстанческих отрядов им не удалось. Наиболее заметным эпизодом совместных боевых действий стала попытка объединенных сил повстанцев овладеть Киевом.
Подготовка к широкомасштабной операции по захвату Киева началась еще в марте
1919-го года. Ее организаторами были атаманы Струк, Батрак и Зеленый. Отряды Струка базировались в Горностайпольской волости Чернобыльского уезда, Батрака – в Васильковской волости, Зеленого – в Трипольской волости. Предполагалось, что они координируют боевые действия в направлении Киева. К восстанию обещали присоединиться атаманы Ангел с Черниговщины и Нестор Махно с Полтавщины, а также украинский национал-коммунист Богунский, командир отдельной Приднепровской бригады Красной армии. Центром подготовки восстания стало село Новые Петровцы, откуда были посланы делегаты в соседние села Вышгород, Любаж, Гостомель, Староселье. В деревнях были расклеены прокламации с призывом “Долой комиссаров на Украине”.
В ответ на это в Киеве был образован Оперативный штаб во главе с командиром особого корпуса ВУЧК Федором Николаенко. С целью предотвратить крестьянские выступления штаб выслал 8-го апреля в район Вышгорода и Новых Петровцев конный отряд чекистов. Отряд был разбит повстанцами, Ф. Николаенко и Н. Финкельштейн, командир батальона губчека, убиты. Того же дня Повстанческий штаб объявил мобилизацию мужского населения на борьбу против власти коммунистов. Новые Петровцы превратились в военный лагерь, в который прибывали вооруженные крестьяне из окрестных сел. Из района Триполья вышли отряды атамана Зеленого.
В марте 1919-го года Струк собрал вокруг себя до трех тысяч повстанцев, недовольных политикой “военного коммунизма”, проводимой большевиками. Угрожая кровавыми погромами, он обложил еврейское население севера Киевщины большой

14

контрибуцией, за счет которой и решил создать свою “армию”. Захватив Чернобыль, он объявил себя командующим “Первой повстанческой армией”. Струк пытался распространить свою власть не только на Чернобыльский уезд, но и на всю сельскую Киевщину, и хотя он заявлял, что атаманы Зеленый и Соколовский “признали” его “центральную власть”, те вовсе и не думали подчиняться взбалмошному Струку из глухого Полесья.
В ночь с 7-го на 8-ое апреля отряд Струка захватил Чернобыль. Кроме реквизиции продовольствия и принудительной мобилизации правление Струка отметилось еврейскими погромами – было убито около 1000 человек. В мае месяце была проведена военная операция по ликвидации отряда Стука. В ней приняли участие три полка пехоты и Днепровская флотилия под командованием Полупанова. 3-го мая Чернобыль был освобожден. Большая часть сил отряда была взята в плен, самому Струку удалось уйти. Он вновь появился здесь через год и даже ненадолго займет Чернобыль.
Высокую эффективность действий отряда Стука объясняют двумя причинами, важными в любой партизанской войне. Первое: участие в отрядах местного населения. Второе: хорошая контрразведка и работа с личным составом. ЧК не имела в его отряде информаторов.
С момента создания “струковской армии” она “отличалась” массовыми погромами, резней евреев в Чернобыльском и Радомышльском уездах (частенько эти погромы приписывали петлюровским войскам). Атаман Струк самолично призывал к резне, надеясь кровью сплотить банду. Наивысший гребень погромной волны на севере Киевщины – середина апреля 1919-го года.
Очевидец Чернобыльской трагедии 1919-го года пишет: “Бандиты с голыми
шашками носят тюки и драгоценности... каждого попадающегося молодого еврея принимают за коммуниста и убивают. Бандиты расхаживают по городу, грабят и ведут к реке (где топили жертв). Оставшиеся в живых евреи откупились от бандитов, заплатив 80 тысяч рублей на содержание “армии” Струка”.


III

Узнав от пленных чекистов о планах атаковать Новые Петровцы с двух направлений – со стороны Днепра и со стороны Киева, повстанцы заняли оборону в окопах, поставили пулеметы на Вышгородской горе и на песчаных холмах. Обороной руководили жители Вышгорода К. и Ю. Литвиненки, В. Дорошенко, С. Школьный, 
С. Тищенко.
9-го апреля под Вышгород подплыли три бронированных катера, высадили десант, который повел наступление на Вышгород. Десант был разгромлен. Успешный бой под Вышгородом добавил еще больше уверенности повстанцам, и было решено наступать на Киев. В это время поступило сообщение, что атаман Батрак провел мобилизацию крестьянства в Васильковском уезде, расстрелял ревком, разгромил караульный полк (было убито 60 красноармейцев), и вышел в район Боярки. Повстанческая петля вокруг Киева затягивалась.
15

Наступление на Киев началось в ночь на 10-ое апреля 1919-го года. Наступали по двум направлениям: первая группа во главе с В. Дорошенко из Вышгородка на Подол-Куреневку, вторая – чернобыльским путем через Приорку на Куреневку. На Куреневке появились вооруженные отряды крестьян. На окраине города проводились антисоветские митинги, по городу расклеивались и разбрасывались открытки. Повстанцы дошли до центра города (часть добралась туда на трамвае), напали на телеграф и городской банк, перерезали телефонные провода. Общее число мятежников составило коло 3 тысяч человек. Как всегда, крестьянской войне не хватало дисциплины. Не обошлось без насилия. В районе Подола и Куреневки были разгромлены магазины, склады и тому подобное. Жители пригородов и окрестных сел бросились грабить и подводами вывозить награбленное.


IV

8-10-го апреля 1919-го года Илько Струк вместе с атаманами Бобылем и Зеленым осуществлял руководство куреневским восстанием против большевиков.
10-го апреля Струк “штурмовал” советский Киев. Он огласил в селах мобилизацию и обещал своим бойцам отдать Киев на недельное разграбление и погром. Сам Струк утверждал, что его “армия” возросла до 35 тысяч, хотя на самом деле по численности была в десять раз меньше (в 3-3,5 тысячи).
Струковцы подошли к Киеву в то время, как часть киевского гарнизона была отправлена на борьбу против атамана Зеленого.
Пользуясь внезапностью, бандиты ночью просочились в предместье Киева, на Приорку, Святошино, Куреневку, Подол. Развить свое наступление струковцы не смогли, так как ”завязли” на Подоле, громя еврейские квартиры.
Тогда повстанцам удалось на короткое время овладеть Киевом и в значительной мере парализовать большевистские структуры на Киевщине. Повстанческие силы концентрировались в Старопетровцах и Новопетровцах, за первые дни собралось 1500-2000 человек.
В те дни Киев оказался окруженным с трех сторон врагами большевиков. С севера наступал Струк, на юге – атаман Зеленый, уже приближавшийся к дальним окраинам города, с запада – неожиданно прорвались войска Петлюры, которые находились уже в 45 километрах от столицы.


