Шрам-жизнь-2. Глава 23. Война

Глава 23. Война

Евгения Александровна свои угрозы исполнила, прислав на другой же день после скандала в дом Димы Наиля с документами о разрыве контракта. Больше Стрижевая не являлась продюсером Дмитрия Криленкова.

Минул месяц. Митенька страдал, Богдан каждый день звонил ему.

Хотя в доме работала прислуга, Диме приходилось всё делать самому — Эвелинка не любила все, что делал не «папа». Но вся еда, хотя юноша и готовил хорошо, оказывалась либо на полу, либо на одежде, либо на столе, но никак не во рту девочки. После кошмарной ночи, когда маленькая инопланетянка рассказала о страшном сне, она стала часто канючить, чтобы остаться спать в комнате приёмного отца, тем более там так красиво: пианино, кровать с пологом, зеркала... В итоге через несколько дней Дмитрий распорядился, чтобы к нему в спальню принесли вторую кровать — для него, потому что Эвелина оккупировала его постель «как у принцессы». Да, странно всё это было слушать. «Как у принцессы» для землян — это казарма, а королевские кровати с балдахинами — это для «принцев», то есть мальчиков. Если девочка увлекалась чем-то подобным, все хватались за голову: не сторонница ли растёт нетрадиционных взглядов на любовь?!

Эвелина полностью обжилась в новом доме, но стать землянкой не могла. Инопланетянка играла в куклы, как мальчик, любила всё розовое, оборочки и бантики. Она верила, как многие её эккенянские сверстницы, что каждая девочка — принцесса, причём капризная и своенравная. Малышке многое оставалось непривычным тут: подружка главной куклы-мальчика — Араика, по имени Василиса оказалась не похожа на свои аналоги с Эккены — эта игрушечная девушка выглядела, как Стеша, а не как принцесса с Планетарного Сириуса. А сам Араик и его приятель Володя так похожи на Диму, Богдана и их друзей. Совсем-совсем не то… Но это всё же не мешало Эвелине отнимать у мальчиков кукол, навязывая свою идеологию: им полагается играть в машинки и солдатики. У Димы частенько случались стычки из-за этого с папами на детских площадках. Его дочурку местные сверстники окрестили «юным гомиком». Бедняга Криленков не мог сказать девочке «Веди себя так, как ведут себя мальчики у тебя на родине».

* * *

В доме Гадетских в это время многое изменилось, и все его обитатели до сих пор прибывали в шоке. Ксения Ивановна выделила в доме две комнаты для Кати и Вали, отправила обеих в вечернюю школу. Илья Валерьянович едва терпел это, только осознание того, что он «сам не бомж и не гопник, а приличный мужчина», не позволяло супругу предпринимательницы выказывать недовольство. Отец Богдана просто принял для себя решение — как можно реже бывать дома, пропадая в салонах красоты или отправляясь с друзьями на шоппинг. Ксении Ивановне некуда было деваться, она просто радовалась тому, что дома хотя бы скандалов не случалось.
Но Богдан был счастлив. Юноша не мог поверить, что это не сон, что всё происходит на самом деле. Воспоминание о неприятном инциденте с Риммой больше не причиняло парню боль. Валенька была рядом. Гадетский с радостью помогал любимой делать домашние задания, и даже Галя иногда подсказывала что-то. Фотограф и правда стала готовить Богдана к подиуму, ему даже дал несколько мастер-классов сам Збигнев и тем самым развеял слухи о своей высокомерности.

Валентине, конечно, совсем не нравилось, что Ксения Ивановна так помогает им с Катей, ей хотелось добиться всего самой, но она терпела всё ради любимого. И даже вида не показывала, что ей неприятна эта ситуация.

А потом настал день рождения Богдана, и его мать устроила роскошный праздник и сделала дорогой подарок — квартиру. Поздравить именинника пришли все друзья. Дима оставил Эвелину дома со своими родителями, он всё ещё страдал от разлуки со Стешей и с музыкой, но держался, чтобы не причинять боль своим настроением Богдану, и даже спел несколько песен.

* * *

Саяна Шагдырова пока не звонила, и Людмила спокойно несла службу, иногда исполняя мелкие поручения: провести учения в роте или проверить подготовку военных врачей в медицинских вузах.

Даша звонила подруге на Землю так часто, как могла. Она рассказала, что официально вернула свою фамилию — с Родины прислали новые документы, девушка снова гордо носит фамилию Соколова. И однажды Людмила услышала, как радостно звучит голос названной сестры, когда та произносит имя Рика.

Певица из ресторана всё-таки позвонила Евгении Стрижевой, и у известного продюсера и звёздного преподавателя по вокалу Наиля появилась новая подопечная.
Жизнь продолжалась.

* * *

Но однажды в новостях передали, что правители стран пришли к единому мнению. Пропавший год назад девятнадцатилетний принц Дариан — внук королевы Астарты, был найден мёртвым в долине скал. Нашлась куртка Его Высочества, в кармане которой обнаружили предсмертную записку: «Может быть, она бы и получила мою руку, но сердце — никогда». Бедняжку хотели насильно отдать зажену по расчёту — за дочку президента страны-соседки Марианеллы Васильковой. Слова Дариана оказались пророческими: когда нашли останки королевского внука, в леднике обнаружили руку, но сердце обнаружить не удалось. Жуткая смерть внука потрясла строгую королеву. Её Величество была единственной, кто не хотел ввязываться в войну, но на одном из референдумов и она проголосовала «За».

Земля вступила в космическую войну за господство в галактике Андромеды.

http://www.proza.ru/2019/05/28/918


Рецензии