V

Украинское советское правительство, поняв опасность, направило все имеющиеся силы на подавление мятежа. Председатель Всеукраинского ЦИК Г. Петровский приказал мобилизовать всех чекистов, “особые отряды”, милицию. Ответственность за удержание Киева была возложена на Всеукраинский ЧК. Против восстания были направлены

16

подразделения особого корпуса ВЧК, Коммунистический национальный полк, сводный отряд 15-го пограничного полка, воинские части киевского гарнизона.
Организацией отпора повстанцам занимались члены ЦК КП(б) У Андрей Бубнов и Клим Ворошилов. Срочно проводилась мобилизация и вооружение рабочих киевских заводов. Г. Петровский лично выезжал на Подол, где шли наиболее ожесточенные схватки.
Целые сутки не утихал бой в Киеве, повстанцы пытались замкнуть кольцо. За это время советское руководство смогло подтянуть резервы. В бой вступили интернациональные части Красной армии – китайский полк Лио-Ляна и отряды Випмана. Под вечер 10-го апреля, ощущая недостаток орудия и боеприпасов, повстанцы начали отступать. Оставив Киев, они влились в отряды Струка.
Против банды Струка были брошены последние красные резервы: советские чиновники, караульная рота и члены правительства А. Пятаков, К. Ворошилов, А. Бутов Они направились на Подол, где проходил фронт. Большевики не ждали пощады и отбивались изо всех сил. Решающий бой произошел у Житного рынка. Чиновники советской администрации, латыши из караульной роты, китайцы из особого отряда Киевского ЧК, вооруженные рабочие отбросили струковцев назад в Чернобыльские леса.


VI

Летом 1919-го года территория Западно-Украинской Народной Республики была полностью захвачена поляками, и ее Украинская Галицкая армия через реку Збруч отошла на территорию УНР. Два украинских войска теперь действуют совместно. 30-го августа им удается дойти до брошенного красными Киева, чтобы уже на следующий день сдать частям Добровольческой армии генерала Деникина, вошедших в город с другой стороны.

















17


Глава   третья

I

Когда развернулось летнее наступление Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР), белые части, а 31-го августа заняли Киев. Советское правительство Пятакова оттуда бежало. Несмотря на красный террор, в городах сохранилось белое подполье, которое примкнуло к Добровольческой армии. Части генерала Н.Э. Бредова вступили в Киев одновременно с отрядами галичан, а на следующий день на совместном параде были подняты русский и украинский флаги.
Прискакавший представитель Петлюры сорвал русский флаг, после чего Бредов и командовавший галичанами генерал А. Кравс договорились во избежание инцидента отвести украинские части за город. Но петлюровцы и далее провоцировали конфликты, переговоры с ними ни к чему не привели, и 11-го сентября они объявили ВСЮР войну, обратившись за помощью к Ленину. Чтобы упредить такую помощь украинцам, Бредов успешно перешел в наступление. Петлюра в ноябре бежал в Польшу. Бои с петлюровцами отвлекали силы белых, когда каждый солдат был нужен в решающей битве под Орлом. Галицийские части армии Директории перешли на сторону ВСЮР. Советское правительство бежало в Москву. Деникин разделил Украину на Киевскую, Харьковскую и Новороссийскую области. В обращении, опубликованном перед занятием добровольцами Киева, он провозгласил своей целью “культурно-национальную автономию областей Малороссии в единой России”.


II

Атаман Струк, который спешил на помощь Украинской армии, оказался в сложной ситуации. С одной стороны повстанцев окружали большевики, с другой деникинцы. С кем-то надо было искать общий язык. Струк решил помириться с деникинцами.
Атаман Струк перешел на службу Деникину. В начале сентября 1919-го года в те дни, когда Киев заняли деникинцы, Струк со своим отрядом появился в предместье Киева – на Подоле, где начал громить евреев.
Из воспоминаний “Атаман повстанцев Илько Струк” (со слов атамана Струка записал М.Ю. Обидный): “Я решил помириться с правой стороной  - деникинцами, с которыми вел переговоры восемь дней. Для переговоров приезжали от Деникина представители в местечко Дымарь два офицера Генштаба - капитан Епифанцев и капитан Москвин. С нашей стороны в переговорах участвовали я и начальник моего штаба полковник Клименко. Насколько я помню, условие было составлено так: 1) Армия атамана Струка называется “Первая повстанческая Украинская армия”. 2) Дается возможность атаману Струку перейти с армией за речку Ирпень и отдыхать две недели. 

18

3) Командование армии  Деникина обязуется поставлять армии Струка оружия и амуниции, сколько нужно, и выдавать плату за прошедшее время и заранее в размере, установленном для армии Деникина. 4) Армия атамана Струка проводит переписку и все делопроизводство, как у себя, так и с центральными органами армии генерала Деникина на украинском языке. 5) Как старшины, так и казаки армии атамана Струка сохраняют свои украинские отличия (на шапках трезубец, в петлицах национальная лента, а на воротнике отличия, которые были установлены в регулярных частях армии УНР). Над штабом армии атамана Струка может устанавливаться украинский флаг. 6) Объявляется амнистия всем украинцам, арестованным деникинским командованием.
Со своей стороны атаман Струк обязуется: 1) Держать фронт от реки Десна до реки Днепр, от реки Днепр до реки Ирпень до Ковельской железной дороги. 2) Посылать своих представителей на места, где будут возникать недоразумения деникинского командования с местным населением. 3) На случай боевых операций атаман Струк со своей армией разделяет общий план (с деникинским командованием). 4) На местности, которая занимается атаманом Струком, устанавливается украинская власть в согласии  с деникинским командованием. 5) Атаман Струк ведет разведку за фронтом деникинской армии, которая стала заслоном Киева. 6) Как военная, так и гражданская власть деникинского командования обязуется не противоречить существованию украинских школ и театров во всех местностях Украины. Артистов, учителей и учеников освобождают от мобилизации”.
Это условие составлено и подписано обеими сторонами 22-го сентября 1919-го года в местечке Дымари на Киевщине.
После этого атаман Струк перешел реку Ирпень и занял определенный ему участок...” Численность своей “армии” атаман объявляет до 2500 человек (“вооружены были, кто, чем мог”), имелось 30 пулеметов и 6 орудий. Армия состояла из пяти полков: 1 и 2-го пеших, 3-го конного, 4-го артиллерийского и 5-го пулеметного”.


III

1-го октября 1919-го года большевики ворвались в Киев, в результате чего Добровольческая армия была вынуждена спешно отступить на Печерск, а частью – выйти за пределы города, и вынуждена была перейти на левый берег Днепра. Но недолго довелось красным праздновать победу. Через два дня, когда положение деникинцев улучшилось, большевики стали отступать из города. В это время повстанцы Струка ворвались на Подол и Куреневку, где вступили в бой с большевистскими частями.
За остальную часть Киева Струк вел бой четыре дня, чем дал возможность армии Деникина перейти с Черниговщины в Киев. За оборону Киева атамана Струк был награжден офицерским Георгиевским крестом второй степени и удостоен чина атамана-полковника. Ему простили не только старые, но и новые погромы в Киеве. Деникинская пресса заполнилась хвалебными статьями в адрес украинских партизан. За храбрость Деникин издал семьдесят пять Юрьевских крестов для старшин и казаков.
Белые назначили Струка районным комендантом Подола, по сути, они просто
19

отдали его на разграбление струковцам. Современники вспоминали, что штаб отряда
Струка представлял собой тюрьму и место казни для десятков евреев, которые не могли выкупить свою жизнь.
Газета “Вечерние огни” в своих номерах от 18-20-го октября напечатала список домов, из которых евреи обстреливали “добровольцев” во время налета красных на Киев. Эти газетные сообщения служили для погромщиков своеобразной наводкой. Текст официальной телеграммы деникинского отдела пропаганды от 21-го октября 1919-го года  гласил: “Занятию Богунским красным полком частей Киева содействовало местное еврейское население, открывшее беспорядочную стрельбу по отходившим добровольцам. Особенно активное участие при вступлении большевиков принимали выпущенные последними из тюрьмы свыше 1000 коммунистов, а также  организации еврейских партий, стрелявшие из пулеметов, винтовок и бросавшие ручные гранаты, обливавшие добровольцев кипятком. 8-го октября белые части выбили последние разоренные отряды красных. Благодаря массовому участию евреев в наступлении большевиков, также деятельной поддержке красных со стороны части еврейского населения, также зарегистрированным возмутительным случаям стрельбы из засад, разным видам шпионажа, среди христианского населения царит с трудом сдерживаемое властями негодование”.
Погромы 17-20-го октября были осуществлены при попустительстве высших военных и гражданских властей. Приказ генерала Бредова о прекращении погрома и о преследовании грабителей был опубликован в киевских газетах только утром 21-го октября, когда большинство еврейских магазинов уже было разграблено.
Вот что писал современник событий В. Шульгин: “По ночам на улицах Киева наступает средневековая жизнь. Среди мертвой тишины и безлюдья вдруг начинается душераздирающий вопль. Это кричат евреи. Кричат от страха. В темноте улицы где-нибудь появится кучка пробирающихся вооруженных людей со штыками, и, увидев их, огромные пятиэтажные и шестиэтажные дома начинают выть сверху донизу... Целые улицы, охваченные смертельным страхом, кричат нечеловеческими голосами, дрожа за жизнь... Это подлинный, невероятный ужас, настоящая пытка, которой подвержено все еврейское население”.
Размеры и последствия киевского погрома в точности установить не удается. Белогвардейская пресса называет цифры в 100-130 человек расстрелянных, убитых, погибших и умерших от ран. Еврейские источники говорят о 500 погибших и десятках изнасилованных.










20


Глава   четвертая

I

Прошло совсем немного времени и украинцы убедились, что собой представляет власть белогвардейцев, что она мало чем отличается от российской власти красных. Тылы Добровольческой армии запылали сплошным восстанием крестьянства. Повстанческое движение облегчило боевую работу Красной армии. Крестьянское движение против Деникина сыграло выдающуюся роль в развале генеральско-помещичьего режима.
В середине декабря 1919-го года Красная армия выбила белогвардейцев и струковцев из Киева. Отступая вместе с белыми, атаман Струк оказался в Елизаветграде. На предложение местных петлюровских атаманов присоединиться к украинскому повстанческому движению Струк ответил отказом. Пути отступления вели его отряд в богатую Одессу, где атаман хотел провести реквизицию и “потрусить” местное еврейское население.


II

Самой важной причиной поражения украинского национально-освободительного движения было то, что они никогда не воевали по одну сторону баррикад. Украинцы всегда стреляли друг в друга. И под Полтавой, и на Маковке, и под Екатеринославом, и под Бродами... кажется, места нет в Украине – ни одного села и города – где бы украинцы упорно не уничтожали друг друга, тем самым прочищая дрогу к владычеству чужакам. В каких только армиях не воевали украинцы друг против друга? Возьмем для примера начало XX века. Во время Первой мировой войны украинцы-галичане в составе австро-венгерской армии сражались против украинцев-надднепровцев, которые составляли хребет московской армии. Да потом еще и сочиняли бодрые песни о победе над ними. А через четыре-пять лет украинцы были в составе Красной, Добровольческой и польской армий, Повстанческой армии Нестора Махно, армии  Григорьева, Врангеля, действующей армии УНР... Если посчитать жертвы этого братоубийства, что, как рок, сопровождал на протяжении веков, можно вспомнить один из фрагментов этой бессмертной трагедии.
Январь 1919-го года. В семи километрах от Елизаветграда разведка атамана Ильи Струка (который в составе Добровольческой армии воевал против большевиков), встретилась с разведкой атамана Андрея Гулого-Гуленко, который воевал против деникинцев (действуя совместно с Красной армией). Атаманы узнали, что с одной и другой стороны воюют свои. Атаман Гулый-Гуленко направил Струку бутылку водки – самогона, перевязанную национальной лентой, а Струк послал Гулому-Гуленко бутылку “николаевки” с приложенной на этикетке печатью своего отряда... Они предложили друг другу объединиться, однако не захотели друг другу подчиняться, и Струк, и Гулый предложения отклонили. 

21

Примерно 15-го января 1920-г года отряд Струка оказался в Одессе. С разрешения деникинского командования он издал на украинском языке воззвание к местному населению. ”На мой призыв, - говорил атаман, - отозвалось много вооруженных  - и одиночных, и организовавшихся в отряды людей, даже конная сотня кубанцев и отряд генерала Шкуро присоединились к моей армии”.
Фантастические трюки истории: в Одессе находилась Украинская Галицкая армия, она перешла на сторону деникинцев, УГА и всеми партизанами командует русский генерал Сокира-Яхонтов.
В своих воспоминаниях Струк утверждал, что в январе 1920-го года у него было 20 тысяч хорошо вооруженных бойцов, большое количество пулеметов и пушек, три бронепоезда. В действительности его “армия”  в Одессе насчитывала около двух тысяч человек, а штаб находился в третьеразрядной гостинице “Палермо”.
При такой силе Струк начал думать, как бы всю власть в Одессе взять в свои руки, установить Украинскую власть. С этой целью 25-го января 1920-го года было созвано  тайное совещание – с участием контр-адмирала Н. Остроградского, атамана Струка, генерала Сокиры-Яхонтова и атамана Галицийского корпуса Оробка. Совещание постановило предложить деникинскому командованию передать власть мирным путем.
Деникинский генерал Шиллинг, не полагаясь на деморализованную Добровольческую армию, как и ожидалось, без сопротивления передал власть украинцам отдельным распоряжением, текст которого был расклеен по городу. Шиллинг приказал московским частям, расположенным в окрестностях Одессы, подчиняться украинскому командованию. Через некоторое время на государственных учреждениях штаба округа, Английском клубе и других учреждениях были вывешены украинские флаги. Автомобили разъезжали по городу с украинскими флажками, а старшины и казаки ходили с украинскими значками отличия. Начала выходить газета под названием “За Украину”.
Но украинская власть в Одессе долго не удержалась. Когда к окраинам подступила Красная армия, Галицкий корпус неожиданно занял нейтралитет и Струк вынужден был оставить Одессу. Атаман понимал, что часы осады сочтены и что галичане подготавливают сдачу Одессы и свой переход в состав Красной армии, в которой атаману явно нечего было делать, ведь его немедленно бы расстреляли за еврейские погромы и жестокие казни коммунистов. Белые офицеры не желали делиться с партизанами местами на эвакуационном пароходе в Стамбул. Поэтому, прихватив добычу, он бежал из “одесской мышеловки” в район Буялыка. Его “армия” начала готовиться к прорыву красного фронта и походу на Вознесенск. Английские миноносцы, стоявшие на одесском рейде, обстреляли отряд Струка из пушек. Возможно, англичане решили, что атаман предал союзников и переметнулся к большевикам.


III

Подойдя к Бессарабии, атаман начал переговоры с румынскими пограничниками о переходе через их территорию на Подолье. Румыны восемь дней тянули с ответом. Тем

22

временем к местности, где расположились повстанцы, подступили большевики. Начались тяжелые упорные бои. Понеся большие потери, Струк отошел к лиманам Днестра и расположился в демаркационной полосе – в камышах на льду. Румыны предложили части сдать оружие  и все имущество. Только при этом условии обещали пропустить через свою территорию. Струк на такие предложения не согласился, потому что не мог отдать это оружие, которое добыл кровью.
Утром 29-го февраля румыны предложили повстанцам выйти из Днепровских лиманов. ”Я не отправлялся и ждал ночи, - вспоминал атаман. – Тогда румыны начали по нам страшную пушечную стрельбу. Нас начали обстреливать ураганным орудийным огнем. Мы оказались в таком положении, в котором не была, пожалуй, ни одна армия мира. На льду нельзя было построить оборонительной полосы. Пушечные шары разбивали лед, залитый кровью убитых и раненых, и все это было на льду: лошади, имущество, оружие. Сколько погибло здесь наших людей, знает разве что один Днепровский лиман. Вечером, когда стемнело, и со стороны румын утих пушечный огонь, нам оставалось одно – идти штурмом на тех или на других. Но на кого?
В ночь с 29-го февраля на 1-ое марта 1920-го года мы, оставив на льду раненых, пошли в наступление на румын. Тихо подошли к Паланки и, переколовши штыками румынскую стражу, открыли себе ворота для перехода в Бессарабию, и 2-го марта вышли на свой участок к северу от Тирасполя. Переход сделали в полтора дня. Таким образом, мы не сдали румынам ни оружия, ни имущества, да еще и немало страха нагнали им”.
Струковцам удалось вырваться из окружения и отойти к Днестру, на румынско-украинскую границу.
За 50 миллионов деникинских рублей, отобранных у евреев, Струк подкупил румынских пограничников и отправил женщин, находившихся в его отряде, в Румынию.
Сам Струк надеялся улизнуть в Румынию. Но при приближении его отряда к границе румынские пограничники открывали огонь из пулеметов и пушек по непрошенным гостям. Притаившись в плавнях, струковское воинство каждый день подвергалось артобстрелам красных и румын.
Оказавшись в безвыходной ситуации, струковцы по взаимодоговоренностям получили “румынскую прописку” в Бессарабии.
После краткого пребывания в Бессарабии поредевший отряд (порядка 300 бойцов) Струка перешел на советскую территорию в ночь на 5-ое марта 1920-го года и двинулся по маршруту Вапнярка – Козятин – Киевское Полесье. Путь отряда был отмечен погромами евреев и грабежами сахарных заводов.


IV

Наконец, с боями подошли к Радомышлю. Бой за город был успешным. Из Радомышля круто повернули на Иванков и Горностайполь. Здесь, в родном уезде, за три дня пасхальных праздников 1920-го года, удалось установить контакты с авангардом украинско-польского войска, которое наступало на большевиков.

23

Взяв с собой конный отряд, Струк поехал навстречу войску и в Малине встретился с польской частью, которой командовал полковник Рыбак. Атамана приняли радушно. Из Малины Струк через польское командование вышли на руководство УНР
Илько Струк  принял участие в освободительном походе на Киев. Это было уже пятое выступление атамана на столицу. И как победитель 6-го мая 1920-го года ступил на мостовую Златоверхого...
Потом Струк вернулся на Чернобыльщину, где получил предписание от военного командования занять позицию вдоль Днепра от Чернобыля до Киева, “что мной, - говорил атаман, - и было сделано”. Илько Струк созвал уездный съезд, на котором призвал провести мобилизацию и “этим передать украинскому правительству большую народную силу, чтобы показать и полякам, и прочим государствам, что сам народ идет на помощь правительству для освобождения Украины от врага”.
Съезд принял предложение и объявил мобилизацию от 20 до 25 лет.































24


Глава   пятая

I

Весной 1920-го года польские войска в союзе с остатками сил УНР заняли Киев, заключили с Директорией соглашение против РСФСР. Пилсудский гарантировал признание независимости Украины при условии изменения ее границ (в состав Польши должны были войти земли Восточной Галиции и Волыни).
Таким образом, в мае 1920-го года Струк влился своей армией в войска УНР. Командование армии  Петлюры не стремилось активно использовать повстанческую силу отрядов Струка. По всей видимости, терпеть подобного атамана в своих войсках Петлюра не был намерен.
14-го июня 1920-го года Струк принимал участие в совещании атаманов, состоявшемся в Коростышеве. На совещании было принято решение создать фронт под единым командованием – против большевиков. Через четыре дня от полковника Безручко – “единственного здесь представителя УНР” – поступил непонятный для Струка приказ прекратить набор (мобилизацию), а атаману со своим отрядом прибыть в Киев. Недалеко от Киева, в селе Любаж, Струк встретился со своим старшиной, который теперь был связным при полковнике Безручко. От старшины он узнал, что струковцам запрещено входить в Киев, и приказано сосредоточить силы в районе станции Жуланы в селе Круковщина. Это еще более удивило атамана. Когда он получил приказ передать своих бойцов в состав регулярной 6-ой бригады, удивление переросло во внутреннее сопротивление. “Отпускать своих людей, с которыми я пережил в походах столько горя при поражениях и столько радости при победах, я не могу!” – воскликнул атаман. Он отослал лишь двести казаков с тремя пулеметами. Фактически Струк приказа не выполнил.
Узнав, что через станцию Жуланы будет проезжать Симон Петлюра, Илько Струк решил воспользоваться этим, торжественно поздравить его и просить отменить распоряжение полковника Безручко. В соответствующее время на станции выстроились казаки с флагом. Поезд с Главным Атаманом подъехал к станции Жуланы, остановился. Главный Атаман вышел из поезда и под громкие крики “Слава!” здоровался с казаками и целовался с собранными там представителями от частей, благодарил за труд. Выслушав просьбу Струка, обещал отменить распоряжение полковника Безручко. Главному Атаману была поднесена кисть цветов, в которых было много национальных лент, а также флаг от повстанцев. Главный Атаман, прощаясь с цветами, зашел в поезд и под радостные крики казаков отъехал.
Через неделю Струк получил приказы непосредственно от шефа 2-ой Польской армии капитана Гладилки – прибыть в Киев и принять участие в обороне города.
Струк принимал деятельное участие в больших боях за Киев. Занимал позицию от Цепного моста до Стратегического.
Но и на этот раз пришлось оставлять Киев.

25

Под ударами красных отряды Струка отходили из Киева вместе с поляками.
В Проскурово Струка призвал к себе Главный атаман Симон Петлюра и назначил его командующим Киевским Повстанческим Округом. Но вернуться на Киевщину, заполненную Красной армией, было не так просто.
В Проскурово атаман Струк совместно с польскими частями вел тяжелые оборонительные бои. Имел большие потери в людях. Оттуда двинулся на Волочиск и через Збруч на Тернополь. Здесь отряд Струка принял участие в похоронах полковника Генштаба Мышковского, убитого под Черным Островом.
Из Тернополя отправился на Дубно, где совместно с 18-ой Польской дивизией сражался против Красной армии. “Что это были за бои, - говорил атамана, - знает каждый старшина и казак польской армии”.
Потом струковцы вели особенно ожесточенные бои под станцией Рожице, а впоследствии под Ковелем. Вместе с польскими войсками отошел к Западному Бугу. Там Командующий Киевским Повстанческим Округом оказался на самой западной окраине украинских земель.


II

.От Западного Буга по приказу Главного Атамана Симона Петлюры, Струк направился в район Киева. 13-го июля 1920-го года, прорвав ряды 12-ой большевистской армии, перешел город Турю, но при переправе через Стоход его окружила Башкирская большевистская дивизия. Это был тяжелый для него бой, потому что он был окружен врагом со всех сторон. Струк имел при себе только сто двадцать человек конницы и шестьдесят человек пехоты при шести пулеметах. Его отряд был загнан в болото Стохода у Нового Хотова, где отряд почти потерял всякую надежду спасти жизнь. Он просидел в воде целые сутки. Около одиннадцати часов ночи он вышел из воды и, прорвав полосу Башкирской дивизии, пролез через старые окопы... и напал на станцию Рожица, которую взял с боем.
Дальше его отряд переплыл через реку Стир и только добрался до Нового Сокола, как был встречен врагом, отразив которого, направился в лес.
Отдохнув сутки в лесу, отряд отправился на Колки, которые взял с боем и захватил часть обоза 12-ой большевистской армии. С захваченным обозом двинулся к реке Горынь, где захватили переправу и переправились на другую сторону.
Эти события были в июле 1920-го года.
Дальше отряд пошел к реке Случ, а, переправившись чрез нее, напал на местечко Великоселище, где разбил местную охрану и направился на Мельчин. В Мельчине имел бой с противником, который при первой схватке с отрядом разбежался. Оттуда направился на станцию Чаповицы, минуя станцию Лушны. Захватив станцию Чаповицы, разобрав железнодорожные торы, направился в местечко Базар.



26


Глава   шестая

I

В августе повстанцы вступили в Чернобыльский уезд. Большевики, заслышав, что вернулся Струк, убежали из городов, оставив огромный район - Хабное, Мартиновичи, Максимовичи, Иванково, Горностайполе без боя. В селе Стицине Струк встретился с людьми его отряда, которые оставались во время отхода украинско-польских войск. Его отряд пополнился сразу старшинами и казаками до трех тысяч человек.
Имея такую силу, Струк повел наступление Чернобыль, где засели красные, и после усердного боя захватил его. Так продолжалось всеобщее восстание. В восстании принимали участие снова крестьяне Чернобыльского, Киевского, Радомышльского, Овручского, Мозырьского и Козелецкого уездов.
В августе 1920-го года отряд Струка преследовался частями 9-ой, 25, 47-ой и 57-ой советских дивизий, которые отошли от Варшавы. Чтобы быть менее уязвимым, отряд был разделен на более мелкие отряды, которые в основном искали спасения в глухих лесах и болотах. Правда, струковцы совершали несколько налетов на Чернобыль и Горностайполь, но красноармейцы быстро их отбивали.
В это время большевики объявили мобилизацию, которая не дала желаемого для них результата. Начальник тыла Киевской губернии и Киевского уезда 14-го сентября 1920-го года сообщал, что из Дымарского района поступило донесение, что призванные по мобилизации вместо явки на сборный пункт прячутся по лесам, распуская слухи, что присоединятся к банде Струка.
Большевики хвастались, что осенью 1920-го года в Чернобыльском уезде
объединенные отряды Струка и Шепеля были рассеяны частями 9-ой дивизии ВОХР. Об этом 16-го ноября 1920-го года начальник группы советских войск Роберт Эйдеман докладывал Ленину и Каменеву. Как видим, отголоски восстания, которое начал Илько Струк, докатились до Москвы.
“Советская военная энциклопедия” отмечала, что на конец 1920-го года отряд Струка насчитывал около 500 бойцов.
Хотя наступила зима – неблагоприятное для повстанцев время – казаки Струка продолжали активные и успешные боевые действия против оккупантов. “Как характерный пример деятельности банды Струка, можно указать на сообщение 28-го декабря 1920-го года о налете на Горностайполь. Банда под предводительством Струка и Бредихина заняла местечко Горностайполь, после чего принялась за поголовное истребление находившихся на улице евреев. Таким образом, было убито 50 человек, мужчин и женщин, ранено 13”.


II

До самого Нового года Илько Струк контролировал ситуацию в своих уездах.

27

22-го декабря отряд Струка начал новый поход на Киев, а 23-го декабря по старому стилю (то есть в начале января 1921-го года) он был уже в Киеве. Пробыл в нем около шести суток, и под напором большевиков вынужден был отступить, направляясь на Васильков.
Под Ходоркою большеквики, сконцентрировав крупные свежие силы, преградили им путь, и отряд Струка после упорных боев вынужден был круто повернуть на Чернобыль, куда пришел в конце января 1921-го года. До последних чисел февраля делали переходы с места на место, занимали такие пункты, как: Наровлю Мозырьского уезда, Мозырь, Овруч, Васильков, Сквиру, Чигирин, Макаров, Брусилов, Остер, Козелец, Комарин Минской губернии.
Это было время, когда у большевиков не было фронта, их силы были брошены на внутренний фронт, которого они боялись больше внешнего.
Отряды Струка своим восстанием доказали всему миру, что большевики не являются исполнителями воли украинского народа, а являются оккупантами, которым повстанцы открыли фронт внутренний, более серьезный, чем они когда либо имели
вообще.
Большую помощь отряду Струка оказывала организованная им конспиративная организация под названием “Черная маска” для уничтожения большевистских руководителей. Она имела свои машины, поддельные документы и деньги в валюте. Не одну сотню большевистских руководителей она “перетранспортировала” из Киева и других городов к Струку в лес, где те нашли должный суд и заслуженную кару.


III

Согласно данным Особого отдела Киевского военного округа на март 1921-го года, основной отряд Струка, что продолжал действовать в Чернобыльском уезде, имел 200 всадников. С началом весны 1921-го года атаман Струк чаще нападает на регулярные части Красной армии и населенные пункты. Так, в первой половине марта, струковцы сделали налет на Святошино и освободили, по признанию атамана. “4800 украинцев, арестованных Чекой”. Большинство освобожденных пристало к отряду.


IV

Против Струка с апреля действовала 44-ая стрелковая дивизия и Первая киевская бригада красных. Несмотря на немалые вооруженные силы оккупантов и их широкие карательные операции против повстанцев, Ильку Струку удалось сохранить свой отряд. Дмитрий Лапычак утверждает, что отряд атамана насчитывал в это время до 1000 человек.
“Продолжительность существования Струка, - писал “замнач Особого отдела” Киевского военного округа Иванов, - объясняется тем, что агентурное освещение банды изнутри посредством секретного сотрудничества до сих пор не удавалось, ибо Струк

28

весьма осторожный и умный бандит, принимает к себе в банду только тех лиц, которых великолепно знает. Зная через своих осведомителей, что для его уничтожения приняты самые решительные меры, Струк окружил себя только пятью преданнейшими бандитами, через которых он отдает свои распоряжения остальным бандитам, разбитым на отдельные мелкие отряды. Шпионаж – при помощи крестьян – поставлен Струком великолепно”.
Иванов свидетельствует, что Струк строго наказывал криминальные элементы, которые попадали в отряд. Кроме того, он одновременно переагитировал красные части. Так, в ряды отряда Струка влился продотряд, который прибыл для проведения “продразверстки”.
Политическая платформа Ильи Струка, по свидетельству Иванова, была такой: “Долой жидов и кацапов! Да здравствует восстание!”.
Вот еще один интересный документ той эпохи – телеграмма Струка Исполнительному комитету Горностайполя: “Удивляюсь, что волки поодевались в овечьи
шкуры, были жидовские прихвостни, а теперь стали украинцами. Снимите шкуры, оденьте одеяние крестьянина, и тогда скажите ему, что вы есть борцы, а не баламутчики народа. Когда скините и приступите к труду, тогда дайте мне знать. Партизан Струк”.
По мнению заместителя начальника Особого отдела КВО, сношение Струка с Симоном Петлюрой в это время кажется маловероятным, поскольку Струк сотрудничал с людьми противоположного политического окраса, такими, как Заяц и Бродихин.
Сподвижник Струка Бродихин Федот Терентьевич, крестьянин 50 лет, великоросс, крупный кулак Горностайпольской волости. До революции Бродихин был членом Союза Русского Народа. Второй сподвижник – Заяц, который во время  ранения Струка командовал его бандой и орудовал в Волынской губернии, поддерживал деятельную связь с Савинковым. Как видно, эти обстоятельства дали повод к тому, что Главный Украинский Повстанческий комитет относился к Струку с некоторым недоверием, считал его приверженцем Савинкова  и при назначении  командующим Северным Повстанческим фронтом Мордалевича, советует последнему обратить внимание на политическую окраску Струка и прибрать его к своим рукам. Как видно, для этой цели в банду вливается целый ряд агитаторов для выправления политической линии банды. 
В 1921-ом году в отряд Струка перешли начальник пулеметной команды отряда Орлика Хворостенко и сотник конной сотни Жорж де-Грас.
В дискуссии относительно своей политической линии точку поставил сам Илько Струк. В письме к генералу Галкину в июне 1921-го года атаман Струк писал: “Мой вывод: я партизан и повстанец своей неньки Украины и защитник ее от грабителей, жидов и кацапов. С какого времени работаю, знают все. Не был, не буду и в мыслях не имею быть на стороне врагов своей Родины. Уничтожу всех, кто хоть в душе на их стороне. Для меня Украина под желто-голубым флагом и под руководством С.П. Петлюры. Признаю свое правительство в полном его составе, перед ним буду отвечать. Я сам остался со своим корпусом, старшинами и казаками на Украине, они не отступят от своей идеи по УНР...”




29


V

Слова  с делом у атамана не расходились. Атаман Струк больше всего среди других атаманов понимал стратегическое значение Киева, и все время мечтал освободить его. И не просто мечтал, а пытался осуществить мечту всей жизни, это не раз удавалось, но освобождение Киева его волновало более всего. “В апреле было начато общее восстание, когда повстанцы Киевщины соединились с повстанцами Черниговщины и Полтавшины, и стали большой угрозой против Киева, - рассказывал атаман. - Собственно, Киев был окружен повстанцами почти со всех сторон”.
“В этой акции, - отмечал Илько Струк, - принимали участие, кроме меня: 1) со стороны Черниговщины повстанцы под предводительством генерала-хорунжего Сокиры-Яхонтова, который заменил покойного повстанческого атамана, убитого большевиками в селе Ярославле, Бобрицкой волости Козелецкого уезда на Черниговщине 10-го декабря 1920-го года: 2) повстанцев Полтавщины под предводительством атаман Шубы, который
шел из Кременчуга; 3) повстанцы Подолья под руководством атамана Бедствия, который наступал со стороны Белой Церкви; 4) повстанцы Маруси, что наступала со стороны Елизаветграда.
Окружив Киев со всех сторон, мы уже заняли Демцевку, Подол и Печерск.
Киев, собственно, почти был нами захвачен, но со стороны Бахмача подошли огромные силы советских войск, которые были переброшены из Москвы в составе девяти дивизий, и мы вынуждены были оставить занятые пункты и разойтись по своим районам, а повстанцы округа превратились в повстанческие отделы. Сила, которая пришла, не могла ликвидировать нас, и Раковский попросил у Троцкого большей силы. До прихода большей силы большевики объявили для повстанцев амнистию, причем отметили, что они мирятся с нами и приглашают к совместной работе по созданию Государства Советов... Собственно, амнистия очистила, как мой, так и другие отряды”.


VI

В своих воспоминаниях Илько Струк оставил запись: “Я в мае 1921-го года ушел со своим отрядом к Днепру, и погулял там, как когда-то гуляли запорожцы, чтобы показать большевикам и всему миру, что переход отдельных повстанцев к ним был только в тех случаях, когда большевики подсылали в наш отряд бандитов и провокаторов, и вносили расстройство в восстание. Однако настоящие повстанцы оставались в отряде и продолжали борьбу.
2-го мая отряд остановил девять пароходов между Межгорьем и Печками, возле села Толокунь, из которых пять затопили, забрав имущество, а пассажиров отпустили на Киев, Чернобыль, Мозырь и Ковель. Всем им были выданы наши пропуска, и когда их отпускали, то они кричали: “Слава Украине!”
Останавливал отряд большевистские пароходы так: я приказывал пехоте скрыто

30

залечь, а сам с конницей стоял на берегу и, когда пароход причаливал к пристани, просил
спешно перевезли нас на другую сторону. Когда пароход подходил к берегу и большевики сходили с парохода, чтобы освободить место для конницы, тогда их на берегу окружала моя пехота. Кроме девяти пароходов, было затоплено еще много барж, чем перегородили Днепр. Большевиков было потоплено около 1500 человек.
После нашей гулянки на Днепре подошла огромная сила большевиков на Киев, курсанты из Чернигова, много пехоты и конницы, а также появились на Днепре пароходы-броневики, и начали обстреливать то место на берегу, на котором мы останавливали пароходы. Но мы в это время были уже далеко от Днепра.
В ходе похода к Днепру на совете старшин и казаков было принято решение расположить на нашем флаге надпись: “Молодое Запорожье на Днепре не посрамит честь старых запорожцев”.
10-го мая отряд уже затопил на реке Припять еще два парохода возле села Шаполичи, забрал с пароходов много хлеба и сахара и, раздав крестьянам окрестных сел, отряд снова предоставил много хлопот Раковскому, который месяц назад писал в Москву, что уже ликвидировал повстанцев, а теперь снова просит у Троцкого помощи, взмолившись, что украинские повстанцы угрожают и России.
10-го июня 1921-го года в Киевском уезде 12 струковцев остановили пароход “Вега”, с которого был снят весь груз, предназначенный для Чернобыльского уппродкома. Арестовали 16 красноармейцев, трех из которых зарубили.
18-го июня в Чернобыльский уезд прибыли “летотряд” 394-го полка и Первая Киевская бригада. Начались поиски отряда Струка. Однако струковцам не мешало 20-го июня 1921-го года атаковать пароходы “Тенишев”, “Заря” и буксир “Планета”.
На пароходе “Темишев” было уничтожено 80 пассажиров, очевидно, красноармейцев и чекистов. Лишь троим удалось спастись. На некоторых ограбленные пароходах пассажирам выдавались особые пропуска для дальнейшего следования. Пароход “Заря” струковцы оставили себе, судьба остальных неизвестна.


VII

В ответ на обращение Раковского 5-го августа в Киев приехал сам Троцкий “с большой силой”, объявил амнистию и произнес несколько воззваний к повстанцам, чем придал им только больше духа и помог Струку активнее вести борьбу.
Зная о запланированной поездке Троцкого к польской границе, струковцы в середине августа сорвали железнодорожные мосты на реках Ирпень и Тетерев, чем изменили ему маршрут – Троцкий вынужден был ехать в сторону Румынии, “причем ехал с большой осторожностью, делая всего лишь по несколько остановок в час”. Впереди и позади него ехала на бронепоезде его охрана.  Уезжая с Украины, Троцкий сказал: “ Будь проклята эта Украина, сжечь ее до основания и перебить всех, а на их месте поселить русских. Это должен помнить  каждый русский человек”.
“ Получив ряд побед над большевиками, повстанцы устроили 20-го августа праздник, при этом провозгласили славу погибшим героям.
31

30-го сентября 1921-го года в 9 часов 05 минут возле станции Трубецкой “железнодорожники” Струка остановили поезд, сняли  “поездную и паровозные бригады”, и полным ходом пустили поезд в сторону Бородянки.
Осенью 1921-го года отряд Струка насчитывал  550 казаков.
В конце октября Струк находился в штабе Юрия Тютюнника в городе Тарлуве. Затем он участвовал в зимнем походе с Волыни на Киев против большевиков, возглавляемый Ю. Тютюнниковым. Накануне ноябрьского рейда 27-31-го октября он дал показания, которые записал сотник армии УНР Михаил Ободной (на титульном листе биографии написано, что: “Печатать ее и вообще публиковать можно только по согласованию Струка”).
Михаил Ободной сфотографировал атамана. Эту и другие фотографии (штаб Струка, адъютант атамана и фотографию двух сестер Струка) сотник передал украинскому национальному музею - Архива в Праге. В своих записях Михаил Ободной отметил: “Показывая мне фотографии своих двух сестер, Струк сказал: “ Вот фотография моих сестер, из которой видно, что они крестьянки, следовательно, зря враги распространяют слухи, что я из великих господ, что я помещик”.


VIII

Струк значился в числе объединенного Всеукраинского повстанкома, признавшего общее руководство Петлюры повстанческим движением. Но в 1921-1922-ом годах между петлюровским командованием и Струком так и не установилось теплых контактов. Атаман не подчинялся командующему Северным повстанческим фронтом Мордалевичу, штаб которого находился по соседству с “базовым” районом Струка. Юрий Тютюнник вспоминал, что Струк в 1921-ом году приезжал во Львов на переговоры с Петлюрой, но ни о чем не договорился. В день отъезда из Львова в Струка кто-то стрелял. Он тайно посещал и Варшаву, где искал контактов с польскими военными, а также с Борисом Савинковым и атаманом Булах-Булаховичем.


IX

Осенью 1921-го года после капитуляции атамана Мордалевича Струк провозгласил себя главным атаманом Киевской губернии (северной повстанческой группы) и самолично назначил более мелких атаманов на “районное” атаманство.
Небольшой отряд Струка в 200-500 бойцов еще более года скрывался в лесах украинского Полесья. Определенную помощь оказал он армии Юрия Тютюнника, вышедшей в неудачный зимний поход с Волыни на Киев.
Последний раз отряд Струка упоминается в советских документах в октябре
1922-го года в связи с погромом в Мартыновской волости, в ходе которого было убито 80 евреев. Тогда воинство Струка состояло всего из 30-50 человек.

32

О дальнейшей судьбе атамана Струка доподлинно известно немного. Рассказывают, что в ноябре 1922-го года он подался в Польшу, сменил фамилию и род занятий. Исчез бывший атаман и появился скромный обыватель, проживший якобы до 73 лет. Документы свидетельствуют, что в 1922-1927-ом годах Струк мелькает среди украинской эмиграции в Польше, Румынии, Чехословакии.
По не подтвержденным данным Струк умер за границей в 1969-ом году в Чехословакии, спустя полвека после гражданской войны.
Илько Струк прожил в эмиграции более 40 лет.


X

В 30-х годах из милиции позвали мать Струка в управу, показали мертвого человека и сказали и попросили опознать: Илько это или нет?
Мать уже позже рассказывала, что плакала и говорила: “Нет, не он был...” В мертвом человеке она не опознала своего сына.
Одним словом, никто не знает, где и что случилось с Ильком.
Илько Струк был он женат. Жена – Марина. Имели дочь, которая умерла. Марина, когда ничего не стало слышно об Ильке, вторично вышла замуж.
В селе об Ильке боялись говорить вслух. А те, кто говорил, говорили по-разному: одни так, другие – по-другому.






















33


Заключение


Илько (Илья) Струк основал после себя уникальные воспоминания авантюриста, записанные в 1921-ом году с его слов Обидным (сотником армии УНР). Воспоминания эти и свои фотографии Струк передал в Украинский национальный музей – архив в Праге, очевидно. Чтобы по ним будущие поколения изучали историю Украины. Эти воспоминания – документ авантюрного самосознания и чванства. Документ, в котором реальные события фальсифицированы настолько, что их зачастую просто трудно узнать. Струк в своих воспоминаниях вырастает в фигуру всеукраинского масштаба, в вершителя судеб Украины и таких городов, как Киев и Одесса. Постоянно предавая соратников, он всегда остается правым... Уничтожая людей, он делает это во благо народа. Струк оказался едва ли не единственным украинским повстанческим атаманом, который наплевал на идеалы “вольной Украины”, переходил служить то УНР, то большевикам, то Деникину, то полякам.



























34


Содержание



Вступление     _____________________________________________       3

Глава   первая     __________________________________________       4

Глава   вторая     __________________________________________      11

Глава   третья     __________________________________________      17

Глава   четвертая     _______________________________________      20

Глава   пятая     ___________________________________________      24

Глава   шестая     __________________________________________      26

Заключение     ____________________________________________      33


Рецензии